Есть идея — есть гектар

Победители конкурса проектов по освоению дальневосточного гектара рассказали о своих планах

Роман Ромишевский, Роман Фирсозовский
11 сентября 2016
Одним из лучших стал проект установки на гектар солнечных батарей
В начале сентября на Восточном экономическом форуме подвели итоги конкурса на лучшие проекты по освоению дальневосточных гектаров. Солнечная электростанция, этнографический комплекс, ферма по выращиванию грибов и аэродром для беспилотников — далеко не полный перечень идей, которые хотят реализовать за счёт бесплатного участка. Победители конкурса, а их всего пятеро, уверены, что главное — это желание работать. А если оно есть, то осуществить можно любой, даже самый необычный проект. DV пообщался с победителями и узнал, как загореться идеей дальневосточного гектара и что нужно для старта

Дальневосточный дрон

Алексей Пасынков — человек скромный и про свой проект рассказывает как будто стесняясь. Мол, собеседники не сразу понимают всю масштабность задумки. Да и что такое микроавиация знают далеко не все, потому представляют себе не настоящие многофункциональные аппараты, а какие-то игрушечные модельки самолётов и вертолётов. Однако сейчас во многих странах ставка делается именно на беспилотники, активно внедряемые для хозяйственных нужд.

«Их использование может в разы удешевить работу на тех или иных объектах или территориях», — говорит Алексей. Взять те же линии электропередач: мониторинг их состояния нужно проводить ежегодно даже в труднодоступных районах.

Учитывая отдалённость и погоду, беспилотники могут упростить задачу не только физически, но и финансово

— продолжает автор проекта.

Плюс, конечно, развитие грузоперевозок. В те же труднодоступные районы вполне возможно доставлять необходимые предметы или, к примеру, почту с помощью дронов. «Тут, правда, нужно работать непосредственно с производителями летательных аппаратов, чтобы их функционал соответствовал тем или иным требованиям заказчика», — поясняет Алексей. Он убеждён, что при развитии микроавиации на Дальнем Востоке проблем с модификациями беспилотников не будет.

Квадрокоптеры, которые так полюбились блогерам, журналистам и организаторам массовых мероприятий, отлично справятся с мониторингом лесов на предмет пожаров или фотосъёмкой местности. «Буквально сегодня на форуме поднимался вопрос качественных снимков территорий, где будут выдаваться дальневосточные гектары. Снимков таких нет, а спутниковые фотографии имеют слишком низкое разрешение», — заметил Алексей. Вот и ещё один способ применения микроавиации, под развитие которой он намерен брать дальневосточный гектар.

По мнению Алексея, для старта проекта больше всего подойдёт именно коммерческая съёмка. Потом уже будет видно: если региональные власти и крупные владельцы инфраструктуры проявят интерес, можно говорить про более масштабные технологические работы и перевозку грузов.

Мои проекты родились как хобби, а затем я увидел конкурс от Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и решил реализовать свои идеи

— рассказывает Алексей. — На моём первом гектаре однозначно появится ангар, в нём будут находиться как обычные транспортные средства, так и центр обслуживания квадрокоптеров. Если будут реализованы все проекты, то может потребоваться даже взлётно-посадочная полоса для определённых видов аппаратов. Для неё выделяемого участка тоже хватит: ведь мы говорим о микроавиации, а ей нужны другие полосы, не такие, как для пассажирских самолётов".

Свой гектар автор проекта хочет брать в Амурской области или в Хабаровском крае. Потом, возможно, хозяйство расширится и на другие регионы. Потенциально — потребность в беспилотниках есть на всём Дальнем Востоке. Единственный вопрос — прилегающая к участку инфраструктура, а именно дороги и сети. «С учётом скорости развития техники, эта проблема очень быстро исчезнет», — убеждён Алексей.


Нанайская деревня

На получение гектара и превращение его в настоящую этнографическую деревню старшего преподавателя кафедры геодезии и землеустройства в Тихоокеанском государственном университете Елену Канакову вдохновила литература о малых коренных народах Дальнего Востока. По её словам, современному обществу сейчас просто необходимо познавать этносы своей страны, их традиции и быт. И вот для того, чтобы решить эту проблему в рамках отдельно взятой Амурской области, она решила создать проект этнографической нанайской деревни.

Изначально план освоения гектара Елена разрабатывала вместе с одним из своих студентов. А потом к задумке присоединились и историки.

Мы очень быстро разработали бизнес-план, актуальный, кстати, для всего Дальнего Востока

— рассказывает она. Нанайская деревня — привлекательный туристический объект как для россиян, так и гостей из-за рубежа. Очень много дала проекту и поездка Елены в Австралию, где подобного рода этнографические комплексы давно и успешно существуют.

Конечно, на зелёном континенте их специфика немного другая, но в том и задача — сделать что-то своё, оригинальное и интересное, опираясь на уже имеющийся опыт. «Я не выступаю как человек, планирующий самостоятельно реализовывать проект, а хотела бы безвозмездно передать его в надёжные руки людей, которые загорятся идеей и будут иметь возможность для реализации», — продолжает Канакова. Она готова оказывать любую методическую и консультативную помощь, заходить в высокие кабинеты и просить о содействии, а также обеспечивать связь с национальными общинами.

«О потребности в таких туристических объектах, как наша этнографическая деревня, говорится очень много. Есть спрос, но пока нет достаточного числа доступных маршрутов, тогда как наши соотечественники должны увидеть Дальний Восток», — поясняет Елена. Проект подразумевает не только культурную и историческую программу, но и проживание туристов здесь же, в отдельном корпусе, рассчитанном на 48 человек.

Поначалу среди авторской группы велись долгие споры, стоит ли делать условия проживания туристов максимально приближёнными к историческим. «В итоге решили, что далеко не каждый сможет и захочет спать на глиняных скамейках, как это делали нанайцы, и потому у посетителей будет выбор. Кроме того, им предложат круглогодичную охоту и рыбалку», — говорит она.


Грибы шиитаке

Идея экстенсивной культивации грибов шиитаке, то есть их выращивания в условиях максимально приближенных к естественным, у Артёма Дегтярёва возникла ещё задолго до принятия закона о дальневосточном гектаре. Теперь же она, что называется, заиграла новыми красками. В регионе для грибов, выращиваемых в Китае уже на протяжении тысячелетия, есть всё необходимое — и, прежде всего, высокая влажность.

«В сентябре мы планируем подготовить исследование на базе академии наук, где докажем, что в наших грибах намного больше полезных микроэлементов», — рассказывает Артём. Он считает, что время для такого, на первый взгляд, необычного бизнеса самое подходящее. «После введения продуктового эмбарго отечественное грибоводство получило хороший импульс», — продолжает он. К примеру, в Подмосковье уже сейчас активно выращивают эти грибы в искусственных условиях. Правда, выращенные в замкнутом пространстве, они всё ещё не столь обогащены необходимыми и полезными веществами. Артём же намерен заниматься этим на естественной почве, а значит, получится максимально полезный продукт.

«Мы будем выступать как центральная компания оператора, предоставлять посевной материал. 10−12 месяцев займёт первое плодоношение грибов, пока корневая система будет развиваться. Арендовать можно будет хоть 10 соток — на них и выращивать. По моим расчётам, выручка с 5 соток составит порядка 100 тысяч рублей

 — делится бизнес-планом собеседник.

На обслуживание плантаций, которые Артём хочет организовать в Приморском крае, потребуется порядка 50−60 часов в неделю. Помимо посевного материала компания-оператор также решит все организационные проблемы и обеспечит сбыт для своих контрагентов. «Основная проблема у фермеров — выращивать могут, а продавать — нет: нет у них опыта в торговле. Мы поможем, так как у нашей продукции высокий экспортный потенциал. Средняя цена за этот сорт грибов в Азии — 1500 рублей за килограмм», — подчёркивает он.

Однако приоритетом внешний рынок для него не является и по цене грибы с дальневосточного гектара вполне могут конкурировать и внутри страны. «80 процентов рынка — это импорт грибов. Недавно министр сельского хозяйства доложил, что у нас импортируется грибов на $2 млрд», — констатировал Артём.


Пасека на 50 ульев

Малозатратность, быстрая окупаемость и прибыльность — три критерия, по которым Сергей Бибеев решил реализовать на своем гектаре (в Еврейской автономной области или Хабаровском крае) проект по развитию пчеловодства. Правда, воплотиться в жизнь мечта может только через несколько лет: для начала нужно закончить университет и отслужить в армии. Это, конечно, расстраивает Сергея, но он успокаивает себя тем, что к старту большого дела всё готово, а время пролетит быстро.

«Первоначальные затраты на проект вместе с оборудованием — 350 тысяч рублей, это на 50 ульев. Окупаемость с каждого улья за 5−6 месяцев почти 500 тысяч рублей», — поясняет он. Так, на прибыль можно рассчитывать уже с первого сезона, и это при том, что со всем хозяйством вполне может справиться один человек. Если сделать больше ульев, то тогда уже понадобятся дополнительные сотрудники.

Как продавать? Нужно создать свою товарную марку, запустить интернет-сайт с магазином, сделать описание каждого товара и далее работать как с другими магазинами, так и частными лицами.

Название своей будущей товарной марки Сергей пока не придумал. Говорит, что правильная мысль должна прийти спонтанно. А вот на вопрос о том, какой мёд самый вкусный, ответил сразу: липовый, потому что слаще и светлее. «Хотя на вкус и цвет товарищей нет», — смущаясь, добавил он.


Солнечный мегаватт

Дмитрий Гараньков о своём проекте говорит просто и лаконично. Рисует на листе бумаги границы участка и поясняет: «Вот здесь можно разместить солнечную электростанцию, а здесь — солнечные панели, а потом пользоваться энергией как в самом хозяйстве, так и продавать». На одном гектаре, по его словам, вполне можно соорудить несколько установок, а между ними— развивать сельское хозяйство.

«Для установки солнечных батарей на одном гектаре требуется 24 млн рублей, окупаемость — 8 лет. Можно начать с того, чтобы каждый месяц ставить по одной батарее и наращивать мощность постепенно, и для этого достаточно 24 тысяч рублей», — говорит Дмитрий. Он видит большую потребность в солнечной энергии, прежде всего, для Якутии, где стоимость электричества доходит до 50 рублей за киловатт.

«Смотрите, к примеру, Земская ГЭС выдаёт переменный ток, чтобы его передать на большие расстояния, нужно строить комплексы каждые 300 километров, что очень затратно и приносит большой вред экологии, — продолжает автор проекта. — Постоянный же ток от солнечных батарей экологичен, и его можно передать на дальнее расстояние», — рассказал Дмитрий.

Свой гектар он хочет взять в Приморье, где самая лучшая инсоляция, особенно зимой, когда солнце светит каждый день. Причём не только генерировать на нём энергию, но ещё и жить здесь же. На первом этапе есть план установить 100 кв метров батарей, что позволит вырабатывать 15 киловатт энергии — ими можно отапливаться и продавать соседям.

«В случае реализации проекта на Дальнем Востоке улучшится экология: ликвидируются устаревшие ТЭЦ, сократится северный завоз и появятся дополнительные рабочие места», — уверен Дмитрий.

Проведённый конкурс проектов показал, что население серьёзно заинтересовано в получении и развитии земельных участков. На конкурс поступили десятки идей, каждая по-своему интересна и амбициозна.

Эксперты убеждены, что даже если небольшая их часть в итоге будет реализована, то российский Дальний Восток станет точкой роста и привлечения новых инвестиций, а также примером для других регионов страны.

Рекомендуемые материалы
«В Якутии — самое холодное место, где живёт человек на планете Земля»
Глава Якутии Егор Борисов — о том, как сделать территорию успешной в условиях российского севера
Разбирайте гектары
Какие перспективы у освоения бесплатных участков на Дальнем Востоке
Карточки: что нужно знать о бесплатной раздаче земли
Кто и как сможет получить один гектар на Дальнем Востоке
Новости smi2.ru