Продуктовый десант

Почему китайцы массово скупают российские товары на приграничных территориях

Андрей Уродов
6 июня 2016
В Хэйхэ на русском языке не только вывески магазинов, но и названия улиц
Пока чиновники обсуждают возможность переноса китайских производств на Дальний Восток, приграничная торговля между Россией и Китаем совершенно изменилась. Если ещё несколько лет назад жители Благовещенска ездили в Хэйхэ каждые выходные, а челночный бизнес был главным в регионе, то теперь, после девальвации рубля, постоянными гостями Амурской области стали туристы из Поднебесной. Специальный корреспондент DV Андрей Уродов перебрался через амурские льды на север Китая, чтобы понять, что влечёт китайцев в русское приграничье и как провезти через таможню 200 килограммов еды

Улица русских товаров

— Сколько у вас стоит шоколад «Лелеять»?

— 15 юань!

— 150 рублей? В Благовещенске, откуда мы 15 минут назад приехали, такой же можно за 100 купить. Только называется он там «А. Коркунов».

— У нас, в Хэйхэ, «Лелеять» — 15 юань.

От китаянки Шу, продавщицы в магазине русских товаров, нас отделяет массивная витрина с золотыми украшениями. Напротив стоит стеллаж с дезодорантами и шампунями.

Китайским производителям не всегда удаётся повторить дизайн упаковки без ошибок

Юрий Смитюк / DV

Вся стена увешана полками с русским шоколадом — искусно подделанные «Алёнка», «Бабаевский» выглядят ничуть не хуже российского. Внизу стоят пластиковые ведёрки с мёдом. Около входа возвышаются башенки из хозяйственного мыла, рядом с ними на ящиках с пивом «Kuyadom» (местный аналог «Балтики») лежат торты. Все магазины на «Улице русских товаров» очень похожи. Куда ни зайди, везде продают одно и то же: от мыла до ювелирных украшений. Чтобы вы не заблудились в Хэйхэ в поисках сока «Любимый», под китайскими названиями магазинов заботливо подписан русский перевод. На фасаде некоторых даже нарисован российский флаг.

Впрочем, говорят по-русски в магазинах неважно. Мы попали как раз к отгрузке товара. Шу открывает картонные коробки и расставляет товар на полках. Видно, что его здесь чересчур много.

— Что такое? — спрашивает нас Шу, крутя в руках бальзам для загара. Пытаемся объяснить женщине, что это не шампунь и даже не гель для душа.

Такие же вопросы китайцы задают о русских макаронах из твёрдой пшеницы, которые нужно варить чуть дольше, чем лапшу, и о растворе облепихового масла, которым, скорее, обрабатывают ожоги, чем лечат гастрит. На всех этикетках — русские буквы и ни одного иероглифа. Товары везут через границу «в чёрную» — для личного пользования, а не для продажи, поэтому их локализацией никто не занимается. Нюансы приходится познавать на практике.

«Тут идёт торговля по принципу лихих девяностых, после падения рубля китайцы везут всё подряд. Причём цены на русские товары в Хэйхэ не маленькие», — рассказывает предприниматель из Хэйхэ Игорь Путилов. Он прожил в Китае почти восемь лет и знает приграничные города не хуже родного Приамурья. «Я часто общаюсь с торговцами на улицах Хэйхэ, говорю: ну сделай ты цену на несколько юаней ниже — у тебя весь район будет покупать, заработаешь за счёт объемов, будет к тебе каждый день фура с товаром ездить из России. Но они ни в какую. Лучше целый день просидеть и продать что-то одно, зато подороже. Интересно сиюминутное „купи-продай“, а не серьёзный бизнес», — добавляет Путилов.


Особенности национальной торговли

Ещё два года назад жители Благовещенска могли съездить в Хэйхэ вечером в будни, чтобы поужинать. В выходные народ направлялся в Китай уже с серьезными намерениями: поработать и погулять. Очереди из челноков выстраивались у таможни с рассвета. «В 8 утра придёшь на таможню, к 4 часам дня в лучшем случае окажешься там. В день могло выехать 2−3 тысячи человек, вечером все гостиницы Хэйхэ были заняты. Спали на съемных квартирах, в банях», — делится опытом Путилов. Теперь российских туристов в Хэйхэ практически нет, после изменения курса рубля все цены выросли вдвое. Китайцы же, напротив, могут позволить себе в два раза больше и увеличили челночный трафик в разы.

«На китайской границе туристов из Благовещенска проверяют тщательнее, чем российские товары»

Артём Коротаев / ТАСС

На китайской границе туристов из Благовещенска проверяют тщательнее, чем российские товары. Каждый человек проходит через специальную рамку, измеряющую температуру тела. Если у вас 37°С, отправляют обратно в Благовещенск — никого не волнует, что все таможенные сборы вы уже оплатили. Несогласные могут посидеть в отдельной кабинке с двумя градусниками под мышками. Этим нам и пришлось заняться: через несколько минут удалось «остыть» и проскочить таможню с отметкой в 36,8°. Вдалеке стояли автобусы с русскими продуктами, их разгружали без суеты.

«Со стороны китайских властей торговля „в чёрную“ стимулируется, чтобы таким образом занять население в приграничных территориях», — объясняет руководитель «Муниципального центра международного сотрудничества» Максим Ноженкин. «Создаются специальные беспошлинные зоны, куда сами граждане могут привозить товар, не облагаемый налогом. Поэтому тем, кто официально вывозит российские товары в Китай, приходится сталкиваться с жёсткой конкуренцией в виде не сертифицированных и не промаркированных товаров», — подчеркивает эксперт.

Магазины в Хэйхэ

Юрий Смитюк / DV

Русские товары действительно пользуются популярностью: их подделками на севере Поднебесной заманивают своих же китайских туристов. Соучредитель Russian Distribution Company Владимир Михеев, занимающийся экспортом в Китай, объясняет, что контрафакт штампуют на заводах. «В Харбине есть компания „Churin Foods“, основанная русским эмигрантом в 1900 году. Сейчас они скупают весь неликвидный шоколад, переплавляют его в специальном цехе и упаковывают в обёртку „Алёнки“. Буквально вчера у нас была встреча в Шанхае с представителями ООО „Объединенные кондитеры“. Они в курсе, что „Алёнку“ подделывают, их эксперт был на русской улице в Харбине и сказал, что 90% шоколада там не настоящие», — рассказывает Михеев.


Русское — значит хорошее

В Китае очень любят экологически чистые товары: особенной популярностью пользуется российский мёд. Китайские туристы — основные посетители благовещенских магазинов с мёдом. «Из всех сортов китайцы выбирают липовый, хотя у нас тут много местного архаринского мёда. Иностранцы покупают мёд в сотах, прополис, пчелиный воск — всё это везут к себе на родину. Китайцы доверяют народной медицине, поэтому им можно предлагать сиропы, настойки, гриб чагу и мази на медовой основе», — рассказывает руководитель магазина «Мёд пункт» Сергей Калько. Он замечает, что только за год благодаря оптовой и розничной торговле с Хэйхэ его прибыль выросла в несколько раз. Теперь компания планирует выйти на рынок в Харбине.

Такую популярность российской сельхозпродукции можно объяснить низкой ценой, но это лишь половина успеха. Как говорит министр внешнеэкономических связей Амурской области Игорь Горевой, стандарты ГОСТ и требования к пищевым продуктам в России выше, чем в Китае, поэтому у жителей Поднебесной есть стереотип, что наше сельское хозяйство очень экологичное. Спросом пользуются и российские сладости. Благовещенская кондитерская фабрика «Зея» уже давно активно поставляет свою продукцию в Хэйхэ.

В Китае сейчас быстро растет средний класс, который очень следит за своим здоровьем. Поэтому всё совпало: снижение курса рубля, рост среднего класса и образ российских продуктов питания как очень качественных и дешевых,
— Игорь Горевой

По данным Дальневосточного таможенного управления, экспорт продовольственных товаров и сельхозсырья вырос на 700% только за последний год и составил 93 млн долларов. Начальник Благовещенской таможни Михаил Сорокин объясняет, что такой процент получился за счёт экспорта кукурузы и сои. Цена последней увеличилась на 60% и достигла 25 рублей за килограмм. По словам главы крестьянско-фермерского хозяйства «Амурец» Леонида Казакова, цены на сою будут расти и дальше. «Мы позитивно смотрим на ситуацию и не торопимся продавать свой урожай. Подождем, чтобы заработать больше. Год предстоит непростой», — добавляет Казаков.

Сбор сои на полях российско-китайской агропромышленной группы «Армада»

Юрий Смитюк / ТАСС

«О росте продаж продовольствия как такового было бы некорректно говорить. Да, мука, конфеты, мёд продаются, но по сравнению с бобовыми и зерновыми — это мизер», — говорит начальник таможни Сорокин. Основная часть мелких китайских предпринимателей работает c продуктами питания, ювелирным изделиями и парфюмерией. Лина живёт в Хэйхэ и занимается бизнесом с российскими поставщиками уже несколько лет. Вместе с мужем они открыли студию по обучению современным танцам, но торговлю она не бросила. «Я часто в Благовещенск: там погулять, покупать и покушать. Я продать из „Элуаль“ („Летуаль“ — ред.) духи и косметика. Обычно один месяц — два раза в Россию», — объясняет девушка на ломаном русском.

«Хотел жене духи на новый год купить, а мне говорят: такие уже закончились, будут только к весне», — рассказывает житель Благовещенска. — Вы посчитайте, сколько у нас торговых центров в городе. Раньше в Благовещенск из области приезжали за китайскими товарами, а теперь сами китайцы здесь всё скупают!" Товары из России становятся настолько популярными, что их начинают подделывать уже в Китае. «Раньше китайцы подделывали „Adidas“, а теперь наши товары. Подделывается всё, что пользуется высоким спросом», — объясняет министр Горевой.


Как отбелить бизнес

О проблемах, с которыми сталкиваются русские производители и поставщики на китайском рынке, может рассказать бизнесмен Владимир Михеев. Его компания занимается налаживанием легальных поставок российских продуктов в Китай. Среди его клиентов — «Фрутоняня», «Московская ореховая компания», «Maxi Chips». Михеев считает, что ситуация с торговлей «в чёрную» ставит под удар весь имидж российских товаров в Китае, а ведь зайти на рынок легально возможно. Компания Михеева сотрудничает с транснациональными сетями: Carrefour, Walmart, 7-Eleven. Объёмы торговли в северном Китае отличаются в разы. К примеру, у 7-Eleven только в Пекинском округе около 300 магазинов. Десяток русских магазинов в Хэйхэ с этим не сравнится.

В Хэйхэ на русском языке не только вывески магазинов, но и названия улиц

Юрий Смитюк / DV

Рынок в Поднебесной гигантский. Средний класс в Китае насчитывает 380 миллионов человек — он основной потребитель, поэтому на государственном уровне было решено развивать пищевой сегмент рынка. Власти упразднили таможенные барьеры, создали программы для поддержки иностранных торговых сетей. Главное условие — экологически чистая продукция. Страны Западной Европы и США активно пользуются этими нововведениями уже пять лет, а Россия отстает. «Они понимают, что сами накормить своих жителей не могут, и у них появился импортный сегмент в торговых сетях. Как было в России в 90-х годах? Была наша линейка и импортная, потом постепенно импортная линейка трансформировалась в основную полку. То же самое сейчас происходит в Китае», — объясняет Михеев.

Бизнесмен Владимир Михеев занимается налаживанием легальных поставок российских продуктов в Китай

Юрий Смитюк / DV

«В ближайшие пять-десять лет, пока китайцы не научатся сами производить, там будет мекка. Если сейчас Россия не использует возможность войти на китайский рынок, то потом мы будем только поставлять муку, сою, сахар для их производств», — продолжает Михеев. «Чтобы избежать этого, нужно поддерживать производства внутри страны и ориентировать их на экспорт. Надо смотреть дальше и заходить на рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона. В Индии сейчас похожая ситуация, вторая страна по населению в мире, и люди там богатеют. В Японии, Южной Корее тоже есть свои проблемы с продуктами питания. В приграничных регионах России это может стать целым локомотивным проектом для социально-экономического роста. Не сидеть, не ждать, пока тебе из центра дотацию дадут», — говорит Михеев. По словам бизнесмена, Китай уже сейчас создаёт таможенно-логистические свободные зоны. Похоже на территории опережающего развития, но в России это просто земля, на которую местное правительство привлекает инвесторов, а в Китае — готовые технопарки с дорогами, коммуникациями и складами.

Меламиновый скандал

Найти хорошее молоко в северном Китае непросто. Его продают на небольших фермерских рынках, а в магазинах обычно стоят пачки с восстановленным из сухого молока раствором. В 2008 году им отравились 50 тысяч китайцев. В сухом молоке был найден меламин — опасное для здоровья вещество, с помощью которого китайские производители создавали иллюзию повышенного содержания белка в продукте. Такое молоко можно было продать по двойной цене. После «меламинового скандала» китайское молоко начали в спешке изымать из торговых сетей Дальнего Востока, а фуры с новыми партиями разворачивали прямо на границе. Понятное дело, китайцы обиделись.

Но стихийный рынок Хэйхэ не стоит сравнивать со всей торговлей в Китае. «Спрос, который есть в Благовещенске, — это только приграничный спрос на серую часть продукции», — объясняет Михеев. «На севере Китая рынок не контролируемый, здесь нет крупных игроков, а населённость, по меркам Китая, очень низкая. Все богатые люди могут позволить себе выехать в Россию и купить всё, что им нужно, там. „Черная“ торговля — для тех, кто победнее».

Губернатор Амурской области Александр Козлов в интервью корреспонденту DV рассказал, что вопрос теневой торговли уже решён: «Сейчас на границе торгуют цивилизованно. У китайцев по закону есть право на 200 кг в день мимо грузовой таможни. С другой стороны, это же экономика наша, они у нас деньги оставляют. Раньше наш человек туда ехал, всё скупал, теперь они оставляют в наших магазинах выручку. Подсели на наши продукты».


Таможенный барьер

Правда, местные бизнесмены уверены, что вместо легализации поставок на таможне в Благовещенске поощряют серую торговлю. По словам Михеева, для китайцев там построен отдельный коридор. Каждый китаец может вывезти 200 кг груза «для личного пользования» в день. Для удобства таких перевозок через границу на таможне используются пассажирские автобусы без сидений внутри. Всё пространство расчищено под коробки.

Благовещенская транспортная прокуратура ответила на жалобу предпринимателей, объяснив, что действующее законодательство не определяет порядок вывоза товаров для личного пользования, поэтому граждане Китая ничем не ограничены. Из главного Дальневосточного таможенного управления бизнесмена пришёл ответ, что признавать товар используемым для личного пользования может «должностное лицо таможни индивидуально в каждом конкретном случае». Как говорит Михеев, таким образом с пассажирской таможни Благовещенска в Китай ежедневно уходит порядка 40 тонн грузов. «Проход» по коридору челнокам обходится в 1000—1500 рублей.

Окрестности Хэйхэ и понтонная переправа через Амур

Игорь Агеенко / ТАСС

«Мы периодически ездим туда фотографировать, отсылаем снимки в прокуратуру, ФСБ, Дальневосточное таможенное управление, но, как только приезжает федеральная проверка, канал закрывается на несколько дней, а потом начинает работать снова», — рассказывает Михеев. «Продукты питания должны перевозиться в особых условиях, а в цепочке челноков нет ни одного юридического лица. Китайцы получают некачественный конечный продукт, и это влияет на имидж русских товаров в целом. Если не дай бог какой-нибудь ребёнок в провинции Хэйлунцзян вдруг отравится „Фрутоняней“, то разбираться китайские власти не будут, они просто запретят экспорт продукции с этого завода», — объясняет бизнесмен.

«Всё-таки ментальность у жителей Дальнего Востока и центральной России отличается. Почему здесь столько лет процветает такой теневой бизнес и об этом никто не знает? Потому что здесь люди друг другу доверяют, руки пожали, и всё», — сетует предприниматель Игорь Путилов.


Ушла эпоха

«Ну что, Василий, таки пора домой», — слышим мы, сидя в лодке на надувной подушке. Пятиминутная поездка по таящему льду Амура должна вернуть нас в Благовещенск. Каюта постепенно наполняется пассажирами. Очереди почти нет, но видно, что некоторые люди ещё везут на родину какие-то товары: велосипеды, ховерборды, туго набитые сумки. Через несколько минут проходы оказываются заставленными знакомыми челночными тюфяками. Уже на берегу, в Благовещенске, народ не может затолкать их в автобус, приходится ждать следующего, чтобы он довёз нас до таможни и паспортного контроля. На удивление быстро проходим через рамки металлоискателей и оставляем челноков позади. Процедура занимает не больше пятнадцати минут. Всё-таки эпоха ушла, ещё пару лет назад проторчали бы здесь до вечера.

Рекомендуемые материалы
Битва за Амур: казаки против китайцев
Кровавая история древнего Албазинского острога
Амурская область
Китайская граница, горящие горы, динозавры и космодром
Вгрызаясь в породу
Как сегодня добывают золото на Дальнем Востоке
Новости smi2.ru