Солнце, ветер и волны

Есть ли будущее у возобновляемой энергетики на Дальнем Востоке

Ангелина Давыдова, Станислав Мудрый
6 июля 2016
В 2015 году новые инвестиции в возобновляемые источники энергии (ВИЭ) в мире составили более $280 млрд. Размер вкладываемых в ВИЭ средств уже совокупно превышает инвестиции в традиционные виды энергии. Большая часть всей потребляемой в дальневосточном регионе энергии производится на привозном топливе. Возить уголь, мазут и дизель — дорого и неэффективно. Казалось бы, существует много других источников энергии — солнечной, ветровой, термальной. Но их развитие сопряжено с рядом проблем. Ангелина Давыдова, специально для DV, разбиралась, действительно ли у ВИЭ есть будущее на Дальнем Востоке

Основа производства электричества и тепла в дальневосточном регионе — ископаемое топливо. Уголь либо добывается на месте (в основном, в Якутии) либо привозится из Бурятии, Забайкальского Края и Кузбасса. Нефти в регионе довольно мало, поэтому нефтепродукты также завозят из Восточной Сибири (в основном, с Ангарского НПЗ).

Добыча угля в Якутии, разрез Эльгинского месторождения

Григорий Сысоев / ТАСС

Из Иркутской области через Дальний Восток и дальше в Китай должен будет пройти газопровод «Сила Сибири». В самом регионе газ добывают на Сахалине и Камчатке, но камчатского газа добывают меньше, чем ожидалось, поэтому его не хватает для полного вытеснения привозного мазута, а сахалинский газ идёт в основном на экспорт.

«Большая часть мазута и дизеля, сжигаемого на Дальнем Востоке, также привозится из других регионов страны, что сказывается как на высокой цене ресурса, так и на экологических последствиях перевозки: затраты топлива на саму перевозку, выбросы загрязняющих веществ в результате сжигания, риски для окружающей среды от возможных разливов, аварий, потерь топлива», — комментирует директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов ВШЭ Георгий Сафонов.

Зейская гидроэлектростанция

Владимир Смирнов / ТАСС

В результате себестоимость производства энергии на Дальнем Востоке — одна из самых высоких в стране: 1 Квт/ч обходится от 20 до 100 руб (в удалённых районах). Правда, конечные потребители этого не замечают: самый высокий тариф на электричество для населения (на Чукотке) составляет 9 рублей за Квт/ч — разницу доплачивают из местных бюджетов. Причин тому несколько. Одна из них — изолированность системы Дальнего Востока от единой энергосистемы страны. Вторая причина — топливо, которые используется для производства тепла и электричества.

Руководитель управления по внешним связям компании «Хевел» (крупнейшей в РФ компании в области солнечной энергетики) и глава Российской ассоциации солнечной энергетики Антон Усачев считает, что потенциал альтернативной энергетики Дальнего Востока — порядка 500 МВт. «Новые проекты в области солнечной, ветряной и приливной энергетики могут заместить выбывающие устаревающие дизельные мощности в регионе, что несёт в себе и экономический и экологический смысл», — говорит эксперт. Для сравнения — на конец 2015 года мощность только солнечных электростанций в Китае составляла 43 Гвт, в Германии — 40 Гвт, в Японии — 34 Гвт, Южной Корее — 3,4 Гвт.

При этом, первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер считает, что заменить традиционные источники энергии сегодня будет сложно: «Основной вопрос заключается в том, готовы ли потребители платить большую цену за другой вид энергии? Сейчас же более 80% мирового энергобаланса занимает ископаемое топливо: нефть, газ, уголь».


Солнечная энергетика

По мнению экспертов, солнце — ключевой возобновляемый ресурс в регионе. По расчетам исследователей Главной геофизической обсерватории им. А. И. Воейкова, в северных районах Якутии в апреле и мае месячные показатели солнечной активности сопоставимы с Северным Кавказом, Астраханской областью и Крымом.

Солнечные электростанции

По данным компании ПАО «РусГидро», сейчас в регионе работают 13 солнечных станций, расположенных в Якутии, в процессе строительства находятся еще четыре. Все солнечные электростанции эксплуатируются в изолированных населенных пунктах, включая крупнейшую солнечную станцию за полярным кругом в поселке Батагай мощностью 1 МВт.

Координатор программы экологизации промышленной деятельности Центра охраны дикой природы Игорь Шкрадюк говорит, что технический потенциал солнечной энергии составляет более половины всего потенциала в области возобновляемой энергетики в регионе.

Замминистра энергетики Текслер уверяет, что проекты солнечной энергетики в удалённых регионах Крайнего Севера и Дальнего Востока окупаемы уже сегодня: «Сейчас использование гибридных установок является окупаемым в течение 10−15 лет при сохранении существующего в регионе тарифа. Кроме того, на оптовом рынке используется механизм продажи по договорам поставки мощности ВИЭ, который предусматривает гарантии возвратности доходности — это порядка 12−14% в случае, если инвестор выполняет все свои обязательства».


Ветряная энергетика

Второй по привлекательности ресурс — ветер. «Районы Крайнего севера, прибрежные районы Тихого океана, в которых ежегодно тратится более половины бюджета на топливо и его завоз, обладают значительными энергоресурсами», — говорят в Главной геофизической обсерватории им. Воейкова. Игорь Шкрадюк полагает, что в регионе экономически обосновано размещение ветрогенераторов на побережьях — технически и экономически пригодный ветропотенциал в 6−16 раз превышает выработку всех электростанций России.

Сейчас «РусГидро» уже ввело в строй два ветродизельных комплекса на Камчатке, один — на Сахалине. Кроме того, ещё работают две ветроустановки на Командорских островах.

По словам Текслера, в целом в России в этом году инвесторами планируется ввести порядка 50 МВт ветряной энергии.


Геотермальные станции

Проекты в области геотермальной энергетики реализовывались на Дальнем Востоке еще с 1960-х годов — так, первая в СССР геотермальная электростанция (ГеоЭС) была построена в 1966 году на Камчатке (река Паужетка). В конце 1990-х была запущена Верхне-Мутновская ГеоЭС (Камчатка), с начала 2000-х — несколько очередей Мутновской ГеоЭС на Камчатке, в конце 2000-х — Океанская ГеоТэс на острове Итуруп и Менделевская ГеоТЭС на острове Кунашир.

Геотермальная энергетика

На значительной части территории региона находятся глубинные (до 3 км) тёплые источники, пригодные для отопления. Горячие подземные воды на Камчатке и Курилах, по словам Шкрадюка, имеют потенциал 20 млн тонн условного топлива в год, и позволят полностью удовлетворить потребности этих территорий в электричестве и тепле.

Геотермальный потенциал региона во много раз превышает показатель Исландии, где избыточную энергию вулканических геоструктур используют для производства водорода и получения серьезных экспортных доходов.

Мутновская геотермальная электростанция на Камчатке

Александр Петров / ТАСС

Гидроэнергетика

В регионе работают и три крупные гидроэлектростанции — Зейская ГЭС и Бурейская ГЭС в Амурской области, а также Колымская ГЭС в Магаданской области. В Якутии работает каскад ГЭС на реке Вилюй, а на Камчатке — четыре малые ГЭС. «Преимущество ГЭС — возможность изменять мощность, следуя за потреблением. К недостаткам относится высокая стоимость и продолжительность строительства, ущерб для населения и окружающей среды и то, что зимой, когда потребность в энергии максимальна, выработка втрое меньше, чем летом», — говорит Игорь Шкрадюк.


Приливная энергетика

Её технически доступный потенциал составляет более 80−100 ГВт по мощности и более 220 млрд кВтч по среднегодовой выработке (суммарная установленная мощность электрогенерации в России — около 250 ГВт), считает Игорь Шкрадюк.

Подавляющая часть этого потенциала сконцентрирована в Пенжинской губе и Тугурской губе Охотского моря. Приливные станции вырабатывают электроэнергию не непрерывно, потому рассматриваются разные варианты накопления этой энергии, например, за счет производства водорода. «РусГидро» также рассматривает варианты экспорта «зеленой» электроэнергии от приливных станций по высокоэффективным линиям в страны АТР.

Опыт создания приливных электростанций существует в Южной Корее, Франции и других странах, в России — Кислогубская станция в Мурманской области.

Кислогубская приливная электростанция в Мурманской области с новой турбиной — прототип тех, что хотят строить на Дальнем Востоке

Лев Федосеев / ТАСС

Биотопливо

Основные источники биотоплива в мире — выращиваемые растительные культуры (сахарный тростник, рапс, кукуруза, ряд кустарников, например, ива) или отходы (деревообрабатывающих производств, сельского хозяйства, навоз). В дальнейшем биотопливо используется либо для отопления (в этом случае сжигаются прессованные брикеты из опилок), либо для последующего получения биогаза с целью производства электричества и тепла, либо для получения био-этанола или био-дизеля в качестве транспортного топлива.

Ресурсы

Наиболее перспективные источники для биотоплива на Дальнем Востоке — отходы лесопереработки и сельского хозяйства. В некоторых удаленных районах перспективно выращивание на топливо быстрорастущих кустарников, таких как ива или верба.

В РФ сектор биотоплива крайне быстро развивался в начале 2000х годов. Так, по данным по данным исследовательского агентства Aenergy, в 2010—2012 годах 85−90% от общего объема инвестиций в ВИЭ составляли вложения в проекты, связанные с переработкой биомассы, в основном отходов лесопромышленного сектора, в топливные брикеты. С началом экономического кризиса и изменения курса рубля большая часть оборудования (поставляемого как правило из ЕС) стала крайне дорога для местных потребителей энергии. В результате производители брикетов переориентировались на внешние рынки — сейчас РФ занимает четвертое место по экспорту брикетов в Евросоюз.


Волновые электростанции

Волны на морях и океанах создаются ветром, потому их общая энергия меньше ветровой, однако её можно собрать и использовать в узкой береговой полосе. Энергия морских волн значительно выше энергии приливов и рек. Игорь Шкрадюк говорит, что на побережье Тихого океана можно построить ряд волновых электростанций, однако большая часть из них окажется крайне далеко от населенных пунктов, что делает их работу довольно бессмысленной. Кроме того, необходимость защиты электростанций от льдов зимой приводит к сильному удорожанию проектов — потому это направление ВИЭ вряд ли получит развитие в регионе.

Элемент волновой электростанции, расположенной в Португалии

wikipedia.org


Потенциал региона

По потенциалу развития ВИЭ Дальний Восток можно сравнивать с Канадой в области древесного биотоплива, с Калифорнией — в области ветровой энергетики, с Бразилией — по гидроэнергетике, с Исландией (с учетом технической доступности и соотношения территорий) — по геотермальной энергетике, полагает Георгий Сафонов. Эксперт также призывает развивать сотрудничество в области ВИЭ с другими странами Северо-Восточной Азии — в том числе, Китаем, Японией, Монголией и Южной Кореей.

Планы развития сектора

В планах «РусГидро» — строительство 139 солнечных станций, 35 — ветровых и двух ветропарков. В компании говорят, что программа развития ВИЭ реализуется в целях снижения издержек в условиях дорогой малой генерации — так, запуск электростанций на основе альтернативных источников энергии уже привел к положительному экономическому эффекту от ее реализации в размере порядка 2 млрд рублей в год.

«Так как потенциал разных видов альтернативной энергетики в этих странах различен, с целью снижения затрат, повышения стабильности энергоснабжения регионов, стимулирования экономического роста и технологической модернизации имеет смысл создавать общие проекты в области ВИЭ среди всех стран региона, в том числе, на основе „умных“ сетей», — говорит Сафонов.

Примечательно, что по результатам прошлого года в списке основных инвесторов в «зелёную» энергетику Китай занимает первое место (страна также лидирует по объему установленной мощности ветряных и солнечных электростанций), а Япония — четвертое. Страны региона не только нуждаются в «зелёных» источниках энергии, но имеют огромный природный и технологический потенциал, в использовании которого может активно участвовать и Россия, полагает эксперт.

Ветроэнергетика в заполярном Тикси

Правительство Якутии реализует совместный проект с японской компанией Komai Haltec Inc по строительству ветропарка мощностью 1 МВт. «Мы хотим в Тикси совместить три вида энергии: солнечную, ветряную и дизельную. Солнца там много летом, зимой много ветра. А дизель, как основной источник. Мы сэкономим топливо», — рассказывал DV глава Якутии Егор Борисов

По словам директора Института энергоэффективных технологий в строительстве Владимира Сидоровича, «на юге Приморского края можно создавать объекты солнечной энергетики, можно также рекультивировать территории, где раньше добывался уголь и отдавать эти земли под солнечные электростанции». По мнению эксперта, «с финансово-экономической (бухгалтерской) точки зрения это нецелесообразно, а социально-экономической — вполне оправданно, но в этом случае в поддержке проектов обязательно должно участвовать государство».

Пока основным инвестором в ВИЭ в регионе как раз выступало государство — либо в форме госсредств (еще в советское время), либо в форме средств госкомпаний. Из редких исключений — проект по модернизации и эксплуатации ветроэлектростанций на Чукотке, реализуемых первым резидентом ТОР «Беринговский». Второй пример — планы японской компании Komaihaltec Inc по строительству ветропарка с системой аккумулирования энергии в якутском поселке Тикси. Японская компания уже реализовала совместный проект по строительству ветроэнергетического комплекса в Усть-Камчатске.


Система поддержки ВИЭ в РФ

По данным госпрограммы «Энергоэффективность и развитие энергетики», принятой в марте 2013 год, доля «зеленой» энергии в РФ к 2020 должна вырасти до 2,5% (в настоящее время ее доля, без учета больших ГЭС — порядка 1%). В РФ действует система поддержки строительства объектов на основе ВИЭ на оптовом и розничных рынках, а также в изолированных энергосистемах.

В рамках господдержки уже были проведены три аукциона для отбора проектов ВИЭ для заключения договоров поставки мощности. Из-за высоких требований к показателю локализации (объема оборудования, произведенного в РФ, разрешенного к использованию в инвестпроектах, подаваемых на аукционы) наибольший спрос возник на проекты в области солнечной энергетики. Квоты на вводимые мощности до 2020 года были «разобраны» буквально за год, в то время как подаваемых проектов в области ветровой энергетики или малых гидроэлектростанций практически не оказалось.

Солнечные электростанции набирают популярность в регионе

Руслан Шамуков / ТАСС

Главным направлением для развития альтернативной энергетики в регионе могут стать автономные проекты на территориях, не подключенных к централизованной системе энергоснабжения страны. Так, начальник отдела структурных реформ Министерства экономического развития Сергей Майоров говорит: «Сейчас главная задача — повышение автономности новых поселений и улучшение качества жизни за счет местной генерации».

Замминистра Текслер видит будущее «чистой» энергетики за комбинацией ВИЭ и газа: «Газ совершенно точно нельзя сбрасывать со счетов, так как это достаточно чистый вид энергии. По всем прогнозам, его доля в мировом балансе будет расти, и он станет лидером среди всех прочих углеводородов, вытесняя нефть и уголь из мирового энергобаланса».

Солнечная электростанция в Батагае

В 2015 году в п. Батагай Верхоянского улуса Якутии введена в эксплуатацию солнечная электрическая станция с установленной мощностью 1 МВт — одна из самых крупных на Дальнем Востоке и единственная такой мощности за Полярным кругом. Батагайская станция внесена в Книгу рекордов, как самая северная станция.


Оборудование станции рассчитано на работу в экстремальных климатических условиях, когда температура летом поднимается до +45 градусов, а зимой падает до —50. Экономия дизельного топлива за 5 месяцев эксплуатации солнечной станции составила 61,3 тонн или 3,5 млн руб. По проектным данным годовая экономия дизельного топлива составляет 300 тонн.

По словам главы Якутии Егора Борисова, ВИЭ — очень важный фактор для удешевления расходов. Сегодня Якутия — изолированный от центральной системы энергоснабжения регион, 40% территории которого расположено за Полярным кругом. В отдалённые посёлки на севере республики дизельное топливо завозится речными судами, что требует больших расходов. «В мире считается, что возобновляемая энергетика всё равно будет субсидироваться. На севере газа нет, дизельная энергетика дорогая. За счёт работы солнечной станции в Батагае Верхоянского района Якутии за 5 месяцев мы сэкономили 3,5 млн руб. или 60 тонн топлива — это большое количество. Кроме того, мы будем использовать ветряную энергию. На севере ветра много, только надо найти хорошую технологию. Потому что те станции, которые мы устанавливали — они не выдерживали нагрузку», — говорит Борисов.

С ним согласен и Игорь Шкрадюк: «Основные перспективы ВИЭ в РФ — в области автономного энергоснабжения, так как в зоне сетевой генерации объектам альтернативной энергетики довольно сложно конкурировать с традиционной». По мнению эксперта, судьба «зелёной» энергии зависит прежде всего от «политических решений» и экономической поддержки ВИЭ в регионах.

Читайте далее: Камчатка-2050. Как может измениться жизнь на полуострове в «эпоху великих перемен»

Рекомендуемые материалы
Пройти по лезвию
Как устроена самая большая ГЭС на Дальнем Востоке
Простая ипотека
Как решают жилищный вопрос на Дальнем Востоке
Кредитная история
На что занимают у банков жители Дальнего Востока
Новости smi2.ru