Падение империи

Последний аккорд Второй мировой: Маньчжурская операция

Роман Сорокин
3 сентября 2016
Моряки Тихоокеанского флота водружают флаг ВМФ СССР над бухтой Порт-Артура
2 сентября 1945 года Императорская Япония подписала акт о капитуляции, хотя собиралась сражаться ещё минимум два года. Советский Союз принудил её к сдаче всего за 10 дней. DV рассказывает о последнем аккорде Второй Мировой войны — Маньчжурской наступательной операции Красной Армии

К августу 1945 года Италия перешла на сторону союзников, а Германия была полностью разгромлена и капитулировала. Последним оплотом «Оси» оставалась Японская Империя, ожесточённо сражавшаяся с американцами на Тихоокеанском фронте. Японцы терпели поражения по всему театру военных действий, но сдаваться вовсе не собирались. Это очень походило на безумие обречённых: пилоты-камикадзе, одиночные подводные лодки, начинённые взрывчаткой, самураи с катанами, бросающиеся в рукопашную схватку с криком «Банзай!» Японские солдаты готовы были стоять насмерть за своего императора и загубить ещё множество жизней.

Пожар на авианосце «Банкер Хилл» после двух атак камикадзе, май 1945 года

Архив военного морского флота США

Почти 2 миллиона американцев и их союзников продолжали сражаться против 7 миллионной армии императорской Японии на островах, разбросанных в Тихом океане, и американское командование прогнозировало, что активные боевые действия до полного поражения Японии могут длиться ещё, по меньшей мере, два года. Это означало ещё больше потерь личного состава, ещё больше трат денег налогоплательщиков, ещё больше недовольных американцев. Хидэки Тодзио, премьер-министр Японии и министр армии, один из инициаторов атаки на американскую базу в Пёрл-Харбор в 1941 году, взлёт карьеры которого начался во время службы в Квантунской армии, говорил: «Если эти белые дьяволы высадятся на наши острова, то японский дух уйдёт в нашу великую цитадель — Маньчжурию, где у нас есть несокрушимая доблестная Квантунская армия».

25 июля 1945 года президент США Гарри Трумэн, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и президент Китайского Национального правительства Чан Кайши выдвинули перед Японией условия капитуляции. Потсдамский ультиматум гласил, что если Япония не примет предложенные условия, её подвергнут «скорейшему и полному уничтожению». Япония ультиматум отвергла, и 6 августа американский бомбардировщик B-29 под названием «Энола Гэй» сбросил на Хиросиму «Малыша» — атомную бомбу мощностью в 18 килотонн. Японцам чётко дали понять, что такое «скорейшее и полное уничтожение». Но даже это произвело впечатление лишь на некоторых министров правительства, остальные были полны решимости продолжать борьбу до конца.

Хиросима после взрыва атомной бомбы

Фотохрника ТАСС

Помочь «склонить Японию к миру» мог только Советский Союз. За Сталиным числился «должок» за открытие Второго Фронта в Нормандии, и теперь настало время выполнить взятые на себя обязательства. К тому же атака на японские войска в Маньчжурии полностью соответствовала интересам Советского Союза. Япония с 1941 года готовила тщательный план вторжения в СССР и держала у самых его границ почти полуторамиллионную Квантунскую армию. Раз и навсегда покончить с этой угрозой было важной государственной задачей.


Расстановка сил

5 апреля 1945 года советское правительство официально заявило, что советско-японский пакт о нейтралитете, заключённый ещё в 1941 году, более не действителен. Теперь терпящая поражения по всем фронтам японская армия вынуждена была уделить внимание ещё и новой угрозе: требовалось усилить оборону в Маньчжурии, что было невероятно важно для обеспечения бесперебойных поставок ценного сырья из Кореи и Китая. В течение очень короткого времени, всего за четыре месяца, японцы дополнительно развернули в Маньчжурии 24 пехотных дивизии и 10 бригад, притом что на конец 1944 года на этом направлении несли службу всего 9 пехотных дивизий. Подготовить и хорошо вооружить такое количество бойцов в столь сжатые сроки было просто невозможно. Почти половину Квантунской армии, готовившейся защищать Империю от нападения большевиков, составляли плохо обученные призывники самого младшего возраста и привлеченные из запаса ограниченно годные солдаты, не подошедшие в своё время императорской армии по медицинским показаниям. Остро не хватало вооружения и боеприпасов, новые дивизии были практически не обеспечены артиллерией и бронетехникой, а та, что имелась в наличии, уже неисправимо устарела. Это касалось как японских танков («Ха-Го», «Чи-Хе» и «Чи-Ха»), самолётов, так и противотанкового вооружения. Старые противотанковые пушки малых калибров были просто неспособны бороться с современными советскими бронемашинами.

Однако японцы успели основательно укрепиться в Маньчжурии: к августу 1945 года в своей зоне ответственности они возвели 17 укрепрайонов — более 8 тысяч долговременных огневых точек из железобетона и камня. Каждый из укрепрайонов представлял собой выстроенную по всем правилам фортификации глубоко-эшелонированную систему обороны, растянутую на 50−100 километров по фронту и имеющую до 50 километров глубины.

Переброска советской армии на Восток

Фотохроника ТАСС

В степи были построены аэродромы для транспортной и истребительной авиации — всего 133 аэродрома и более 400 посадочных площадок. К моменту начала войны с Советским Союзом Квантунская армия располагала примерно 1 миллионом солдат и насчитывала в своём составе 31 пехотную дивизию, 9 отдельных пехотных бригад, бригаду «камикадзе» и 2 танковые бригады, а также 2 воздушные армии и небольшую Сунгарийскую военную флотилию. Командование осуществлял 63-летний генерал Ямада Отодзо, обладавший большим опытом действий в Китае и Маньчжурии. Ему также подчинялись войска марионеточного государства Маньчжоу-Го, армия Внутренней Монголии под командованием князя Де Вана и Суйюаньская армейская группа. Суммарная численность войск в Маньчжурии к августу 1945 года насчитывала свыше 1,3 миллиона человек, более 1200 танков, около 2000 самолётов и 6500 артиллерийских орудий. Это была внушительная сила — последняя надежда «осаждённой» Японии.

Ещё до окончания активных боевых действий на Западе советское командование стало перебрасывать на Восток значительные людские и технические резервы — с Запада на Восток потянулись бесконечные эшелоны: они перевезли свыше 400 000 человек, более 7000 орудий и миномётов, более 2000 танков и самоходных артиллерийских установок и многое, многое другое. Для того чтобы скрыть истинную цель концентрации таких значительных сил, на Дальний Восток перебрасывали, в первую очередь, те части, которые были выведены оттуда на Западный фронт ещё в начале войны.

Маршал Александр Василевский

Фотохроника ТАСС

Вместе с ранее дислоцированными дальневосточными частями войска вторжения составили три фронта: Забайкальский, 1-ый Дальневосточный и 2-ой Дальневосточный. Суммарная численность советских войск на этом направлении к августу 1945 года составляла свыше 1,5 миллиона человек, около 30 000 артиллерийских орудий и установок реактивно-залпового огня, более 5000 танков и САУ и около 4000 самолётов. Сухопутные силы поддерживали части и соединения Тихоокеанского флота и Амурской военной флотилии (в сумме до 200 000 человек, более 500 кораблей самых разных типов, около 2500 артиллерийских орудий и до 1500 самолётов). Советскими войсками командовал начальник Генерального штаба, 49-летний маршал Александр Василевский. Это был опытнейший военачальник, организовавший несколько крупных военных кампаний 1942−45 годов и лично руководивший сложнейшей операцией по штурму Кёнигсберга.

На стороне Советского Союза также собралась воевать немногочисленная монгольская народно-революционная армия под руководством маршала Чойбалсана.


Начало

Георгий Жуков на Параде Победы, июнь 1945 года

Евгений Халдей / Фотохроника ТАСС

В июне 1945 года в Москве прошёл Парад Победы. Советские солдаты сложили к подножию мавзолея германские знамёна со свастикой, Георгий Жуков на белом коне прогарцевал по Красной площади, в чёрном июньском небе отгремел праздничный салют. Практически сразу после окончания празднеств командующие самых разных рангов во главе с маршалом Василевским отправились на Дальний Восток, чтобы закончить войну и там.

Уже в июне стартовала активная подготовка Маньчжурской наступательной операции. Вся работа велась в режиме строгой секретности, чтобы обеспечить внезапность нападения, которая, по мнению советского командования, и была залогом успеха. Офицеры даже не пользовались услугами машинисток и чертёжников — все работы по планированию осуществлялись непосредственными исполнителями, чтобы максимально ограничить круг людей, посвящённых в тайны командования.

Замысел операции был таким: одномоментно и большими силами нанести удар по японцам сразу с трёх направлений — из Забайкалья, Приамурья и Приморья. Все три «кулака» должны сойтись в сердце Северо-Восточного Китая. Удар с трёх сторон позволит разбить Квантунскую армию на куски и затем разгромить их по отдельности. Она страдала от острой нехватки транспорта и горючего, а значит, была маломобильна и не имела возможности быстро перебрасывать войска в рамках обширного театра военных действий.

Схема действий советских войск в Советско-японской войне

К подготовке личного состава советские командиры подошли максимально ответственно. Всем известно, что любая военная операция несёт в себе некоторый элемент неизбежного хаоса и дезорганизованности. Даже самая дисциплинированная и подготовленная армия не в состоянии превратить своих солдат в роботов, но в этот раз Василевский постарался максимально приблизиться к идеалу. Днём и ночью командиры передовых частей отрабатывали порядок выдвижения в наступление на специально созданных макетах местности, каждого из них снабдили подробнейшей схемой местности со всеми необходимыми обозначениями и контрольными точками. Был налажен контакт с пограничниками, знакомыми с местностью гораздо лучше пехотных офицеров. Пограничники должны были идти в передовых порядках наступающих частей, указывая путь.

Cоветские солдаты штурмуют японские укрепления на сопке «Рыжая»

Фотохроника ТАСС

В расположении каждой дивизии создали специальные учебные поля, имитирующие укрепрайоны японцев с макетами ДОТов и ДЗОТов. Учения проводились практически ежедневно, зачастую инспектировать их приезжал сам Василевский. В ходе учений были отработаны все элементы взаимодействия между различными родами войск и частями, двигающимися соседними маршрутами.

Вся подготовка была завершена меньше чем за два месяца. Был проделан беспрецедентный объём подготовительной работы, войска обеспечены всем необходимым, каждый знал свою роль и порядок работы. Обеспечить связь между разными подразделениями, разбросанными на такой обширной территории, — невероятно сложная задача, но она была решена. Связисты протянули тысячи километров телефонных и телеграфных линий, подготовили запасные и экстренные варианты связи, была жёстко определена подчинённость офицеров, все они получили чёткие инструкции, и вмешательство высшего командования теперь требовалось только для определения стратегических задач самого высокого порядка. 30 июля было создано Главное командование советских войск на Дальнем Востоке, чтобы координировать наступление в ходе его активной фазы. К началу августа Василевский был уже достаточно уверен в своих людях, можно было приступать к осуществлению плана.


Операция

Вечером 8 августа 1945 года японский посол в Москве получил ноту советского правительства, гласившую: «В связи с отказом Японии прекратить военные действия против США, Великобритании и Китая, Советский Союз с 9 августа 1945 года считает себя в состоянии войны с Японией». Сталин поступил в соответствии с III Гаагской конвенцией 1907 года и официально предупредил противника: «Иду на вы!». Все нормы международного права были соблюдены. Но, учитывая разницу часовых поясов между Москвой и Дальним Востоком, времени на какое-то адекватное реагирование у японцев не было. Фактически война началась ровно через час после извещения японцев. На утро японцы уже чётко понимали: для отражения нападения Советского Союза сделано недостаточно, а значит, конец неминуем.

Бойцы Красной Армии разбирают захваченное оружие

Фотохроника ТАСС

В ночь с 8 на 9 августа передовые соединения всех трёх дальневосточных фронтов перешли в полномасштабное наступление. В превые дни августа почти повсеместно по фронту наступления стояла очень плохая погода. Авангард Красной Армии в тумане и под непрекращающимся дождём пересёк государственную границу и двинулся на вражескую территорию. Японцы, опасаясь массированного артобстрела, ушли вглубь оборонительных позиций, что позволило советской армии, не открывая стрелкового огня, без сопротивления противника занять японские укрепления первой линии обороны сразу в нескольких местах. На рассвете в дело вступили основные силы «вторжения».

С первыми лучами солнца авиация начала наносить мощные бомбовые удары по объектам в глубине японской обороны — массированным бомбардировкам подверглись Харбин, Чанчун и Цзилинь. Бомбы сыпались на японские аэродромы, узлы связи, крупные транспортные узлы. Тихоокеанский флот под командованием адмирала Ивана Юмашёва вышел в Японское море и оперативно перерезал все пути сообщения между японской метрополией и оккупированными Маньчжурией и Кореей. Основные силы японского военно-морского флота воевали на юго-востоке с американцами и не могли оказать какого-либо серьёзного противодействия советским морякам. Корабельная авиация бомбила порты и военно-морские базы в Унги, Наджине и Чхонджине.

Японская тяжелая артиллерия разбита

Фотохроника ТАСС

Одновременно с действиями авиации и флота при поддержке массированного артиллерийского обстрела начали продвижение основные силы Забайкальского и 1-ого Дальневосточного фронта. Они практически не встречали на своём пути организованного сопротивления — противник уводил деморализованные войска вглубь Маньчжурии, чтобы организовать более слаженную оборону и попробовать взять передышку для оценки серьёзности ситуации. Те опорные точки, где Красная Армия встречала особенно упорное сопротивление и которые не удавалось взять сходу, просто обходились стороной. Это позволяло сохранять темп наступления и беречь силы для отражения контрударов. В конечном счёте, все японские части, пытавшиеся противостоять наступающим советским войскам, оказывались в окружении, так как основные силы Квантунской армии продолжали отступление, и им некогда было заботиться о вызволении своих товарищей.

2-ой Дальневосточный фронт форсировал реки Амур и Уссури и при поддержке Амурской военной флотилии смог быстро сломить оборону японцев в районе города Хэйхе (прямо напротив современного российского Благовещенска, столицы Амурской области).

С таким трудом выстроенная оборона японцев рушилась на глазах. Они ничего не могли противопоставить скорости и натиску советского наступления.

Крах

Август 1945. Советские войска в Харбине

Фотохроника ТАСС

Император Хирохито был абсолютно шокирован скоростью развития событий. Советские войска в Маньчжурии без труда сломили оборону Квантунской армии, лишив Японию последней надежды, американцы готовили операцию по вторжению на Японский архипелаг, императорский флот был недееспособен — все его основные корабли потоплены или требовали серьёзного ремонта, к тому же 15 августа император чуть не стал жертвой государственного переворота в своей собственной стране. Япония была обречена, и теперь он это понимал. После недолгих переговоров с «Большой Шестёркой» (высший военный совет Японии, куда входили все основные министры) Хирохито поручил согласовать с союзниками Потсдамские условия капитуляции, выдвинутые США, Великобританией, Китаем и Советским Союзом.

15 августа император Хирохито обратился по радио к японской нации и заявил о капитуляции Японии. Но боевые действия этим не закончились, войска так и не получили чёткого приказа сложить оружие и продолжали сопротивляться.

Жители Харбина приветствуют советских воинов

Фотохроника ТАСС

Всё это время советские войска в Маньчжурии не прекращали наступление. 18 и 19 августа в Харбине, Мукдене, Гирине и Чанчуне высадился воздушный десант, который дезорганизовал японцев и нарушил стал нарушать их тыловое обеспечение. Советские десантники среди других пленных схватили и маньчжурского императора Генри Пу И и затем передали китайской стороне.

Преодолевая упорное сопротивление на своём пути, войска 2-ого Дальневосточного фронта двигались вглубь Маньчжурии, и уже 20 августа части 15-ой армии захватили Харбин.

6-ая гвардейская танковая армия, входившая в Забайкальский фронт, заняла Мукден и направилась к Даляню и овеянному славой Порт-Артуру (ныне часть города Далянь).

Пленные японцы под конвоем советских солдат на улицах Харбина

Фотохроника ТАСС

Части и соединения 1-ого Дальневосточного фронта, отразив несколько японских контрнаступлений, к 19 августа подошли к Гирину и заняли порты Северной Кореи, отрезав японцам путь к отступлению и полностью нарушив снабжение.

Василевскому удалось добиться впечатляющей скорости продвижения своих войск: в сутки они проходили от 20 до 50 километров, при этом в полной мере сохранялись все линии снабжения и устойчивая связь между подразделениями. К 19 августа три фронта углубились в Маньчжурию на значительное расстояние: с севера почти на 200 километров, с востока на 300 километров и с запада от 500 до 800 километров. Квантунская армия была разрезана на части, как это и предполагалось ранее разработанным планом, — соединения, оказывавшие упорное сопротивление советским войскам, были изолированы, а снабжение провиантом и боеприпасами было полностью нарушено. Японцы стремительно теряли боевой дух, неся потери под постоянными налётами авиации и артиллерии. Как только им стало известно об указе императора Хирохито, который провозгласил капитуляцию Японии, они начали сдаваться в плен.


Захват островов

Часть войск 2-ого Дальневосточного фронта во время Маньчжурского наступления вела бои на Сахалине, чья южная часть по-прежнему принадлежала японцам. На захват острова была брошена 16-ая армия генерала Максима Пуркаева, который после войны станет командующим Дальневосточным военным округом. Операция по освобождению Южного Сахалина началась ещё 11 августа и была сопряжена с большими сложностями: остров делился примерно пополам узким перешейком, где японцы соорудили мощнейший Котонский укрепрайон. 4 дня советские войска вели тяжелейшие бои по овладению этим укрепрайоном, и только 15 августа им удалось взять городок Котон — центр японского укрепрайона.

Советский флаг над Южным Сахалином

Фотохроника ТАСС

Однако враг продолжал сопротивление в южной части острова, где также были подготовлены мощные рубежи обороны. Для того, чтобы дезорганизовать их сопротивление, 16 августа корабли Тихоокеанского флота высадили первый десант морской пехоты в порту Торо (ныне Шахтёрск), 20 августа советские десантники высадились вблизи порта Маока (ныне Холмск). Несмотря на то, что Квантунская армия к этому моменту была фактически разгромлена, а японское правительство заявило о безоговорочной капитуляции, японские войска на острове все еще сопротивлялись — они стремились успеть вывезти как можно больше ценностей и сырья через порт Отомари (ныне Корсаков), расположенный на самом юге острова. 25 августа советские моряки высадили десант и там — остров был полностью захвачен, в плен попали около 20 000 японцев.

Разбитая японская военная техника на острове Шумшу

Фотохроника ТАСС

Последним аккордом советско-японской войны стала высадка курильского десанта, стартовавшая 18 августа и обеспечившая захват всех Курильских островов к 1 сентября — всего за две недели, притом что их обороняли около 80 000 японцев. Первый советский десант при поддержке артиллерийских орудий с Камчатки высадился на острове Шумшу на рассвете 18 августа. Ожесточённые бои шли вплоть до 23 августа — массированные налёты авиации и прицельный огонь артиллерии не могли выкурить японцев из хорошо укреплённых бетонных и каменных ДОТов. Именно в ходе боёв за Шумшу советская сторона понесла самые большие потери, они составили более 500 человек убитыми и около 1000 ранеными. Японцы потеряли несколько меньше. Другие острова Северной Курильской гряды достались Красной армии без боя: японские гарнизоны либо безоговорочно сдавались, либо успевали бежать на транспортных кораблях в Японию. Следующий этап операции по занятию южной части островов начался 28 августа с высадки двух стрелковых рот на остров Уруп, затем были Итуруп, Кунашир и все остальные. За исключением нескольких малозначительных инцидентов, операция также была бескровной: японские гарнизоны предпочитали сдавать оружие без боя и не испытывать судьбу. Более 50 000 человек попали в плен, было захвачено значительное количество вооружения и припасов.

1 сентября всё было готово к вторжению на Хоккайдо, но этого уже не потребовалось. Япония сдалась.


Финал

Тотальный разгром Квантунской армии означал для Японии потерю связи с источниками снабжения сырьём из Китая и Кореи, утрату всей военной промышленности на материке и фактическое лишение возможности продолжать войну. Вопрос о капитуляции был решён ещё 15 августа, оставалось лишь оформить её документально в соответствии с принципами международного права.

2 сентября 1945 года. Генерал К.Н.Деревянко подписывает документ о капитуляции Японии на борту американского крейсера «Миссури»

Фотохроника ТАСС

2 сентября на борт линкора ВМС США «Миссури», пришвартовавшегося в гавани Токио, взошла японская делегация, чтобы подписать Акт о безоговорочной капитуляции Японии.

Но ещё долго на отдалённых островах, не имея доступа к связи и командованию, сражались изолированные гарнизоны фанатичных японцев. Они просто не верили, что император, обещавший биться до конца, предал их. Последний японец — Хироо Онода, продолжавший свою персональную Вторую Мировую войну, сдался властям Филиппин только в 1974 году после того, как те разыскали его бывшего командира и тотлично зачитал ему приказ сложить оружие.

Итоги

Маньчжурская наступательная операция по праву носит звание одной из самых успешных операций за всю за всю историю Второй Мировой войны. Всего за десять дней активных боёв Красной Армии удалось продвинуться в глубину вражеской территории на расстояние от 200 до 600 километров, потеряв сравнительно немного: в операции принимали участие более 1,5 миллиона солдат и офицеров, из них 12 000 человек погибли, ещё 25 000 были ранены. Потери Квантунской армии составили много больше — около 85 000 убитыми и до 800 000 ранеными, пленными и пропавшими без вести.

Моряки Тихоокеанского флота в освобожденном Порт-Артуре

Евгений Халдей / Фотохроника ТАСС

93 советских солдата и офицера удостоились звания Героя Советского Союза за отвагу и героизм, проявленные в сражениях. 220 военным частям присвоили почётные наименования по географической привязке их боевого пути. После Маньчжурской операции в Красной Армии появились Хинганская дивизия (17-я гвардейская стрелковая), Амурская истребительная авиационная дивизия (254-я), а ещё «Уссурийские», «Мукденские», «Харбинские», «Порт-Артурские» и многие другие части. 301 воинское соединение наградили различными орденами.

Помимо непосредственно военной составляющей масштабная операция советских войск на Дальнем Востоке стала впечатляющим примером операции логистической. В кратчайшие сроки и на огромные расстояния — от 9 000 до 12 000 километров через всю страну с Запада на Восток — были переброшены сотни тысяч человек и тысячи единиц техники, десятки тысяч тонн боеприпасов, продовольствия и прочего снаряжения. Большинство перемещений производилось железнодорожным транспортом по Транссибирской магистрали и Байкало-Амурской железной дороге. Причем часто при наличии всего одного пути. Добавьте к этому высочайшую степень секретности и необходимость тщательной маскировки, которой сопровождались перевозки, и вы получите самую масштабную военно-транспортную операцию Второй Мировой войны. Ни высадка союзных войск в Нормандии, ни боевые действия на Тихоокеанском фронте не были сопряжены с необходимостью такого объёма подготовительной работы по переброске войск.

Рекомендуемые материалы
Большая нефть Сахалина
Судьба дальневосточной нефти в первой половине XX века
Первые на востоке
Тест, который покажет, что вы помните о русских первооткрывателях Дальнего Востока
«Керосин-вода» Сахалина
Как нашли первую нефть Дальнего Востока
Новости smi2.ru