Волна протестов дальнобойщиков докатилась до Дальнего Востока

Ольга Агеева, Георгий Султанов
30 марта, 15:01
В нескольких городах Дальнего Востока начались протесты дальнобойщиков против системы взимания платы за проезд по федеральным трассам «Платон». Всероссийскую стачку организовало Объединение перевозчиков (ОПР). DV поговорил с участниками акций и изучил мнение сторон конфликта.

Часть водителей по всей стране устроили стачку и просто не вышли на работу. В нескольких городах протест принял открытые формы, и колонны фур выстроились вдоль трасс. Больше всего акций на Дальнем Востоке в Приморье — бастуют во Владивостоке, Уссурийске, Находке и Дальнегорске. Также акции проходят в Хабаровске и Благовещенске, рассказал DV координатор ОПР Александр Черевко.

Росавтодор сообщил о 27 фурах в Амурской области. Точных данных из других дальневосточных регионов нет. Организаторы заявили о 10 тысячах активных участников по всей стране. Росавтодор — о 21 регионе.

Грузоперевозчики требуют отменить «Платон» или передать государству управление системой, компания-оператор которой наполовину принадлежит бизнесмену Игорю Ротенбергу. Также протестующие требуют отказаться от транспортного налога, раз уже есть топливный акциз. На некоторых акциях прозвучали призывы к отставке правительства.

«Во Владивостоке преследуют тех, кто выезжает. Кого-то арестовывают, выставляют временные знаки, что запрещена остановка, — рассказал DV дальнобойщик Андрей Украинский. — Кто как бастует: часть в гаражах стоит и просто не выезжает на работу, кто-то стоит вдоль обочин. Вот у меня обрывают телефон по заказам, а я говорю, что не поеду».

По его словам, средняя зарплата дальнобойщика в Приморье составляет 35 тысяч. «Эта цифра с „Платоном“ снизилась на 30%», — утверждает Украинский. «Хотелось бы диалога с властью, чтобы первые лица выступили. Абсолютная тишина по всем каналам», — сетует он.

29 марта протестующих в Уссурийске задержала полиция, рассказала DV предприниматель в сфере грузоперевозок Оксана Новосёлова. «Мы встали у придорожного кафе в 500 метрах от Уссурийска. Очень мирно, никто никого не трогал, лозунгов не выкрикивал. Сейчас нас всех разогнали: налетели, доставали людей из машин, заставляли стирать надписи „Нет Палтону!“».

По словам Новосёловой, власти не приезжали и не связывались с протестующими: «Никто не вышел и ничего не объяснил. По телевидению фигню крутят, которая никому не нужна».

«Я против „Платона“, потому что сбор повышает стоимость перевозок, и в итоге это отразится на потребителях, — утверждает предприниматель. — Мы подсчитали: стоимость одного рейса до Благовещенска повысилась на 6−10 тысяч рублей». «А дороги? Ехать вообще невозможно», — возмущена Новосёлова.

Четыре года назад предприниматель зарабатывала с одной машины около 100 тысяч рублей. «Сейчас с машины тысяч 20 если есть, то я вообще радуюсь! А у меня куча кредитов и двое детей на шее», — жалуется предприниматель.

По её словам, после разгона водителей с обочины трассы дальнобойщики продолжат протест: «Мы платить не будем, будем стоять до последнего. Просто не берём грузы и всё, пока не увидим от властей хоть какое-то шевеление».

Перемены на рынке грузоперевозок раскололи дальнобойщиков. Глава профсоюза «Дальнобойщик» Валерий Войтко назвал протесты «пиар-акцией ОПР». Президент ассоциации «Грузавтотранс» Владимир Матягин также считает забастовку «неправильным подходом». «Большинство дальнобойщиков акцию не поддерживают. Протест по всей России не такой массовый, как его преподносят», — утверждает он.

«Кроме „Платона“, есть много других проблем: непорядок на весо-габаритном контроле, осевые нагрузки, аварийность на дорогах. Криками и возмущением эти вопросы не решить. Только в конструктивном диалоге с властью и поправками в законодательство, — подчёркивает Матягин. — Люди привыкли всю жизнь за баранкой сидеть и думать, что управлять государством — это так просто».

После встречи с перевозчиками 25 марта премьер-министр Дмитрий Медведев отменил удвоение тарифа «Платон» и дал ряд других поручений Минтрансу. «Надо пытаться развить достигнутый успех», — считает президент «Грузавтотранса».

После массовых протестов дальнобойщиков против «Платона» в конце 2015 года в Минтрансе создана рабочая группа. «То есть эти вопросы решаются, но народ не знает, — указал Матягин. — Неоднократно того же Андрея Бажутина (инициатор протестов — прим. DV) приглашали в рабочую группу, но он отказался. А нам нужно объединиться и высказывать свои предложения».

Президент «Грузавтотранса» уверен, что «Платон» сделает рынок грузоперевозок прозрачнее. «В России нет данных по логистике, куда какие грузы перемещаются. Система „Платон“ показывает, какие дороги более загружены», — пояснил он. «Платон» также позволит вывести индивидуальных предпринимателей из тени. «В 2005 году в России отменили лицензирование деятельности грузовых перевозок. Нам дали свободу по полной программе, и в отрасли началась махновщина. Грубо говоря, чтобы быть перевозчиком, достаточно просто купить абы какую машину, права, сесть и поехать. Должного контроля нет, рынок перенасыщен, что стимулирует демпинг, — объяснил эксперт. — Многие привыкли налоги не платить, ездить, как вздумается. Столько людей по серой схеме работают, а потом возмущаются, почему дороги такие плохие. Вы же сами их разбили! Надо начинать с себя».

Система «Платон» по взиманию платы с большегрузов массой выше 12 тонн за проезд по федеральным трассам действует с ноября 2015 года. В системе зарегистрировано 88% грузовиков. «Платон» собрал в дорожный фонд 22 млрд рублей. По данным Росавтодора, на эти деньги отремонтировали 1000 самых проблемных дорог в 40 городах и регионах России. Первой на Дальнем Востоке средства от «Платона» получила Еврейская АО.

Рекомендуемые материалы
Боуи, Коэльо и Роллинз на большой дороге
Воспоминания известных иностранцев о путешествии по Транссибу
Загнанные в Зелёный Угол
Писатель Василий Авченко — о том, почему эпоха праворульных автомобилей на Дальнем Востоке уходит в прошлое
«Доброе утро, чат»
Как мессенджеры на Дальнем Востоке заменили людям социальные сети, газеты и институты местного самоуправления