Идущие по следу

Истории трёх приморцев, занимающихся изучением амурского тигра

Мария Окулова
7 сентября 2016
В разное время каждый из этих молодых людей решил покинуть комфортные городские условия, чтобы заняться исследованием популяции самой редкой полосатой кошки планеты — амурского тигра. Едва ли не большую часть времени они проводят в лесу в поисках различных «посланий», оставленных тиграми. Их повседневный труд полон опасностей: ведь любое мимолётное свидание с тигром может закончиться плачевно. DV расскажет, что побудило молодых людей связать свою жизнь с грозным хищником, а также о наиболее ярких встречах с ним

Дина Матюхина, национальный парк «Земля леопарда»

Хотя цель организации, где работает Дина, — сохранить в первую очередь дальневосточного леопарда, защита амурского тигра также одна из задач этой особо охраняемой природной территории. Старший научный сотрудник Дина Матюхина специализируется на изучении именно полосатых хищников.

— Амурский тигр — вечный конкурент дальневосточного леопарда: они всегда делили эту территорию и ресурсы. Исследование особенностей поведения тигра важно и для сохранения леопарда.

Амурский тигр — самый крупный тигр в мире и единственный из тигров, освоивший жизнь в снегах. Он способен выживать в условиях крайне низких температур и не боится леденящего северного ветра. У него более густая шерсть, чем у южных собратьев, а на брюхе у есть слой жира толщиной в пять сантиметров — защищает зверя от холода. Длина тела тигра — от 2,7 до 3,8 метра, вес от 160 до 270 кг.

Мировая популяция амурского тигра — всего 480−540 особей, большая часть из которых живёт на территории Приморского края.

Зверь занесён в Красную книгу Международного союза охраны природы и в Красную книгу Российской Федерации.

Желание связать свою профессиональную жизнь с амурским тигром пришло к Дине не сразу. Закончив Дальневосточный государственный университет (ныне ДВФУ) во Владивостоке по специальности «экология», она около трёх лет пребывала в поисках наиболее подходящего для себя рода деятельности. И, возможно, всё сложилось бы иначе, если бы однажды, 8 лет назад, отдыхая, Дина не оказалась с друзьями на базе Нежинского охотхозяйства.

— С крыльца нашего дома открывался вид на силуэты сопок в закатном свете. И в эту минуту мне в голову пришла очевидная мысль: по этим сопкам ходят тигры. Я поняла, что хочу узнать о них больше. В нашей компании был полевой координатор проекта по изучению дальневосточного леопарда Общества сохранения диких животных (WCS). Я тут же поинтересовалась, есть ли возможность устроиться в проект, и спустя несколько месяцев получила официальное согласие, — вспоминает Дина. — Так вышло, что изначально тигры были мне ближе «по духу». Это поражающий своей мощью зверь, вызывающий восхищение. В процессе работы моё изначальное увлечение переросло в настоящую любовь и неподдельный научный интерес.


Вдали от городов

Приятным «бонусом» исследования амурских тигров для Дины оказалась возможность проводить большую часть времени в лесу.

— Это даёт возможность многое узнать о себе, настроиться на нужный лад. В городе всегда возникает огромное количество лишних проблем и тревог, которые отпадают, как только окунаешься в таёжную тишину, — поясняет девушка.

Дина замеряет следы тигров

Из личного архива

Последнее время Дина почти безвыездно живёт в заповеднике «Кедровая падь» (входит в состав ФГБУ «Земля леопарда»), где анализирует полевой материал. Работа не оканчивается с приходом зимы, наоборот, её становится значительно больше. Если есть снег, она вместе с коллегами занимается троплением редких кошек, изучая их повадки по следам. Неудивительно, что, «преследуя» диких кошек, за 8 лет Дина не раз встречала этих животных. И если два свидания с миролюбивыми дальневосточными леопардами оставили у девушки только положительные воспоминания, то «личные знакомства» с тиграми принесли немало тревожных ощущений.


Парализующий рёв

— К счастью, такие встречи происходят у меня не так уж часто, в среднем — примерно раз в два года. Единственное средство защиты, которое можно применить при встрече с краснокнижным хищником, — это фальшфейер. По технике безопасности, он должен быть постоянно под рукой, когда я иду в лес. После нескольких встреч с тигром я заметила, что достаю его уже рефлекторно, при каждом подозрительном звуке.

Дина Матюхина во время проверки фотоловушек

Из личного архива

Самое яркое впечатление на Дину произвела встреча с тигром, которого она не видела, но при этом точно знала, что тигр видит её.

— Так случилось, что однажды зимой для проверки фотоловушек пришлось пройти одной в лесу около двух километров — совершенно незначительное расстояние по меркам полевой научной работы. Передвигаясь по долине ключа, я заметила свежие следы тигра. Зверь проследовал в том же направлении не более двух часов назад. Чуть позже, после подъёма на хребет, обнаружилось и место отдыха тигра, стало понятно: дистанция между нами минимальна.

Тигр был от меня не более чем в сотне метров. Как нарочно, это был один из крайне редких случаев, когда я была в лесу одна. Ощущения жутковатые. Я начала очень громко разговаривать с невидимым тигром и стучать палкой по стволам деревьев, чтобы обозначить своё присутствие. На полусогнутых ногах я всё же дошла до цели своего маршрута, где увидела, что зверь, услышав меня, сделал несколько больших прыжков и скрылся.

Национальный парк «Земля леопарда» создан в 2012 году, чтобы сохранить самую редкую крупную кошку в мире — дальневосточного леопарда. Особо охраняемая природная территория площадью около 2 620 кв. км находится на юге Приморского края и граничит с Китаем. Сегодня в национальном парке обитает основная часть популяции дальневосточного леопарда — около 60 особей, а также около 30 амурских тигров. 


В арсенале историй научного сотрудника есть и случай, когда тигр едва не напал на Дину и её коллег. Будучи в составе группы реагирования по работе с конфликтными хищниками, вместе со специалистами из WCS и Департамента Охотнадзора она прибыла по вызову в приморское село Многоудобное Шкотовского района. Местные жители сообщили, что в селе был замечен взрослый самец тигра с охотничьим капканом на лапе.

— Обнаружив на снегу следы тигра, мы двинулись по ним сначала на машине — рассказывает Дина. — Вскоре цепочка следов привела нас на поле, по которому шла дорога с небольшими бетонными мостами. Под одним из них следы обрывались, мы остановились, чтобы обследовать место. Высматривали следы с моста, когда внезапно увидели затаившегося тигра. Он был почти незаметен в зарослях сухой травы. Поняв, что мы его обнаружили, зверь в ту же секунду бросился на нас с расстояния примерно 8 метров. Движимые только инстинктом самосохранения, мы успели прыгнуть в автомобиль. Это был, конечно, предупредительный, защитный бросок тигра, но я боюсь представить, что могло бы произойти, если бы за спиной не стояла машина.

Вскоре на место прибыло подкрепление, и совместными силами тигр был временно обездвижен и освобождён из ловушки. По словам Дины, она навсегда запомнила глаза того зверя, но не смогла запечатлеть в памяти его рёв — настолько парализующей силой он обладал. Однако, несмотря на неизбежно возникающие опасности и трудности, у Дины никогда не возникало желание сменить род деятельности…

— Мне нравится заниматься тем, что так далеко от обыденности. Я люблю свою работу, она позволяет реализовать призвание, соприкоснуться с настоящим. Не менее важно и то, что мой труд приносит пользу в деле сохранения этих прекрасных редких зверей. Тигр — дух Уссурийской тайги, без которого она опустеет.

Юрий Петруненко, Тихоокеанский институт географии ДВО РАН

— Каникулы я часто проводил в деревне у бабушки с дедушкой — у них было большое хозяйство. До сих пор помню выводок цыплят, которых я кормил с первых дней, как только они вылупились. После кормёжки они усаживались мне на колени и засыпали, и я мог просидеть так несколько часов. Наверное, именно такие моменты, связанные с обоюдным доверием, и привили мне любовь к живой природе, — предполагает Юрий.

Тихоокеанский институт географии Дальневосточного отделения Российской академии наук — ведущее научное учреждение географического профиля на Дальнем Востоке России. Институт был основан в 1971 году, чтобы координировать географические исследования в переходной зоне «континент-океан». Сегодня организация активно участвует в выполнении федеральных целевых программ, среди которых — «Сохранение амурского тигра и других редких видов животных».

Родители поддерживали интерес сына, много путешествуя по Приморью. Вопросов о том, на кого хочет учиться Юрий после школы, не возникло. Переехав во Владивосток, он поступил в университет на специальность биолога. Однако тигры не сразу стали главным предметом его исследований. Предшественниками хищников оказались тихоокеанские лососи — их изучением студент Петруненко занимался в том числе и на Камчатке в ходе практики. Но стало понятно: работа в лаборатории не для него. На некоторое время Юрий сделал профессиональную паузу, сходив в армию и поработав продавцом в магазине.

— При этомя продолжал искать работу, которая была бы мне интересна. К счастью, в 2010 году мне удалось найти такое место в проекте «Амурский тигр», осуществляемом WCS, Сихотэ-Алинским заповедником и Тихоокеанским институтом географии (ТИГ ДВО РАН), — вспоминает Юрий.

Сейчас он аспирант и научный сотрудник ТИГ ДВО РАН, а тема его исследований посвящена питанию амурского тигра.

Что у тигра на обед

Детская мечта Юрия исполнилась благодаря полевым исследованиям. В начале своей работы около 5−6 дней в неделю он проводил в тайге, ночуя в зимовьях, палатках, а иногда и под открытым небом. Основной объект изучения — остатки трапезы амурских тигров, чаще всего это останки косуль, пятнистых оленей и других копытных.

Из личного архива

— Обнаружив жертву, мы собираем информацию о её виде, поле, возрасте и состоянии, — объясняет Юрий. — Таким образом мы можем понять, какие группы животных и в каком количестве представляют наиболее важное значение в питании тигра. Зимой, поскольку есть снежный покров, мы можем проследить всю охоту хищника, а также то, как он ведёт себя с жертвой. Именно по следам на снегу мы знаем, как тигр подкрадывается к жертве, с какого расстояния начинает преследование и где устраивает отдых во время еды.

Все полученные данные не только расширяют представления учёных о редком хищнике, но и помогают в деле его сохранения. В отличие от опыта Дины Матюхиной, специфика исследований Юрия уберегла его от небезопасных встреч с тиграми.

— Во время работы наша основная задача не найти хищника, а понять его естественные повадки. Поэтому мы стараемся как можно меньше тревожить тигров и встречи с ними бывают крайне редко. Лично я видел тигров только дважды — в петлях, которые раньше использовались для ловли животных. Чаще получается встретиться с медведем, тот частый гость остатков тигриных трапез, — говорит собеседник.

Светлана Сутырина, Сихотэ-Алинский заповедник

Сихотэ-Алинский государственный природный биосферный заповедник имени К. Г. Абрамова — особо охраняемая природная территория, расположенная на северо-востоке Приморского края. Основана в 1935 году, чтобы защитить от браконьеров соболя — в то время зверь находился на грани истребления. Сейчас одно из приоритетных направлений деятельности заповедника — изучение и сохранение популяции амурского тигра.

Светлана — заместитель директора по научной работе Сихотэ-Алинского государственного природного биосферного заповедника. Родившись в Иркутске и получив образование биолога в местном университете, она переехала в небольшой посёлок Терней на северо-востоке Приморья. Путь в него на автомобиле из Владивостока занимает около 10 часов, поэтому чаще сюда добираются на самолёте, который летает несколько раз в неделю. Однако удалённость нового места жительства от цивилизации не смутила Светлану: ведь вблизи Тернея расположен заповедник, где она нашла дело своей жизни.

— Мне всегда нравились большие дикие кошки. После второго курса университета я поехала на практику в Сихотэ-Алинский заповедник и здесь познакомилась с удивительными людьми, занимающимися изучением тигров. Именно эти кошки интересовали меня больше других. Я узнала о проекте заповедника и WCS по исследованию популяции амурского тигра. Особенно мне понравилось, что это изучение не просто ради изучения, науки, а что все эти научные данные используются для сохранения тигров, — рассказывает Светлана Сутырина.

Последующие годы учёбы будущий биолог приезжала сюда на практику, а получив диплом, из статуса практикантки перешла в должность научного сотрудника. Спустя несколько лет Светлана стала заместителем директора.


Настоящий живой мир

— Раньше я, можно сказать, жила в лесу. Постоянные маршруты для установки, проверки фотоловушек, слежение за тиграми в радиоошейниках. Это было замечательное время! Вдали от цивилизации совсем другая жизнь, другие правила. На мой взгляд, они более естественные и настоящие, чем те, что царят в нашей повседневной жизни. И работа в лесу позволяет почувствовать себя частью этого настоящего, живого мира. Сейчас, к сожалению, большую часть времени я провожу за бумажно-компьютерной работой — этого требует должность заместителя директора по научной работе. Но при любой возможности стараюсь выбраться «в поле», — говорит Светлана.

Светлана устанавливает фотоловушку на дереве

Из личного архива

Фотомониторинг — метод исследования повадок диких зверей при помощи автоматических камер. Для наблюдения за животными так называемые фотоловушки (или фотокапканы) закрепляются на деревьях на уровне около одного метра. При приближении зверя на расстояние около трёх метров сенсорный датчик камеры реагирует на его тепло, после чего автоматически производится съёмка. Полученные изображения остаются на карте памяти фотоловушки.

Её основная полевая работа заключается в поиске наиболее подходящих мест для фотоловушек — автоматических камер, созданных для учёта редких животных. Ловушка приводится в действие сенсорным датчиком, реагирующим на тепло и движение зверя. Сегодня фотомониторинг считается одним из наиболее эффективных способов изучения редких хищников. А кроме того, этот метод безопасен — он исключает необходимость «личной» встречи человека и животного. Однако за 15 с лишним лет работы в тайге Светлане не раз наблюдала в природе диких хищников своими глазами.

— Я много раз встречалась и с тиграми, и с медведями, — вспоминает собеседница. — Но, к счастью, ни разу не было ситуации, когда животные вели бы себя агрессивно. Хотя среди них были и самки с детёнышами у добычи. Хорошо запомнилась первая встреча с тигром — это была Ольга, первая амурская тигрица, на которую надели радиоошейник.

Рекомендуемые материалы
Полосатый сын Амура
Как в приморском Шкотово живёт тигрёнок Шерхан
Кошачьи спасатели
Как в Приморье работает Центр реабилитации тигров и других редких животных
Мороз и волны
Как сёрферы покоряют волны Японского моря зимой
Новости smi2.ru