Кошачьи спасатели

Как в Приморье работает Центр реабилитации тигров и других редких животных

Мария Окулова
12 октября 2016
Дальневосточный леопард по кличке Николай
Почти каждый год на Дальнем Востоке находят осиротевших тигрят. Ещё несколько лет назад единственной участью полосатых крошек была незавидная жизнь в зоопарках. Однако с появлением в Приморье Центра реабилитации для редких животных несколько тигров уже смогли вернуться в дикую природу, а некоторые — даже обзавестись потомством. DV узнал об интересных историях жизни как постояльцев Центра, так и тех, кто в нём трудится

Приморье, посёлок Алексеевка Надеждинского района. С численностью населения менее 400 человек его название в крае едва ли было бы на слуху, если бы не особые соседи. Дело в том, что в окрестностях Алексеевки в разное время проживают от одного до пяти диких хищников — постояльцы Центра реабилитации и реинтродукции тигров и других редких животных (ПРОО Центр «Тигр»).

ПРОО Центр «Тигр» — одна из двух действующих в России организаций, занимающихся реабилитацией и реинтродукцией амурских тигров. Опыт Центра «Тигр» уникален тем, что за животными продолжают следить и после того, как их выпустят назад в дикую природу. Наблюдают при помощи фотоловушек и спутникового мониторинга. Кроме того, одна из тигриц, «выпускниц» Центра, вернувшись в естественную среду обитания, родила котят.

К диким «односельчанам» жители Алексеевки относятся спокойно: более чем за четыре года существования Центра ещё ни одному хищнику не удалось преодолеть четырёхметровый забор вольеров. Но любопытствующим гражданам вход сюда заказан: в отличие от зоопарков и сафари-парков, Центр реабилитации содержит диких животных не для показа, так что контакт хищников с человеком должен быть минимальным.

Центр — организация общественная, существует на благотворительные средства, которые практически целиком направляются на оснащение вольеров и карантинных блоков для животных.

Впрочем, самостоятельной общественной организацией Центр стал только около двух лет назад. До этого, со времени своего основания в 2011 году, он входил в состав Специнспекции «Тигр» — госоргана, задачей которого было сохранение редких кошачьих на Дальнем Востоке. Именно его специалисты ещё в середине 90-х годов первыми заявляли о необходимости строительства в Приморье вольерного комплекса для выхаживания тигрят-сирот и раненых краснокнижных хищников.

Спустя более 10 лет такой комплекс был создан при поддержке Института проблем экологии и эволюции имени А.Н. Северцева РАН за счёт гранта Русского географического общества. В прошлом году Специнспекция «Тигр» была ликвидирована, и Центр продолжил своё существование уже как независимая организация. Сегодня помимо рабочих здесь трудятся два человека — исполнительный директор Центра Виктор Кузьменко и зоолог Екатерина Блидченко.


Тигры как свои дети

По признанию Виктора Кузьменко, он никогда не думал, что будет работать с дикими животными. Получив юридическое образование, в 90-е Виктор, как и многие в те годы, занялся бизнесом, но позже решил сменить род деятельности.

— К тому моменту мне всё наскучило, и я решил поработать на государство. Устроился водителем в Специнспекцию «Тигр», но, идя сюда, даже не думал, что когда-нибудь придётся работать с хищниками. Вскоре стал здесь механиком, а ещё через год — инспектором. Тогда меня и затянула эта работа, заманила, — вспоминает Виктор.

Виктор Кузьменко с ружьем, стреляющим ампулами для обездвиживания животных

Помимо борьбы с браконьерством в задачи инспекторов «Тигра» входит разрешение «конфликтных» ситуаций между краснокнижными хищниками и людьми. Чаще всего они возникают, когда больное либо раненое животное выходит к населённым пунктам и нападает на собак или домашний скот. Чтобы обезопасить и людей, и редкого зверя, тигра либо отпугивают, либо отлавливают при помощи специальной петли-ловушки.

Через два года Виктора назначили руководителем антибраконьерской группы. К этому времени в его арсенале было уже немало историй о спасённых хищниках, в том числе и о слишком рано осиротевших тиграх. После реабилитации в клетках и близкого общения с людьми они теряли навыки дикого зверя и уже не могли жить на воле. Их приходилось направлять в зоопарки либо в сафари-парки.

Именно поэтому появление вольерного комплекса, где тигры живут, не утрачивая охотничьих и других необходимых навыков, стало важной вехой в истории борьбы за сохранение этого хищника.

— Теперь у спасённых тигров есть возможность вернуться в дикую природу. За время существования Центра реабилитацию у нас прошли семь тигров, шесть их которых были выпущены. При помощи спутниковых ошейников и фотоловушек мы внимательно следим за животными на воле. Отношение к ним можно сравнить с отношением к собственным детям. У меня два сына, и я знаю, как это. Переживаешь за них, думаешь, не дай Бог, что с ними случится, — делится Виктор.


Всё начиналось с ёжиков

Путь Екатерины Блидченко в Центр реабилитации тигров был чуть менее запутанным. Однако ради реинтродукции крупных кошачьих и других диких животных молодому зоологу пришлось покинуть родную Москву. По признанию Екатерины, интерес к этому делу появился у неё ещё в детстве.

— Проблем с выбором профессии не было никаких: я с самого детства знала, чем хочу заниматься. Первыми животными, которых я вернула в природу, были дикие ёжики. Я покупала их на птичьем рынке и выпускала обратно в лес. Затем долгое время занималась псовыми, — говорит Екатерина.

Екатерина Блидченко (в центре) на осмотре льва

Ещё будучи студенткой, она начала работу на биостанции «Чистый лес» в проекте по реинтродукции волков. После окончания ветеринарной академии стала научным сотрудником Института проблем экологии и эволюции имени А.Н. Северцева Российской академии наук (ИПЭЭ РАН). Именно здесь ей предложили применить свои знания и продолжить исследования на другом объекте — крупных кошачьих.

К тому времени Екатерина уже вышла замуж и родила сына, однако семья не помешала сменить работу и место жительства. Более того, её муж, имея охотоведческое образование, первый год работал в Центре вместе с супругой.

Основное время ушло у Екатерины на изучение специфики поведения кошек. После работы с волками зоологу пришлось столкнуться с менее предсказуемым характером тигров.

— Псовые более социальные животные, поэтому они более эмоциональные, в отличие от кошек. Так что понимать кошек труднее. В нашей работе очень важно индивидуально подходить к каждому животному: ведь все они имеют свои особенности. Причины, по которым к нам попадают хищники, различны: кто-то получил ранения, кто-то слишком рано остался без материнской опеки. Все эти нюансы необходимо учитывать, — поясняет Екатерина.


«Сказка» о Золушке

Первая постоялица Центра реабилитации попала в него всего через пару месяцев после официального открытия. В феврале 2012 года вблизи реки Золотушка в Приморье инспекторы Департамента охотнадзора обнаружили двух истощённых полугодовалых тигрят. Как и в других подобных случаях, их мать, вероятно, была убита браконьерами. Детёныши были слишком малы для самостоятельной жизни, и было принято решение об их отлове.

Амурский тигр — самый крупный тигр в мире и единственный из тигров, освоивший жизнь в снегах. Он способен выживать в условиях крайне низких температур и не боится ледяного северного ветра. У него более густая шерсть, чем у южных собратьев, а на животе есть слой жира толщиной в пять сантиметров — он защищает зверя от холода. Длина тела тигра — от 2,7 до 3,8 метра, вес от 160 до 270 кг. Мировая популяция амурского тигра — всего 480−540 особей, большая часть из которых живёт на территории Приморского края. Зверь занесён в Красную книгу Международного союза охраны природы и в Красную книгу Российской Федерации.

Чтобы нормализовать здоровье тигрят, потребовалась несколько недель. И всё же один из них умер, так и не справившись с последствиями истощения и переохлаждения. А его сестре благодаря десяткам капельниц, усиленному питанию и родительской заботе ветеринаров удалось выжить. Вскоре юная тигрица получила имя Золушка — по названию «родной» для неё реки.

Понимая, что у зверя есть шанс вернуться в дикую природу, спустя месяц после отлова Золушку направили в новый Центр реабилитации. Она стала не только первой постоялицей Центра, но и первым тигром, с которым довелось тесно познакомиться Екатерине Блидченко. Вместе они проработали долгие 9 месяцев. За это время хищница не только окрепла, превратившись во взрослую тигрицу, но и ответила помощью на помощь.

— Она научила меня понимать поведение тигров, научила продумывать работу так, чтобы животным в вольере было комфортно. Можно сказать, что Золушка стала моим первым тигриным учителем. Вот, к примеру, когда тигр просто лежит на камне и обозревает окрестности, в его голове происходят сложные мыслительные процессы, после чего он встаёт и принимает решение, которое очень трудно предугадать. Очень важно было понять биологические потребности тигрицы, и наблюдения за ней через камеру в этом очень помогли, — вспоминает Екатерина.

На тот момент у специалистов уже существовала разработанная методика по выхаживанию тигрят-сирот. Однако Золушке потребовалась дополнительная подготовка к жизни в дикой природе. Практически сразу тигрице начали давать кроликов и диких поросят: нужно было отработать навыки охоты. Размеры жертв постепенно росли, и вскоре тигрица научилась справляться со взрослыми оленями и кабанами.

Для того, чтобы Золушка сохранила необходимое в природе осторожное отношение к человеку, её поселили в просторный вольер. В нём она пряталась при появлении людей, которые, в свою очередь, наблюдали за ней при помощи видеокамер. Также для моделирования условий дикой природы периодически тигрице открывали «охотничий» вольер — там она могла дольше преследовать добычу.

Тигрица Золушка с тигрятами. Снимок с фотоловушки

Золушка сдала все «экзамены» реабилитации на «отлично» — и встал вопрос об её возвращении в дикую природу. Но нашлось немало противников этой затеи. В природоохранной среде существовало мнение, что тигрёнок, попавший в руки человека, больше не сможет охотиться и жить на воле. К счастью, доводы специалистов специнспекции «Тигр» и отменное здоровье тигрицы позволили дать ей шанс.

Пройдя все препоны и получив согласование на возвращение Золушки в дикую природу, тигрицу выпустили в заповедник «Бастак» Еврейской автономной области. Перед выпуском Золушка обзавелась спутниковым ошейником, а в округе её нового места жительства были установлены фотоловушки. Екатерина, говорит, что момент выпуска сотрудники центра переживали очень эмоционально.

— Эмоции при возвращении животного в дикую природу можно сравнить с тем, что испытывает учитель при прощании с выпускниками. Понимаешь, что будешь скучать, волнуешься за него. Но то, что на воле животное будет жить своей жизнью, — это важнее. Так что в итоге и тогда, и при других выпусках тигров положительных эмоций было больше, чем отрицательных.

Ранее в заповеднике «Бастак» зафиксировали единственного в Еврейской автономной области тигра, прозванного Заветным. Предполагалось, что он может стать парой для выпускницы Центра.

— Вместе с коллегами из заповедника «Бастак» мы наблюдали за Золушкой два с половиной года. Первой радостью стало то, что она доказала, что может охотиться в условиях дикой природы. Но сложно передать наш восторг, когда в декабре 2015 года мы увидели фотографии её общих с Заветным котят! Впервые выращенная в неволе тигрица принесла детёнышей. Никто не верил в успешность проекта, но такое событие реально подтвердило его результативность, — рассказывает Виктор.


Пятнистый Николай и компания

В практике сотрудников Центра были случаи помощи и взрослым животным, которые не выжили бы без человеческого вмешательства. Одним из них в 2015 году оказался дальневосточный леопард — представитель популяции самой редкой крупной кошки в мире.

Пограничники обнаружили пятнистого хищника с кровоточащей передней лапой у национального парка «Земля леопарда» — в том месте, где он граничит с Китаем. Зверь почти не мог ходить, но никого к себе не подпускал. Сотрудники нацпарка вместе со специалистами Общества сохранения диких животных (WCS) обездвижили животное специальным транквилизатором и привезли его в Центр реабилитации.

Во время операции ветеринары установили, что лапа зверя, вероятнее всего, пострадала в китайской браконьерской петле. Травма была очень серьёзная, и леопарду пришлось ампутировать три пальца. Потом был месяц капельниц и питания отборным мясом — и вот из карантинного пункта хищника перевели в просторный вольер. А затем зверя, хотя он и был физически неполноценен, решили выпустить в дикую природу.

Дальневосточный — единственный подвид леопарда, который может жить и охотиться в снегах: остальные виды обитают в тропических лесах. У этого голубоглазого хищника длина хвоста практически равна длине тела — 82−90 см. По официальным подсчётам, в дикой природе России обитает около 70 дальневосточных леопардов. Встречается животное только на юго-западе Приморья. Сегодня пятнистый хищник остаётся самой редкой крупной кошкой на планете.

Дальневосточного леопарда готовили к возвращению на волю по уже отработанной «тигриной» методике, но с некоторыми корректировками. Например, потребовалось увеличить высоту заборов, а для охоты предлагать более мелких копытных животных.

Отсутствие трёх пальцев не помешало леопарду «с отличием» пройти «школу охотника». К сожалению, повторный осмотр показал, что полученная травма может сделать его слишком уязвимым в дикой природе. Тогда хищника направили в Московский зоопарк для участия в программе разведения редких кошек. Перед переездом леопарду дали имя Николай — в честь святого, в день которого его спасли.

— Работать с леопардом было очень интересно. В отличие от поведения тигров, его поведение характеризовалось повышенной акустической активностью, ещё он любил отдыхать в кронах деревьев, — вспоминает Екатерина.

Помимо леопарда в прошлом году в Центре реабилитации впервые побывал африканский лев. Животное чуть не утонуло при наводнении в зоопарке приморского города Уссурийск. Его спасли и передали в Центр, где реабилитацией занялись специалисты, которым помогали волонтёры.

Лев Грей — один из постояльцев Центра

Виктор и Екатерина не отказывают в помощи и менее редким диким животным. Так, в начале этого года реабилитацию у них прошёл не ушедший вовремя в спячку ёж, а чуть позже в Центр поступили два оставшихся без матери медвежонка. После курса «занятий» все они были выпущены в дикую природу.

— На содержание редких кошек нам перечисляют средства различные учреждения и фонды, а вот питание других животных в основном организуется за счёт волонтеров. Поэтому для нас важно, что, несмотря на экономические сложности, находятся люди и организации, поддерживающие нашу работу, и мы им очень благодарны, — говорит Виктор.

Сейчас в Центре реабилитации живёт лишь одна постоялица — молодая тигрица Филиппа. Ещё котёнком в начале этого года её нашли у границ национального парка «Земля леопарда» вблизи села Филипповка. Мать тигрёнка пропала, а две сестры погибли, не справившись с истощением. Сейчас Филиппа уже прекрасно охотится, готовясь к возвращению в дикую природу ближайшей весной.

Сотрудники Центра реабилитации надеются вскоре отпраздновать ещё одно долгожданное событие — пополнение в семье другой их воспитанницы, тигрицы Светлой. В 2014 году она была выпущена в Еврейской автономной области вместе с тигром Устином. Вскоре самец ушёл за пределы региона. Светлая оставалась на своём участке одна, пока через какое-то время к ней не пришёл другой экс-постоялец Центра реабилитации в Приморье — тигр Боря.

Тигры Боря и Светлая отдыхают вместе. Снимок с фотоловушки

— Тигр Боря был выпущен месяцем раньше Светлой, но в Амурской области. Спустя год Боря преодолел 500 километров и встретился со своей бывшей «соседкой». Сейчас они образовали пару и живут на одном участке. Это уникально: обычно тигры встречаются только в период гона, а тут у нас есть снимки, как животные вместе охотятся и отдыхают. Надеемся, что скоро увидим тигрицу Светлую с котятами, — подытоживает Екатерина.

Фотографии предоставлены ПРОО Центром «Тигр»

Рекомендуемые материалы
Полосатый сын Амура
Как в приморском Шкотово живёт тигрёнок Шерхан
Идущие по следу
Истории трёх приморцев, занимающихся изучением амурского тигра
Мороз и волны
Как сёрферы покоряют волны Японского моря зимой
Новости smi2.ru