На краю русской речи

Литературная азбука Дальнего Востока: краткий курс в справках, цитатах и сюжетах. Часть первая

Василий Авченко
23 января 2017
Авторов, познакомивших нас с Дальним Востоком, довольно много. Как в историческом, так и в художественном аспекте. Кто-то был первопроходцем и оставил после себя энциклопедии об этой огромной территории, кого-то регион серьёзно впечатлил и ощутимо повлиял на творчество. Специально для DV публицист Василий Авченко составил библиотеку авторов, так или иначе связанных с Дальним Востоком. В первой части, от «А» до «В», вы найдёте не только первооткрывателя Владимира Арсеньева, но также поэта Владимира Высоцкого и писателя Чингиза Айтматова

А

Знаменитый в своё время роман Василия Ажаева (1915−1968) «Далеко от Москвы» повествует о строительстве нефтепровода на Дальнем Востоке. Сам автор работал на этой стройке сначала как зек, а потом как вольный. Сегодня книга забыта, да и 100-летие со дня рождения Ажаева не заметил, кажется, никто. Но название его романа и сейчас звучит удивительно современно.

Кадр из фильма «Пегий пёс, бегущий краем моря» по повести Айтматова, 1990 год

Киргизский классик и дипломат Чингиз Айтматов (1928−2008) написал повесть о жизни охотоморских нивхов «Пегий пёс, бегущий краем моря»: «Отсюда, из бухты Пегого пса, поутру, когда солнце поднялось высотой на два тополя, отчалил в море нивхский каяк. В лодке было трое охотников и с ними мальчик…»

Андрей Алдан-Семёнов (1908−1985) известен «Барельефом на скале», написанным по колымским (лагерным) впечатлениям автора, романом «На краю океана» о дальневосточных раскатах Гражданской войны и биографией исследователя Северо-Востока Ивана Черского.

Владимир Арсеньев (1872−1930) — дальневосточное «наше всё». Офицер, разведчик, империалист, естествоиспытатель, этнограф, философ, эколог и даже мистик — Арсеньев, который, по выражению Горького, объединил в себе Брема и Купера, по-настоящему не прочитан (да и не опубликован) до сих пор.

Николай Асеев в 1948 году

Фотохроника ТАСС

Поэт Николай Асеев (1889−1963), занесённый во Владивосток («Город, высвистанный длинными губами тайфунов, вымытый, как кости скелета, сбегающей по его рёбрам водой затяжных дождей…») революционными вихрями, издал здесь в 1921 году сборник «Бомба». Оборудовал в «мрачном сыром подвале» знаменитый «Балаганчик», где проводили время литераторы, артисты, музыканты, по разным причинам очутившиеся в смутное время на краю пылающей империи. «Во Владивостоке в то время было около пятидесяти действующих (как вулканы) поэтов», — вспоминал Арсений Несмелов. Одни партизанили в сопках, другие собирались в «Балаганчике» - Бурлюк, Третьяков, Алымов, Венедикт Март, Юрий Галич, Алексей Ачаир… Асеев писал в Приморье стихи о партизанах и морепродуктах:

Пусть краб — летописец поэм,
пусть ветер — вишнёвый и вешний
А я его смачно поем,

пурпурные выломав клешни!

Б

Ещё до войны Иван Багряный (1907−1963), будущий активист ОУН, был репрессирован и отправлен на Дальний Восток. В 1944 году написал роман «Тигроловы». Гораздо позже, в 1980-х, свой роман «Тигроловы» написал Анатолий Буйлов (р. 1947), сам когда-то ловивший тигров в приморской тайге, а ныне живущий в Красноярском крае.

Естествоиспытатель Николай Байков (1872−1958) писал о тайге, хунхузах, Маньчжурии. Автор романа «Великий Ван» о тигре, повести «Чёрный капитан», россыпи таёжных очерков. Служил на Дальнем Востоке, куда его «сосватал» Пржевальский, жил в Харбине, умер в Австралии. Уже в XXI веке возвращён российскому читателю владивостокским издательством «Рубеж».

Дальневосточник Станислав Балабин (1935−2001) начинал с таёжных повестей об охотниках и старателях («Егерь», «Золото — металл благородный»), а впоследствии перешёл к романам из жизни чжурчжэней («Пёстрые стрелы Сульдэ», «Золотая империя»).

Обложка романа «В горах Тигровых» Ивана Басаргина

Иван Басаргин (1929 или 1930 — 1976) — автор книг «Волчья ночь», «Акимыч — таёжный человек», «В горах Тигровых». Роман «Дикие пчёлы» посвящён истории дореволюционного заселения Приморья: «…И пришли сюда таёжные люди, люди русской крови, суровые раскольники… Без гомона и шума пришли. Ведь они беглые от царя и церкви…». Прозу Басаргина собирался экранизировать Павел Кадочников.

Прозаик Лора Белоиван живёт в посёлке Тавричанка, близ Владивостока. Известна как создатель центра реабилитации морских млекопитающих «Тюлень» и художник. Автор книг «Маленькая Хня», «Пятьдесят первая зима Нафанаила Вилкина», «Чемоданный роман», «Карбид и амброзия». Из «Чемоданного романа»: «…Город В., не поддающийся уму, можно попробовать осознать аршином: действительно, он настолько далёк, что до его жителей не всегда доходят письма, отправленные ими самим себе по электронной почте».

В романе Владимира Богомолова (1924−2003) «Момент истины» («В августе сорок четвёртого») встречается ряд дальневосточных деталей: в ориентировках мелькает Иманский райвоенкомат, диверсант Мищенко оказывается харбинцем, членом Всероссийской фашистской партии Родзаевского и любителем трепанга с луком… Возможно, их появление объясняется службой Богомолова в послевоенные годы на Сахалине и Камчатке. Хотя достоверность «официальной» биографии писателя многими сегодня оспаривается.

Владимир Богораз (1865−1936), он же Тан, — народоволец, этнограф, лингвист. Был сослан на Колыму. Автор «Чукотских рассказов» и «Колымских рассказов», «историко-этнографических» романов «Жертвы дракона» и «Восемь племён».

Трофима Борисова (1882—1941) относят к пришвинско-арсеньевской традиции. Жил в Приморье, возглавлял трест «Дальрыба». Его «Тайну маленькой речки» высоко оценил Горький.

Давид Бурлюк в 1914 году

Поэт и художник Давид Бурлюк (1882−1967) мелькал в Приморье в 1919—1920 годы. В Никольске-Уссурийском он написал «Морскую повесть», во Владивостоке публиковался и выставлялся. Отсюда убыл в Японию, затем — в США.

В кошнице гор Владивосток —
Ещё лишённый перьев света,
Когда, дрожа, в ладьи Восток

Стрелу вонзает Пересвета.

Приморские краеведы установили: картина Бурлюка, известная как «Вид побережья Крыма. Коктебель», написана во Владивостоке. На ней изображён полудикий городской пляж, именуемый в народе «Диван».




В

Первая поэтическая публикация Павла Васильева (1909−1937) состоялась в 1926 году во Владивостоке в газете «Красный молодняк». Здесь он познакомился со столичными поэтами Рюриком Ивневым и Львом Повицким, впервые выступил перед публикой.

Сибирско-дальневосточная юность Васильева изрядно мифологизирована. Не всегда ясно, что — правда, а что — фантазия: университет, старательство, Япония…

Прощай, прощай, прости, Владивосток,
Прощай, мой друг, задумчивый и нежный…
Вот кинул я, как сорванный цветок,

В простор полей, овеянных и снежных…

«С Павлом Васильевым приходилось быть всё время настороже. Его простота, открытость натуры, смелое прямодушие нередко перерастали в бесцеремонность. Но не могу вспомнить, чтобы Павел когда-либо пил», — писал в воспоминаниях о Владивостоке режиссёр Донат Мечик.


Фрагмент обложки повести Анатолия Вахова «Трагедия капитана Лигова»

Анатолий Вахов (1918−1965) известен трилогией «Китобои», состоящей из романов «Трагедия капитана Лигова», «Шторм не утихает» и «Фонтаны на горизонте». Прототипом Лигова стал Отто Линдгольм — выходец из Финляндии, пионер китобойного промысла на Дальнем Востоке в XIX веке. Линдгольм жил во Владивостоке на улице, впоследствии названной в честь капитана Шефнера — деда поэта Вадима Шефнера. Шефнер-дед командовал транспортом «Манджур», который в 1860 году высадил в бухте Золотой Рог отряд прапорщика Комарова, основавшего пост Владивосток.

Редчайший случай: в приморской Ливадии именем капитана Лигова — литературного героя — названа улица.

«Дальневосточным Дарреллом» называют Юрия Вознюка (1931−1977) — автора повестей «Таёжная одиссея» и «Тепло отгоревших костров».

Владимир Высоцкий (1938−1980) отчеканил: «Открыт закрытый порт Владивосток», на четверть века предвосхитив реальное открытие города в 1992 году для посещения всеми желающими. Не раз в песнях Высоцкого фигурирует Магадан, упоминаются также Хабаровск, Анадырь, Находка. Есть у него цикл о «китайской угрозе», дальневосточные песни «Долго же шёл ты в конверте, листок…» и «Цунами». В песне «Реальней сновидения и бреда…» Высоцкий обратился к удэгейским верованиям, известным ему из прозы Бориса Можаева.

Рекомендуемые материалы
Производственный роман с мамонтом
Фантастика о Чукотке или невероятная любовь к несуществующим животным
На краю русской речи
Литературная азбука Дальнего Востока: краткий курс в справках, цитатах и сюжетах. Часть шестая
«Это не бизнес, это болезнь»
Как живут частные книжные магазины и лавки на Дальнем Востоке