В поисках перспектив

Почему жители Дальнего Востока уезжают в центральную Россию

Роман Фирсозовский
3 августа 2016
Самолёт авиакомпании S7 в аэропорту Владивостока
Последние годы в России взят стратегический курс на развитие регионов Дальнего Востока. Главная цель — сделать их максимально привлекательными для проживания и переселения россиян из других частей страны. Раздача гектаров, хорошие стартовые условия для специалистов и, конечно же, красивейшие пейзажи заставляют жителей Центральной России задумываться о переезде на Дальний Восток. Однако на самом Дальнем Востоке есть и те, кто решил уехать и поселиться в центре. DV пообщался с ними, чтобы понять причину такого решения

Дмитрий Запорожский, 22 года, ассистент менеджера в SPN Communication

Я из Находки, это юго-восточнее Владивостока [самая южная точка востока России — прим. ред]. До окончания школы я жил там, периодически приезжая в Москву к родственникам. Меня всегда тянуло в столицу, мечтал о большом городе, мегаполисе. По сравнению с Находкой, да и Владивостоком, в общем-то, Москва мне казалась артерией России. Поступив в московский вуз, домой я приезжал только на каникулы.

Что меня сподвигло уехать с Дальнего Востока? Я боялся, если не выберусь отсюда сейчас, то не сделаю этого никогда. Жизнь на Дальнем Востоке и в западной части России в принципе похожа, но всё же есть и некоторые существенные различия.

Например, средняя стоимость использования домашнего интернета на ДВ — 1000−1500 рублей, в то время как в Москве та же скорость оценивается рублей в 300

Еще из минусов — дорожная ситуация в регионе: в центре города ямы, но к этому привыкаешь. А вот к пробкам до сих пор никто не может привыкнуть. Прошлой зимой я был во Владивостоке, ехал в автобусе в час пик и понял, что лучше бы пошел пешком. Раньше, даже в самые напряжённые часы, не образовывалось таких пробок. Большой город, почти миллионник, как оказалось, совершенно не готов к такому количеству автомобилей.

Региональные власти пытаются развивать инфраструктуру ДФО, туристическую отрасль. Возможно, через несколько лет людям действительно понравится жить на Дальнем Востоке.

Никита Иванов, 21 год, выпускник юридического института РУДН

Я родился в посёлке Тепловодск Сахалинской области, там был один детский лагерь, построенный энергетиками, который кормил весь посёлок. Спустя некоторое время мы с родителями переехали в Южно-Сахалинск, город, где жизнь мало отличалась от жизни в Тепловодске. В детстве я часто уезжал погостить в Москву, и мне тогда казалось, что это какой-то другой мир.

Годы шли, со временем я осознал, что мои интересы, увлечения не могут быть воплощены в Южно-Сахалинске: там не было возможности для развития в спорте, культуре и в других сферах. Сейчас ситуация изменилась, но не кардинально. Я уехал в Москву, потому что понимал, что не смогу получить образование того уровня, который мне нужен ни в Хабаровске, ни во Владивостоке.

Если посмотреть российские и зарубежные рейтинги университетов, то можно увидеть, что даже новый ДВФУ отстаёт от ведущих вузов Москвы и Санкт-Петербурга

Правда, мои друзья и знакомые остались учиться в Южно-Сахалинске, но меня такая перспектива не устраивала.

Дальнему Востоку, в частности Сахалину, не хватает туристического развития: ведь привлекая туристов, мы привлекаем деньги в регион. Сахалин — невероятной красоты место, но это его единственное преимущество. Город нужно развивать: разбивать парки, проводить интересные культурные мероприятия, помогать малому и среднему бизнесу и поддерживать его.

Анастасия Скавронская, 22 года, студентка ГИТИС

Я родилась на острове Сахалин, а с трёх до восьми лет жила с родителями на острове Итуруп. Я классическая островитянка, если можно так сказать. Уехать я решила ещё в школе. Летом 2008 года моя московская тётя пригласила меня в Новгород на реставрацию. Около месяца я жила в компании прекрасных реставраторов и их студентов из Строгановского художественного училища. Конечно, для меня открылся новый мир. Ведь западня острова состоит в оторванности: от большой земли, от культуры и даже от истории. Ни книги, ни фильмы не могут заменить живого соприкосновения с культурным наследием: ты читаешь о прекрасном мире, но ты никогда его не видел. Именно поэтому я решила уехать. Меня интересовали вещи, которыми я никогда в жизни бы не смогла заниматься на острове. Почти всё, что происходит там, — самодеятельность, и это грустно. После школы я уехала в Москву и нашла тут свой путь.

Для меня дороги назад нет, хотя моя семья продолжает жить на острове, может быть, через несколько лет они оттуда переедут

Мои друзья детства также уехали — по разным причинам. Однако природа на Сахалине и Курильских островах уникальная и на неё действительно стоит взглянуть туристам, но в нашем регионе не то что плохо развит туризм, его практически нет. Если кто-то решается всё-таки поехать, то сталкивается с двумя проблемами: дорого и сложно. У нас есть прекрасный горнолыжный склон, но если у тебя нет знакомых, у кого можно остановиться, то лучше уж в Альпы, выйдет дешевле. Я собьюсь со счёта, если начну вспоминать всех знакомых, которые хотели приехать со мной на остров, но так никто и не поехал.

Виктория Черепанова, 22 год, выпускница филологического факультета РУДН

Я родилась в Хабаровске и прожила там семнадцать счастливых лет. Жизнь на Дальнем Востоке сильно отличается от того, что привычно людям, проживающим в центральной части России. На Дальнем Востоке все немножко по-другому. Не могу утверждать, что я была недовольна своим образом жизни, ведь я другого и не знала, но что-то постоянно держало меня в напряжении.

Одна из главных проблем всего ДВФО — низкая заработная плата. В Москве я часто слышу: «Это же Москва, здесь всё дорого». Вы ошибаетесь. Дальний Восток — самый дорогой регион России. Так уж сложилось, мы находимся далеко от всех благ. Транспортировка продуктов, одежды, автомобилей (не японских), лекарств — затратно. Многие работают за копейки, пребывая в состоянии постоянной неуверенности в завтрашнем дне. Я не хотела себе такого будущего.

Здравоохранение — не менее важная проблема моего родного края. Больниц, особенно детских, не хватает. Все города и сёла Хабаровского края съезжаются в одну больницу, краевую, так как в других населённых пунктах медицина отсутствует. Так получилось, что в подростковом возрасте я получила травму — перелом позвоночника — и увидела все ужасы Хабаровской медицины.

Коррупция — не знаю, как в других городах ДВФО, но в Хабаровске она везде, причём на самом мелком и примитивном уровне. Бракоразводные процессы, административные нарушения — всё можно решить при помощи связей «через дядю Ваню и его дочку Иру, чья подруга работает в суде».

То, что я перечислила выше, — лишь малая часть проблем, которые нужно решить на Дальнем Востоке.

Оставляя Хабаровск, я не знала, куда я бегу, мне просто всегда там не нравилось

С детства я мечтала стать журналистом, смотрела новости, но, увы, не нашла, где и как эту мечту можно было бы реализовать. В семье никогда не поднимался вопрос, оставить меня дома или отправить в другой город. Все знали, что уеду. Почему Москва? Москва мне очень нравится, здесь тот ритм и тот образ жизни, которых мне не хватало на Дальнем Востоке.

Я благодарна Москве, за то, что она дала мне возможность самореализоваться, но я люблю Дальний Восток. Многие туристы влюбляются в его природу и уникальность, также удивителен азиатский колорит, который вы не встретите ни в одном другом крае нашей страны. Возможно, в этом году люди приедут в регион из-за «дальневосточного гектара». Сегодня ДВФО нуждается в развитии, оно необходимо, чтобы мечтающих уехать стало меньше. Властям, прежде всего, стоит действовать в этом направлении, в остальном —образование, медицина, культура — вроде бы, видны сдвиги с мёртвой точки.

Яна Гапоненко, 28 лет, учредитель в Vladivostok School of Contemporary Art

Как и многие, после диплома я решила попробовать свои силы в центральной части России и уехала сначала в Петербург, затем в Москву, а потом в Германию. Уезжать в молодом возрасте это нормально, особенно будучи в географическом отдалении от столицы, но возвращаться легко, на мой взгляд, только на Дальний Восток, и то не во всякий город, а именно в бурлящий и амбициозный Владивосток, откуда я родом.

Регион имеет свой чёткий и неповторимый характер. А ещё, попробовав себя в столицах, начать собственное дело, пусть и некоммерческое, у себя на малой родине значительно легче. Любая активность, будь то социальная, бизнес или в сфере культуры, ждет своих начинателей: ведь свободных ниш значительно больше, чем в Питере или Москве.

Если говорить об увеличении потока иностранных туристов, то, на мой взгляд, в случае с азиатскими туристами это объяняется либо подешевевшим рублем, либо соседскими бизнес-интересами.

Визитеры с Запада едут из-за извечного любопытства к столкновению азиатского и европейского, за ответом на вопрос, чего на Дальнем Востоке больше — Европы или Азии

Из минусов жизни здесь можно назвать нехватку профессиональных кадров или неумение работать с коллегами из разных областей знаний из стран АТР, использовать географическое положение без постоянного равнения на Москву.

Неоспоримый плюс — особенности местной природы и ландшафта. Камчатские вулканы, приморские сопки и дикие острова, уссурийская тайга — все это не идет ни в какое сравнение с курортами Турции или Египта и оказывается дешевле Альп.

Если говорить о желанных изменениях, то я бы хотела, чтобы недвижимость стоила дешевле: сейчас цены на жилье — наравне (если не выше) с московскими.

Читайте далее: «Переехавшие — Пять историй переселенцев из европейской части России»

Рекомендуемые материалы
Мороз и волны
Как сёрферы покоряют волны Японского моря зимой
«Главная моя цель — найти лекарство от рака»
Как приморский учёный Сергей Дышловой исследует морские гидробионты в поисках противоопухолевой молекулы
Дневник матроса Борисова
История о том, как владивостокский журналист за три моря ходил. Неделя четвёртая
Новости smi2.ru