"

Прокрутите Вниз


120 лет назад, 28 января (по старому стилю, по новому — 9 февраля) 1897 года, была проведена первая и единственная Всеобщая перепись населения Российской империи. Было задумано по состоянию на этот день поимённо учесть всех имперских подданных, от западных до восточных границ. В результате масштабных трудов в России в целом насчитали 125 миллионов 640 тысяч 21 человека плюс ещё 211 душ, которых никто не смог учесть (но они точно имелись на далёкой Чукотке). На Дальнем Востоке — в Восточной Сибири, как тогда говорили — проживало 371 755 человек, то есть почти в два раза меньше, чем сейчас в одном Владивостоке


"

Прокрутите Вниз


Предполагалось, что перепись будет единовременной и моментальной. В реальности она длилась около трёх месяцев. Впрочем, такие сроки были названы в статье 37 «Положения о переписи», утверждённого Николаем II за два года до самого всероссийского учёта, 5 июня 1895 года. Инициатором переписи стал выдающийся учёный, более известный нам как географ, — Пётр Петрович Семёнов (тогда ещё не Тян-Шанский). В 1864 году он руководил Центральным статистическим комитетом России, а в 1874–1897 годах возглавлял Статистический совет Министерства внутренних дел. Именно им ещё в 1874 году был разработан проект всеобщей переписи, на основе которого позже была составлена программа, включавшая 14 основных вопросов.


Суть переписи была такова — проведение непосредственного опроса абсолютно всего населения страны в одну и ту же дату. Понятно, подобное очень непросто сделать на практике. Этим и объясняется столь долгий срок между разработкой плана переписи и его реальным осуществлением.


Справка

Высочайше утверждённое 5 июня 1895 года мнение Государственного совета России гласило: «1) Всеобщая перепись населения Империи имеет целью привести в известность его численность, состав и местное распределение. 2) Всеобщей переписи подлежат все жители Империи, обоего пола, всякого возраста, состояния, вероисповедания и племени, как русские подданные, так и иностранцы». 


Формально перепись охватила всю Россию, за исключением Великого княжества Финляндского — в нём было пересчитано только население Гельсингфорса, то есть главного города (теперь это Хельсинки). Для руководства процессом в масштабах всей страны была создана Главная переписная комиссия, возглавляемая самим министром внутренних дел, что говорило о совершенно особом значении предстоящего мероприятия; исполнительный аппарат комиссии состоял из 2600 человек.


Циркуляром этого же министра от 11 марта 1895 года ввиду предстоящей переписи было запрещено проводить статистические работы, связанные с опросом населения, — чтобы зря не тревожить его. Ожидание переписи породило множество слухов: о введении новых податей, об ужесточении призыва на службу в армии, о последующем переселении на ещё не освоенные сибирские земли и даже о будущем пришествии антихриста. Поэтому всюду было объявлено, что мероприятие «не будет служить поводом ни для каких новых налогов или повинностей», а главная его цель — «познакомиться с населением и изучить его», а также «составить точные понятия о самых различных условиях народной жизни».


"

Прокрутите Вниз


Главная комиссия предварительно проделала весьма кропотливую работу, к тому же выполняемую впервые в России, — выработала общую программу переписи, рекомендации, инструкции, формы бланков и даже приемлемые отступления от правил. В губерниях за проведение переписи отвечали губернаторы, руководили ею переписные комиссии; в уездах были свои аналогичные комиссии, а «смотрящими» за ними назначили предводителей дворянства. Счётчики подбирались из грамотных людей: учителей, священников, чиновников, врачей, библиотекарей. Им вручались специальные нагрудные знаки и давались инструкции «быть вежливыми и предупредительными, не должно задавать лишних вопросов вне вопросов переписи».



Среди участников переписи, например, был писатель Антон Чехов, руководивший группой счётчиков в Серпуховском уезде Московской губернии. 11 января 1897 года, на следующий день после начала переписи, он писал своему издателю Алексею Суворину: «Выдали счётчикам отвратительные чернильницы, отвратительные аляповатые знаки, похожие на ярлыки пивного завода, и портфели, в которые не лезут переписные листы, — впечатление такое, будто сабля не лезет в ножны… С утра хожу по избам, с непривычки стукаюсь головой о притолоки, и как нарочно голова трещит адски; и мигрень, и инфлуэнца». Чехову было с чем сравнить: в 1890 году он самостоятельно переписал население Сахалина, заполнив 10 тысяч карточек.

 

В феврале того же года в дневнике Антона Чехова появилась запись: «Я счётчик 16-го участка и наставляю прочих (15) счётчиков нашей Бавыкинской волости. Работают прекрасно все, кроме попа Староспасского прихода и земского начальника,.. который живёт почти всё время в Серпухове, ужинает там в собрании и телеграфирует мне, что он болен».


Примерно то же самое он сообщал в другом письме: «Перепись кончилась. Это дело изрядно надоело мне, так как приходилось и считать, и писать до боли в пальцах, и читать лекции 15 счётчикам. Счётчики работали превосходно, педантично до смешного. Зато земские начальники, которым вверена была перепись в уездах, вели себя отвратительно. Они ничего не делали, мало понимали и в самые тяжёлые минуты сказывались больными».


"

Прокрутите Вниз


В 1897 году единицей учёта было хозяйство, на него и составлялся переписной лист; записи производились поимённо, в один бланк можно было вписать 10 человек. Согласно «Положению», перепись должна была собрать 14 признаков о каждом лице, живущем в пределах страны: фамилия (или прозвище), имя, отчество, семейное положение, отношение к главе хозяйства, пол, возраст, сословие, вероисповедание, место рождения, место постоянного жительства, родной язык, грамотность, занятие, физические недостатки (с отметкой о слепых, немых, глухонемых и умалишенных). Затем ещё были добавлены сведения о воинской повинности; вопрос о грамотности разбивался на два: «умеет ли читать» и «где обучался»; вопрос о занятиях был разделён на «главные» и «побочные».


В ходе сбора сведений учитывались три категории населения: наличное, оседлое и приписное. Переписные листы были трёх видов: форма А — для крестьянских хозяйств, форма Б — для владельческих хозяйств, форма В — для городского населения. В городах применялся метод «самоисчисления»: в усадьбы и городские дома просто приносили переписные листы, а заполняли их сами домовладельцы, арендаторы или хозяева; затем счётчик забирал листы и проверял данные. В сельской местности, учитывая распространённую неграмотность населения, действовал метод опроса — то есть переписные листы заполнялись лично счётчиком при визите в каждое отдельное хозяйство.


Интересно, что понятие «национальность» в число задач переписи не входило. О ней можно было судить лишь по языку, который человек называл родным, или по месту его рождения. Поэтому перепись 1897 года в смысле подсчёта этнического состава населения, особенно Сибири и Дальнего Востока, дала только примерные результаты. Отчасти это было вызвано и тем, что многие коренные жители неплохо знали русский язык, а некоторые даже считали его родным. Так что правило «язык — это национальность» на практике приводило к «недоучёту» коренного населения. Например, на основе материалов этой переписи в Сибири (куда включался и Дальний Восток) было насчитано 822 600 человек коренных жителей. Но статистики полагают, что реально их общая численность на 1897 год составляла около 850 тысяч.


"

Прокрутите Вниз


При передвижении по рекам на лодках переписной отряд обычно состоял из офицера, проводника и 6 рабочих-гребцов. По тайге пробирались верхом на конях (дорог было ещё довольно мало), вдоль берега моря — на охранной шхуне «Сторож». Уже упомянутый чиновник Приморского областного правления Александр Суханов для учёта инородцев, китайцев и корейцев, совершил целую экспедицию по маршруту от Анучино через Сихотэ-Алинь на побережье Японского моря до Ольги. Для опроса нерусского населения бланки были упрощённые, но с дополнительным вопросом: «Умеет ли говорить по-русски?» Все листы заполнялись в трёх экземплярах, и это однажды помогло: в Хабаровске уже собранные бланки переписи сгорели в пожаре и при подсчёте использовали запасной экземпляр.


Информация с мест стекалась во Владивосток, откуда первичные цифры по телеграфу передавались в столицу на специально выделенный адрес: «Петербург, перепись». Количество населения в Приморской области предварительно было известно весьма примерно, и с переписными бланками во многом просчитались. Например, амурчане получили 92 000 листов, а народа оказалось более 120 тысяч. В Гижиге всё было наоборот: осталось 7 тысяч бланков, и их пришлось возвращать во Владивосток, а оттуда — аж в Санкт-Петербург. Несмотря на все трудности, перепись и здесь прошла успешно. Общая численность населения Дальнего Востока России составила 371 755 человек. Из них в Приморской области проживало 220 557 человек, на Сахалине — 28 113.


"

Прокрутите Вниз


На практике из-за низкой грамотности населения (около 20 процентов по всей России) большую часть форм заполняли сами счётчики. Всего в работе участвовало до 150 тысяч добровольцев, собравших около 30 миллионов бланков. Интересно, что первичные материалы переписи предполагалось обрабатывать на электрических счётных машинах (ЭСМ), которые, как ни странно, уже существовали. После сбора данных сведения с переписных листов кодировались с помощью специальных условных знаков и затем переносились в отдельную для каждого лица перфокарту с дырочками по краям. Они тоже уже были изобретены и выглядели примерно так же, как и те, что применялись в первых ЭВМ. А уже перфокарты использовались непосредственно при подсчёте итогов.



Проводилась она при помощи новейшей техники – ЭСМ Холлерита. Статистический табулятор был изобретён американцем Германом Холлеритом, чтобы ускорить обработку результатов переписи, проведённой в США в 1890 году. Холлерит закончил Колумбийский университет и поступил на работу в контору по переписи населения в Вашингтоне как раз в то время, когда её служащие приступили к трудоёмкой (длившейся в итоге более семи лет) ручной обработке данных, собранных в ходе переписи 1880 года. При испытаниях табулятор Холлерита вышел победителем в соревновании с другими системами, и с изобретателем был заключён контракт на проведение переписи в США в 1890 году.


Перфокарты табулятора Холлерита были размером с долларовую купюру. На карте имелось 12 рядов, в каждом из них можно было пробить 20 отверстий, соответствующих данным: возраст, пол, место рождения и прочее. Проводившие перепись записывали ответы в специальные формуляры и отсылали их в Вашингтон. Там информацию переносили на карты методом перфорирования. Затем перфокарты загружали в специальные устройства, где они нанизывались на ряды тонких спиц – по одной на каждую из пробитых позиций на карте. Если спица попадала в отверстие, она проходила его, замыкая контакт в машине; тогда счётчик, состоящий из вращающихся цилиндров, продвигался на одну позицию вперёд. Вот такая передовая техника и была закуплена в США.


"

Прокрутите Вниз


С 5 июня 1897 года все данные были переданы в отдел переписи Центрального статистического комитета МВД. Через год ЦСК опубликовал первую сводку «Население империи по переписи 28 января 1897 года по уездам», где содержались предварительные итоги обследования. Перепись обошлась казне в 6-7 миллионов рублей. В Российской империи насчитали 125 640 021 жителя, из них в городах — 16 828 395 человек (13,4 %). Православные составляли 69,3 %, мусульмане — 11,1 %, римско-католики — 9,1 %, иудеи — 4,2 %. Согласно теории триединого русского народа, были подсчитаны «русские вообще» и их составные части: великороссы, малороссы, белороссы. По родному языку крупнейшими группами стали великороссы — 44,3 %, малороссы — 17,8 %, поляки — 6,3 %, белороссы — 4,3 %, евреи — 4,0 %.


Сословия в России были такие: крестьянство — 77,5 %, мещане — 10,7 %, инородцы — 6,6 %, казаки — 2,3 %, дворяне (потомственные и личные) — 1,5 %, духовенство — 0,5 %, почётные граждане — 0,3 %, купцы — 0,2 %, прочие — 0,4 %. В руках дворян-помещиков было сосредоточено больше половины пригодных для сельского хозяйства земель. Уровень грамотности в европейской части России составил 21,1 %, причём среди мужчин (29,3 %) он был выше, чем среди женщин (13,1 %); по всей империи — 19,78 %. В числе крупнейших городов было два города-миллионера и один с численностью населения более полумиллиона. Самым-самым оказался столичный Санкт-Петербург — 1 264 900 жителей, на втором месте была Москва — 1 038 600, на третьем Варшава — 683 700, четвёртое занимала Одесса с 403 800 жителями.


Кстати

Николай II в графе «род занятий» указал: «Хозяин Земли Русской», а на вопрос о сословии ответил: «Первый дворянин».


Результаты были опубликованы с 1899 по 1905 годы в виде отдельных 89 томов (119 книг) по губерниям и областям под заглавием «Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.». Редактором был учёный-статистик Николай Тройницкий, написавший предисловие к каждому выпуску, состоявшее из краткого обзора данной губернии и статистического материала в виде 25 таблиц.


По Приморской области материалы переписи были опубликованы в разные годы в трёх тетрадях, а по Амурской и острову Сахалин — в двух. Ещё вышел сводный том, названный «Населённые места Российской империи в 500 и более жителей с указанием всего наличного в них населения и числа жителей преобладающих вероисповеданий по данным первой всеобщей переписи населения 1897 г.».


Однако и после 1905 года появлялись отдельные издания, посвящённые разным аспектам проведённой переписи: «Распределение населения по видам главных занятий и возрастным группам по отдельным территориальным районам» (1905); «Распределение рабочих и прислуги по группам занятий и месту жительства на основании данных Первой всеобщей переписи населения Российской империи 28 января 1897 г.» (1905); «Города и поселения в уездах, имеющие 2 000 и более жителей» (1905); «Численность и состав рабочих в России на основании данных Первой всеобщей переписи» (1906) и т. д.


"

Прокрутите Вниз


Довольно долгое время обсуждалась степень достоверности результатов переписи населения 1897 года. Отдельные авторы отмечали нечёткие формулировки нескольких вопросов; встречалось умышленное и неумышленное искажение сведений респондентами; были ошибки при подсчёте и сводке материалов. Некоторые люди, боясь негативных последствий, к которым могут привести сообщённые сведения, старались избежать встречи со счётчиками или отказывались отвечать на некоторые вопросы, а иногда даже давали вымышленные ответы. Поэтому не все сведения были точными, например, о воинской повинности, о вероисповеданиях, о побочных занятиях и т. п.


Кстати

Результаты первой Всеобщей переписи населения 1897 года стали основой фигурок для серии фарфоровых статуэток «Народности России» Императорского фарфорового завода (Санкт-Петербург), создававшейся в 1907–1917 годах.


Тем не менее эта перепись дала ценнейшие сведения о численности, составе и размещении населения в масштабах всей Российской империи в конце XIX века. Были получены данные о грамотности населения, количестве и размерах хозяйств, нанятой рабочей силе, основных занятиях населения; подробные материалы по половозрастному и семейному распределению населения позволяют вычислить важнейшие демографические показатели. После завершения основной переписной кампании Николай II рескриптом от 8 июня 1897 года на имя министра внутренних дел Ивана Горемыкина засвидетельствовал своё «искреннее уважение к добросовестной и умелой работе … деятелей переписи, общими усилиями коих достигнуто успешное осуществление».


Справка

Памятные медали в Приморской области в основном получили чиновники и те, кто безвозмездно переписал более 500 человек. Самым успешным оказался Гижигинский окружной начальник Константин Пржевалинский — 2496 жителей он посетил лично. 


21 ноября 1896 года Николаем II была учреждена медаль «За труды по первой всеобщей переписи населения 1897 года». Её вручали «лицам обоего пола, безвозмездно принявшим на себя обязанности счётчиков, принимавшим участие в производстве переписи в качестве общих и местных руководителей или непосредственных исполнителей, а также лицам, трудами или содействием своим способствовавшим её успеху». Награда диаметром 29 миллиметров изготовлялась из тёмной бронзы. По статуту её полагалось носить на бело-лазорево-красной ленте (то есть государственных цветов). В числе награждённых был и Антон Чехов. На Дальнем Востоке такие медали в числе других получили военный губернатор Приморской области Павел Унтербергер и Приамурский генерал-губернатор Сергей Духовской.


"

Прокрутите Вниз


В то время одной из главных — по значению и размерам — областей Восточной Сибири России была Приморская область. Она занимала территорию от Южно-Уссурийского края до Камчатки и Чукотки, включая Командорские острова. Понятно, что сложности здесь были особые: требовалось объехать не только каждое селение, но и отдельные заимки, избы, фанзы и чумы, а между ними порой были сотни вёрст бездорожья. Павел Унтербергер поручил проведение переписи своему помощнику — статскому советнику Александру Суханову.

 


Приморскую область разбили на переписные участки, включая Владивостокский, Южно-Уссурийский, Уссурийский казачий, Софийский, Удский, Охотский, Гижигинский, Петропавловский и Командорских островов. Работа предстояла огромная.


Централизованно доставили всё нужное для переписи: чернила и чернильницы, стальные перья, карандаши чёрные и синие, писчую бумагу, бланки, значки переписчиков и портфели, даже свечи. Поиски грамотных оказались особо сложными. Так, на Камчатке всего 30 человек знали азбуку, поэтому были задействованы все, способные писать. Следует учесть, что в суровых условиях восточной окраины переписчик должен был быть выносливым и неприхотливым, способным передвигаться на оленях, собаках и верхом. Но в целом привлечённые считали задание своим общественным долгом и часто даже отказывались от вознаграждения. Например, в Гижиге окружной врач переписал 1360 человек и отказался от суточных и проездных «на пользу общему делу».


Справка

На момент переписи в России проживало 57 тысяч китайцев, в том числе на Дальнем Востоке — 41 тысяча.


Само население, особенно нерусское, не очень-то радовалось факту проведения «подозрительного», по их мнению, мероприятия. Как и в европейской части России, они опасались, что это делается для целей нового налогообложения или для их последующего выселения из России. Благовещенские китайцы за несколько дней до переписи ушли за Амур и вернулись обратно только после окончания учёта. А в том же Благовещенске все питейные и торговые заведения, школы и присутственные места были закрыты местным полицмейстером, чтобы заставить людей сидеть дома в день переписи. Тем не менее кое-где были случаи, когда целые селения скрывались на время учёта в тайге — особенно это касалось староверов. Избегали переписи, конечно, и китайцы, не имеющие разрешений на жительство.


"

Прокрутите Вниз


Во Владивостоке жили 24 361 мужчина и 4 535 женщин; в Хабаровске проживало всего 15 тысяч человек, в Николаевске-на-Амуре — 5 тысяч. Данные по Приморской области: мужчин — 150 826, женщин — 69 731, всего 220 557 человек. В городах проживало 50 526 человек; в области на 100 мужчин приходилось 46 женщин; плотность населения в области в среднем составляла 0,13 человека на одну версту. Население в целом состояло из русских (36%), украинцев (15%), китайцев(14%) и инородцев (11%). В Южно-Уссурийском округе (нынешнее Приморье) картина выглядела несколько иначе: русских — 34%, украинцев — 25%, китайцев — 18%, поляков — 2% и японцев — 1%. Этот округ насчитывал: 90 079 мужчин и 34 227 женщин — всего 124 306 человек, в городах проживали 28 896 человек.


Кстати

При заполнении переписных листов на вопрос об имени и отчестве жены некий мужик отвечал так: «Буду я величать её! Баба, так и есть, и нет ей больше названия».


В том же округе жители по сословиям делились следующим образом: больше всего было крестьян — 46 344 мужчины и 20 548 женщин; на удивление много иностранных подданных — 29 400 мужчин и 4 565 женщин; третье место занимали инородцы — 5 848 и 5 578; на четвёртом были мещане — 4 254 и 1 480 человек соответственно. Далее шли войсковые казаки — 1 508 мужчин и 580 женщин; потомственные дворяне (как ни странно) — 1103 мужчины и 789 женщин; дворяне личные — соответственно 760 и 549; потомственные и личные почётные граждане — 176 и 112; купцы — 148 и 140; лица духовного звания — 128 и 108; финляндские уроженцы — 23 и 7. Не принадлежащих к сословиям было 347 мужчин и 194 женщины, не указавших сословия — 39 и 12; рабочих не было вообще (в отличие от Европейской части России).


Что касается численности малых народностей маньчжуро-тунгусской языковой группы, то имеются данные только по орочам, или орочонам, — 2407 человек. Кого на самом деле посчитали под этим названием — не вполне ясно. Были ли это нанайцы (которых тогда называли гольдами), или удэгейцы (этого понятия вообще ещё не было), или даже нивхи — кто знает. Дело в том, что и деление аборигенных народов по языку не соответствовало нынешним представлениям, да и переписчики не очень-то разбирались в национальностях. В опубликованных отчётах также указывалось, что к общему итогу населения, переписанного поимённо 28 января, должны быть добавлены 211 душ обоего пола (103 мужских и 108 женских) из двух селений Анадырской округи, которых «не представилось возможным» учесть в местах их непосредственного проживания (предположительно это были эскимосы).