"

Прокрутите Вниз


Фердинанд Антон Мартынович Оссендовский был весьма неоднозначной личностью. Немецкий журналист Лотар Деег, писавший о нём, заметил: «Без сомнения, он был человеком высокоодарённым и образованным, прекрасным прозаиком, но одновременно — бессовестным вруном и бахвалом». Дело в том, что автобиографии Оссендовского, написанные в разные годы, весьма разнятся вариантами, а некоторые исследователи считают, что он никогда не посещал места, которые «документально» описывал. Заставляет нас вспомнить об этом авантюрном человеке его причастность к российскому Дальнему Востоку…



От науки к политике


В одном из справочников, изданных в США, говорится: «Главная трудность, с которой столкнётся потенциальный биограф Оссендовского, — отделить его собственные широковещательные заявления от бесспорных фактов, каковых слишком мало». Поэтому сначала о точно известных фактах. Антон Оссендовский родился под Витебском в семье врача-поляка в мае 1878 года, затем окончил столичную гимназию и поступил в Петербургский университет на отделение химии.


Принимал участие в научных экспедициях на Кавказ, Алтай, Енисей и Байкал. Первая опубликованная им работа на русском языке — описание поездки по Алтаю и Киргизии. В 1899—1900 годах учился химии и физике в Париже, после возвращения в Россию служил доцентом политехнического института в Томске. С 1902 года жил во Владивостоке, где работал в испытательной химической лаборатории Уссурийской железной дороги, изучал различные виды топлива, занимался проблемами гидрологии края.


Здесь Антон Оссендовский вступил в краеведческую организацию — Общество изучения Амурского края (ОИАК), печатался в «Записках ОИАК», издавал свои труды в виде брошюр, написал первую повесть — «Ночь» (на польском языке). Вскоре имя его как химика стало довольно известным, но ещё больше Оссендовский прославился на ином поприще.


"

Прокрутите Вниз


Во время событий 1905 года, когда Оссендовский был в Харбине, его — поляка, умеющего произносить пылкие речи, — выбрали председателем комитета железнодорожников, взявшего КВЖД под свой контроль. Оссендовский тут же присвоил себе титул «президента революционного правительства российского Дальнего Востока». Правда, его деятельность в этом звании продолжалась всего 53 дня… Далее арест, суровый приговор — смертная казнь; потом помилование и новый приговор — два года тюрьмы, из которых Оссендовский отсидел 20 месяцев. Все эти события послужили основой для его будущих повестей — «От вершины до бездны» и «Людская пыль».


Известен и ещё один любопытный факт того времени. В начале 1907 года во Владивостоке в Обществе изучения Амурского края решался вопрос, кому давать первую премию имени Ф.Ф. Буссе. Претендентов было двое: Оссендовский с работой «Ископаемые угли и другие углеродистые соединения русского Дальнего Востока с точки зрения их химического состава» и магистр зоологии Пётр Шмидт. После рассмотрения всех доводов общее собрание ОИАК единогласно присудило премию в размере 300 рублей «политическому заключённому Харбинской тюрьмы» Антону Оссендовскому.



Рядовой газетных войн


Выйдя на свободу, Антон Оссендовский объявился в Киеве на должности директора асфальтобетонного завода; потом, уже в столице России, продвинулся до личного секретаря Сергея Витте по делам промышленности и одновременно — руководителя профсоюза промышленников золота и платины. В Петербурге занимал должности доцента по физике и химии, редактора научных журналов и «Петербургского дневника» (на польском языке), был сотрудником различных газет и выпустил несколько книг. Его повесть «Перед лицом бога» была отмечена на Всероссийском литературном конкурсе.


"

Прокрутите Вниз


А с началом Первой мировой войны, когда «шпионские страсти» стали дежурной темой российской прессы, Оссендовский нашёл себя на обширном поприще «чёрного пиара». Используя различные псевдонимы и газеты («Свет», «Вечернее время» и другие), он поставил на поток производство статей, в деталях описывающих «немецкое засилье» на российском Дальнем Востоке. По тексту чувствовалось, что их автор с местными реалиями знаком, но «факты» были явно выдуманными.


Особенно часто упоминалась немецкая фирма «Кунст и Альберс»: якобы это был жуткий «дальневосточный паук», опутавший своей шпионской сетью огромную территорию. Уссурийская и Китайско-Восточная железные дороги, все прибрежные города и селения переполнены; шпионы могли, по мнению автора, иметь свои базы и на островах близ Владивостока, где «среди лесов, в горных ущельях, на берегах пустынного моря удобно приютиться беспроволочному телеграфу».


В статьях содержались, например, и прямые провокации: «Теперь, во время войны, когда все средства нанесения вреда врагу дозволены, полезно бы принять такие меры: немедленно выгнать из Приамурья всех немцев, германских подданных, и имущество их конфисковать в пользу вдов и сирот воинов, павших в боях с немцами». Доподлинно не было известно, кто писал эти статьи, но Оссендовского подвела жажда наживы.



Нет ничего тайного…


Статьи в столичных СМИ, как выяснилось, были лишь «цветочками». Чёрные «ягодки» созрели чуть позже: в феврале 1915 года в столице был издан роман «Мирные завоеватели», тираж которого даже поступил в действующую армию. Некий Марк Чертван, до того времени не известный широкой публике, повествовал о неназванном русском городе на Тихом океане, где действует сеть немецких шпионов и диверсантов под прикрытием торговой фирмы (собственно, ничего нового по сравнению с предыдущими статьями). Стоит отметить, что написано весьма занимательно — было бы любопытно переиздать сейчас.


А в июне 1915 года во Владивосток, на адрес фирмы «Кунст и Альберс», из Петрограда пришло письмо, в котором сообщалось, что готовится второй тираж скандальной книги и её экранизация. Фильм предполагалось снимать во Владивостоке, а главный персонаж должен был быть похож на совладельца фирмы Адольфа Даттана (к тому времени уже сосланного под полицейский надзор в Томскую губернию). В послании содержалось предложение за «определённую сумму» отказаться от этих планов. И тогда Альфред Альберс решил разоблачить неведомых шантажистов.


"

Прокрутите Вниз


Питерский представитель «Кунста и Альберса» вышел в столице на некоего Штиглица, тот назвался секретарём Антона Оссендовского, сотрудника газеты «Вечернее время» (Штиглиц тоже работал в этом издании). Он сам за посредничество просил 1500 рублей, а Оссендовскому «за молчание» следовало уплатить аж 25 тысяч. Переговоры о суммах и условиях велись несколько месяцев, а в октябре 1915 года фирма «Кунст и Альберс», накопив нужные факты, обратилась с заявлением в петроградскую прокуратуру.


Против Антона Оссендовского и редактора газеты «Вечернее время» Бориса Суворина завели дело о клевете в печати (вымогательство доказать не удалось). В квартире Оссендовского провели обыск; видимо, он не ожидал подобного, поскольку обнаруженные документы подтвердили не только его авторство статей и романа, но и то, что всё это писалось на деньги Александра Касьянова — главы фирмы «Чурин и Ко», основного конкурента «Кунст и Альберс».


Правда, долго тянувшееся следствие закончилось нулевым результатом: Первая мировая война и последовавшие революционные события позволили Антону Оссендовскому избежать наказания, зато закрутили новую спираль его почти фантастической биографии. Сама обстановка в стране подталкивала подобных людей к неожиданным действиям. В 1918—1920 годах Оссендовский преподавал в политехническом институте и в высшей школе сельского хозяйства в Омске, там же был главным редактором «Вестника промышленности и торговли», затем стал техническим советником в армии адмирала Колчака. Видимо, сказалось знание физики и химии.



Правда редактора Панова


Век назад о «чёрном пиаре» говорили более прямо — провокация, подлог, ложь. Откровенными словами «Исторический подлог» озаглавил своё расследование Виктор Панов, известный журналист и редактор, в 1892—1922 годах издававший во Владивостоке газету «Дальний Восток». Именно он первым проанализировал все «антишпионские» статьи, направленные против «Кунста и Альберса». Побудил Панова к этому скандал, разразившийся осенью 1918 года и связанный с публикацией так называемых «документов Сиссона».


После событий 1917 года в Советскую Россию в качестве представителя американского «Комитета общественной информации» приехал Эдгар Сиссон — разведчик под прикрытием журналистского удостоверения. Он имел личное поручение президента США Вудро Вильсона раздобыть доказательства того, что Ленин — «немецкий агент». В марте 1918 года Сиссон купил за 25 тысяч долларов у некоего Семёнова (он же Коган) набор «подлинных документов», которые Семёнов добыл якобы с «риском для жизни». Тут было буквально «всё»: фамилии, адреса, явки, пароли, суммы, номера счетов.


"

Прокрутите Вниз


Позже американцы выпустили брошюру на русском языке под названием «Немецко-большевистская конспирация». В ней приводилось более полусотни документов, «раскрывающих» работу германской разведки с большевиками, в результате чего вроде бы и рухнула Российская империя. Панов, прочитав этот «труд», был искренне возмущён тем, что (наряду с многострадальным Даттаном и ещё шестью сотрудниками фирмы «Кунст и Альберс») он сам был назван в двух документах германским агентом!


И Виктор Панов, «как старый деятель русской печати», решил восстановить справедливость. Путём графологической экспертизы, проведённой в Японии, он сумел доказать подложность всех приведённых в брошюре документов. Заодно было выявлено, что подделаны подписи Троцкого и нескольких секретарей Ленина (чего Панов, будучи убеждённым монархистом, вовсе не желал — но правда превыше всего). В декабре 1918 года Виктор Панов разоблачил подделки в своей газете и издал брошюру «Американские подложные документы», а в 1921 году повторил всё это в брошюре «Исторический подлог». В ней же он выявил фальсификатора.


Сличив подписи на документах и имевшийся у него автограф Оссендовского, Панов пришёл к однозначному выводу: все подделки были совершены лично рукой его старого знакомого. Так что именно Антона Оссендовского следует считать создателем известной версии «Ленин — немецкий шпион». Позже сфабрикованные документы были подсунуты американским официальным лицам, легко «купившимся» на столь нужный комплект. Затем и сам Семёнов-Коган признался, что перекупил фальсификат у Оссендовского.


Тем не менее «документы Сиссона» ещё долгое время использовались в борьбе против большевиков. Остаётся добавить, что в 1956 году американский специалист по России Джордж Ф. Кеннан подверг новому исследованию весь пакет этих документов и ещё раз доказал, что они подделка, причём достаточно грубая. Он же вторично разоблачил авторство Антона Оссендовского — то есть подтвердил все выводы Виктора Панова.



Приключения «non stop»


После поражения Колчака Оссендовский скрывался в сибирской тайге в районе Уренгоя, затем ушёл в Монголию, к Унгерну. В штабе барона Унгерна фон Штернберга Оссендовский познакомился с Камилом Гижицким, офицером для спецпоручений (попросту говоря — разведчиком). Вместе они совершили несколько путешествий по Центральной Азии, маршруты которых были весьма замысловаты (по словам Оссендовского, вплоть до Тибета). Считается, что именно эти два поляка имели отношение к так называемому «кладу Унгерна», который до сих пор не найден.


Вначале барон Унгерн был подручным атамана Семёнова и хранителем его казны. Порвав с атаманом и уйдя в Монголию, он увёз с собой большую часть этого золота. Когда Унгерн понял, что разгром близок, он зарыл все сокровища на просторах монгольских степей, где их до сих пор ищут. Антон Оссендовский в своих произведениях не раз намекал, что ему одному известна тайна клада погибшего Унгерна, но он якобы может сообщить её только потомкам барона.


"

Прокрутите Вниз


В конце мая 1921 года Оссендовский отправился из Монголии в США через Владивосток. Здесь он на короткое время стал секретарём местного отделения географического общества, посетил Японию. Во время пребывания в Штатах Оссендовский смог издать там свой самый знаменитый роман «И звери, и люди, и боги». В нём он поведал о своих многочисленных приключениях, включая путешествия по горам и подземельям Тибета, где некие «посвящённые» якобы открыли ему тайны Шамбалы. Сейчас этот роман издан на русском языке и вполне позволяет считать автора выдающимся фантастом и мистиком.


В Польшу Антон Оссендовский вернулся в апреле 1922 года. В Варшаве преподавал экономическую и политическую географию, был консультантом в двух министерствах, писал книги. В 1924—1926 годах вместе с женой Софией и вновь объявившимся Гижицким совершил путешествия по Северной и Западной Африке, затем был в Палестине, Сирии и Месопотамии. Результатом стали приключенческие повести и документальные очерки, изданные в Польше и переведённые на 28 языков.


Скандальную известность получила книга Антона Оссендовского «Ленин — бог безбожных», весьма негативно рисующая лидера большевиков и его окружение (некоторые исследователи считают, что и её автор написал «по заказу»). К началу 1930-х годов Оссендовский стал одним из самых популярных польских писателей; его сравнивали с Конрадом и Киплингом. Но были и другие мнения: многие критически высказывались о его произведениях, считая их нагромождением неверных фактов, порождённых неуёмной фантазией автора.


В частности, писатель и путешественник Владимир Арсеньев в 1925 году (тогда он работал в Хабаровском музее) писал в Гамбург в фирму «Кунст и Альберс»: «Ныне этот Оссендовский находится в Германии, где выступает в ряде газетных статей… Пишет очень бойко, занятно и выпустил две книжки о Дальнем Востоке, написанные тенденциозно, с целью унизить и высмеять русских… Надо такого исследователя Тибета и знатока Дальнего Востока вывести на чистую воду, ибо своими статьями он вводит науку в заблуждение и даёт иностранцам превратное понятие о Дальнем Востоке и обливает помоями весь русский народ».


Литературные занятия стали основой жизни 60-летнего Антона Оссендовского; его книги выходят одна за другой: «От президента до тюрьмы», «Под польским знаменем», «Под порывами самума», «Маленькие победители». В 1937 году он возглавлял «Варшавские ведомости», в 1938-м — стал редактором журнала «Фильм-романс». Многое изменила Вторая мировая война; так, в первые годы оккупации Польши Оссендовский жил на средства от торговли шёлком. Затем примкнул к антифашистскому сопротивлению, осенью 1942 года стал членом Народной партии, занимаясь вопросами пропаганды и обучения молодёжи.


Для встречи нового, 1945, года Антон Оссендовский приехал в гости к владельцу фабрики шёлка Хенрику Витачкову и поселился в его особняке в городке Миланово близ Варшавы. Здесь писателя неожиданно навестил немецкий офицер, представившийся племянником барона Унгерна. О чём между ними шла речь — неизвестно, поскольку спустя два дня после визита, 3 января 1945 года, Антон Оссендовский внезапно умер. А многие тайны его жизни так и остались нераскрытыми.


"

Прокрутите Вниз

По материалам архива Общества изучения Амурского края. Текст Ивана Егорчева, рисунки Люси и Алексея Дурасовых