Битва за Амур: казаки против китайцев

Кровавая история древнего Албазинского острога

Дмитрий Англичанинов
14 июня 2016
Албазинский острог
«Вот держишь в руках кости человека, он пришел с другого конца страны — с Черниговщины или Дона, а погиб здесь, защищая интересы своей родины, и такая гордость за русскую цивилизацию накатывает», — говорит 27-летний москвич Роман Сорокин. Каждый год в июне он летит за тысячи километров на Амур, где с 2011 года весь сезон идут раскопки в Албазино — древнем форпосте, с которого началась колонизация южных территорий Дальнего Востока

«Наша задача — продлить хронометраж русской истории Дальнего Востока, — рассказывает волонтер Сорокин. — Вот в Благовещенске висят плакаты „Приамурью — 159 лет“, а мы утверждаем: „Это неправда, наша история началась на 200 лет раньше“. Албазино основан раньше Петербурга и Новороссийска, которые считаются исконно русскими городами. В регионе остро чувствуется проблема разобщённости. Сами жители говорят „у нас на Дальнем Востоке“ и „у вас в России“. Такое сплошь и рядом, а мы хотим части страны связать воедино».

Первым из русских путешественников в этих краях побывал Ерофей Хабаров, с отрядом казаков выгнавший в 1651 году с высокого берега Амура местного даурского князя Албазу. Его крепость Хабаров сжег, после того как перезимовал в этих местах. Основательнее обустроиться на границе с Китаем казаки решили несколько позже — в 1665 году.

Первые дома на 20-метровом берегу излучины Амура построил небольшой казачий отряд во главе с мятежником и бывшим военнопленным Никифором Черниговским. «Обычно русские городища ставили на мысах у впадения рек, но в случае Албазино первопроходцы решили, что лучше места не найти: вокруг пригодная для пашни широкая долина, а с высоты хорошо видно, кто плывет по реке», — рассказывает руководитель археологической экспедиции Андрей Черкасов.

Даже в катастрофическое наводнение 2012 года, когда в селе затопило все огороды и подвалы, территория раскопок оставалась сухой, вспоминает археолог Черкасов. Сегодня на этой стороне реки Россия, на другой — уже Китай; прежде принадлежность территории была не определена.


«Сдаваться не привыкшие»

Черниговский с сотоварищами были преступниками, говорит Сорокин — но преступниками, мыслящими государственно. Они устроили бунт на реке Лена, убили воеводу Илимского острога и бежали в Приамурье. Отряд подчинил себе местные племена, собрал хороший ясак (натуральный налог, главным образом пушниной) и отправил его со своим человеком в Москву. Упав в ноги царю, посланник бунтарей выпросил прощение.

В 1672 году в Албазино присылают воеводу — с запада на восток идут новые отряды. Теперь всё официально: местные получают печать и знамя. Помимо казаков в необжитые земли стремятся беглые крестьяне, охочие люди, промышленники. Прогресс был не на стороне местных племен: огнестрельное оружие землепроходцев против их стрел. Отряд в 50 казаков мог захватить крупное поселение аборигенов, пули пробивали кожаные доспехи местных навылет. В остроге не жил никто, кроме воеводы и заложников из племенной знати: последних держали ради выплаты оброка. Еще здесь располагалась приказная изба и погреб с порохом и оружием. Все поселения были раскиданы вокруг острога — внутрь крепости жители уходили только во время опасности.

У острога жили крестьянские семьи, даже у казаков были жены, хотя им запрещалось искать вторую половину среди русских крестьянок. Везде плодородная земля — можно выращивать рожь. Прежде хлеб русским везли сюда из-за Урала — дорого, сложно, а задержка грозила голодом и смертью.

Осада Албазина китайскими войсками, 1685 год

Китайская гравюра XVII века

В 1685 году по Амуру к Албазино, согласно книге Александра Артемьева «Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй половине XVII—XVIII вв.», приплыли пять тысяч маньчжуров, недовольных присутствием чужаков. За месяц небольшой острог, где жили четыре сотни человек, был взят. Его расстреляли из пушек, и, по записанным воспоминания очевидцев, ядра прошивали город насквозь. Русским защитникам пришлось уходить пешком, питаясь по пути кореньями. Крепость была сожжена, хлеб остался неубранным.

Позже русские вернулись и отстроили новую мощную крепость. Раньше это был типичный острог: деревянные стены, частокол, башни. Теперь Албазино значительно изменилось благодаря уроженцу Пруссии Афанасию Бейтону. Он был сведущ в вопросах фортификации и возвел земляные валы и бастионы для защиты от пушечных выстрелов.

«Усилия были не напрасны: маньчжуры приходят опять, уже с 10-тысячным войском и артиллерией под командованием иезуитов, и начинают новую осаду, — рассказывает Сорокин. — Но у русских хлеб убран, острог отстроен. Лагерь маньчжур разместился на острове посреди Амура. Обороняющиеся отчаянно сражались, но они не могли рыбачить, лишних дров не было, жили на собранном хлебе. В итоге началась эпидемия цинги».

Цинские войска осаждают Албазин, 1686 год

Голландская гравюра XVII века

На Пасху, пишет Георгий Новиков-Даурский в книге «Открытие Амура и начало освоения края», маньчжурский военачальник предложить сдать Албазино. Согласно официальным записям того времени, передвигавшийся из-за ранений только на костылях Бейтон заявил: «Русские сдаваться не привыкшие». Но, несмотря на многочисленные рапорты, помощь с запада не пришла, а припасы уже закончились. В итоге в 1689 году было заключено соглашение о сдаче: оставшиеся в живых, со всем имуществом, казной и иконами, покидали боевым порядком острог, а маньчжуры срывали укрепления.


Расширяя историю

«Даже сегодня на площади сто на сто метров с трех сторон можно увидеть валы — два метра в высоту, три в ширину. Имейте в виду, это лишь останки — укрепления были значительно больше, — рассказывает руководитель экспедиции Черкасов. — Западный вал обвалился в реку. Здесь земля пропитана русской кровью, в чем мы в буквальном смысле убедились в ходе раскопок, — вот тогда я особенно прочувствовал значимость памятника».

Через два года после окончания осады был заключен Нерчинский мирный договор: до осады острога маньчжуры претендовали не только на этот берег Амура, но практически на всю Восточную Сибирь, вплоть до океана. Столкнувшись с сопротивлением, поняли, что ресурсов для войны нет — только при осаде острога они потеряли до двух с половиной тысяч человек. В результате согласились на меньшее, и в этом главная заслуга защитников острога, убежден волонтер Сорокин.

К археологии аспирант РГГУ никакого отношения прежде не имел, но в 2012 году он приехал в Благовещенск по делам благотворительного фонда «Петропавловск», в котором тогда работал. Знакомые попросили отвезти иностранцев в полевой лагерь, и его затянуло. Вскоре он сделал свою первую находку — наконечник стрелы. Кстати, селяне постоянно находят на огородах китайские монеты и бронзовые кресты.

Массовое захоронение защитников острога XVII века, обнаруженное в 2014 году

Albazino, CC BY-SA 4.0

«Это совсем не скучно. Только представь, что находишь землянку, откапываешь ее неделю, периодически натыкаешься на черепа, — рассказывает Сорокин. — Оба-на! Наконец-то открываешь дверь, а там массовое захоронение, почти 70 скелетов. Во время осады ведь хоронить некому, люди ослабли от голода и болезни, нет сил каждому копать отдельную могилу, нет дерева для отдельного гроба, да и в первые две недели убили священника, значит, без отпевания хоронить никак нельзя: некому проводить обряд».


«Когда еще Черное море не было русским, здесь развевался наш флаг»

В исследовательском лагере условия спартанские: 30 палаток, небольшая баня, полевая кухня. Каждое лето по программе «Копатыч» в Албазино приезжает около сотни подростков со всей России. Участие бесплатное — дорогу из областного центра и питание оплачивают организаторы. Подростки либо сами находят программу через интернет, либо договариваются с местными общественниками. «Самым увлекательным были раскопки: сначала лопатой, потом кисточкой и руками. А в конце рабочего дня ой как здорово послушать рассказ про наши находки: гвозди, бусы», — говорит студентка института МВД Даша Кубовская, приезжающая уже в четвертый раз.

«Вот первопроходческое движение — это ведь история-то голливудская, но мало кто знает об остроге, поэтому планируем снять художественный фильм про Албазино, — рассказывает Сорокин. — При этом меньше всего хочется „клюквы“ или боевика в исторических декорациях. Организовали краудфандинговый сбор в интернете». С помощью 20 спонсоров на подготовку сценария собрали 400 тысяч рублей. Теперь нужно выяснить подробности жизни героев, их внешность и характер. Члены экспедиции рассчитывают, что сценарий будет готов через девять месяцев.

В Албазино можно привлечь много туристов, считает Сорокин, но пока есть две главные проблемы — это необходимость пропуска в погранзону и очень плохая дорога. В советское время из облцентра ходили пароходы, что могло стать заменой поездам и бездорожью, но потом их отменили.

На месте раскопок, надеются археологи, в дальнейшем можно будет сделать музей под открытым небом. Точную копию острога, впрочем, думают возводить в Благовещенске. В ноябре туристический маршрут представили на выставке Русского географического общества (РГО), которое с 2015 года спонсирует экспедицию наряду с Минкультом.

«Грант РГО мне лично вручил президент Владимир Путин, что считаю высокой оценкой нашей работы, — вспоминает руководитель проекта. — Мы всегда говорили: когда еще Черное море не было русским, здесь развевался наш флаг».

Рекомендуемые материалы
Продуктовый десант
Почему китайцы массово скупают российские товары на приграничных территориях
Как раздавали дальневосточные земли в царской России
Казаки-первопроходцы, гендерная дискриминация переселенцев и участок размером с два Ватикана на одну крестьянскую семью
Амурская область
Китайская граница, горящие горы, динозавры и космодром
Новости smi2.ru