Приезжайте к нам на Колыму

Почему кавказцы не торопятся на Дальний Восток

Анастасия Степанова
31 октября 2016
В Дальневосточном федеральном округе, занимающем треть площади всей России, сейчас живёт всего около 5% общего населения страны. Чтобы превратить округ в экономически развитый, преуспевающий регион, нужны рабочие руки. Для великого переселения российского народа на восток в сентябре 2015 года было создано Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (АРЧК ДВ). И по мнению гендиректора агентства Валентина Тимакова, одним из кадровых доноров может стать Северный Кавказ

Кадры на Дальний Восток собираются привлекать с помощью зарплат, которые выше, чем в других регионах, и земельных наделов. По недавно принятому закону с 1 февраля 2017 года каждый житель России, переезжающий в любой регион ДФО, может бесплатно претендовать на землю — до 1 гектара.

Но поедут ли кавказцы на Дальний Восток? Эксперты сомневаются, сами кавказцы тоже не спешат паковать чемоданы.


Что делать на дальневосточном гектаре?

— Что можно сделать на гектаре земли? Только выращивать продукцию под собственные нужды, это не коммерческий масштаб. Из-за гектара никто не станет приобретать дорогостоящую сельхозтехнику. Средняя коммерческая ферма приобретает хоть какую-то экономическую целесообразность начиная с размера в несколько десятков гектаров. Если же речь идет о строительстве теплиц, животноводческих комплексов, то здесь земля не является основной статьей себестоимости. Для тех, кто решит построить теплицу стоимостью несколько миллионов рублей, бесплатная земля не станет решающим фактором для переезда и размещения производства на Дальнем Востоке, — считает Алексей Плугов, гендиректор экспертно-аналитического центра агробизнеса «АБ-Центр».

Центр занимается сбором аграрной статистики по всем регионам России. Эксперт прокомментировал и перспективы кавказцев в сельском хозяйстве Дальнего Востока.

— Сельское хозяйство на Северном Кавказе масштабнее и разнообразнее, чем на Дальнем Востоке. Но кавказцы, которые хотят переехать в ДФО, должны быть готовы работать в новых для себя отраслях, — уточняет Плугов.

Дело в том, что главное сельхознаправление на Дальнем Востоке — это выращивание сои (тут производят 52% всей российской сои). Кроме того, среди сильных отраслей агробизнеса — производство яиц и выращивание картофеля и овощей.

А вот пшеница, кукуруза, фрукты — всё, чем славится Северный Кавказ, — на Дальнем Востоке не растут из-за климата.

Что касается животноводства, то СКФО поставляет на российский рынок около 30% баранины, а на Дальнем Востоке овцеводства нет в принципе.


За длинным рублём

Заработные платы на Дальнем Востоке — одни из самых высоких в стране. По данным базы вакансий АРЧК, профессионалам высшего звена предлагаются оклады до 115 тысяч рублей. Инженеры могут получать до 70 тысяч, квалифицированные и неквалифицированные рабочие — около 47 тысяч рублей. Привлекут ли такие зарплаты жителей Северного Кавказа, где уровень зарплат — самый низкий в стране?

Дмитрий Рогулин / ТАСС

— Жители СКФО выезжают на крупные стройки по всей стране, работают там вахтовым методом. Они строили и объекты саммита АТЭС-2012 на острове Русский, и олимпийские объекты в Сочи, — перечисляет Денис Соколов, руководитель центра социально-экономических исследований регионов Ramcom. — Если на Дальнем Востоке будет хорошая работа — кавказцы поедут на заработки, но зарплаты в 47 тысяч рублей и гектара земли мало для переезда на постоянное место жительства.

Сейчас диаспоры кавказских народов есть в нефтедобывающих северных регионах России.

— Ногайцы, лезгины и кумыки массово поехали в нефтедобывающие северные регионы еще во времена Советского Союза и сейчас живут там крупными и сплоченными диаспорами. Причем лезгины уехали первыми — они тогда уже научились работать на нефтяных объектах в Азербайджане. Позже на север поехали и чеченцы с ингушами: они уезжали от осетино-ингушского конфликта и чеченской войны, — продолжает Денис Соколов. — Поедут ли кавказцы на Дальний Восток сейчас — пока неясно. Это зависит от того, какие будут перспективы в карьерном и финансовом продвижении.


Мотивация не мотивирует

Опыт переезда именно на Дальний Восток был у ингушей — в советское время в Магаданской области возникло ингушское землячество, говорит Хасан Нальгиев, предприниматель и руководитель благотворительного фонда «Тешам» (в переводе с ингушского — «Доверие»). Он родился в Магадане, но в 90-х вернулся с семьей на Кавказ.

— До перестройки зарплаты на Дальнем Востоке были несоизмеримо выше, чем дома, а потом оставаться там стало не так выгодно. Мои родители работали в лесном хозяйстве. А еще ингуши часто занимались золотодобычей — тогда эта деятельность была возможна только в государственных организациях, а сейчас физлицо может получить лицензию и мыть золото самостоятельно. Когда-то там было наше ингушское землячество. Не могу сказать, сколько человек осталось сейчас, но точно меньше, чем было в Советском Союзе, — рассказывает Хасан Нальгиев.

Об инициативе властей привлекать кавказцев на крупные проекты на Дальнем Востоке он слышал, но не уверен, что ингуши заинтересуются этим предложением.

— Я не думаю, что зарплаты в 47 тысяч рублей для рабочей силы — мотивация для переезда. Сейчас кризис — жизнь подорожала, и в дальневосточных регионах все стоит дороже, чем на Кавказе. По поводу земли, заниматься сельским хозяйством там трудно — здесь земля более плодородная. Только сейчас у многих местных фермеров нет денег на обработку собственных полей.


«Северяне приехали»

На Кавказе считается, что ногайцы отличаются высокой мобильностью — люди склонны уезжать на заработки. По мнению Дениса Соколова, это объясняется тем, что у народа нет серьезных властных ресурсов на родине: на высоких должностях практически нет ногайцев, а значит, у всего этноса мало перспектив. По его оценкам, в России 130 тысяч ногайцев, и 30 тысяч из них живет на Севере.

— В ногайских селах в Карачаево-Черкесии — это я говорю про те поселения, где проживает много ногайцев, сложно найти семью, у которой нет родственников, работающих на Севере России, — рассказывает Адлер Туркменов, чиновник из правительства республики. — Летом они проводят отпуск на родине, у нас говорят: «Северяне приехали». Осенью уезжают обратно.

Чаще всего люди едут на заработки в нефтедобывающие регионы. Обычно уезжают мужчины, они идут в охрану нефтяных объектов или строек.

— Там нет «золотых гор», зарплаты — 50−60 тысяч рублей в месяц, но все же это выше, чем в среднем на Северном Кавказе. Заработанные деньги тратят здесь: строят дома в родных городах и селах. Нельзя сказать, что ногайцы любят уезжать — это вынужденный процесс. Сейчас есть обратная тенденция: ногайцы возвращаются на родину, потому что зарплаты, с учетом подорожания жизни на Севере, выравниваются. Пока я не слышал о том, чтобы кто-то из моих знакомых собирался перебраться на Дальний Восток.


Заработать и вернуться

Балкарцев, напротив, называют самым оседлым народом на Северном Кавказе.

— Среди нас, балкарцев, да и среди кабардинцев тоже, низкий процент так называемых пассионариев — легких на подъем, готовых собрать чемоданы и отправиться за лучшей жизнью. Но сейчас такое время, что довольно много жителей Кабардино-Балкарии работают на Севере вахтовым методом. В основном в нефтяной промышленности, — рассказывает Арсен Кайгермазов, руководитель общественной организации «Молодежная ассамблея „Единый Кавказ“».

По его мнению, идея привлечь кавказцев на крупные стройки в ДФО — хорошая, но пока условия малоизучены и не понятны.

— Чем может заинтересовать Дальний Восток? Зарплаты нужно изучать. Даже заявленные 47 тысяч рублей — это ведь как «средняя температура по больнице». Земля на Кавказе — плодороднее. И балкарцы, как и многие другие кавказцы, тратят заработки на строительство и обустройство дома на своей малой родине и не спешат переезжать навсегда туда, где больше платят.


Миграция со знаком «минус»

По данным Агентства по развитию человеческого капитала, сейчас на Дальний Восток едут большей частью из центральных регионов России. Чаще всего информацию о вакансиях запрашивают из Вологды, Ярославля, Волгограда, Москвы, Курска — правда, есть интерес и из Сибири и Урала: Иркутск, Красноярск, Чита, Оренбург, Екатеринбург, Кемерово.

Но пока Дальний Восток показывает отрицательную миграцию. В 2015 году, по данным Хабаровскстата, в округ прибыли 227 940 человек, а покинули — 249 905 человек.

Рекомендуемые материалы
Перспективы Биг-Мака
Почему федеральные торговые сети не идут на Дальний Восток
Карточки: что нужно знать о бесплатной раздаче земли
Кто и как сможет получить один гектар на Дальнем Востоке
«Проще и выгоднее»
Сколько и на что тратят дальневосточники в интернете
Новости smi2.ru