С небес на землю

Как изменилась жизнь региона рядом с новым российским космодромом

Андрей Уродов
6 июня 2016
Первый запуск с «Восточного», 28 апреля 2016 года
Строительство космодрома Восточный длилось четыре года. За это время были срывы сроков, забастовки рабочих, уголовные дела и жесткие слова президента в адрес строителей. Специальный корреспондент DV Андрей Уродов отправился в Амурскую область в преддверии пуска ракеты и разобрался, что изменило появление космической гавани в жизни простых землян в дальневосточном регионе

Два города — одно название

Изначально в проект Восточного закладывалось несколько задач. Во-первых, развитие инфраструктуры в Амурской области. Во-вторых, космодром должен был привлечь инвестиции и обеспечить приток молодых специалистов в регион. Всего на строительство первой очереди Восточного потрачено 104 млрд рублей. По словам руководителя Института космической политики Ивана Моисеева, новый космодром отличается от советских аналогов: инфраструктура возводится одновременно с объектами, необходимыми для запуска. «Раньше строили бараки, а сейчас обращают больше внимания на то, кто там будет работать и как жить, какие будут условия труда», — отмечает эксперт.

Около космодрома Восточный есть два закрытых города. Углегорск стоит тут с незапамятных времён, а вот наукоград Циолковский совсем недавно появился на карте. Формально оба города переименовали в Циолковский ещё два года назад, но люди по привычке продолжают называть старый город Углегорском. Кстати, и дорогу, которая их соединит, так и не доделали.

Игорь Агеенко / ТАСС

Первый космодром вблизи Углегорска появился ещё в 1996 году. Его назвали Свободный — по имени самого крупного города Свободненского района. Космодром должен был взять на себя часть задач Байконура, оказавшегося после распада СССР за границей — в Казахстане. Место для строительства Свободного выбрали не случайно. С 1969 года в Свободненском районе базировалась ракетная дивизия стратегического назначения. Чтобы не привлекать внимание к строительству сооружений для запуска баллистических ракет, ближайший военный город назвали Углегорском. Уголь тут никогда не добывали, а город получил статус закрытого. В 1994 году ракетную дивизию расформировали, но военные перешли работать на космодром Свободный — его сдали в эксплуатацию через два года. За десять лет отсюда в космос улетело пять ракет: одна российская и четыре иностранных (американская, шведская и две израильских).

В 2007 году Свободный перестал функционировать, но уже летом сюда приехала госкомиссия, чтобы опеределить место для строительства нового космодрома. Эксперты выбирали между Амурской областью и Хабаровским краем: в Советской гавани и Ванино был выход к морю — это значительно облегчало бы всю логистику. Однако частые в этих местах землетрясения склонили экспертов к выбору Амурской области. Запущенные из Углегорска ракеты пролетали над малонаселёнными районами и морем, тут была инфраструктура, оставшаяся после Свободного, а сам город находился рядом с Байкало-Амурской магистралью и федеральной трассой.

Новый Циолковский пока только строится

Игорь Агеенко / ТАСС

Пенсионер Виктор Калугин, приехавший в Углегорск в начале семидесятых, вспоминает, что жить тут было неплохо: «Вода у нас чистейшая, дистиллированная. Вокруг — артезианские скважины. Американцы приезжали к нам ракету запускать, привезли с собой воду бутилированную из Благовещенска — там-то пить другую невозможно. Потом нашу попробовали и обратно уезжали уже с баллонами местной воды». Калугин сидит на скамейке около подъезда пятиэтажки, рядом на солнце греется его пёс в наморднике. Углегорск так и остался закрытым городом, попасть сюда можно только по пропуску, а в однотипных дворах — без труда заплутать. Спасают перпендикулярные улицы: так или иначе они выходят к бетонным стенам, которыми окружён город.

Сейчас в Углегорске живёт 6 тысяч человек: местные жители и сотрудники компаний-подрядчиков космодрома, им тут арендуют жильё.

Байконур

Как строили космодром в Казахстане в 1955 году

Первый отряд военных строителей жил в палатках, несмотря на невыносимый холод. Землянок не было, потому что песок промерзал на полтора метра. Первое деревянное здание было заложено только в мае, а уже летом пришла невыносимая жара с песчаными смерчами. Солдаты носили чёрные очки и неуставные шляпы, спасающие от жары и ветра. Иногда песчаные бури были настолько сильны, что строители прятались в землянках, а возвращались к работе только ночью. Через год после начала строительства на Байконуре трудилось 2500 человек.

«Скукотища, город вымирает в десять часов вечера, пойти особо некуда. В местном кафе нашему коллеге недавно фингалов наставили. Заходит он в заведение, а там сидит на кортах парень, за поясом ствол», — рассказывает инженер из Самары, пожелавший остаться неизвестным. «Тут предприятий много, поэтому в городе половина народу — не местные. Мы с ребятами после запуска тоже домой поедем», — продолжает инженер. На жителя мегаполиса Углегорск, и правда, может произвести странное впечатление. Кажется, что время тут остановилось: стадион, заросший травой, старые бетонные трибуны, советский барельеф на стене детского дома творчества и небольшая аллея с памятником Гагарину.

По словам зампреда правительства Амурской области Дмитрия Тетенькина, руководство региона составило заявку на включение Углегорска в федеральную программу «Роскосмоса» по развитию космодромов с 2016 по 2025 год. В город проведут газ, реконструируют 33 многоэтажки, отремонтируют 20 км дорог, построят спортивный комплекс с двумя бассейнами. Рядом появится культурный комплекс с современной библиотекой и центром детского творчества. В Углегорск приедут работники подрядчиков космодрома, поэтому нужны школа и два детских сада для их детей. Высококлассные специалисты получат квартиры уже в Циолковском.


Совсем другие люди

Пока эти объекты согласовываются на бумаге, в городе заканчивают первую очередь стройки большого проекта — больничного комплекса. Планируется, что лечиться в нем будут не только работники Восточного, но и жители всех близлежащих поселений. Пять зданий комплекса возводят рядом со старой углегорской больницей. «Новая больница уже перешла из системы областного здравоохранения в федеральную», — рассказывает главный врач углегорской больницы Виталий Удод.

На стройплощадке, которую видно из окон больницы, никого нет. Большая часть работ ведётся внутри новых зданий. «И снится нам не рокот космодрома, — напевает прораб Александр, ведя нас вверх по ступенькам на крышу новой поликлиники. — На день космонавтики „Земляне“ к нам приезжали, ну это совсем не то уже, молодой состав».

Новое здание углегорской больницы

Юрий Смитюк / DV

«Гараж, склад, лаборатория, административное здание, — перечисляет прораб, стоя на крыше поликлиники. — Четыреста посещений в смену будет, установят современное оборудование. Сейчас же как: заболел у человека зуб, в Углегорске ему его только вырвать могут, за остальным надо ехать в Свободный, а это 50 км, да и очереди там на приём. Тут на второй очереди запланирован стационар на двести человек, детская поликлиника. Стройка грандиозная, всё туда, чтобы соединиться с Циолковским». Александр машет рукой в сторону кранов, возвышающихся на горизонте: «Правда, когда я сюда приехал в 2013 году, эти дома уже начинали строить — мы за это время успели пять зданий отгрохать, заканчиваем их в июне, потом будем заниматься благоустройством территории».

Дорога из нового наукограда Циолковский, рассчитанного на 20 тысяч жителей, пройдет рядом с больничным комплексом — так Углегорск объединится с прогрессивным городом, куда, как ожидается, съедутся работники космической отрасли со всей страны.

«Я переехал в Углегорск в середине нулевых, закончил школу. Теперь работаю водителем на скорой, — рассказывает Виталий Кузнецов, — Когда стройки только начались, среди вахтовиков было много бывших зэков, ездили откачивать этих наркоманов постоянно. Большинство, конечно, спасали, но к некоторым не успевали. Хорошо, эта волна как-то прошла. Теперь на объекты совсем другие люди приезжают. Стимул переезжать в Циолковский у людей есть, востребованным специалистам дают работу и квартиру». По словам главы администрации города Николая Кохно, только в одном больничном комплексе планируется 300 новых рабочих мест.


Умный город

Рекордсменом по количеству открытых вакансий в регионе станет сам космодром. По данным пресс-службы губернатора Амурской области, строительство космодрома обеспечивает работой более тысячи местных специалистов. Это не только представители космических специальностей, но и весь эксплуатационный персонал. К примеру, военные в отставке из Углегорска смогли устроиться в охрану. На строительстве второй очереди Восточного откроются ещё 5−6 тысяч вакансий для жителей Приамурья: почти 200 предприятий малого и среднего бизнеса нанимают людей для работы в столовых, на перевозках и в ремонтно-монтажных бригадах.

По мнению академика Российской академии космонавтики Александра Железнякова, экономическая выгода космодрома как раз в том, что его строительство и эксплуатация позволят создать новые рабочие места. «Насколько я знаю, многие специалисты с Байконура участвовали в подготовке первого пуска с Восточного. И хорошо, если они закрепятся на Дальнем Востоке. Но их будет недостаточно для обеспечения функционирования нового космодрома, поэтому уместно говорить о том, что Восточный — это новые рабочие места для жителей всего региона», — объясняет эксперт. Для работников космической гавани возводится целый город — Циолковский. Пока он больше напоминает район с новостройками, но сюда уже приезжают специалисты и с Байконура, и из центральных городов России.

Юрий Смитюк / DV

«Я коренной ленинградец, занимался в родном городе инженерными сетями, в 2013 году решил изменить судьбу и переехал в Циолковский. Нашёл супругу здесь, она тоже работает в „Спецстрое“. На месте города был бывший военный вертодром и пустая тайга. Я возглавлял бригаду по инженерным сетям, и первую зиму мы жили прямо на этом вертодроме в вагончиках. Их было всего восемь. Прямо на месте мы разрабатывали проект вахтового городка, продумывали временные коммуникации», — рассказывает руководитель проекта «Спецстройтехнологий» Евгений Коваленко, стоя около подъезда своего нового дома.

Сейчас в городе уже сданы четыре многоэтажных дома, есть магазин, между космодромом и Циолковским курсируют автобусы. Весь город можно обойти за пару минут, да и делать тут постороннему нечего. Разве что разглядывать новые таблички с названиями улиц. Первая получила имя Юрия Гагарина, название второй взяли из фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!» — 3-я улица Строителей. На этом город заканчивается. Можно, конечно, прогуляться до стадиона — спорту уделяют особое внимание. Летом вокруг новых домов появятся три футбольные коробки, велосипедные дорожки, а уже осенью заработает детский сад с бассейном.

Плесецк

Как строили космодром в Архангельской области в 1957 году

В марте на станцию Плесецкая прибыли первые строители. Из-за жестких сроков стройку запустили до прокладки автомобильных дорог. Тяжёлую технику приходилось тащить по проселочным дорогам, которые превращались весной в топкое месиво. Одновременно со строительством стартовой позиции началось создание бетонных заводов, складов, ремонтных мастерских. Для самих строителей жилья не нашлось. Сперва 4500 рабочих ютились в палатках и землянках. Из сносного жилья было только пять железнодорожных вагонов.


Поблизости в тайге были лишь маленькие поселки лесозаготовителей и деревушки. В самом Плесецке насчитывалось 56 дворов. Всю инфраструктуру нужно было строить заново, но сделать это было непросто. Весной разливалась река Емца, на ее берегу шло строительство космодрома. Вода затапливала котлован, смывала дороги, выводила из строя технику. Полковник Колбасин, один из пионеров на строительстве космодрома, оставил в дневнике такую запись: «Первый эшелон с людьми и техникой прибыл к месту работы в морозную ночь. Место для строительства было выбрано в лесу. Приступили к сооружению палаточного городка. День начинался с откапывания имущества, техники, очистки дорог, которые ночью засыпались снегом. Пищу готовили в походных кухнях. Акклиматизацию в палатках прошли все военные строители». Космодром строили 11 480 человек.

В построенных домах заселено уже 60% квартир. Для того, чтобы не отвлекать жителей города от работы на космодроме, в квартирах сразу сделан ремонт. Одним из тех, кто отметил новоселье в числе первых, стал двадцатитрёхлетний Михаил Пуц. Он приехал на Восточный с Байконура, чтобы работать инженером информационных систем. «Хотелось кардинально поменять обстановку, была какая-то тяга к приключениям», — рассказывает молодой специалист. «Добирался я через Москву, где мне поступило интересное предложение от крупного банка на должность сетевого инженера, но хватило сил отказаться, и в принципе, я не жалею», — говорит Пуц. «Сойдя с трапа самолёта, я сразу испытал на себе погодные условия: на меня обрушилась метель, что было небольшим шоком: ведь в Казахстане в это время уже за 20 градусов тепла. Встретили меня радушно, трудоустройство прошло по плану, выдали в служебное пользование квартиру. Единственное, к чему пока не могу привыкнуть, — это ранний восход солнца», — рассказывает Михаил.

С Байконура на Восточный приехали как молодые специалисты, так и опытные инженеры. Последние помогают новичкам освоиться на космодроме. «Восточный — это перспективный проект для молодых специалистов. Всему надо учиться в боевых условиях. Опыт нарабатывается непосредственно на месте при эксплуатации технологического оборудования. Всё приходит с годами и совершенствуется с каждым новым пуском ракетоносителя», — рассказывает Андрей Фомичёв. Он проработал на Байконуре восемь лет и перевёлся на Восточный. «Думаю, лет на десять сюда, а там посмотрим. Скоро жена с детьми переедут ко мне: с Байконура в новую квартиру».

В каждой квартире Циолковского можно найти «умный экран» со статистикой по коммуналке. Вся информация о коммунальных расходах будет стекаться в диспетчерский центр. Даже если жители забудут отправить показания счётчиков в конце месяца, система сделает это за них. Сейчас в городе не так много людей, но все экстренные службы уже функционируют: они связаны в систему «Безопасный город».

Строящийся город Циолковский

Валерий Шарифулин / ТАСС

«Люди приезжают в Циолковский на постоянное место жительства. В Амурском государственном университете был первый выпуск студентов, которых готовили к работе на космодроме. Они приезжают сюда, получают квартиры. Так что молодые специалисты у нас тоже есть», — объясняет Коваленко. По словам губернатора области Александра Козлова, начинающие специалисты получают квартиру и зарплату в 60 000 рублей. «Главное, что они работают по специальности. У нас на базе Амурского государственного университета открыт новый факультет, в школах запускаются космические классы», — отмечает губернатор.

По специальности трудятся и выпускники технологического техникума Благовещенска. Работник служб эксплуатации Восточного Александр Мелентьев рассказывает, что устроиться на Восточный ему позволил опыт работы. «Я ещё во время техникума работал: сначала в „Транснефти“, потом в Хабаровске, и вот два года назад вернулся домой, на космодром. Трудился в сфере строительства, потом ушёл в эксплуатацию. Работа хорошая, престижная. Квартиры в первую очередь дают иногородним специалистам, а я сам из Углегорска. Нам новую жилплощадь тоже обещают, но не скоро».

Ожидается, что в Циолковский приедут 20 тысяч человек — это 2% от всего населения: в Амурской области живёт 817 тысяч человек. По данным пресс-службы «Спецстроя», к концу года в Циолковском построят 14 жилых домов. В 2016 году сдадут 1295 квартир, в которых будут проживать около четырех тысяч человек.


Макбук на вокзале

В двухстах метрах от КПП Углегорска и охраны с автоматами находится одноименная железнодорожная станция. В скором времени отсюда будут ходить электрички и доставлять рабочих на космодром Восточный. На фоне тайги вокзал выглядит довольно футуристично: каркас трехэтажного здания выполнен из металлических конструкций, а огромные оконные стекла переливаются на солнце.

Железнодорожный вокзал станции «Углегорск»

Юрий Смитюк / DV

Пока на станции тихо: вместо гула поездов можно услышать только шум компьютеров. Их тут невероятно много — начинаешь даже думать, что ошибся дверью. Вроде бы вокзал, эскалатор и лифт на месте, а вместо зала ожидания — ряды столов с мониторами. Здесь находятся офисы «Центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры», сотрудники ждут переезда в главное офисное здание космодрома, его окрестили «Шайбой» из-за нестандартного вида.

Еще на станции построили вокзал с двумя пассажирскими платформами и пешеходный тоннель под железнодорожными путями. Пока на них неподвижно стоят вагоны, а выход к поездам теряется среди стихийного офиса. «В перспективе будут ходить электрички, но основная цель сегодня — это подвоз топлива и компонентов ракет с Байкало-Амурской магистрали. В большей степени эта ветка грузовая», — объясняет Коваленко, пока мы идём по парковке около станции.


Строим и ломаем

До ближайшего села Глухари от нового наукограда пять километров. Стройка века остаётся где-то за спиной. Местные покажут, с какого холма посмотреть на высокие краны Циолковского, а с какого — на монтажно-испытательный комплекс Восточного. От космодрома тут больше проблем, чем пользы. Сёла Курган, Глухари и Голубое сдерживают натиск подрядчиков госкомпаний. Народу осталось немного, в основном пенсионеры. После прогулки по пустынным улицам в полдень и вовсе кажется, что здесь никто не живёт. Покосившиеся деревянные избы, смотрящие на железную дорогу, стоят заброшенные.

Огромные фуры с щебнем, песком и стройматериалами едут через узкие просёлочные дороги днём и ночью, превращая их в непроходимое месиво. Местные жители жалуются: компании не вывозят строительный мусор, устраивают стихийные свалки, а водители-вахтовики приезжают в местные магазины за алкоголем, ведь в закрытые города их не пускают. Всё это превращается в головную боль для главы Курганского сельсовета Фёдора Старины. Он уже неоднократно писал претензии к «Спецстрою России», но компенсаций на ремонт дорог пока нет.

{{current + 1}} / 5

Дорога в селе Глухари, по которой ездит строительная техника

Юрий Смитюк / DV

Старое здание администрации Курганского сельсовета

Юрий Смитюк / DV

Дорога на село Голубое

Юрий Смитюк / DV

Дети в селе Глухари

Юрий Смитюк / DV

Указатель на въезде в Глухари

Юрий Смитюк / DV

«В Углегорске они строят, белят, красят, подсыпают, асфальт кладут. Но они грузовые машины в своё поселение не пускают, водкой там не торгуют. Рабочие куда едут? По нашим населенным пунктам Свободненского района. А едут они на грузовых больших машинах», — объясняет Старина, показывая на небольшой магазин вдалеке.

Дошло до того, что жители Глухарей установили дорожные знаки, запрещающие проезд грузового транспорта. Когда это не помогло, они перекрыли дорогу. За что сотрудники ГИБДД оштрафовали главу поселения на 2000 рублей. «Скорая помощь проехать не может. У меня человек умер на лавочке днём, сердце прихватило, полиция добралась только в десять вечера. Мы хоронили людей уже с машины на машину, с машины на машину перекладывали, чтобы только довезти до кладбища. Дорог тут не было», — рассказывает Старина.

По словам губернатора Приамурья Александра Козлова, ущерб, нанесённый «Спецстроем России», уже подсчитан: «Только по Свободненскому и Шимановскому районам 174 млн рублей. Дирекция компании согласилась с нами и приняла эти расходы. В рамках ведомственной целевой программы на 2016−2025 годы они возместят нам эти средства, но мы дожидаться не будем и, если что, пойдём с иском к „Спецстрою“. Они уже добывали у нас песок незаконно, Минприроды подготовило иск, мы отсудили 100 млн рублей. Правда за нами», — объясняет губернатор тоном Данилы Багрова.

Глава поселения показывает сломанный дорожный знак, запрещающий движение фур

Юрий Смитюк / DV

Глава поселения показывает сломанный дорожный знак, запрещающий движение фур: он валяется в котельной. На прошлой неделе его намеренно сбил грузовик. «Без больших машин строительство невозможно, да и у нас есть местные фермеры, которые тоже тяжелую сельхозтехнику возят. Но они хотя бы могут трактор нам дать или грейдер, чтобы дорогу разровнять, а эти компании-гиганты не помогают совсем», — рассказывает глава поселения. Помочь себе жители могут только сами. Старина вместе с местным депутатом Александром Колесниковым показывают новый фельдшерский пункт и актовый зал, который им удалось оборудовать прямо в здании правления.

Несмотря на постоянные конфликты, главе поселения удаётся сотрудничать с подрядчиками. Закрытую в селе Голубом школу переоборудовали под общежитие для вахтовых рабочих. «Там корейцы-гастарбайтеры у нас живут от „Буреягэсстроя“, — рассказывает Старина. — Мы котельную починили, сделали им все условия и теперь получаем прибыль от ранее пустовавшего здания. Выходит около 1 млн рублей в год за аренду, 90% — в районный бюджет и 10% — в бюджет села. Для нас это деньги существенные. Подрядчики меняются, рабочие приезжают на вахту и уезжают, а мы тут живём, поэтому приходится что-то придумывать».


Энергия космодрома

Единственный объект, который находится не в Свободненском районе, но неразрывно связан с космодромом, — это новая Нижне-Бурейская ГЭС мощностью 320 МВт. Восточный станет одним из основных потребителей вырабатываемой энергии этой гидроэлектростанции.

Нижне-Бурейская ГЭС не похожа на гигантское сооружение. Она строится как контррегулятор верхней — Бурейской ГЭС, поэтому размерами скромнее. Но на неё возложена серьезная ответственность. Если Амурскую область настигнут аномальные паводки, как это было в 2013 году, гидроэлектростанция будет выравнивать работу Бурейской ГЭС.

19 апреля на Нижне-Бурейской ГЭС были перекрыты последние пятнадцать метров реки: десятки самосвалов сваливали в реку огромные бетонные блоки. С этого момента вся вода пошла через водосбросы гидроэлектростанции. Исполнительный директор станции Александр Гаркин уверяет, что строительство идёт полным ходом. Из 650 тыс. кубометров бетона сегодня уложено 602,6 тыс., поэтому ГЭС запустят в срок.

Строительство не прекращается даже в самую суровую погоду. «Зимой тут, конечно, холодно бывает, но кормят хорошо, поэтому не мерзнем. Энергии хватает. Задача поставлена, надо выполнять. Оделись потеплее и пошли. В крайнем случае делаем тепляк, сверху им всё накрывается и работаем уже под ним», — рассказывает промышленный альпинист Алексей, стоя на краю плотины. Где-то внизу под нами сверкает вода, проходя через водосбросы.

{{current + 1}} / 5

Водосбросы новой ГЭС почти готовы

Юрий Смитюк / DV

Директор станции Александр Гаркин обещает запустить ГЭС в срок

Игорь Агеенко / ТАСС

Монтаж и сборка турбины гидроагрегата на Нижне-Бурейской ГЭС

Юрий Смитюк / DV

Рабочий на стройплощадке ГЭС

Юрий Смитюк / DV

14 апреля 2016 года. Последние 15 метров реки перед перекрытием

Игорь Агеенко / ТАСС

Большинство рабочих строят уже вторую или даже третью ГЭС. Хотя многие родились в Бурейском районе, они живут в общежитиях «Русгидро», которые построены в непосредственной близости от объектов.

«А я уже шесть лет работаю на ГЭС. Сам из Хакасии. У нас бригада занимается сборкой и монтажом гидротурбинного оборудования. Это регулирующая часть, одна из самых главных. Мне нравится тут. Сначала Богучанская ГЭС, теперь вот Нижне-Бурейская. Компания снимает нам квартиры, так что условия нормальные», — рассказывает монтажник гидроагрегатов Михаил Синегубов. После разговора он ловко карабкается по лопастям огромного «пропеллера» и пропадает в турбине.

Строительство Нижне-Бурейской ГЭС

Юрий Смитюк / DV

Многие работают столько, что уже не помнят свой трудовой стаж: «Я здесь родился и вырос, в деревне Усть-Кивда, тринадцать километров отсюда, в устье Буреи. Мы строим ГЭС, чтобы нашим бурейцам, амурским пацанам, подешевле электроэнергия обходилась. Это уже моя третья ГЭС: Богучанская, Бурейская, теперь вот Нижне-Бурейская. Я даже стаж свой не считал, мама мия, это только история знает!» — кричит монтажник Николай Молоченко под грохот отбойного молотка. Амурские пацаны должны быть благодарны строителям: с запуском Нижне-Бурейской ГЭС появление энергоёмкого космодрома Восточного никак не отразится на обычных потребителях.

Но такие масштабные стройки не проходят бесследно для природы. Экологи заговорили об этом еще шесть лет назад. Новое водохранилище Нижне-Бурейской ГЭС могло затопить уникальную долину реки Бурея, где обитают и растут краснокнижники. Эту территорию решили «расселить». Экологи, чиновники и представители «Русгидро» впервые сели за стол переговоров за два года до запуска ГЭС. Совет решил создать вокруг зоны затопления природный парк «Бурейский».

Юрий Гафаров — один из тех экологов, кто строил кормушки и гнёзда для животных, чтобы переманить их из зоны затопления, а потом пересаживал растения знойным амурским летом. «Нам удалось построить новые гнёзда для уток-мандаринок и дальневосточных аистов, возвести кормушки для кабанов и пересадить уникальные папоротники, растущие в долине реки», — рассказывает Гафаров. Скоро ему предстоит очередная поездка в «Бурейский»: нужно проверить, как растения пережили зиму, и понять, что еще нужно успеть до запуска ГЭС.



Второй шанс

При всех трудностях первых инфраструктурных проектов территорию Восточного ожидает вторая волна развития. Пока с космодрома можно запускать только модификации старой ракеты «Союз». Современная «Ангара» улетит отсюда только в первой половине 2020 года: место для строительства её стартового комплекса сейчас выбирают на Восточном. В перспективе эта ракета должна будет вывести в космос пилотируемый корабль.

На земле проекты не менее амбициозные. В рамках второй очереди будет построен аэропорт и центр подготовки космонавтов. Для того, чтобы обеспечить запуск «Ангары», на космодроме возведут кислородно-азотный завод и комплекс для хранения топлива, а в новом центре подготовки пилотируемых космических полётов будут работать учёные, ответственные за программу «Луна». Лунные экспедиции и ракеты сверхтяжелого класса станут главной целью третьей очереди строительства космодрома. Путь от первого запуска «Союза» до вывода в космос пилотируемого корабля займёт четырнадцать лет.

Пока Амурская область находится на самом старте: инфраструктура достраивается, объекты сдаются, а на бирже труда появляются новые вакансии. Сложно сказать, когда окупятся вложенные инвестиции, но ясно одно: депрессивный регион, в котором живёт всего 817 тыс. человек, встречает первоклассных специалистов со всей России, а в школах и университетах создаются профильные направления. Если все проекты действительно доведут до конца, а коррупционные скандалы больше не будут сопровождать строительство, Приамурье преобразится. Да, тут есть проблемы, их должна решать местная власть: жить рядом со стройкой на протяжении нескольких лет будет непросто.

Рекомендуемые материалы
Космодром, БАМ и Китай через реку
Тест, который покажет, знаете ли вы Амурскую область
Взгляд из космоса
Захватывающие дух панорамы Дальнего Востока
«Если представить область без нынешних строек, то это будет глубокая депрессия»
Губернатор Амурской области Александр Козлов — о том, как выйти из кризиса за 866 млрд рублей
Новости smi2.ru