Средневековое Приморье

Самые яркие открытия археологов региона за последнее десятилетие

Мария Окулова
11 января 2017
Впервые территория современного Приморья «узнала» человека десятки тысяч лет назад, а во времена средневековья ей довелось войти в состав двух крупных государств. К слову, главная столица одного из них находилась неподалёку от нынешнего Уссурийска — второго по величине города края. DV выяснил, что в основном исследуют приморские археологи и какие необычные открытия были сделаны ими за последнее десятилетие

«Адамы» Приморья

Ответ на вопрос, когда на территории Приморского края появился первый человек, очевидно, так и не будет дан — точных данных нет. Самые древние археологические памятники, обнаруженные в регионе, датируются возрастом около 35 тысяч лет назад. Каменные орудия этой эпохи были найдены в пещере вместе с костями животных мамонтовой фауны: гигантского благородного оленя, шерстистого носорога и других. Вероятно, эти кости были остатками трапезы древних охотников. Но кем были эти люди и когда они пришли сюда, неизвестно, так как их останки пока найдены не были.

— Самые древние костные останки человека на территории современного Приморья обнаружены в бухте Бойсмана Хасанского района, — рассказывает Александр Попов, директор учебно-научного музея ДВФУ. — Их возраст оценивается в среднем около 5 500 лет. Это люди, которые здесь точно жили. Благодаря этим находкам мы можем реконструировать их внешний облик. Это были однозначно монголоиды, ближе к арктической ветви — с широким лицом и высокими скулами, похожие на современных чукчей и эскимосов.

Гигантский благородный олень

Гравюра из энциклопедии «Вымершие монстры». Лондон, издательство Chapman & Hall, 1896 год

Вместе с тем археологи пока не знают, как долго эти люди жили на территории края. Само по себе наличие костных останков из других эпох не позволяет говорить о преемственности народов. Однако сейчас приморские учёные ожидают новых открытий, которые могут быть сделаны при помощи генетического анализа древних костных останков коллегами из Гарварда. В одну из ведущих мировых генетических лабораторий были переданы 60 антропологических образцов возрастом от 1 500 до 6 000 тысяч лет. Археологи рассчитывают, что ДНК-анализ поможет расшифровать древние исторические процессы на территория края, а также найдёт наиболее близких потомков этих людей из ныне живущих народов.

В то же время открытия, касающиеся каменного века, продолжают происходить и непосредственно «в полях». Одним из наиболее ярких за последнее десятилетие стало открытие в 2006 году в Приморье новой культуры эпохи неолита (7 500−3 500 л.н.) на памятнике Ветка-2. На северо-востоке края, в Ольгинском районе, учёные исследовали котлован жилища, где были найдены каменные орудия. Большинство изготовлены на каменных пластинах — технике очень редкой для неолитической эпохи Приморья.

— Как и их соседи, люди этой культуры занимались охотой, рыболовством и собирательством, но у них была своеобразная материальная культура. Неизвестно, кто эти люди и откуда пришли, говорить о преемственности сложно. Однако то, что на территории Приморья встречаются самобытные артефакты, а значит, самобытным было и население, — это однозначно, — утверждает Александр Попов.

Первое государство Дальнего Востока

Несмотря на давнюю историю местного народа, государственность на территории Приморья, как и всего Дальнего Востока, появилась не скоро. Минуло немало исторических эпох, возникли и ушли в небытие множество археологических культур, прежде чем в конце VII века на этой земле появилось образование людей, названное первым государством. Им стал Бохай, границы которого включали значительные территории современного Китая, российского Приморья и Северной Кореи.

Государство Бохай — первое раннегосударственное образование тунгусо-маньчжуров на территории Дальнего Востока России. Датой его возникновения считается 698 год, когда племена сумо мохэ и когурё объединились против китайских завоевателей. Уже в 705 году новое государство достигло мира с Китаем, а в 727 году наладило торговые отношения с Японией. Также в VIII веке у бохайцев появилась собственная система летоисчисления. Максимальный расцвет государства пришёлся на IX век. Но в 926 году, после 20-летнего натиска, Бохай был завоёван монгольскими племенами киданей.

Четыре столицы государства Бохай находились на территории современного Китая и одна в КНДР. Вместе с тем в Приморье обнаружено несколько достаточно больших бохайских городов. Самый крупный из них, у приграничного села Краскино, был частью округа Яньчжоу и подчинялся непосредственно восточной столице, находившейся примерно в 50 километрах. Краскинское городище, как оно было названо археологами позднее, имело важное значение для бохайцев. Рядом с ним базировался морской порт.

— Здесь проходила официальная государственная дорога, — рассказывает Евгения Гельман, старший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения РАН. — Сухопутный участок пути начинался от городища Баляньчэн (Восточная столица Лунцюаньфу), близ современного Хуньчуня (КНР), шёл в Краскино, а затем — по морю от бухты Экспедиция либо Посьета. Это был торговый путь, но не только. Бохайцы были хорошими моряками и плавали очень далеко — в том числе до Японии и южного Китая.

В эпоху раннего средневековья в этом портовом городе кипела жизнь, так что интерес к этому месту археологов совсем неудивителен. Впервые памятник был открыт ещё в 1871 году, однако планомерные раскопки начались более чем через 100 лет — в 80-х годах прошлого века. С тех пор исследования на Краскинском городище проводились систематически, а с 1994 года — каждый полевой сезон, с участием южнокорейских археологов. По мнению последних, бохайцев отчасти можно назвать предками современных корейцев.


«Приморские» верблюды

За несколько десятилетий скрупулезной работы археологам удалось восстановить примерный облик города. Тут были каменные дороги, каркасные дома с отопительной системой по типу «теплых полов», большой буддийский храм и другие общественные строения. Бохайцы выращивали не менее 12 злаковых и овощных культур и активно занимались ремеслами. Но, несмотря на относительную изученность их жизни, каждый археологический сезон приносит немало подчас неожиданных открытий.

— Важным открытием стало обнаружение кости верблюда в 2012 году, — говорит Евгения Гельман. — Несомненно, что для Краскинского городища верблюд являлся экзотическим животным, пришедшим сюда вместе с караваном по великому шёлковому пути. Потом они уходили, а тех, кто не выживал, тут же съедали. Это была совсем маленькая косточка, но она стала ценным подтверждением существования сухопутного пути. Мы ожидали, что на территории городища также получится найти участки, где останавливались караваны и посольства, но пока не нашли.

Караван верблюдов на Великом шёлковом пути

Иллюстрация из «Каталонского Атласа» 1375 года

Удивительно, но спустя три года учёные обнаружили на Краскинском городище ещё одного «верблюда». Бронзовая миниатюрная фигурка горбатого животного была найдена на краю раскопок в 2015 году. Пока археологи не смогли найти аналогов техники исполнения этой поделки у других народов, в связи с чем велика вероятность, что фигурку отлили местные мастера «с натуры».

Съедобное — несъедобное

За долгие годы раскопок на Краскинском городище было обнаружено более 1 500 костей различных животных. Идентифицировать удалось примерно 500, только треть из них, но полученные данные раскрыли немало новых фактов о жизни бохайцев. Так, благодаря находкам последнего десятилетия помимо прочего выяснилось, что жители города прекрасно разбирались в морской рыбе. Об этом говорит наличие в их рационе ядовитой рыбы фугу. Есть её можно лишь после крайне тщательной обработки.

— В одном из амбаров городища мы обнаружили много костей рыб, — рассказывает Евгения Гельман. — Мы отдали их на определение в Санкт-Петербург, и нам пришёл ответ, что среди них много костей рыбы фугу. Сейчас считается, что только японцы умеют готовить фугу. Да ничего подобного! Бохайцы прекрасно знали, как это делать. Они добывали и использовали все виды морской и речной рыбы и по-разному её готовили.

Строительный горизонт (или ярус) — понятие в археологии, которое описывает комплекс сооружений, существовавших одновременно в какое-либо время. Дата возникновения этих строений может различаться.

Кроме того, за последние годы на раскопках в городище не раз находили кости кита. Археологи не уверены, что бохайцы сами добывали этих морских животных, однако, вероятно, изредка употребляли в пищу китов, вынесенных на мелководье.

Также учёные установили, что помимо традиционной для азиатов свинины жители города активно питались собаками. В то же время расположение и состояние части собачьих костей указало, что некоторые псы использовались как помощники в охоте и уже тогда были друзьями человека.

— Некоторые собаки были домашними любимцами — это точно, — рассказала Евгения Гельман. — Об этом свидетельствует, в частности, такой факт. В 2007 году мы раскапывали одно жилище нижнего горизонта. И там, у этого жилища, было устроено небольшое погребение для шестимесячного щенка. Видимо, он умер от чего-то, для него выкопали ямку, положили его и захоронили. Скорее всего, это был ребёнок, который бережно его туда положил. Если бы он был выброшен или случайно умер, то его останки растащили бы крысы или хищные животные, а здесь это было специальное захоронение, выполненное с заботой.


Загадочные параллелепипеды

Несмотря на наличие в Краскинском городище буддийского храма, верования бохайцев по-прежнему вызывают у учёных немало вопросов. Предполагается, что, как и у многих других народов того времени, у жителей города был достаточно распространён шаманизм. На это, в частности, указывает обнаружение предметов с религиозной символикой, назначение которых до конца пока не установлено.

Бохайское каменное изваяние с изображением Будды. Артефакт хранится в Национальном музее Южной Кореи

pressapochista / Flickr.com

— В последние сезоны раскопок в домах мы находим некоторые вещи, которые указывают на шаманизм, — говорит Евгения Гельман. — Чаще всего это глиняные параллелепипеды с пересекающимися отверстиями. Зачастую на длинной стороне у них два отверстия и одно поперечное с узкой стороны. Так вот над этими двумя отверстиями иногда рисовали волосы, внизу — бороду, вокруг проводили круги, и это становилось чьим-то лицом. Вероятно, фигурки имели практическое назначение. Возможно, они фиксировали верёвки над очагом либо в других местах. Но также они, вероятно, имели двойственный характер, будучи вместилищем домашних духов.

При этом учёные обращают внимание, что с укреплением в бохайской культуре буддизма некоторые загадочные фигурки с отверстиями меняют форму. Так, в 2014 году у древней дороги археологи обнаружили такой предмет в форме буддийского храма, а на его обратной стороне — схематическое изображение монаха.

— Это говорит о своеобразном сочетании буддизма с народными верованиями, — уточняет археолог. — Поначалу буддизм был религией элиты, но благодаря таким поделкам мы можем наблюдать, как он проникал в жизнь обычных людей. Возможно, что эти фигурки использовались в том числе в магических целях.

Всего за время раскопок на Краскинском городище было обнаружено 6 строительных горизонтов. Существуя несколько сотен лет, город не раз перестраивался, что прекрасно отразилось в этих «срезах». Также по найденным тут предметам и остаткам строений учёные могут проследить конец прежде многолюдного портового города. После завоевания государства в X веке киданями несколько десятков лет здесь ещё жили бохайцы. Однако, желая обезопасить себя, на протяжении этого времени завоеватели переселяли покорённый народ на другие земли, пока в Приморье их почти не осталось.

Золотая империя чжурчжэней

Минуло несколько веков после завоевания Бохая. На опустевших землях современного Приморья набирали силу сперва разрозненные племена потомков народа мохэ — чжурчжэни. Постепенно объединяясь, в XII веке они вошли в состав мощного государственного образования — империи Цзинь. Созданная в 1115 году, она включала территории Дальнего Востока со столицей на территории современного Харбина, а позже — Пекина.

Чжурчжэни — племена, населявшие в X—XV веках территорию современного Китая, КНДР и Приморского края России. Империя чжурчжэней — Цзинь (в переводе «Золотая») — была образована в 1115 году в районе современного Харбина. Чжурчжэни считались прекрасными воинами, преуспевали в искусствах и имели собственную письменность.

В конце XIII века, накануне захвата империи монголами, чжурчжэньский военачальник Пусянь Ваньну выступил против династии и создал на территории современного Приморья государство Восточное Ся. Главная столица нового государства расположилась в городе Кайюань — вблизи современного Уссурийска. Несмотря на короткую историю Восточного Ся (15 лет), это время подарило расцвет политической и экономической жизни территории. В эти годы здесь было построено более 30 горных городищ, фортификационные сооружения которых впечатляют свои высоким уровнем.

Но так сложилось, что на протяжении долгого времени археологи обделяли вниманием культуру чжурчжэней. Интересы исследователей крутились в основном вокруг изучения государства Бохай. Оно считалось наиболее ярким средневековым наследием юга Дальнего Востока. И только за последние несколько десятилетий раскопок памятников чжурчжэней учёным удалось сделать множество открытий, перевернувших представления об этом народе и значимости этих мест в прошлом.

— Можно считать, что основа «чжурчжэневеденья» в России была заложена с началом изучения Шайгинского городища в 1963 году, — говорит Надежда Артемьева, заведующая отделом средневековой археологии Дальневосточного отделения РАН. — С приходом 90-х мы поднимались лишь за счёт своих сил, но нам удалось значительно расширить масштабы работ, в связи с чем было открыто много новых памятников. При этом мы доказали, что это были именно города, и выделили их столицу. Не многие археологи России могут похвастаться подобными открытиями: мы узнали столицу, узнали её название и узнали о существовании нового государства.

Археологам удалось выяснить и немало нового о том, какую жизнь вели чжурчжэни. Уже в ходе первых лет раскопок памятников этой культуры было ясно, что у потомков мохэ развита своя письменность. Основными занятиями этого народа помимо традиционной охоты и рыбалки было земледелие, скотоводство, ремёсла и торговля. Однако именно открытия последнего десятилетия «рассказали» миру, во что верили чжурчжэни и как провожали друг друга в последний путь.


«Случайный» храм

Как это ни странно, но первый храм чжурчжэней был открыт случайно. Вдали от известных средневековых поселений в 2011 году археологам ДВО РАН предстояло провести «спасательные раскопки» — обязательные исследования перед строительством объектов на ранее не освоенных землях. У реки Партизанка в Партизанском районе Приморья велось создание ЛЭП, и на одном из мысов учёные обнаружили некий памятник. Он получил кодовое название «Краснополье 1».

— Мы не знали, что это храм. Мы понимали, что строение находится в каком-то очень странном месте — на мысе, который сильно нависает над рекой, — рассказывает Надежда Артемьева. — С него открывается прекрасный вид на соседние городища чжурчжэней, на сопки Сестра и Брат. И мы думали, что он может быть сторожевым пунктом. Но думали также, что, возможно, это культовая постройка. И когда последнее подтвердилось, это стало настоящей сенсацией! Ранее мы копали Шойгинское городище в том числе в поисках буддийского центра, но оказалось, что искать нужно было за пределами города.

Чжурчжэньские воины на конях

Гравюра ок.

Чжурчжэньская культовая постройка была возведена по всем канонам буддийской архитектуры. Здание возвышалось на платформе площадью 5 на 6 метров и имело деревянный каркас с колоннами, которые опирались на шесть каменных баз, поддерживая двухскатную черепичную крышу. Также, в соответствии с буддийскими традициями, с одной стороны храм прикрывала гора, а с другой — вода. Ориентация углов храма по сторонам света тоже позволила учёным говорить о его неслучайном расположении с точки зрения геомантии.

Кроме того, рядом со входом в храм находилась площадка, где, по предположению учёных, располагался колокол, барабан, гонг и изображение рыбы. По буддийской традиции перед утренней медитацией монахи бьют в каждый из этих четырёх предметов, чтобы его услышали все существа мира: колокол — предки, кожаный барабан — животные, гонг — живущие в воздухе, а рыбу — водные обитатели.

Прибежище монахов

Не менее яркий культовый памятник чжурчжэней открыли спустя год. О том, что неподалёку от села Шкотово на побережье бухты Муравьиная находится некое обособленное средневековое строение, было известно более 10 лет. Однако предшествующее открытие храма вне городских стен подстегнуло учёных возобновить раскопки в этом месте в 2012 году. Их итогом стала, без преувеличения, очередная сенсация: в Приморье обнаружили остатки самого крупного из найденных в крае буддийских храмов.

— Площадь здания составляла 360 квадратных метров, — говорит Надежда Артемьева. — Его архитектурные особенности практически едины для всех храмовых сооружений — как буддийских, так и конфуцианских, и даосских: у храма была черепичная крыша, которую должны были поддерживать деревянные колонны. Судя по размерам, эта культовая постройка должна была иметь высокий статус.

Как и в случае с первым из обнаруженных чжурчжэнских храмов, одна сторона монастыря была обращена к горе, а другая — к воде, только здесь это было море. Углы здания были также направлены по сторонам света. Неподалёку от храма были обнаружены и другие, более мелкие постройки — в них, возможно, жили монахи.

Открытие обоих культовых чжурчжэнских памятников вызвало большой резонанс не только в среде учёных, но и у буддистов почти всего мира. Вскоре к памятникам потянулись адепты всевозможных буддийских учений. На месте древних храмов проводились обряды освещения, а многочисленные туристы и по сей день оставляют здесь монеты и ленты.

— Восстановить эти храмы будет сложно, слишком дорого, — сетует Надежда Артемьева. — Но я всегда предлагала поставить здесь стелу или табличку. Это намоленные и удивительные по красоте места. Можно облагородить территорию и устраивать сюда катерные экскурсии. Платформа стоит, мы оставили черепицу и с радостью дадим все необходимые консультации по подготовке места, жаль, что ни у кого пока нет желания работать в этом направлении.


Погребальные лотосы

2012 год принёс ещё одно знаковое открытие для отдела средневековой археологии ДВО РАН. В ходе того же полевого сезона вблизи села Новицкое Партизанского района учёные обнаружили захоронение чжурчжэней — первое из найденных за последнее столетие. Открытые ранее могилы того времени плохо сохранились и не давали исследователям исчерпывающей информации о том, как проходил обряд погребения.

— Мы копали много городищ и вокруг городищ, но нигде не могли найти могильник, и всегда это был вопрос из вопросов: а где же они хоронили? — рассказывает Надежда Артемьева. — Столько народу здесь жило, и где же их захоронения? Новицкое — это действительно было большое открытие. Мы узнали, как хоронили, и мы узнали, где хоронили, и теперь можем сориентироваться топографически, где у городищ могут быть могильники. Мы сейчас крутимся вокруг таких мест, но пока этот могильник первый и единственный.

Каменную черепаху эпохи чжурчжэней в Уссурийске обнаружили русские поселенцы в 1868 году. По мнению археологов, изваяние стояло над чжурчжэньским захоронением приблизительно XII века

Фото: Ольга Аржековская

На месте захоронения был обнаружено несколько курганов высотой около метра, расположенных относительно друг друга по оси восток-запад. На поверхности археологи обратили внимание на камни, уложенные кольцом, а в верхней части некоторых курганов — фрагменты черепицы, зубы животных и рога. Однако самое интересное ожидало археологов в глубине захоронений. В каждой из 14 обнаруженных могил находились керамические либо деревянные урны с прахом усопших. Сверху над ними помещались могильные домики из речных галек, выложенные в форме лотоса.

— Гальки явно подбирали специально — по 50−60 сантиметров — и аккуратно складывали их как бутоны, у нас даже сомнений не было, что это именно лотосы — важный буддийский символ, — говорит Надежда Артемьева. — Рядом с некоторыми намогильными домиками были также найдены вещи: меч, 11 наконечников стрел, пряжка и кресало. По ним можно предположить, кто был здесь похоронен. В частности, вероятно, одна из могил, где был найден меч, принадлежала воину. При этом меч был согнут, что значило, что его «умертвили» вместе с хозяином.

В связи с этим можно вспомнить, что помимо прочего чжурчжэни считались хорошими воинами. На закате своей истории, в XIII веке, этому народу удалось около 30 лет держать оборону под натиском монголов. Но, как и всем империям, после нескольких столетий расцвета государству чжурчжэней суждено было встретить конец. Не выдержав гнета завоевателей, империя пала, население было частично переселено, а частично осталось на территории Приморья в виде разрозненных племён. По официальной версии, именно они стали предками современных коренных народов Приморья — удэгейцев, орочей и нанайцев.

— С тех пор и до прихода русских на территории Приморья города не строились, — резюмирует археолог. — Это зона находилась под наблюдением Китая. Конечно, она не пустовала, но такого экономического расцвета, как это было при чжурчжэнях, здесь больше никогда не было.

Рекомендуемые материалы
По мишеням
Отборочный этап всеармейских соревнований по танковому биатлону в Приморском крае
Выходим из спячки
Приморскому сафари-парку 10 лет
Правда или миф?
Тест, который покажет, что вы знаете про заблуждения о дальневосточных регионах
Новости smi2.ru