Арт-паломничество

Якутская графика, баухаус в Биробиджане и лэнд-арт на Чукотке — в путеводителе по современному искусству Дальнего Востока

Соня Шпильберг
6 июня 2016
Чукотский город Анадырь — сам по себе современное искусство
Как захватить квартиру в центре Владивостока и соорудить в ней галерею и где записаться на курсы художников в Якутске? Соня Шпильберг разобралась в феномене дальневосточного искусства, чтобы понять, почему биробиджанские чиновники работают в баухаусе, а дома в Анадыре превратились в выставку граффити под открытым небом

Флагманом новшеств в области искусства на Дальнем Востоке пока остается Владивосток — единственный город региона, где открылся Центр современного искусства. Именно «Заря» поддерживает жизнь в сообществе молодых художников. В других городах региона замечено немало интересных проектов, но за неимением институции, которая могла бы поддержать молодых авторов, художники не выставляют свои работы и не вступают в диалог со зрителем. Разрыв между традиционным и новым искусством на Дальнем Востоке становится всё заметнее: современные художники сами создают выставочные пространства в антикафе, на квартирах или публичных городских территориях и самостоятельно совершают тихую экспансию в мир contemporary art.


Владивосток

1. Центр современного искусства «Заря»

Способен заменить собой московский «Гараж» тем, кто жить не может без журнала Tissue, воркшопов и дискуссий на тему мультидисциплинарности новых медиа. Лофтовое помещение было отвоевано галеристами у одноименной швейной фабрики, теперь это арт-резиденция для художников, коворкинг, кафе, книжный магазин и место встречи продвинутой молодежи.

«Президент-мобиль» работы художника Г. Острецова в ЦСИ «Заря»

Центр поддерживает молодых художников до 35 лет: «Заря» ежегодно выдает им гранты и берет их работы в свою коллекцию. В центре можно попасть на курс петербуржских граффити-художников, побеседовать на тему видео-арта с тайским художником Саравута Чутивонгпети — новым резидентом «Зари» — и передать привет от московских друзей куратору Марии Крамар, которая читает здесь курс про трансгрессию в современном искусстве.


2. Музей современного искусства «Артэтаж»

Директор музея Александр Городний вел проект с начала 90-х годов: собирал коллекцию, делал выставки живописи, которую считали современной — ездил с выставкой в США. Потом галерея получила статус музея при Дальневосточном университете, а сейчас коллекцию передали городу — и мэр, что удивительно, выделил для неё особняк, где разместится городской музей современного искусства «Артэтаж». Пока ведутся работы по ремонту и оборудованию здания, музей точечно устраивает в городе небольшие выставки.


3. Галерея «Арка» Веры Глазковой

Это частная галерея и вполне прагматичный проект. Галерист Вера Глазкова сотрудничает с художниками, работающими в разных направлениях. «Арка» — одна из немногих региональных галерей, которая участвует в ярмарке современного искусства «Арт-Москва» и допускается на зарубежные фестивали.


Artist-run-галереи

Галереи, которыми управляют художники в обход общепринятых правил существования государственных и частных выставочных структур. Подобные некоммерческие выставочные структуры существуют по всему миру — это The Embassy Gallery и Total Kunst в Эдинбурге, island6 в Шанхае, The Kitsch Gallery в Нью-Йорке, Stuckism International Gallery в Лондоне, Platform artists group в Мельбурне, APPETITE в Буэнос-Айресе и другие.

4. Vladivostok School of Contemporary Art

Эта интересная организация ведет активную жизнь не только учебную — здесь учат писать об искусстве (занятия проводит куратор и шеф-редактор портала Artguide.com Мария Кравцова) и читают курсы по истории современного искусства для кураторов и арт-критиков, — но и художественную. Школу открыла и возглавила Яна Гапоненко после стажировки в московском «Гараже» и арт-агентстве в Гамбурге, а также работы в галерее и студии художника Айдан Салаховой. Учебному заведению нет ещё и года, а оно уже взорвало молодёжную тусовку Владивостока своими «Квартирниками ВШСИ» в самом центре Владивостока. Школа проводит занятия и на «Заре», и в будущем городском музее современного искусства «Артэтаж», и в галерее «Арка», и в библиотеке Пушкина.

{{current + 1}} / 5

Арт-квартирник ВШСИ

предоставлено участниками квартирника

предоставлено участниками квартирника

предоставлено участниками квартирника

предоставлено участниками квартирника

предоставлено участниками квартирника

Биробиджан

5. Музей современного искусства

Здание Музея современного искусства в Биробиджане

предоставлено пресс-службой музея

Музей открылся в 1989 году как филиал Дальневосточного художественного музея. За 25 лет он ни разу не изменил собственной концепции и предлагает к просмотру коллекцию картин «Ветхий Завет — глазами современных художников», постоянно пополняющуюся работами художников со всей России. Можно также познакомиться с творчеством художников Еврейской автономной области и с выставками «Мужчина и женщина», «Юмор не для всех», «Кот мартовский», «России золотые купола». Цена билета — 20 рублей, за эти небольшие деньги можно окунуться в мир незыблемости художественных вкусов отдаленных регионов России.


Хабаровск

6. Стрит-арт

Конечно, можно отправиться смотреть граффити в Галерею современного искусства Art Hall, где есть коворкинг, экспозиция предметов современного искусства и образовательная программа с курсами актерского мастерства и игры на гитаре. Но после залов, разрисованных на заказ, хорошо бы посмотреть на работы вольных граффити-художников.

{{current + 1}} / 4

Арт-объект «Мальчиш-Кибальчиш» на заборе психбольницы, где в 1932 году лежал Аркадий Гайдар
и где появился образ Мальчиша. 
Хабаровск, ул. Серышева, 33


Дизайн-студия «33+1» и студия «Клинопись»

Дизайн-студия «33+1» и студия «Клинопись»

Дизайн-студия «33+1» и студия «Клинопись»

Дизайн-студия «33+1» и студия «Клинопись»

На улице Серышева находится здание психиатрической лечебницы, примечательное тем, что именно здесь в 1932 году Аркадий Гайдар написал знаменитую «Сказку про военную тайну, Мальчиша-Кибальчиша и его твердое слово». Вспомнить советского писателя решили граффити-художники Павел Шугуров, Александр Колбин и Егор Лебедев, которые создали фреску «Мальчиш-Кибальчиш» по рисунку художника Александра Данилова (1987 год).


Благовещенск

7. Амурский краеведческий музей

В 2014 году музей «пошел навстречу» современному искусству и открыл «Арт-подвал». Идея проекта возникла после «Ночи искусств в музее» — пространство создали для молодых художников и музыкантов. С 2015 года подвал активно экспериментирует с форматом, проводя такие выставки, как «Экспериментариум» — проект, собравший интерактивные объекты из области научного искусства, или персональная выставка инсталляций и графики молодого художника Андрея Калинина.

Графика Николая Рыбака, выставлявшаяся в «Арт-Подвале»

Несмотря на свою лояльность к современному искусству, в 2014 году музей отказал в приюте выставке «Потусторонние» с участием московских художников, среди которых были Небесный Кот, Матвей «Скиф» Крылов и Даня Берковский. Выставка все же прошла в одной из импровизированных галерей, на ней представили свои работы и участники местного граффити-объединения «82-ая студия» (его идеологи — Яна и Игорь Кольцовы). Работы студии можно увидеть непосредственно в городе: с 2013 года по маршруту № 11 ходит автобус «ПАЗ» — картина на тему космоса, на которую ушло 30 баллончиков краски и шесть часов работы.

Другая работа Яны и Игоря находится в Парке Мира. Художники создали стрит-арт стену, её центральным объектом стал портрет Энди Уорхола в стиле поп-арт. В роли холста — обои, вместо рамки — потолочный плинтус.


Петропавловск-Камчатский

Ар брют

Термин, введенный в искусствоведческий обиход французским художником Жан Дюбюффе. С его помощью он описал собранную им коллекцию работ непрофессиональных мастеров, большинство из которых с социальной точки зрения были отщепенцами. Работы ар брют нарушают почти все правила художественных жанров. По мнению Дюбюффе, это творчество в наиболее чистом его проявлении: спонтанный психический выплеск из глубин разума и сознания, запечатленный на бумаге или воплощенный в материале. Ар брют объединил черты дадаизма, сюрреализма, примитивизма, наивного искусства, а представители течения (они, кстати, часто не стараются даже к нему примкнуть) объявили свое искусство вне канонов академизма и общепринятых эстетических норм.

8. Камчатский краевой художественный музей

Музей не претендует на звание центра современного искусства, более того, его наивные коллекции дают волю воображению. Большое собрание работ художника Джона Гриценко приглашает поразмышлять над термином «ар брют».

Гриценко, урожденный камчадал, окончил местное музыкальное училище по классу хореографии. Джон — самоучка, и его картины, вошедшие в коллекцию музея, вызывают у зрителя из европейской части России постмодернистский восторг. «Хиггса», «Птица счастья», «Лес планеты Эо», «Геопланетанц», «Струна любви» и «Утро. Петропавловск-Камчатский», которое в виде открытки будет здорово оставить у себя на память о добром странном Джоне.

Магадан

9. Проект «Охотник»

«Если вы ищете праздник жизни, невероятные приключения, рассказы о которых всегда привлекут к вам внимание в компании, и взрывные фото, чтобы ослепить друзей, — мы предлагаем вам поездку за границы нормального мира», — обещает организатор проекта Abandoned Russia Саймон Кокерель. Это про Магадан. Действительно, богатый на фотоистории город, с неоднозначным прошлым, не совсем нормальный с точки зрения иностранца, не может не привлекать туристов. Историю Колымы лучше, чем её житель, не расскажет никто.

Фотохудожник Андрей Осипов — один из идеологов и участников проекта «Охотник» и автор проекта о Магадане для интернет-журнала Sygma. Вместе с фотографом Павлом Ждановым они через объектив пишут летопись Колымы, устраивают фотовыставки и издают альбомы, которые хорошо известны в США как своего рода антропологические исследования об этом притягательном и не простом регионе.

В команде издательства — филологи, историки, художники, фотографы, иллюстраторы, поэтому его библиотека по-своему уникальна и очень честно знакомит с культурой магаданского арт-мира, а заодно и с самим Магаданом. «Охотник» по сути бюро современного искусства Магадана в лицах, собравшее лучшее и самое нужное.


Якутск

10. Национальный художественный музей Республики Саха

Графика Якутии — своеобразное и по-своему глубокое явление, несмотря на многократное обращение к эпическим мотивам — они всегда для локального художника очевидны. Обширное собрание графических работ в музее — настоящее сокровище республики. Раздел начал стремительно пополняться со второй половины 1960 годов, когда в регионе сложился профессиональный коллектив художников, а графика Республики Саха приобрела всесоюзную и международную известность.

{{current + 1}} / 4

Мунхалов А. П. Слушают мир. Из серии «Мой Север». 1965. Бумага, литоргравюра

Карамзин В. С. Красавица Среднего мира. Из серии 'Якутский героический эпос'. 1969. Бумага, офорт

Курилов Н. Н. Поздяя осень. 1985. Бумага, аппликация

Рахлеева М.А. Долина реки Токко. Из серии 'Эвенки реки Токко'. 1985. Картон, темпера

Якутский эстамп — крайне интересный жанр на темы национального эпоса, литография и станковая графика — на философские темы. В графике современного этапа появилось целое сообщество художников синтетического склада, в основном выпускников Красноярского художественного института, которые успешно работают в живописи, кибер-графике, книжной иллюстрации, дизайне. Одна из самых заметных персон местного художественного сообщества — Туйара Шапошникова, график-мистик, чьи работы хранятся в фонде музея и недавно были представлены на ее персональной выставке. Туйара еще и популяризатор якутского современного искусства, автор проекта «АркТ-навигация» — этот проект довез якутскую графику до Москвы, Питера и Варшавы.


11. Антикафе OLLS

Одно из немногих мест, где в Якутске можно встретиться с неравнодушной к искусству молодежью, не попав в панк-тусовку (панк — очень популярный жанр у местных музыкантов). В антикафе предлагают посмотреть кино ночью, послушать цикл лекций о киноискусстве, поучаствовать в воркшопах по созданию арт-объектов, записаться на курсы юных художников и посетить лекции о современном искусстве с секретным лектором. Идеологи кафе «ведут» виртуальный музей, где рассказывают о направлениях современного искусства и знакомят с зарубежными выставками.


Анадырь

12. Лэнд-арт на Чукотке

Анадырь — крошечный центр Чукотки с населением 15 тысяч человек и замечательным Домом культуры, который по своей футуристичности похож на филиал научной базы с планеты Омикрон Персей-8. Здание построено в 1963 году с мыслями о космосе и пережило тотальную реконструкцию в 2004 году, а в его стенах все эти годы скрывались от холода многочисленные культурные работники, которые посвятили время написанию десятка методичек, организовали фольклорные ансамбли, хоровую студию, танцы и фотоклуб «Анадырь». Рисовать здесь не любят, зато фотовыставки регулярны и действительно экзотичны для гостя, который также может послушать местную рок-группу «Губернатор», занимающуюся на базе ДК, и составить представление о вкусах местных жителей. Фотографы даже изобрели свое городское мероприятие «АнадырьФотоЭкспо».

Улицы Анадыря — сами по себе современное искусство

Национальный фотобанк GeoPhoto.ru

Лэнд-арт

(англ. land art — земляное искусство)

Течение западноевропейского искусства второй половины ХХ века, выражающее разочарование в технологиях и городской жизни через осознание индустриализации и массовости современного искусства, проще говоря — протест на тему экологического кризиса. Лэнд-арт использует реальный пейзаж в качестве главного художественного материала и объекта. Энтузиасты лэнд-арта (У. де Мариа, Роберт Смитсон, М. Хайзер в США, Р. Лонг и другие) «портят» реальный пейзаж: роют траншеи, создают причудливые нагромождения камней, раскрашивают скалы, имитируя деятельность Демиурга, пытаясь вернуть искусство в природу. Как правило, объекты очень велики — их возможно осмотреть с определенной точки или с помощью фотографии.

На самом деле на нем ничего не экспонируют, это просто времяпрепровождение в формате совершенно эгоистичного искусства — для инстаграмов, блогов и фото-альбомов, которые участники потом напечатают в местной фотоматерской. Фотографы выбирают улицу и идут исследовать родной город — через объектив часто видится иное, не то, что привык видеть по пути в магазин или на работу.

Но главное в Анадыре другое. Если взобраться на ближайший холм и взглянуть на улицу, скажем, Энергетиков или Ленина — город тут же становится сам по себе арт-объектом с хэштегом #unintentional design. Торцы домов покрыты сложными фотоколлажами на тему Чукотки: красивые чукотские женщины, рыбы, сценки из культурной жизни шаманов тундры, чумы, бубны, олени. Главное — обилие цвета в отсутствии растительности. Все дома этого города раскрашены ярко и хаотично, полосами, квадратами, линиями, и представляют собой один чудесный принт на фоне холодного залива и сопок. Вид с любого холма, которые окружают этот крошечный городок, можно смело вписать в энциклопедию естественного лэнд-арта.


Южно-Сахалинск

13. Сахалинский областной художественный музей

Есть негласная традиция: чем дальше от центра России находится регион — тем меньше там любят рисовать или изобретать новые языки в медиа-искусстве и тем больше ставят экспериментов с помощью фотокамеры и объективов. Художница Александра Ким и фотограф Александр Накагава ведут на Сахалине совместный выставочный проект — так, как оказалось, проще объяснить людям, что такое современное искусство. Серия работ Александры называется «I am a wandering man, young and beautiful. I will build a house on another planet and will grow the art in golden pots». После первой же выставки публика, возбужденная непонятным ей творчеством, долго не отпускала художницу из зала, допытываясь, «в чем смысл».

Ким работает как художник и куратор — её кураторский проект «АртПорт» взялся реализовать Сахалинский областной художественный музей. Проект посвящен созданию сообщества молодых сахалинских художников, которые хотят работать на своей родной земле, используя её как творческое пространство. Это уникальная и очень полезная для региона концепция — такой подход позволит развивать регион с точки зрения современного искусства и, возможно, создаст специфический микроклимат для творчества, а может быть, — новый язык или целое направление.

Первая выставка объединения открылась в мае 2016 года. Но проработала она недолго: руководство музея сочло, что работы художницы пропагандируют «экстремизм, гомосексуализм, наркоманию, суицид и насилие». Поводом для закрытия выставки послужило коллективное письмо восьми членов Сахалинского союза художников.



Владимир Назанский

искусствовед, куратор Музея современного искусства «Эрарта» в Санкт-Петербурге

Средоточием современного искусства на Дальнем Востоке России остается Приморье.

Два года назад я был во Владивостоке и встречался с директором музея современного искусства «Артэтаж» Александром Городним, чтобы поговорить о сотрудничестве. Тогда к культурной среде города было повышенное внимание, например, планировали открыть филиал «Эрмитажа».

В смысле «арт-тусовки» Владивосток сильно раскачал граффити-художник Павел Шугуров, который объединил молодежь с интересами в области паблик-арта. По крайней мере, с ним в город хлынул и видео-арт, и фестивали, например «Биеннале визуальных искусств», куда в силу близкого географического положения приезжает много японских и корейских медиа-художников. Город активен в отношении искусства, но этого мало — художники стараются выбираться в Москву и Петербург, так что культурный слой просто не успевает нарастать.

В других городах Дальнего Востока художественные мастерские попросту пустуют — как в Комсомольске-на-Амуре или Хабаровске — и царит автономная художественная реальность или, как на Сахалине и Камчатке, этнографический соцреализм, и будто бы не было четверти века современного искусства.


Павел Шугуров

художник, бывший начальник отдела дизайна городской среды мэрии Владивостока

У нас на Дальнем Востоке нет современного искусства. То, что у нас называется современным искусством, — это провинциальный модернизм, выросший на обрывках прошлогоднего московского самиздата.

Для Дальнего Востока характерно то, что художники как личности намного интереснее и масштабнее их вторичного искусства. Например, художник Джон Кудрявцев — такой дед с бородой и горящими безумием глазами, живет в интерьере из кореньев, старых вещей, внутри «тотальной инсталляции», однако свой образ жизни как искусство не позиционирует. Своими творениями он считает чистенько нарисованную и оформленную в багет графику формата А3. В регионах Дальнего Востока возникают отдельные личности, которые работают качественно и интересно, но это не индустрия.

Рекомендуемые материалы
С баллончиком краски в руках
Как развивается уличное искусство граффити на Дальнем Востоке
Терпение и труд
Кто они — самые высокооплачиваемые и самые востребованные специалисты Дальнего Востока?
Новая Дума
Как прошёл единый день голосования на Дальнем Востоке
Новости smi2.ru