Дальневосточная валюта

Какие отрасли экономики Дальнего Востока наиболее привлекательны для иностранных инвестиций

Ирина Дробышева
4 июля 2017
В 2015 году правительство страны утвердило стратегию опережающего социально-экономического развития Дальнего Востока. В её основе — использовать главные плюсы макрорегиона: бескрайние территории, выход к Тихому и Северному Ледовитому океанам, границы с Китаем, КНДР, США и Японией, огромные запасы минеральных ресурсов, древесины, рыбы и морепродуктов. Государство создало беспрецедентные льготные условия, чтобы привлечь зарубежные инвестиции. DV выяснил, какие сферы интересуют иностранных инвесторов

Сверхсырьевой придаток

Дальний Восток ещё со времён СССР (да и долгие годы после его распада) обеспечивал страну минеральными ресурсами, лесом, рыбой и выполнял оборонную функцию. Транспортный сектор региона обслуживал преимущественно экспорт всё того же сырья, импорт и внутренние перевозки. Именно эти сектора экономики относятся к числу ключевых в структуре валового внутреннего продукта ДФО, хотя доля их за последние годы несколько изменилась.

На территории Дальнего Востока находятся значительные запасы углеводородов, угля, руд железа, титана, марганца, калийных солей и другого минерального сырья. Здесь добывается 100% сурьмы, 98% российских алмазов, 80% олова, 90% борного сырья, 50% золота, 14% вольфрама, нефть и газ, цинк, серебро, платина, нерудное сырьё.

Так, добыча полезных ископаемых на Сахалине после запуска шельфовых проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» потеснила с первого места рыбную отрасль и сегодня обеспечивает более 61% ВРП островной области. В Республике Саха (Якутия) вклад от добычи ресурсов — около 43%, на Чукотке -— более 31%, в Магаданской области — порядка 17,5%, в Амурской области — около 17%, в Еврейской автономной области — 13,5%, в Хабаровском крае — около 6%. В Приморье горнорудная отрасль в последние несколько лет утратила позиции (доля в структуре ВРП — менее 3%) по ряду причин: отработаны эксплуатируемые долгие годы месторождения — необходимо осваивать новые и модернизировать действующие производства, к тому же на мировом рынке сложилась неблагоприятная ценовая конъюнктура.

Рыбная отрасль играет заметную роль в ВРП Камчатки (14%), Приморья (около 5%), Магаданской области (более 3%), Сахалина, Курил и ряда других регионов, имеющих морскую акваторию. Лесное и сельское хозяйство — в Амурской области и Еврейской АО, в Хабаровском и Приморском краях (от 3 до 7%). Транспортная сфера — в экономике Приморского и Хабаровского краёв (в среднем порядка 20% в ВРП каждого субъекта), в Якутии (около 9%) и на Камчатке (около 6%).

В округе есть обрабатывающие производства: металлургические, нефтеперерабатывающие, химические, лесозаготовительные, машиностроительные, авиационные, судостроительные предприятия, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная, пищевая и рыбная промышленность. Наиболее развиты они в Хабаровском, Приморском и Камчатском краях (от 8 до 10% в ВРП каждого субъекта).

Сборка вертолёта на заводе «Прогресс» в городе Арсеньев, Приморский край

Юрий Смитюк / ТАСС

Крупнейшие месторождения минеральных и других природных ресурсов находятся, как правило, в труднодоступных районах, с неразвитой дорожной и энергетической инфраструктурой, что осложняет их освоение. Значительная удалённость от центральных районов России также создает немало проблем. В первую очередь это высокие затраты на транспортировку продукции и электроэнергию. Межрегиональную кооперацию субъектов ДФО затрудняет плохая транспортная доступность между регионами.

В то же время Дальний Восток расположен на пересечении морских и сухопутных путей между странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Близость к глобальным рынкам динамично развивающегося региона подталкивала субъекты, через территории которых проходят эти маршруты, на развитие сервисных услуг и обслуживание внешнеэкономической деятельности, определив и сферы экономики, привлекательные для иностранных инвесторов и способствующие интеграции в сообщество стран АТР.


Первые иностранцы

В начале 90-х годов Дальний Восток конкурировал с Москвой по числу предприятий с иностранными инвестициями. Из более чем тысячи созданных в то время предприятий на рынке остались единицы.

Самым популярным на первых порах был Приморский край: у него наиболее развитая по сравнению с другими регионами округа транспортная инфраструктура. Как только Владивосток в 1991 году стал открытым городом, сюда хлынули любопытствующие иностранцы. Самые смелые рискнули организовать свой бизнес (гостиничный, телекоммуникационный, деревообрабатывающий и другие).

Так, до возведения к саммиту АТЭС-2012 кампуса Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) на острове Русском все значимые мероприятия проходили в бизнес-центре отеля «Хендэ», построенного южнокорейскими инвесторами в центре Владивостока. К слову, приморцы в числе первых не только на Дальнем Востоке, но и в стране получили телекоммуникационные блага: компании АКОС и НТК, созданные с участием американских и южнокорейских инвесторов, развивали здесь сотовую связь. Федеральные операторы начинали с более многолюдных центральных районов страны и много позже пришли на Дальний Восток, две из них выкупили впоследствии компании с их абонентскими базами у иностранцев. На рынке телекоммуникаций Приморья до сих пор работает «Востоктелеком» — компания с участием японских инвесторов.

Поскольку на Дальнем Востоке численность населения довольно мала и поскольку регион отдалён от рынков центральной России, то считается, что здесь невыгодно создавать предприятия для производства товаров народного потребления. Пожалуй, единственный пример конца 90-х — завод Coca-Cola, запущенный в пригороде Владивостока в октябре 1997 года. Он обеспечивает продукцией весь Дальний Восток и в этом году отметит 20-летний юбилей.

Сортировка урожая кукурузы на складе российско-китайского комплекса «Армада» в Приморском крае

Юрий Смитюк / ТАСС

До сих пор в Приморье, Амурской области и Еврейской автономии работают несколько агрокомпаний по выращиванию сои и кукурузы.

Есть на Дальнем Востоке и примеры успешных инвестиций в переработку леса. В частности, в Приморье это многолетнее партнёрство «Тернейлеса» с японской корпорацией «Сумитомо», создавших несколько производств по глубокой переработке леса. Вся продукция идёт на экспорт — в Японию, Китай и Южную Корею. В Хабаровском крае действует компания «Римбунан Хиджау» из Малайзии, открывшая с конца 90-х годов четыре специализированных предприятия. Одно из последних (производство 150 тыс. куб. м в год плит МДФ/ТХДФ в год) запущено в 2013 году в посёлке Хор. Продукция применяется в мебельном производстве, а также для покрытия полов, внутренней обшивки железнодорожных вагонов и в качестве упаковочного материала. Экспортируется в Японию, Китай, Южную Корею, часть идёт на внутренний рынок России.

Кстати, спад прямых инвестиций в Приморье наметился уже в конце тех же 90-х годов, когда стало известно о конфликтах и даже о судебных разбирательствах между российскими и иностранными партнёрами. Истории имели большой резонанс, в том числе в зарубежной печати. Так и не получил развития проект строительства южнокорейского технопарка в СЭЗ «Находка» (российский парламент не ратифицировал подписанное в начале 90-х годов межправсоглашение). Всё это надолго отпугнуло иностранцев от крупных прямых инвестиций в экономику края.

Проект «Сахалин-1» — месторождения Чайво, Одопту и Аркутун-Даги на северо-восточном шельфе острова Сахалина осваивает консорциум: «Эксон Нефтегаз Лимитед» (оператор проекта, доля участия — 30%), «Роснефть» через свои родственные «РН-Астра» и «Сахалинморнефтегаз-Шельф» (суммарно 20%), японский консорциум Sodziko (30%) и индийская государственная нефтяная компания ONGC (20%).

Проект «Сахалин-2» — Пильтун-Астохское и Лунское месторождения на северо-восточном шельфе острова Сахалина разрабатывает управляющая компания Sakhalin Energy. Её акционеры — ПАО «Газпром» (50% плюс одна акция), SHELL (27,5% минус одна акция, Нидерланды) и японские корпорации Mitsui (12,5%) и Mitsubishi (10%).

Но львиная доля иностранных вложений поступала в добычу полезных ископаемых в Якутии, Амурской области, в Еврейской автономии, на Чукотке и Камчатке. А самым привлекательным на долгие годы стал Сахалин и его нефтегазовые проекты.

Пик инвестиций в Сахалин пришёлся на 2000−2005 годы, когда создавалась инфраструктура для добычи, транспортировки и переработки углеводородного сырья. Тогда на долю островной области пришлось 96% всех накопленных на Дальнем Востоке иностранных инвестиций.

За 20 лет распечатанные нефтегазовые богатства острова коренным образом изменили жизнь самих сахалинцев и всей России, которая открыла для себя восточный рынок и новые экспортные позиции — сжиженный природный газ (СПГ), он экспортируется в Китай, Японию, Южную Корею и другие страны АТР. Получен огромный опыт сотрудничества в нефтегазовой сфере. Впереди «Сахалин-3» — перспективный нефтегазовый проект, его задача — освоить месторождения на шельфе Охотского моря (Киринское, Венинское, Айяшское и Восточно-Одоптинское) и расширить проект «Сахалин-2″. Корпорация Mitsui заявила об инвестициях в размере более $1 млрд в третью очередь завода СПГ — её ввод в эксплуатацию планируется в 2021 году.

Примерно с 2008 года доля Сахалина в общем объёме прямых инвестиций в ДФО стала снижаться, причина — крупные иностранные вложения пошли в добывающий сектор (в разработку месторождений угля, золота и других) Якутии, Амурской и Магаданской областей, Еврейской автономии, Чукотки.

Так, с середины 90-х годов южнокорейские инвесторы, в том числе LG International Corp., участвуют в разработке угольных месторождений Республики Саха (Якутия). Их совместное предприятие „Эрэл“ добывает энергетический уголь марки „Ж“ (жирный). До 70% идёт на экспорт. Канадская компания Silver Bear Resources Inc. инвестирует в геологоразведку перспективных месторождений серебра и других драгоценных металлов, в 2013 году её дочерняя компания (ЗАО "Прогноз») получила лицензию на 20 лет на освоение Мангазейского месторождения рудного серебра.

Добыча угля в Якутии

Артем Геодакян / ТАСС

В алмазную отрасль инвестировали такие страны, как Индия, Объединённые Арабские Эмираты и Япония, построив в республике алмазогранильные и ювелирные производства. Бриллианты и ювелирные изделия реализуются на внутреннем и внешнем рынке.

В Амурской области инвестиционный прорыв наметился в конце 90-х после прихода в золотодобычу Peter Hambro Mining, построившей в короткие сроки «Покровский рудник». Первая очередь полноценного производства по добыче рудного золота запущена в сентябре 2002 года, а компания занялась разработкой ещё трёх месторождений золота, влившись в ряды крупнейших золотодобытчиков России. Её совладельцы, россиянин Павел Масловский и англичанин Питер Хамбро, превратили дальневосточную компанию в международную: основные активы находятся в Амурской области и в ЕАО, место регистрации — Великобритания. С 2008 года она и несколько дочерних компаний объединились в «Группу компаний «Петропавловск». В сентябре 2016 года выдал первую партию железорудного концентрата Кимкано-Сутарский ГОК — ещё один масштабный проект, реализуемый компанией «Петропавловск-Чёрная Металлургия» в Еврейской автономии.

Таким образом, добыча минерального сырья и сегодня остаётся в числе приоритетных сфер для иностранных инвесторов, но всё же рейтинг наиболее популярных направлений стал более диверсифицированным.


ТОП-8

Генеральный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Леонид Петухов на VII Дальневосточном российско-корейском форуме, прошедшем во Владивостоке, рассказал о наиболее привлекательных для инвесторов отраслях промышленности в регионе. Рейтинг основан не только на ресурсном потенциале, но и на оценке конкретных проектов.

Посев сои на полях агрохолдинга «Русагро» в Михайловском районе

Юрий Смитюк / ТАСС

Первым по популярности он назвал сельское хозяйство. С одной стороны, на Дальнем Востоке насчитывается 2,8 млн га пахотных земель для выращивания сои, кукурузы, пшеницы, ячменя. С другой, есть обширная кормовая база, чтобы развивать животноводство, и близость к рынкам сбыта (соседние страны АТР импортируют продовольствия примерно на $250 млрд в год). Крупные российские агрохолдинги и иностранный бизнес в последние годы проявляют повышенный интерес к выращиванию в ДФО сои, кукурузы, риса, производству мяса и молока, другой сельхозпродукции.

На состоявшемся в апреле во Владивостоке инвестиционном агрофоруме было представлено более 50 проектов, которые в ближайшие три-пять лет будут реализованы на Дальнем Востоке и в Сибири. Среди них есть те, где задействованы иностранные инвесторы или производство ориентировано на экспорт. Так, по словам председателя совета директоров Группы компаний «Русагро» Вадима Мошковича, в Приморье их инвестиции в производство свинины в ТОР «Михайловский» составили 32 млрд рублей. На первом этапе проект решит задачи импортозамещения для мясоперерабатывающих предприятий региона, а в дальнейшем нацелен на экспорт в Китай, Японию, Корею и Индию. Ещё одно экспортное направление — молочная продукция (компания готова вложить в него около миллиарда долларов).

Чтобы поддержать подобные проекты, создан Российско-китайский фонд агропромышленного развития на Дальнем Востоке. Его учредители — Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона и Азиатско-Тихоокеанский продовольственный фонд. Обязательное условие: современные технологии и неистощительное использование земли.

Сохраняется привлекательность горнорудной отрасли, что при богатстве ресурсной базы (более 70 видов минерального сырья) и близости к рынку стран АТР вовсе не удивляет. Государство поставило задачу: осваивать ресурсы эффективно, без ущерба для экологии. Желающие есть и среди тех, кто давно пришёл в регион, и среди новых инвесторов.

К примеру, на Сахалине иностранные инвесторы продолжат развивать нефтегазовые проекты «Сахалин-2» и «Сахалин-3». В ТОР «Южная Якутия» будет реализовано семь проектов в горнодобывающей и транспортно-логистической сферах, в том числе с участием южнокорейских инвесторов. Только угля к 2030 году в Якутии планируется добывать до 39 млн тонн в год (для справки, в 2016 году добыто 17 млн тонн). А на Чукотке, в ТОР «Беринговский», австралийская компания Tigers Realm Coal Ltd. разрабатывает месторождение коксующегося угля «Фандюшкинское поле». В этом году она планирует добыть 400 тысяч тонн угля, а в следующем — до 600 тысяч тонн.

Нефтегазовая платформа «Лунское А», входящая в проект «Сахалин-2»

Александр Семенов / ТАСС

Недавно о планах освоения крупнейшего на Камчатке Крутогоровского месторождения каменного угля заявила компания Tata Power (Индия). Подписано соглашение, объём инвестиций в проект оценивается в $560 млн. Включение проекта в ТОР «Камчатка» поможет создать за счёт государства дороги и инфраструктуру, терминал на берегу Охотского моря. После выхода на полную мощность здесь будут добывать до 10 млн тонн угля в год.

— Какие бы проекты в приложении к Дальнему Востоку ни обсуждались, недра и их богатства остаются привлекательными для инвестиций, а значит, самыми перспективными. Инвесторы выдвигают лишь одно условие — обеспечить государственную поддержку инфраструктурным проектам. Дороги, энергетика — ключевое звено, в которое упираются даже очень крупные проекты освоения недр и из-за которого они буксуют, — отмечают эксперты Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР). — Государство готово убирать эти барьеры: строятся дороги, энергоисточники и другая необходимая инженерно-коммунальная инфраструктура для ряда проектов горнорудной отрасли (или инвесторам выделены субсидии на эти цели).

Транспортно-логистическая инфраструктура — инструмент развития практически для всех отраслей экономики и большой рынок для бизнеса. Самые масштабные проекты в этом секторе — международные транспортные коридоры МТК «Приморье-1» и «Приморье-2»: потенциал грузовой базы — 45 млн тонн. Они дают северо-восточным провинциям Китая кратчайший выход к морю и далее — в Японию, Южную Корею, другие страны АТР. А Россия получает возможность зарабатывать на транзитных перевозках. Концепция их развития одобрена, в ближайшее время будет подписано межправсоглашение с КНР о совместной реализации этих проектов. Практически во всех регионах Дальнего Востока кипит работа над созданием логистических центров и «сухих портов», над модернизацией и строительством терминалов в морских портах и аэропортах. Всё это — элементы единой сети, которая должна улучшить транспортную доступность в регионе. Страны-инвесторы, вошедшие в ряд проектов, — Китай, Япония, Корея, Сингапур.

Владимир Смирнов / ТАСС

Дальний Восток — один из крупнейших лесопромышленных регионов мира: при расчётной лесосеке в 90 млн здесь добывают всего 16 млн кубометров древесины в год и только четверть идёт на глубокую переработку. Ресурс для инвестиций в лесную отрасль — большой. В Хабаровском крае, Амурской области и ЕАО уже появились новые проекты по созданию современных производств с участием иностранных партнёров, но и свободные ниши ещё есть.

Остаётся привлекательной для инвестиций рыбная отрасль. По оценкам экспертов, на Дальнем Востоке можно вылавливать дополнительно «без вреда для популяции» около миллиона тонн водно-биологических ресурсов, что даёт отличные возможности для производства продуктов с высокой добавленной стоимостью. Пока же 90% в экспорте дальневосточников составляет мороженая рыба. Правительство разработало стратегию привлечения инвестиций в отрасль (инвестиционные квоты, программа поддержки развития аквакультуры). Интерес к ней проявляют Китай, Япония, Корея: ряд проектов на Камчатке, Сахалине и в Приморье с их участием уже начинают реализовывать.

За последние пять лет в сферу привлекательности для инвестиций стремительно ворвалась туристическая отрасль, хотя лет 15−20 назад это выглядело «абсолютной фантастикой». Цифры о количестве российских и иностранных туристов на Дальнем Востоке не убеждали, что инвестиции в этот сектор могут окупиться. Первую брешь в «ограничивающем убеждении» пробил проект одной из пяти игорных зон в стране — в Приморье. Позднее концепцию изменили, стали создавать интегрированную развлекательно-курортную зону «Приморье». Первая гостиница с казино работает уже полтора года, строятся и другие. Инвесторы обязались вложить около двух миллиардов долларов (край обеспечил строительство дорог и коммуникаций). Создаёт курорты-казино международная команда специалистов из Макао, Китая, Гонконга, Камбоджи, США и России. К 2022 году построят 21 отель на 6000 номеров и всю инфраструктуру, необходимую для круглогодичного отдыха. Есть свои амбиции и проекты у всех субъектов ДФО, там тоже надеются на интерес иностранных инвесторов к туриндустрии.

По данным Корпорации развития Дальнего Востока на начало апреля 2017 года, одобрено 15 из 29 заявок на общую сумму заявленных инвестиций около 186 млрд рублей (остальные заявки — на рассмотрении и доработке проектов). Резидентами территорий опережающего развития (ТОР) стали инвесторы из КНР, Южной Кореи, Сингапура, Литвы, Израиля и других стран. Реализуемые проекты — нефтепереработка, производство цемента, дорожно-строительной техники, металлоконструкций и сэндвич-панелей; строительство гостиниц и тепличных комплексов, заводов по глубокой переработке сои и рыбной продукции, деревообрабатывающий комплекс и другие.


Строительство на Дальнем Востоке инфраструктуры транспортировки углеводородного сырья (газопровод «Сахалин-Хабаровск-Владивосток», нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий океан», порты Козьмино и Де Кастри, строительство газопровода «Сила Сибири») логически подводят к теме перерабатывающих производств. По плану развития газо- и нефтехимии России на период до 2030 года в регионе должен сформироваться нефтегазохимический кластер. Четыре проекта — в процессе реализации. «Национальная химическая группа» и её японские партнёры готовятся к строительству в Находке завода минеральных удобрений (весной начнётся возведение городка для строителей, в пиковый период возведения объекта здесь будет задействовано до 12 тыс. человек). К 2022 году он выйдет на проектную мощность. Восточный нефтехимический комплекс (ВНХК), якорными инвесторами которого выступают НК «Роснефть» и китайская ChemChina, в феврале стал резидентом ТОР «Нефтехимический». Первым делом создадут нефтехимическое производство, вторая очередь — производство бензина и других видов топлива. Ещё два проекта привязаны к Амурской области: «Газпром» строит здесь газоперерабатывающий завод, а холдинг «Сибур» заявил о планах создать газохимический комбинат.

Сектор машиностроения объединяет высокотехнологичные проекты в сфере авиа- и судостроения в Приморском и Хабаровском краях, в Якутии, а также создание аэрокосмического кластера в Амурской области.

Так что уже в обозримом будущем все эти проекты могут существенно изменить экономическую карту Дальнего Востока. Как заявил в эфире телеканала «Россия 24» глава Минвостокразвития Александр Галушка, «за последние два года иностранные инвестиции в проекты развития Дальнего Востока составили более 20% от общей суммы в 1,4 трлн рублей. За этими цифрами стоят 475 инвестиционных проектов (фабрики, заводы, добывающие и перерабатывающие комплексы) со сроком реализации до 2025 года, где будет создано 78 тысяч рабочих мест».

— Путь развития Дальнего Востока — повышение добавленной стоимости в структуре экономики, переход от добычи сырья к производству, основанному на продвинутых технологиях, — считает руководитель Дальневосточный центр экономического развития и интеграции России в АТР Александр Абрамов. — Так эволюционировали все развитые экономики. Чтобы облегчить перенос в макрорегион звеньев цепочки добавленной стоимости и способствовать региональной международной интеграции, Россия использует определённые подходы. Во-первых, государство стало играть активную роль в привлечении прямых иностранных инвестиций в технологически продвинутые, добавляющие стоимость отрасли экономики. Их развитие должно способствовать накоплению необходимых знаний и навыков. Назначен ответственный за развитие ДФО вице-премьер правительства, созданы Минвостокразвития и сеть специальных агентств, работающих над устранением барьеров, на которые много лет указывали инвесторы. Правительство специальным постановлением обязало все госкорпорации и госкомпании согласовывать с Минвостокразвития свои дальневосточные планы, что позволяет координировать практически все значимые инициативы и проекты. Во-вторых, государство начало улучшать условия для экспорта высокотехнологичных товаров (этому содействует АО «Российский экспортный центр»). Таким образом, выполняется одно из основных условий реализации стратегии диверсификации экономики Дальнего Востока — она действительно стала государственной.

Рекомендуемые материалы
Инвестор навеки
Что и как строят китайские компании в дальневосточных ТОРах
Триллионный ВЭФ
С какими итогами завершился третий Восточный экономический форум
«Нулевой день»
Во Владивостоке готовятся к старту Восточного экономического форума