Русские офшоры

Как в Приморье создают специальные административные районы, которые позволят «вернуть» сбежавшие капиталы на родину

Роман Сорокин
25 сентября 2018
Вид на остров Русский
В начале августа президент России Владимир Путин подписал целый пакет законов, которые легли в основу создания двух «специальных административных районов» (САР). Что это такое и какова выгода для регионов и предпринимателей — объясняет наш корреспондент Роман Сорокин.

Офшор

САР — это российский аналог зарубежных офшоров, которые позволяют предпринимателям регистрировать компании в регионах с минимальной налоговой нагрузкой и комфортным правовым режимом. Отечественные САР разместятся на двух островах в разных концах страны — на острове Русский в Приморском крае и на остове Октябрьский в Калининградской области.

Для обывателя слово «офшор» давно стало синонимом ширмы для теневого или явно противозаконного бизнеса. Действительно, такие государства, как Острова Кайман или Антигуа и Барбуда, предоставляют своим «клиентам» привлекательные условия ведения бизнеса фактически без оглядки на его легальность.

Зарегистрировав свою компанию в таком офшоре, вы получите нулевые налоговые ставки, упрощённую процедуру корпоративной отчётности и возможность скрыть реального владельца бизнеса. Поэтому, за огромным количеством небольших компаний с ничего не говорящими названиями скрываются различные мошенники, коррупционеры и откровенные криминальные воротилы.

В то же время существует огромное количество «респектабельных» офшоров, в полной мере вписанных в общепринятые мировые нормы ведения бизнеса и присоединившихся к многочисленным международным налоговым и правовым соглашениям, обеспечивающим прозрачность и легальность их работы.

Ряд российских компаний уже выразил готовность перерегистрироваться. В конце августа стало известно, что совет директоров En+ Group PLC Олега Дерипаски принял решение о возможности «переезда» компании с Кипра в один из двух новых САР. А уже в сентябре во время проведения Восточного экономического форума (ВЭФ) САР на острове Русский получил первого резидента — им стала компания Finvision Holdings, единоличным бенефициаром которой является Артём Аветисян, бывший президент Юниаструм-банка и директор направления «Новый бизнес» АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» (АСИ).

Русские офшоры, конечно же, не будут иметь ничего общего с криминальным бизнесом. Предполагается, что новые САР станут альтернативой зарубежным офшорам и позволят «патриотично» настроенным отечественным компаниям перевести свой бизнес обратно в Россию, продолжая пользоваться всеми преимуществами офшорного законодательства.

Но истинное предназначение САР легко угадывается, если рассматривать их в контексте последних международных новостей.

В конце августа США ввели новые антироссийские санкции. Вместе с ранее принятыми различными зарубежными государствами ограничениями в отношении России эта практика оказывает заметное негативное влияние на национальную экономику.

Заместитель министра финансов США Сигал Манделкер заявила, что российский бизнес уже потерял активы на несколько сотен миллионов долларов США, которые были заморожены из-за американских санкций. В частности, согласно данным СМИ, состояние Олега Дерипаски, владеющего En+ Group PLC, за это время сократилось в два раза, а капитал владельца «Реновы» Виктора Вексельберга уменьшился на $3 млрд. С помощью санкций и другие страны, присоединившиеся к «блокаде» российской экономики, пытаются усилить давление крупного российского бизнеса на власть.

Одним из ответов на это давление и стало создание САР. Сторонники утверждают, что отечественные офшоры станут своего рода «убежищем» от санкций западных стран, которым уже подверглись или могут подвергнуться некоторые крупные российские компании. Их активы, зарегистрированные за рубежом, оказались под угрозой изъятия, и российское правительство предлагает им компромиссный способ спасения от преследования со стороны налоговых органов недружественных стран.


Условия и выгоды

Компании, желающие переместиться в условия новых российских САР, должны соответствовать четырём ключевым требованиям.

Во-первых, регистрация за границей не ранее 1 января 2018 года. А именно, претенденты должны происходить из одного из государств, входящих в Financial Action Task Force (FATF) и Committee of Experts on the Evaluation of Anti-Money Laundering Measures and the Financing of Terrorism (MONEYVAL) — это крупнейшие международные структуры по противодействию отмыванию преступных доходов. На сегодняшний день в этот список входят всего 62 страны. Это условие позволяет не допустить в Россию сомнительных игроков.

Во-вторых, компания, претендующая на получение российской регистрации, должна вести свою деятельность на территории России. При этом Центральный банк РФ настоял на исключении из списка разрешённых банковские, платёжные и другие финансовые услуги. В САР ждут только тех, кто делает «реальную» экономику.

В-третьих, компания должна принять на себя обязательства по инвестициям внутри страны в размере не менее $50 млн в течение полугода. Территориальная принадлежность этих инвестиций никак не ограничивается, более того, компания может инвестировать в российскую экономику через «связанные» с ней структуры.

Ну и наконец, компания должна заключить специальный договор с управляющими структурами САР, которые будут координировать всю её деятельность с «пожеланиями» российских властей.

Остров Русский во Владивостоке — идеальная локация для «российского офшора»

Юрий Смитюк/ТАСС

Организации получат специальные ставки по налогу на прибыль: 0% по доходам, полученным в виде дивидендов по собственным акциям, и 5% по доходам, полученным по дивидендам акций других публичных международных компаний. Участники САР получат статус нерезидентов в части валютного законодательства и налогового контроля, смогут использовать более гибкий корпоративно-правовой режим и сохранять конфиденциальность части сведений и возможность пользоваться услугами специальных многофункциональных центров, обеспечивающих удобное взаимодействие с государственными органами.

Исходя из соотношения требований к участникам офшора и выгод, получаемых ими, российские САР нельзя в полной мере назвать настоящими офшорами. Налоговые льготы касаются только прибылей по дивидендам; финансовая отчётность, несмотря на некоторое упрощение, остаётся дотошной, а закрытость информации обеспечивается частично. Например, данные на суда нужно вносить в Российский открытый реестр.

Главным плюсом для желающих переехать в российский офшор остаётся возможность избежать преследования своих активов в зарубежных юрисдикциях. И эта опция становится всё более актуальной по мере ужесточения санкций против всё большего количества российских компаний и предпринимателей.


Плюсы для региона

По словам сторонников создания САР, они дадут мощный толчок развитию региональной экономики. В июле, ещё до принятия пакета законов, первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной думе и один из инициаторов проекта Виктор Пинский заявлял, что приток инвестиций в САР в Калининградской области и Приморском крае «может составить более $1 млрд».

В рамках одной из сессий Восточного экономического форума, прошедшего в сентябре во Владивостоке, министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что новый САР на острове Русский станет не просто офшорной зоной, но предтечей нового международного финансового центра, подобного, например, китайскому Гонконгу: «В Приморье уже созданы ТОР и свободный порт, в рамках которых свои интересы во Владивостоке уже представляют десять стран. Поэтому у нас сейчас в приоритете развитие финансового центра в краевом центре. В том числе при помощи САРа. Это задача, которую поставил президент».

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин во время выступления на ВЭФ

Сергей Бобылев/ТАСС

Однако пока плюсы для регионального развития не совсем очевидны.

Чтобы стать резидентом, нужно инвестировать $50 млн в стране пребывания. Это условие не имеет географической привязки к региону. Инвестиции компании, регистрирующейся на острове Русский, могут уйти куда-нибудь в Красноярский край или Москву, никак не помогая росту экономики «на местах».

Также, компании, получившие особые условия, будут иметь преимущество перед своими внутренними конкурентами. Масштабы финансовых потерь более мелких и менее удачливых игроков оценить пока невозможно.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Приморском крае Марина Шемилина считает, что никакой дополнительной угрозы местным предпринимателям создание САР не принесёт: «На старте создания ТОР и СПВ тоже было много споров и волнений. Эти режимы — не клуб „избранных“, они открыты для входа любых предпринимателей при выполнении не слишком сложных требований. Нужно оценивать, как инвесторы будут влиять на местные компании, как будут интегрироваться и участвовать в комплексном развитии региональной экономики».

Площадь обоих островов невелика (остров Русский — около 100 кв. км, остров Октябрьский — всего около 10 кв. км), строить какие-то промышленные предприятия или новые транспортно-логистические хабы там нецелесообразно.

Вице-президент Приморской торгово-промышленной палаты Михаил Веселов настроен оптимистично: «Офшорная территория не огорожена высоким забором, а значит, всё обслуживание, транспортная инфраструктура, поставки электричества и воды будут осуществляться предприятиями Приморского края. Плюс нужно смотреть, чем будут заниматься компании, которые зарегистрируются в офшоре, возможно, это будут и приморские компании».

Некоторую перспективу для региона открывает смешение льгот. Остров Русский входит в территорию Свободного порта Владивосток, имеющего специальный экономический режим для своих резидентов, если к нему добавятся преимущества офшорной зоны, это пойдёт на пользу инвестиционной привлекательности региона.

Исполнительный директор Приморского отделения Российского союза промышленников и предпринимателей Сергей Крылов считает, что положительный эффект от создания офшора на острове Русском очевиден, но необходимо решить проблему передачи в собственность города земель, принадлежащих Министерству обороны.

Возможно, следует ожидать прихода в российскую юрисдикцию ряда зарубежных компаний (в первую очередь — китайских), которые уже развивают свои проекты в регионе и не боятся ещё более тесного сотрудничества, даже несмотря на санкции.

Вторым плюсом является расширение локализации компаний, которые решат переехать в САР. Если дочерние компании резидентов также будут приобретать особый статус, это позволит увеличить налоговые поступления в местные бюджеты.

Создание САР пока действительно порождает недлинный перечень преимуществ для Приморья. Однако создание нового механизма привлечения инвестиций — всё-таки позитивный шаг для развития местной экономики.

Рекомендуемые материалы
С нейросетями на «ты»
В Приморье открыли первую в России Школу цифровой экономики
Русский мост для русского Сан-Франциско
Как и почему во Владивостоке начали строить мосты
ВЭФ: итоги, открытия, прогнозы
Что принесли Дальнему Востоку три экономических форума