Туристический сыр

Кто и как зарабатывает на «бесплатных» российско-китайских турах

Мария Окулова
10 апреля 2017
Китайские туристы во Владивостоке
В марте 2017 года туристическая ассоциация «Мир без границ» рассказала, как выводятся деньги из России при организации сверхдешёвых туров для китайцев. По данным ассоциации, около 30% прибыли от туристов возвращается за границу посредством «откатов», которые получает китайская сторона в ювелирных и сувенирных магазинах. DV выяснил, действует ли подобная схема на Дальнем Востоке, а также разобрался, какие ещё подводные камни можно встретить в растущем потоке российско-китайского туризма в регионе

Возвращение «блудных» денег

Как и в любой другой отрасли экономики, в туризме немало так называемых «серых» схем получения прибыли. Наиболее распространены они в самых посещаемых городах страны — Москве и Санкт-Петербурге. Ежегодно здесь бывают более 20 миллионов туристов. Значительная часть из них — иностранцы, среди которых с каждым годом растёт поток «пакетников» из Китая.

Подавляющее большинство туристов из Поднебесной попадают в Россию в рамках Соглашения между правительствами России и КНР о безвизовых групповых туристических поездках. По нему «пакетные» путешественники имеют право находиться без визы в России и Китае до 30 дней. Обязательное условие такого туризма — наличие заграничного гостя в списке туроператора принимающей стороны. При этом культурная программа туристов должна выстраиваться либо исключительно российской компанией, либо совместно с китайскими коллегами.

Однако по факту всё происходит немного иначе. По данным туристической ассоциации «Мир без границ», за 10 лет действия Соглашения существенная доля туристического бизнеса в России оказалась под контролем китайских компаний. Немало ресторанов, отелей и магазинов, где бывают китайские туристы, частично принадлежат бизнесменам из КНР. Из принципа национальной солидарности путешественники из Поднебесной предпочитают пользоваться именно их услугами. Хотя часто такой выбор за туристов делают их соотечественники — руководители тургрупп.

Туристы из Китая во владивостокском сувенирном магазине

Юрий Смитюк / ТАСС

Они же предлагают путешественникам из КНР посетить определённые магазины косметики, янтаря и ювелирных изделий. Как сообщает «Мир без границ», средний китайский турист оставляет в них около 1,5 тысячи долларов. Но далеко не все эти деньги оседают в России. Ассоциация подсчитала, что около 30% от полученной прибыли магазины посредством web-кошельков возвращают гиду или компании из КНР, которая организовала посещение их точки. Таким образом из страны ежегодно уходит около 500 миллионов рублей.

Особенность подобной схемы заключается не только в незаконности обогащения китайской стороны. Желая привлечь в «свои» магазины как можно больше туристов, туркомпании в КНР нередко максимально занижают стоимость путёвки в Россию. По факту она может даже не окупать ни перелёт, ни размещение в гостинице. Такие туры условно прозвали «турами за ноль долларов». В погоне за прибылью российские туроператоры соглашаются на условия китайских коллег, по сути лишь на бумаге обеспечивая приём туристов из КНР. Всю остальную работу берут на себя предприимчивые гиды.

— Китайцы приходят на наш рынок, и некоторым туроператорам проще не самим работать, а просто продать этот список, — поясняет Ольга Коротя, директор одного из российских туристических операторов. — Китайцы в итоге работают сами по себе. Реально функционирующих компаний осталось крайне мало. У русских компаний есть русские гиды-переводчики, у них есть бэйджи, документы, аккредитация, а у китайцев что есть? Ничего. Они рассказывают туристам что хотят, водят куда хотят, и уследить за этим очень сложно.

«Освоение» Дальнего Востока

Ещё около двух лет назад схема туров «за ноль долларов» была мало известна Дальнему Востоку. По словам представителей туристической отрасли округа, частично элементы этой схемы использовали русские гиды. Некоторые из них по договорённости с магазинами и заведениями получали процент за визит туристов. Однако с приходом на дальневосточный рынок китайских предпринимателей ситуация начала меняться.

Дальний Восток имеет наземные границы с двумя странами: на юге — с КНР и на крайнем юге — с КНДР. По понятным причинам приграничного туризма с Северной Кореей в регионе почти нет. Иначе дело обстоит с Китаем: формально между Россией и КНР действуют 23 погранперехода, из них 3 железнодорожных, 10 речных и 10 сухопутных. Развитие экономических отношений двух стран привели к появлению ряда «серых» схем, связанных с приграничной торговлей и туризмом. Особое распространение они получили в Приморском крае — наиболее заселённом регионе округа.

У Дальнего Востока своя специфика, и серая схема, действующая в столицах, приобрела здесь особые черты. В частности, значительная часть «откатов» возвращается китайской стороне не от магазинов, а от ресторанов и кафе. К примеру, в Амурской области, Хабаровском и Приморском крае число заведений с китайской кухней не сильно уступает количеству русских кафе.

— То, что значительная часть прибыли от туристов так или иначе возвращается из Приморья в Китай, — это правда, — заявил Евгений Ким, председатель Ассоциации гидов и переводчиков Приморского края. — Первое, что можно назвать, — это питание. Все китайские туристы едят в китайских кафе. И дело не только в предпочтениях китайцев. Когда мы начинали работать лет 15 назад, у нас обязательно была русская кухня два раза в день, и всё было замечательно.

По мнению Евгения Кима, китайская кухня стала «обязательной» для туристов из Поднебесной не только из-за дешевизны. Помимо национальной солидарности в выборе как места питания, так и места проживания «пакетников» большую роль уже традиционно играют предварительные договорённости между выбранным заведением и китайскими организаторами тура. Несложно догадаться, что под договорённостью, как правило, подразумевается процент выручки, который заведение возвращает за привлечение клиентов.

— Подобное, но в другой форме существовало на Дальнем Востоке уже очень давно, — рассказывает Ольга Кудрявцева, председатель Приморского регионального Союза туриндустрии. — Раньше диктовали условия тура русские переводчики. То есть они водили по определённым магазинам, неким экскурсионным объектам и, безусловно, получали за это проценты. Но с прошлого года ситуация поменялась. Теперь китайцы часто сами водят туристов по своим объектам, получая проценты то там, то там.

По словам эксперта, большинство дальневосточных — и, в частности, приморских туроператоров — ответственно подходят к делу, самостоятельно занимаясь расселением и программой туристов. Но в последнее время появилось несколько местных компаний, которые, как и в столицах, в погоне за прибылью снижают стоимость своих услуг.

— То, что эти туры называют «ноль долларов», не совсем правильно, — объясняет Ольга Кудрявцева. — В любом случае у российского оператора есть свои условия, определённое штраф-соглашение. Компания подтверждает наличие таких туристов в составе группы по списку, поэтому в любом случае она закладывает какую-то определённую прибыль. Другое дело, что по факту некоторые недобросовестные туроператоры не организуют программу, а просто продают эти списки.

В то же время даже при наличии программы от российского туроператора китайский руководитель группы в Приморье дополняет её своими пунктами. За счёт них суммарная стоимость «дешёвого» тура для среднего китайского «пакетника» может увеличиться более чем в два раза.

Как сообщил DV китайский гид-переводчик с рабочим псевдонимом Юрий, сегодня минимальная стоимость путёвки во Владивосток из Харбина составляет 650 юаней — это около 5,5 тысячи рублей. Тур включает в себя перелёт на самолёте и проживание в гостинице, но не включает ряд «обязательных» экскурсий. За них турист должен заплатить уже в России. Отказ хотя бы от одной из них влечёт сбор доплаты за путешествие.


Юрий Смитюк / ТАСС


Среди развлечений, которые предлагает туристам во Владивостоке компания Юрия, — посещение ночного клуба, ужин из морепродуктов, морская прогулка на катере и экскурсия по острову Русский. Например, только стоимость «экскурсии» в ночной клуб и ресторан обойдётся туристам в 500 юаней — более 4 тысяч рублей. По признанию китайского гида, между его компанией и этими заведениями есть договорённость, предусматривающая возвращение части прибыли.

— Мы водим туристов и в магазины: сувениров, янтаря и ювелирные, — рассказывает Юрий, — им нравится, они много покупают. Также любят русские сладости, покупают мёд, шоколад.

Если в продуктовых магазинах договорённости достигнуть сложно, то с сувенирными лавками у компании Юрия дело поставлено «на поток». По словам гида, такие магазины возвращают 40% от прибыли, полученной с туристической группы.

Конечно, во многом деятельность Юрия выходит за рамки закона. Руководитель группы из Китая, как правило, заезжает в Россию обычным туристом, а значит, как минимум не имеет права вести здесь трудовую деятельность.

— Официально руководитель китайской группы не гид, — уточняет Евгений Ким. — Гидами-переводчиками являемся мы. То есть китаец на территории России без лицензии не имеет право работать и зарабатывать деньги. А тут трудовая деятельность налицо: он зарабатывает деньги, получает неучтённый доход. Со своей стороны мы не раз сигнализировали о подобных нарушениях в различные инстанции, в первую очередь — в Департамент туризма. В прошлом году мы писали очень много жалоб, потому что дошло до того, что китайцы массово работали с группами именно в качестве гидов-переводчиков, не привлекая русскоязычных гидов.

Многочисленные обращения во властные структуры нашли свой отклик.

— Все вопросы, которые связаны с отсутствием российского гида во время экскурсионной поездки, отклонения от маршрута, ошибок в списках и прочего, рассматриваются комиссией на территории региона, принимается решение о наличии либо отсутствии правонарушения, — пояснили в департаменте туризма Приморья. — Протокол заседания комиссии направляется в Федеральное агентство по туризму для принятия решения либо об информационном замечании, либо об исключении компании, допустившей неоднократные нарушения правил реализации соглашения, из списка уполномоченных компаний.


«Свободное» будущее

Несмотря на активную работу властей и силовых структур, большинство экспертов смотрит в будущее с пессимизмом. По их оценке, достаточно скоро китайский бизнес получит большее распространение на Дальнем Востоке, после чего здесь окончательно утвердятся столичные туристические схемы. Особую роль конкретно для Приморского края может сыграть открытие для иностранцев свободного порта Владивосток.

— С 1 июля вступает в действие закон об открытом порте Владивосток. В Китае этого ждут, — говорит Ольга Кудрявцева. — Благодаря упрощённой процедуре оформления на пункте пропуска туристы теперь сами смогут делать визы. Вроде как, с одной стороны, и хорошо, что увеличится поток, а с другой стороны, это подрыв экономической деятельности турагентств.

В Ассоциации гидов и переводчиков Приморского края считают, что новый порядок пропуска китайских туристов образует новые «серые» схемы и приведёт к невостребованности русскоговорящих гидов.

— Китайские гиды смогут запросто делать визы группам, собрав их заранее в Китае, — говорит Евгений Ким. — То есть для российской стороны это будет неорганизованная группа, а турлидер будет просто туристом. Какую информацию тогда будут получать туристы о Владивостоке — тут остаётся только догадываться. В целом я слабо представляю, как это будет выглядеть. Но опасаюсь, что большая часть из нас останется без работы.

Представители туристического бизнеса Приморья намерены бороться за свои рабочие места, наперёд продумывая варианты решения проблем. Но также многие смотрят на ситуацию шире, признавая несомненные плюсы нового «звания» Владивостока.

— Конечно, проблема коснётся не всей туристической сферы: гостиницы как работали, так и будут работать, так же — с ресторанами и магазинами, — уточняет Ольга Кудрявцева.

Туристка из Китая фотографируется с военнослужащим у мемориала «Боевая слава ТОФ»

Юрий Смитюк / ТАСС

Это же мнение поддерживают в Дальневосточной ассоциации рестораторов и отельеров. Её президент Роман Иванищев уверен, что, хотя всевозможные нечистые туристические схемы и создаются, рост турпотока в регион — это в первую очередь большое благо.

— Моя позиция следующая: я считаю, что если к нам, слава Богу, поехали туристы, то это уже прекрасно. Нам повезло с расположением: рядом много азиатских стран. И если вдруг существуют схемы вывода денег — это вопрос проверяющих органов. Наверное, подобные схемы во всех странах всегда были и всегда будут, и есть службы, которые этим занимаются. Деньги туристов так или иначе оседают в России — в кафе, магазинах, лавках. Я вижу только то, где мы приобрели, — говорит Роман Иванищев.

В качестве решения проблем русскоговорящих гидов эксперт допускает, что в России необходимо создать туристическую полицию. Однако подчёркивает: прежде всего такой орган должен решать проблемы туристов.

— Возможно, имеет смысл ставить проблему китайских гидов-переводчиков под какой-то особый контроль. Возможно, должна быть туристическая полиция, как во всех странах. Но она должна быть для туристов, а не против туристов — это тоже нужно обязательно учитывать. Как бы это не превратилось в проверку документов на дорогах… В остальном я предлагаю больше думать, как использовать рост турпотока, как сделать свою гостиницу лучше, свой маршрут интереснее, — резюмирует президент Ассоциации.

Выездные «помогайки»

Между тем Дальний Восток, будучи пограничным округом, может «похвастаться» и другими нюансами туристического взаимодействия с заморскими соседями. Наиболее распространённой «серой» туристической схемой «на выезд» можно назвать так называемые «эконом-туры» в соседний Китай. Ещё около 7−10 лет назад на местных информационных сайтах и досках объявлений в глаза бросались предложения заграничных туров стоимостью от 0 до 1,5 тысячи рублей. Продолжительность таких поездок — от одного до четырёх дней.

Всего за несколько сотен рублей русский турист мог не только добраться до Китая на автобусе или на поезде, но и разместиться в гостинице. «Расплата» за почти бесплатный отдых ожидала путешественников в конце тура. По устной договорённости с организаторами поездки каждый из них под видом своего должен был вывезти через пункты пропуска в Россию чужой груз весом от 30 до 50 килограммов. Так как на свои покупки «килограммов» уже не хватало, нередко туристы представали перед пограничниками в нескольких слоях одежды с карманами, полными сувениров.

Вскоре экономных туристов прозвали «помогайками». Интересно, что до появления эконом-туров так называли китайцев, за плату помогавших русским выбрать товар и донести сумки. Теперь уже россияне помогали «донести» сумки через границу своим соотечественникам. Заказчиками груза, как правило, выступали владельцы торговых точек и интернет-магазинов, не желающие платить пошлины за официальную перевозку товара.

В начале 2010-х таможня значительно ужесточила контроль за багажом членов туристических групп. На большинстве дальневосточных пунктов пропуска «помогайкам» был поставлен заслон. Однако в Приморском крае по-прежнему можно встретить подозрительно дешёвые туры в приграничный китайский город Суйфэньхэ. По свидетельству экспертов, причиной тому стало введение в 2014 году упрощённой процедуры безвизового въезда в этот торговый город. Теперь, чтобы заехать сюда без визы, достаточно собраться группой от трёх человек — туроператоры для этого уже не нужны.


Российские туристы с покупками из «русских» магазинов в приграничном Суйфэньхэ

Владимир Саяпин / ТАСС


— На автобусах в Суйфэньхэ сейчас едут помогайки, почти исключительно помогайки, — говорит Ольга Коротя. — Для них не нужны списки. Самое неприятное, что ни китайская сторона не зарабатывает, ни российская. Зарабатывают транспортники и склады. Ну и, понятное дело, те, кому эти помогайки везут груз. Если раньше они помимо билетов заказывали гостиницы, гуляли там, где-то были, то сейчас они в основном утром заходят, а вечером выходят. Ну и получают за это какое-то вознаграждение.

Как уточняют специалисты, новую жизнь эконом-турам подарили бывшие гиды таких поездок. Связавшись с заказчиком груза, они набирают группу псевдотуристов, готовых за определённую плату якобы самостоятельно съездить в Китай на несколько часов.

— Что касается Суйфэньхэ, то из-за упрощённой схемы сейчас туроператоры не могут контролировать процесс, — рассказывает Ольга Кудрявцева. — Эту систему несколько извратили: предполагалось, что ездить должны были через операторов, но по упрощённой схеме оформления. Но теперь каждый руководитель тургруппы, кто раньше работал в туристических компаниях, сам себе король. У него есть база всех туристов, он всех обзвонил, собрал и повёз группу 3−5 человек — в зависимости от нужного объёма груза.

Фактически туристы, перевозящие чужой груз, не нарушают закон. Однако понимая, что подобные «серые» схемы приносят убытки бюджету, власти и силовые структуры ведут совместную работу в попытке пресечь такие явления. Периодически эта работа даёт ощутимые результаты, и схемы либо исчезают целиком, либо купируются. Эксперты утверждают, что, хотя сложности существуют, ситуацию на туристическом рынке страны изменить возможно.

— Любая деятельность должна быть цивилизованной, — считает Ольга Кудрявцева. — Сейчас получается, что те компании, которые работают в открытую, платят «белую» зарплату и отчисляют налоги, оказываются в невыгодном положении по сравнению с теми, кто работает втёмную. Моё мнение, что изначально вина лежит на российских операторах, которые пошли на уступки китайцам и своей совести. А решать проблему можно только комплексно — в том числе при необходимости менять законодательство и не заявлять, что на то или иное действие у органа не хватает полномочий. Я уверена: немалую роль играет личная совесть предпринимателей. Пришёл на рынок — нужно уважать себя.

Рекомендуемые материалы
Пешком по вулкану
И другие необычные зимние виды отдыха на Дальнем Востоке
На дне
Загадочный подводный мир Камчатки