Взлёт из шахты

Как угольные проекты разгоняют экономику Якутии

Вадим Пасмурцев, Туяра Филиппова
2 марта 2017
Угольный разрез Нерюнгринского месторождения, Якутия
К 2030 году Якутия планирует добывать до 39 млн тонн угля в год — так определила задачу принятая в конце прошлого года Стратегия социально-экономического развития республики. Если учесть, что по итогам 2016 года добыто 17 млн тонн стратегического для северной республики сырья, то планы вполне реальные. Сейчас главный сдерживающий фактор — транспорт, но даже это не мешает горнякам осваивать новые шахты и разрезы. DV разобрался, как долго угольная отрасль будет оставаться одним из локомотивов экономики Якутии

Угольная история

По данным Минэнерго, в России за год добыто 385,4 млн тонн угля (с ростом 3,2% к прошлому году), из них 227,4 млн тонн — горняками Кузбасса. Крупнейшими угледобытчиками остаются ОАО «СУЭК» — 105,47 млн тонн (рост +7,9%), ОАО УК «Кузбассразрезуголь» (принадлежит УГМК) — 44,5 млн тонн (+0,3%), ОАО ХК «СДС-Уголь» — 28,6 млн тонн (-4,7%), ООО «Компания «Востсибуголь» — 13,1 млн тонн (+3,2%), ОАО УК «Южный Кузбасс» (структура «Мечела») — 9 млн тонн (-10,1%), ОАО ОУК «Южкузбассуголь» (входит в Evraz) — 11,2 млн тонн (+9,4%), ОАО «ХК «Якутуголь» (структура «Мечела») — 9,9 млн тонн (+8,1%), ОАО «Распадская» (82% принадлежит Evraz) — 10,5 млн тонн (1,7%). Экспорт угля составил 165 млн тонн и вырос на 9%.

О том, что на территории Якутии есть уголь, известно давно. К примеру, историк Малявкин в своём обзоре писал, что «…в 1725-м году капитан Беринг, встретив уголь у Нижне-Кангаласского камня, применял его в качестве топлива для ковки якорей. В 1848-м году путешественник Миддендорф также встречал угли в Якутском районе. В 1925—1930 годах геолог Иванов положил начало систематическому изучению угленосности Якутского района…».

С 1928 по 1942 годы добыча угля велась на шахте в Сангаре, где применялся в основном ручной труд. Из-за этого годовая добыча была незначительной — всего 1,6 тыс тонн. К 1932 году кирку и лопату заменили отбойными молотками, а тачки — вагонетками и транспортёрными лентами. Так что к концу первой пятилетки годовая добыча угля возросла в 5 раз. К сороковым годам Сангарский рудник давал уже 69 тыс тонн угля. В 1944 году приказом Совнаркома РСФСР организуется управление местной топливной промышленности ЯАССР. Ему передаются Джебарики-Хаинские и Кангаласские угольные шахты.

Послевоенные годы — это бурное развитие угледобычи в Якутии. На строительство и реконструкцию шахт призваны тысячи комсомольцев со всей страны. В марте 1966 года издаётся приказ создать трест «Якутуголь», в чей состав вошли шахта «Сангарская», рудник «Джебарики-Хая», разрезы «Кангаласский» и «Зырянский», шахта «Чульманская». В январе 1967 года в ведение треста «Якутуголь» вошла и шахта «Сого» треста «Арктикауголь».

Нерюнгринское угольное месторождение, 1977 год

Фотохроника ТАСС

В 1974 году правительства СССР и Японии подписали соглашение о поставках южно-якутского угля. На основе этого сотрудничества был открыт один из лучших в СССР угольных комплексов, а вслед за ним построена вся необходимая инфраструктура и основан город Нерюнгри — угольная столица Якутии.

Погреться у уголька

Сегодня угледобывающая промышленность — третья по значимости в республике после нефтегазового и алмазного секторов. На долю угольной отрасли приходится более 8% объёма промышленной продукции, а бюджет республики ежегодно получает порядка 2 млрд рублей налогов. Занято в отрасли более 6 тысяч человек, большинство из них — местное население.

Угольные запасы Якутии огромны и могут служить базой для развития угольной, металлургической и химической промышленности на длительную перспективу. На балансе 48 месторождений, а суммарные балансовые запасы угля по категории А, В и С1 — 9,75 млрд тонн (но из них около 46% — бурые угли). В то же время значительная часть сырья — это коксующийся уголь, запасы которого (А+В+С1) превышают 4,1 млрд тонн, большая часть — особо ценные в промышленности Ж, КЖ, К, ОС. Активно разрабатываются 11 крупных угольных месторождений: Кангаласское, Харбалахское, Кировское, Кемпендяйское, Джебарики-Хая, Нерюнгринское, Денисовское, Чульмаканское, Кабактинское, Надеждинское, Эльгинское.

Бурый уголь используют в основном для отопления частных домов, как энергетическое топливо, также в качестве сырья для технологической переработки, для получения жидкого топлива и разных синтетических веществ, газа и удобрений.


Коксующийся уголь — это каменный уголь, из которого при высокотемпературном нагреве без доступа кислорода получают кокс определённой прочности, зольности и крупности. Кокс используется для выплавки чугуна на металлургических заводах, при восстановлении железной руды, в качестве топлива на литейном производстве.

Cпецифика минерально-сырьевой базы Якутии заключается в том, что на её территории локализованы сразу четыре угольных бассейна — Зырянский, Ленский, Южно-Якутский и частично Тунгусский, объясняет заместитель главного редактора журнала «Металлоснабжение и сбыт» Леонид Хазанов. В регионе есть и «самостоятельные» месторождения, то есть в силу особенностей геологического образования не входящие ни в один из названных бассейнов.

— Если же мы будем смотреть по бассейнам, то окажется, что, например, угли Ленского бассейна представлены марками «Б» и «К», Южно-Якутского — исключительно «К». Это, естественно, влияет на сферы их использования, — добавляет Хазанов.

По словам эксперта, «в принципе якутские угли могут подойти практически любым потребителям». Коксующийся уголь интересен металлургическим предприятиям Китая, Японии и Южной Кореи, поскольку в этих странах либо нет хороших месторождений, либо их крайне мало. Энергетический же уголь может быть востребован как в вышеназванных странах, так и в Индии, чья энергетика крайне зависима от её импорта. Конечно, угли из Якутии транспортируются и в различные регионы России — и в восточные, и в западные, отмечает Леонид Хазанов.

— Любопытно, что по данным историков, ещё в 1725 году Витус Беринг использовал якутский уголь в качестве топлива, массовая же добыча началась в Якутии лишь в двадцатом веке, — говорит эксперт.

Как добавляет и.о. завлабораторией проблем рационального освоения минерально-сырьевых ресурсов института горного дела Севера СО РАН Владимир Гаврилов, южно-якутские угли ценятся из-за своего высокого качества. Они отличаются низким содержанием серы — до 0,3% на тонну, тогда как в донбасском угле — более 2%; низким содержанием других вредных примесей и высокой спекаемостью, коксуемостью и теплотворной способностью. Глубина залегания пластов — до 300 м, что позволяет добывать их открытым способом, менее затратным, чем шахтным. К тому же этот способ более безопасный, его широко используют во всём мире. Однако к недостаткам можно отнести их высокую зольность (18−20%), поэтому для изготовления металлургического кокса этот уголь надо обогащать.


Заправляют твердым топливом

В прошлом году Якутия серьёзно выросла в добыче угля — почти на 11% по сравнению с 2015 годом. Общий итог — 17 млн тонн — превзошёл первоначальные, более скромные прогнозы. Стратегией социально-экономического развития республики предполагается, что уже к 2030 году уровень добычи составит как минимум 39 млн тонн. Основной прирост обеспечат уже реализуемые на территории Якутии инвестпроекты, с опорой на которые и составлялась программа.

Нерюнгринское угольное месторождение («Якутуголь»)

Юрий Смитюк / ТАСС

Сегодня крупнейший игрок на якутском угольном рынке — «Мечел» Игоря Зюзина (объединяет как горнодобывающие, так и металлургические предприятия). Принадлежащий компании «Якутуголь» в прошлом году добыл 9,9 млн тонн, увеличив добычу угля на 8%. Причём на Нерюнгринском разрезе из этого объёма добыто 9,3 млн тонн (+10%). Но самым перспективный проект «Мечела» — освоение Эльгинского месторождения в Южной Якутии. Это одно из крупнейших в мире месторождений высококачественного коксующегося угля, его запасы — около 2,2 млрд тонн. Проект, ввиду его стратегического значения, выделен в качестве отдельного подразделения «Якутугля».

К 2023 году, как следует из стратегии развития Якутии, Эльга должна выйти на объёмы 17 млн тонн угля. При этом в ноябре прошлого года Эльгинский угольный комплекс сообщал о планах добыть 3,7 млн тонн угля, пока об их исполнении компания не отчитывалась. В 2017 году предполагается нарастить добычу до 4,5 млн тонн, две трети из них составит коксующийся уголь, а к концу года выйти на плановые показатели в 5 млн тонн.

— Есть несколько сценариев развития проекта. Любой упирается в источники финансирования. Мы исходим из прагматичного варианта, когда мы можем развивать проект без привлечения значительных средств, — комментирует планы на 2017 год генеральный директор «Мечела» Олег Коржов.

Нерюнгринское угольное месторождение («Якутуголь»)

Юрий Смитюк / ТАСС

Именно финансовые сложности могли стать угрозой для амбициозных планов компании: реализуя масштабные инвестпрограммы в предкризисные годы, «Мечел» накопил огромную задолженность по кредитам ВТБ, Сбербанка и Газпромбанка. Но в конце декабря компании удалось договориться с кредиторами об отсрочке платежей на общую сумму 5,1 млрд долларов до первого квартала 2020 года, а сроке погашения основного долга — до первого квартала 2022 года. Теперь экспортные поставки высококачественного угля, в том числе Эльгинского, должны помочь компании получить дополнительный денежный поток и расплатиться с кредиторами. В конце прошлого года компания уже договорилась с китайской Jidong Cement об экспорте 2−3 млн тонн энергетического угля с Эльги.

Большие виды на уголь Якутии и у компании «Колмар» Геннадия Тимченко. Именно его Инаглинский и Денисовский горно-обогатительные комбинаты (проектная мощность, соответственно, 6,5 млн тонн и 6 млн тонн) должны к 2019 году добывать свыше 14 млн тонн угля, как анонсировал гендиректор ООО УК «Колмар» Сергей Цивилев. Таким образом «Колмар» станет крупнейшим конкурентом «Мечела» в Якутии.

— Несмотря на кризис, всегда существуют «точки роста». Мы хотим не только развивать своё предприятие, мы хотим показать всем другим предприятиям, что можно развиваться. И чем больше таких «точек роста» будет, тем быстрей наша экономика выйдет из кризиса, — утверждает Сергей Цивилев.

По итогам 2016 года ожидаемый объём добычи на предприятиях компании — 3,7 млн тонн. В этом году «Колмар» планирует добыть 5,8 млн тонн угля, что позволит превзойти показатели прошлого года в полтора раза. В 2018 году компания предполагает произвести 9,5 млн тонн, а в 2019 году выйти на 14 млн тонн угольной продукции. Из них 12 млн тонн будут отправлены внешним потребителям, причём 7 млн тонн составит концентрат коксующихся углей и 5 млн тонн — энергетический уголь.

Выбраться из мешка

Более масштабное освоение запасов сдерживается отсутствием инфраструктуры. Сейчас Южная Якутия связана с российскими потребителями и экспортными рынками только железной дорогой. Амуро-Якутская магистраль, протянувшаяся от Сковородино в Приамурье до посёлка Нижний Бестях (на правом берегу Лены и через реку от Якутска), соединяет республику с Транссибом. До недавнего времени ветка была протянута лишь до Нерюнгри, а строительство 830 километровой линии Беркакит — Томмот — Нижний Бестях, начатое в 1985 году, завершилось лишь в 2014 году.

Вагоны с готовой продукцией обогатительной фабрики «Нерюнгринская» холдинговой компании «Якутуголь»

Юрий Смитюк / ТАСС

С формальной точки зрения участок Томмот — Нижний Бестях — это объект незавершённого строительства, а грузовые поезда до окрестностей Якутска пропускаются лишь на условиях временной эксплуатации, с ограничениями скорости. Чтобы ввести линию в эксплуатацию, требуется около 7 млрд рублей. Успех транспортного проекта напрямую зависит от генерируемых им грузопотоков, для чего нужно освоить новые месторождения и увеличить добычу действующих месторождений, в том числе угольных. За 11 месяцев прошлого года, как сообщают в пресс-службе АО «Железные дороги Якутии», на участке Беркакит — Томмот было перевезено 2,2 млн тонн угля — почти в полтора раза выше прошлогоднего показателя. Доля угольных грузов в общем объёме перевозок оценивается в 65%. «Рост объёмов перевозок связан с активным развитием ООО УК „Колмар“ и отгрузкой угля со станций Чульбасс и Денисовский. По планам на 2017 год у нас стоит перевозка 5,1 млн тонн угля», — сообщают в пресс-службе АО «АК „Железные дороги Якутии“».

Добавим, что республиканская госпрограмма «Комплексное развитие Южной Якутии» предполагает строительство пяти железнодорожных ответвлений от действующей инфраструктуры протяжённостью 269 км для разработки новых месторождений.

Для того, чтобы потребители могли чётко представлять технологические и товарные свойства угля, разработана специальная классификация. Уголь марки Б — бурый, это самый молодой по времени образования и самый дешёвый тип угля. Для отопления в котельных подойдут антрациты, уголь длиннопламенный (Д) и газовый (Г) — они могут гореть без поддува. Для выработки электрической энергии на ТЭЦ используются слабоспекающиеся (СС), тощие (Т) и отощённые (ОС) угли. Они имеют большую теплоту сгорания, но их сжигание сопряжено с технологическими трудностями. В чёрной металлургии (выплавки сталей и чугуна) используются коксовые (К), газовые (Г) и жирные (Ж) угли.

Кстати, свою транспортную ветку построил к Эльгинскому месторождению и «Мечел». Линия Улак — Эльга длиной 321 км соединяет БАМ с крупнейшим месторождением Якутии, но её строительство обошлось компании в 70 млрд рублей и существенно подкосило финансовое положение «Мечела». Сейчас пропускная способность дороги — 4 млн тонн, но при проектировании закладывалась возможность расширения до 25 млн тонн. Перспективы будут зависеть от добычи на Эльге. Выход на проектную мощность угольных проектов с 2018 года повлечёт «значительное увеличение объёмов перевозки грузов в южном направлении, с последующим выходом на БАМ и Транссиб», отмечают в Минпроме республики.

Всё это, безусловно, экспортные проекты — как отмечает министр промышленности и геологии республики Андрей Панов, ежегодный вывоз энергетического и металлургического сырья на рынки АТР оценивается в 6 млн тонн. Но уголь Якутии нужен и самой республике — особенно если учесть суровый климат и изолированность региона. Именно по этому признаку в Якутии выделяют две группы угледобывающих предприятий. Северная, отрезанная от транспортных путей, ведёт добычу энергетических и бурых углей для нужд ЖКХ. Южная Якутия ориентирована на экспортные поставки через Транссиб.

Ежегодно жилищно-коммунальное хозяйство и энергетика республики потребляет около 2,5 млн тонн угля. Например, Нерюнгринская ГРЭС изначально спроектирована под уголь Нерюнгринского месторождения. Так называемого «проектного топлива» в 2017 году, по данным «Дальневосточной генерирующей компании», потребуется 1,3 млн тонн. Власти республики стремятся перевести на уголь и старые котельные в отдалённых посёлках, которые ранее работали на дорогом дизтовливе.

Отгрузка готовой продукции обогатительной фабрики «Нерюнгринская»

Юрий Смитюк / ТАСС

— Если перевод малых мощностей на местные угли продолжится, потребление угля к 2020 году может возрасти на 200−300 тысяч тонн, — полагает первый замминистра промышленности и геологии Якутии Василий Захаров. Строительство мини-ТЭЦ на угле — альтернатива для децентрализованных районов, расположенных вдоль водных путей, считают в республике. Это сокращает затраты на доставку топлива, а значит, снизится себестоимость производства электрической и тепловой энергии.

Крупным поставщикам твёрдого топлива для нужд республики также уделено особое место в республиканской стратегии развития до 2030 года. Например, власти Якутии рассчитывают на постепенное увеличение мощностей АО «Зырянский угольный разрез» до ежегодных объёмов в 2 млн тонн. Запасы углей Зырянского угольного бассейна оцениваются в 8,5 млрд тонн. Кстати, Зыряновские угли поставляются и потребителям Магаданской области и Чукотки. Также планируются месторождения бурого угля Кировского, Кемпендяйского, Харбалахского и Кангаласского разрезов для нужд ЖКХ.

Создание угледобывающих производств возможно даже в Заполярье. Так, обсуждается проект разработки Таймылырского угольного месторождения в 270 км от посёлка Тикси. Это позволило бы решить проблему энергетической безопасности Булунского района. Но, чтобы проект реализовался, необходима государственная поддержка — предстоит построить морской терминал, подходной канал к нему в Оленёкском заливе моря Лаптевых и реконструировать порт Тикси. Пока этот проект, включённый в Стратегию-2030, финансированием не обеспечен.

Уголь и инвестпроекты

Уголь — одно из трёх главных богатств якутских недр. В последние годы инвестиции в угольную промышленность как в количественном выражении, так и в процентном соотношении от экономики и топливно-энергетического комплекса в целом быстро растут. По итогам прошлого года прирост валового регионального продукта Якутии составил 1,9%, а рост показателя обеспечило, прежде всего, увеличение индекса промышленного производства, в том числе положительная динамика добычи угля. Суммарный объём инвестиций в основной капитал угольной отрасли Якутии за 2010−2015 годы составил свыше 55 млрд рублей. Ставку на Дальний Восток делают и федеральные власти. По прогнозам Минэкономразвития страны к 2030 году объёмы российских поставок угля на восточном и атлантическом направлении сравняются.

Надежды угольщиков связаны и с новыми мерами развития Дальнего Востока, в частности с создаваемой территорией опережающего социально-экономического развития «Южная Якутия». Постановление о его создании подписал премьер правительства РФ Дмитрий Медведев 28 декабря 2016 года. Резидентами ТОР на начальной стадии будут «Колмар» в лице Инаглинского и Денисовского ГОКов, о своём интересе заявила и «Сибирская угольно-энергетическая компания». Крупнейшая угледобывающая компания России рассчитывает стать соперником «Мечела» и «Колмара», выиграв конкурс на освоение Кабактинского месторождения с запасами по категории 538,7 млн тонн угля по категории C1+C2.

Транспортировка угля в разрезе «Нерюнгринский»

Юрий Смитюк / ТАСС

— Сейчас компания занимается проектированием и оценкой горных работ в районе Кабактинского месторождения, где начнёт работать с 2018 года, — заявил в конце прошлого года глава Нерюнгринского района Виктор Станиловский.

Эксперт Леонид Хазанов прогнозирует, что в 2017 году добыча угля в Якутии повысится до 17−18 млн тонн, а к 2020 году возможно достижение отметки в 31 млн тонн, если не выше.

— Однако рост тормозится недостаточной развитостью транспортной инфраструктуры, ухудшением условий разработки эксплуатируемых в настоящее время месторождений, нехваткой квалифицированных кадров, высокими ставками по кредитам коммерческих банков, — говорит эксперт.

Владимир Гаврилов считает, что периодическое ослабление рубля в своё время помогло сохранить производство безубыточным. Сейчас же рынок сырьевых товаров подвержен высокой волатильности. А отсутствие конкуренции на железнодорожной дороге приводит к формированию высокой транспортной составляющей — до половины в конечной цене продукции составляют затраты на транспортировку. При этом в целом в стране отсутствует чёткая промышленная политика и обозначение в ней роли и места угля, что делает любые прогнозы слабо предсказуемыми, говорит Гаврилов.

По мнению научного сотрудника отдела проблем энергетики Института физико-технических проблем Севера СО РАН Никиты Павлова, экспортный потенциал напрямую связан с реализацией мероприятий по развитию транспортной и портовой инфраструктуры. По его словам, конечные цифры объёмов добычи угля, как и любого энергоресурса, будут зависеть как от внутренних, так и внешних факторов, среди которых изменение спроса на энергоресурсы в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, политические риски, неопределённость мировых цен на энергоносители.

Как отмечает Леонид Хазанов, цены на энергетический уголь сейчас находятся в диапазоне от $65−80 за тонну — в зависимости от марки, страны-поставщика и условий вывоза. Они существенно снизились по сравнению с пиком в $100. Аналогично коксующийся уголь дорожал до $300 за тонну, а потом упал до $180.

— Удешевление вызвано ростом добычи угля в Китае, хотя ранее власти страны предприняли ряд мер по её снижению, вызвав тем самым закрытие или падение загрузки многих угледобывающих предприятий, — говорит Леонид Хазанов.

Рекомендуемые материалы
Заплыв по угольному бассейну
Как дальневосточные стивидоры приобретают угольную ориентацию
Под звуки Морзе
Жизнь на удалённой якутской метеостанции
Зимний путь
С дальнобойщиками по ледяным дорогам Якутии