«Золотая» рыбка Амура

Триста тысяч мальков отправились в естественную среду

Светлана Шерстобитова
13 июля 2020
Корреспондент DV побывал на Анюйском рыбоводном заводе, где выращивают осетровых, и стал очевидцем того, как юные калужата отправились из искусственных бассейнов в родную водную стихию — великую дальневосточную реку Амур.

Калуга и амурский осётр — самые что ни на есть реликтовые рыбы. Они обитают и нерестятся в Амуре, мигрируют по его руслу, заходя в Японское и Охотское моря. Отдельные особи калуги в расцвете жизни — а живут осетровые долго, по 50−60 лет, — могут достигать пяти метров и тонны веса. Увы, нерациональный и беспощадный промысел привёл к тому, что популяция этих удивительных существ резко сократилась. Несмотря на то что калуга и амурский осётр давно входят в перечень ценных видов биоресурсов, добыча которых уголовно наказуема, с каждым годом их становится всё меньше: уж слишком высоко ценится такой деликатес, как чёрная икра, и множество браконьеров готовы рисковать ради наживы. Поистине эта рыбка — золотая.

Сейчас единственная возможность сохранить существование осетровых рыб в Амуре — это их искусственное воспроизводство. На этом важном деле специализируется единственный завод на Дальнем Востоке — рыбоводный завод «Анюйский» в селе Найхин Хабаровского края.

Колыбель для рыбьих деток

Счёт мальков осетровых, которых выращивают в Найхине, идёт на сотни тысяч. Так, в июле этого года в свободное плавание по одноимённой протоке Амура, на берегу которой расположен рыбоводный завод, отправились 303 339 маленьких калужат. Вскоре планируется и выпуск 101 тыс. штук осетров.

«Выпускному» в рыбьих яслях предшествует долгая и кропотливая работа рыбоводов. Начинается она с получения икры и молок от рыб-производителей. Для этого на заводе держат собственное ремонтно-маточное стадо. Некоторые экземпляры живут здесь довольно долго, около десятка лет. Вылавливали их в уже половозрелом состоянии. Вообще способность производить потомство у самки калуги появляется не ежегодно, а с интервалом в несколько лет.

— Допустим, если в этом году мы взяли у них икру, то следующий нерест ожидаем только через три года, — рассказывает Татьяна Нагибина, главный рыбовод предприятия. — Используем самку всего три раза в течение её жизни на заводе, поскольку чаще не рекомендуется. Потом эту особь выпускаем обратно в Амур, где она, если для неё всё сложится хорошо, проживёт еще долгие годы и ещё не раз отнерестится уже в естественной среде обитания.

В условиях завода осетровые икру самостоятельно не мечут. Маточное стадо проверяют два раза в год — весной и осенью, чтобы оценить, можно ли готовить самку на нерест.

Светлана Шерстобитова

В условиях завода осетровые икру самостоятельно не мечут. Маточное стадо проверяют два раза в год — весной и осенью, чтобы оценить, можно ли готовить самку на нерест.

— Мы замеряем вес, длину, прочие показатели, отбираем по ним группу самок, которые, предположительно, в этом году будут отдавать икру, — рассказывает Татьяна. — Затем постоянно за ними наблюдаем, определяем методом ультразвуковой диагностики стадию зрелости икры и молок. Если икринки достаточно сформировались, мы берём щиповую пробу: делая небольшой, совершенно безболезненный для рыбы прокол в брюшной полости, извлекаем несколько штук для исследования. По его результатам уже становится видно, можно ли нынче готовить матку на нерест.

Зимой ремонтно-маточное стадо содержат в воде температурой от 2 до 5°C, а весной перед нерестом градус воды постепенно повышают: например, запланировали получить икру от осетра на 20 мая, значит, за неделю до этой даты нужно выходить на нерестовую температуру +16−18°C. Затем и самок, и самцов стимулируют гормональным препаратом «Сурфагон» в виде инъекции.

— После стимуляции самки мы сдаиваем у неё икру, подрезая яйцевод, эта операция абсолютно безопасна для рыбы, — рассказывает Татьяна. — "Дойка" происходит порциями — две-три с интервалом в полтора-два часа. Осётр отдаёт порядка 15−20% икры от своей массы, у калуги чуть меньше — от 10 до 15%. Самцов стимулируем аналогичным препаратом.

Обыкновенное чудо

Оплодотворение происходит очень просто — икру и молоки перемешивают в тазу с водой в течение трёх минут. Икра осетровых очень липкая — природой предусмотрено, что клей помогает ей прикрепиться к гальке на дне реки, где рыба нерестится. При искусственном же воспроизводстве икра закладывается в специальные аппараты, где важно, чтобы икринки не слиплись друг с другом. Для обесклеивания полученный биоматериал выдерживают в растворе танина — он уплотняет оболочку икринки и делает её более толстой. В одном килограмме икры калуги 40 тыс. икринок, у осетра — 45 тыс. Отталкиваясь от этих цифр, специалисты рассчитывают, сколько молоди из неё в итоге можно получить, потому что предприятию каждый год выдают госзадание вырастить определённое количество экземпляров.

Светлана Шерстобитова

После недельной выдержки в инкубаторе из икринок вылупляются предличинки, похожие на крошечных головастиков, и их разносят по цехам в бассейны. Сколько получилось, считают так: наливают воды в ведро до половины, в него вручную, по одной штуке, отсчитывают ровно тысячу особей. Получившийся объём в ведре считается за эталон, по которому остальные вёдра набирают уже «на глазок». Два ведра — 2 тыс. штук и так далее.

Крокодилий аппетит

Поначалу мальки питаются за счёт желточного мешочка, который был в икринке, а спустя десять дней после перевода в бассейны их начинают подкармливать — к этому времени у рыбьих младенцев уже появляется способность захватывать внешнюю пищу. Первое обязательное «блюдо» — это живой корм: низшие ракообразные.

Некоторые виды рачков на заводе специально для этого разводят, а некоторые уже естественным образом есть в воде, поскольку её качают из Амура в пруды, где они размножаются сами по себе. Позже вводят подкормку сухими кормами, «рыбята» активно поглощают предложенное кушанье и быстро идут в рост, напоминая уже не головастиков, а крошечных крокодильчиков — и по виду, и по аппетиту. Взрослых особей тоже кормят комбикормом, только уже крупной фракции, и ещё — хищники ведь — кетой. На предприятии есть подразделение, где разводят и этих рыб — их, отслуживших свой срок как производителей, обратно, как калугу и осетра, в Амур не выпускают, они остаются здесь уже в качестве корма.

Светлана Шерстобитова

За 40 дней калужата набирают необходимые размеры и вес для того, чтобы они смогли отправиться в самостоятельную жизнь в своей природной стихии. Установленный норматив навески для выпуска — не менее 3 г. При этом питомцы Анюйского рыбоводного завода, можно сказать, толстячки — их средний вес в два раза выше.

— У нас все показатели выше норматива, — не без гордости говорит Татьяна Нагибина. — Всё это благодаря слаженной работе коллектива — все наши рыбоводы опытны и любят своё дело. Сама я пришла на завод девять лет назад, хотя до этого работала учителем химии и биологии. Меня всегда больше привлекала биология, чем педагогика, и я решила попробовать себя на этом поприще. Понравилось, затянуло. Очень увлекает сам процесс, как зарождается жизнь от крохотной икринки до сформировавшейся рыбки. Я вижу явный, ощутимый результат своего труда, и это меня очень радует и вдохновляет.

На вольные хлеба

Прежде чем оказаться в реке, калужата проделали путешествие от завода в специальных контейнерах на машине до резервуаров на барже. Уже оттуда, с баржи, отошедшей подальше от берега, под наблюдением членов комиссии из территориального управления Росрыболовства, «Главрыбвода», Научно-исследовательского института рыбного хозяйства, малыши калуги поплыли в родную стихию навстречу самостоятельной жизни. На этом пути их подстерегает немало опасностей, и выжить повезёт лишь единицам. Но ровно через год из бассейнов Анюйского рыбоводного завода к ним присоединятся ещё несколько сотен тысяч их младших братьев, и, возможно, когда-нибудь Амур вернёт себе славу реки, о рыбном изобилии которой ходили легенды.


Рекомендуемые материалы
Своя земля
Главное о «дальневосточных гектарах»
Бизнес по-детски
Подростков в Приморье к новому учебному году научат запускать стартапы
Первые в небе
86 лет авиационному заводу № 126 в Комсомольске-на-Амуре — дальневосточному центру военной авиации