«Албазинские скаски»

История и фильм о «русских спартанцах» на Дальнем Востоке

Роман Сорокин
28 ноября 2018
Албазинский острог три года выдерживал осаду 10-тысячного маньчжурского войска. Из 800 защитников крепости в живых остались десятки. Документальный фильм об этих событиях появился в открытом доступе 28 ноября.

История «Албазинских скасок» началась в 2011 году, когда Фондом социально ориентированных проектов и программ «Петропавловск» была организована Албазинская археологическая экспедиция.

Албазинский острог — это археологический памятник федерального значения в Амурской области, у самой границы с Китаем. Несмотря на его уникальность и огромное значение для российской истории, он был слабо исследован специалистами-археологами, а результаты их работы знали только историки. Директор фонда «Петропавловск» Глеб Кузнецов рассказывает, что в 2010 году его крайне удивило, что он, москвич, «хорошо знал эту историю, в то время как коллеги и знакомые амурчане в большинстве своём об остроге едва что-то слышали. Тогда нам показалось правильным попытаться изменить эту ситуацию и рассказать об Албазино всем, кто готов услышать».

Почему «скаСки»?

Это вовсе не ошибка. «СкаСками» в России XVII века называли отчёты и донесения первопроходцев о проделанных маршрутах, увиденных местах и населяющих их народах. В ходе создания фильма съёмочная группа подробно изучала эти документы, сохранившиеся в исторических архивах, часть из них прямо цитируется в фильме. Опора на достоверные сведения и архивные данные, те самые «скаСки», подчёркивает документальный характер фильма, в отличие от «скаЗок», в основе которых всегда лежит вымышленный сюжет.

За шесть лет работы экспедиции в работе приняли участие более 200 специалистов и добровольных помощников, больше 300 амурских школьников и студентов помогали на раскопках, экспедиция сделала более 4000 находок (оружие, орудия труда, одежда, нательные кресты и украшения). Большая их часть после изучения и реставрации уже передана в музеи. Албазинская археологическая экспедиция стала самым масштабным шагом по исследованию острога с 1990-х годов. Исследователям удалось обнаружить фундамент церкви, раскопать крепостной вал и несколько землянок, и это не считая новых объектов, найденных за пределами самого острога.

Но самой важной находкой экспедиции стали две скудельни — массовые захоронения защитников острога, в которых покоились останки 70 погибших. Все они были похоронены без отпевания из-за отсутствия священника во время осады острога. Эту несправедливость получилось исправить в 2015 году в присутствии епископа Благовещенского и Тындинского Лукиана — все останки были торжественно перезахоронены по православному обычаю здесь же под небольшой памятной часовенкой.

Историю Албазинского острога удалось вывести на совершенно иной уровень. Он стал одним из самых узнаваемых символов региона, о нём шире узнали и в научном сообществе, и на федеральном уровне. В 2015 году руководитель экспедиции Андрей Черкасов получил сертификат на грант от Русского географического общества из рук президента Владимира Путина.

Изучение Албазинского острога позволило продлить историю Приамурья ещё на 150 лет, и теперь её отсчёт ведётся не от сплавов графа Муравьёва-Амурского, а с похода Ерофея Хабарова на Амур в 1650 году.


Албазинский подвиг

Знаменитый первопроходец Ерофей Хабаров занял небольшое селение местного даурского князя Албазы и провёл в нём зиму 1650−1651 годов. Это и есть первое упоминание об Албазинском остроге. После его ухода селение пустовало до 1665 года, пока сюда не пришли русские казаки и промысловики под предводительством казачьего пятидесятника Никифора Черниговского, бежавшие из Киренска после убийства илимского воеводы Лаврентия Обухова, который всячески притеснял их. Несмотря на то что официальная власть без всяких оговорок причисляла «черниговцев» к преступникам, сами они ощущали за собой справедливость и продолжали считать себя царскими подданными. Обложив ясаком местных жителей, Никифор Черниговский регулярно отправлял пушную дань в Нерчинск, бывший в то время центром царской сибирской администрации. Вместе с этой данью до царя дошла и подробная «жалобная грамота», описывавшая все преступления илимского воеводы и уверявшая царя в преданности Черниговского и его товарищей.

Печать Албазинского острога

Wikimedia Commons

Почти 20 лет «черниговцы» существовали вне закона, а в это время Албазинский острог рос и процветал — окружающие плодородные земли могли кормить его жителей и позволяли даже отправлять хлеб в другие сибирские селения, где его остро не хватало. Слава о благословенной плодородной земле шла по всем сибирским весям, и сюда постепенно стекались русские люди, не нашедшие себе места и применения в окрестных острогах. В 1675 году у царя Алексея Михайловича наконец дошли руки до решения судьбы «черниговцев».

В Москве подробно заслушали дело и постановили «Никифора Черниговского, его ближайших сподвижников, убийц и негодяев» приговорить к смертной казни, а всем остальным участникам мятежа отрубить в назидание руку. Через двое суток, 17 марта, в день Алексея, человека Божьего, царь, учтя заслуги Никифора Черниговского, объявляет прощение и делает его приказчиком нового острога. В 1682 году Албазин окончательно получил официальный статус — стал центром нового воеводства, получил свой герб и печать. Воеводой был назначен Алексей Толбузин.

Постепенно Албазинский острог становился центром русского влияния на Дальнем Востоке. Уникальное географическое положение, наличие плодородной земли и особый статус уравнивали его с Нерчинском и сулили весьма привлекательные перспективы развития. Это не могло остаться без внимания маньчжуров, строивших свою империю на другом берегу Амура. Они считали дауров и дючеров, перешедших под власть русского царя, своими подданными и не собирались мириться с наглостью русских.

В 1682 году император Сюанье (другое имя Канси) поручил принять меры в отношении русских на Амуре. Три года понадобилось для подготовки похода — летом 1685 года к острогу подступила маньчжурская армия численностью около 5 тысяч человек.

Всего две недели потребовалось маньчжурам, чтобы взять острог. Деревянные укрепления могли эффективно противостоять набегам местных аборигенов, но против современной армии оказались бессильны. Осадные пушки пробивали бревенчатые стены насквозь, жертвами обстрела в первые же несколько дней стали больше ста защитников, сгорели хлебные амбары и церковь с колокольней. Решающий штурм 16 июня был отбит, но запасы пороха у русских защитников крепости подошли к концу. 26 июня, не дожидаясь второго штурма, воевода Алексей Толбузин согласился на предложение маньчжурского военачальника Лантаня сдать острог. Русским позволили покинуть крепость без оружия и отправиться в Нерчинск вверх по Амуру. Маньчжуры сожгли укрепления и вернулись восвояси.

Осада Албазинского острога

Гравюра из собрания Библиотеки Конгресса США

Первая неудача не сломила боевой дух албазинцев. Уже в июле, соединившись с подкреплениями в Нерчинске, русские двинулись обратно. Разведка показала, что враг покинул острог, оставив хлебные посевы нетронутыми.

В августе к Албазину подошли больше 650 русских служилых и промысловиков и принялись за строительство нового острога. Помощником Толбузина стал казачий голова Афанасий Бейтон, бывший прусский подданный, перешедший на службу русскому царю. Бейтон, знакомый с последними достижениями европейской фортификации, усовершенствовал острог. Теперь это была земляная крепость из насыпных валов, остатки которых видны до сих пор. Острог оборудовали удобными артиллерийскими позициями, защищёнными плетёными фашинами, его окружал глубокий ров. В амбарах сосредоточили внушительные хлебные запасы, способные кормить гарнизон из 800 человек в течение двух лет. Для восьми медных пушек, затинных пищалей и тяжёлой мортиры припасли достаточный запас пороха и свинца. В таком виде Албазинский острог мог вполне успешно противостоять современной осадной технике. И проверка на прочность вскоре состоялась.


Русские «300 спартанцев»

В апреле 1686 года Канси поручил Лантаню решить вопрос с Албазинским острогом раз и навсегда. 10-тысячное войско прибыло к острогу в июле этого же года. На этот раз разведчики известили город о приближении Лантаня заранее, и на общем сходе казаки решили: «Един за единого, голова в голову, а назад де без указа нейдем». Крестьяне из окрестных деревень укрылись за крепостными стенами, табун лошадей отогнали в тайгу.

Бюст защитника

В 2014 году специалисты экспедиции при помощи старшего научного сотрудника НИИ и Музея антропологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова антрополога Дениса Пежемского воссоздали облик одного из защитников Албазина. Антропологическая реконструкция по методике Герасимова выполнена в виде бюста, который можно увидеть в Амурском областном краеведческом музее в Благовещенске и в музее московских стрельцов «Стрелецкие палаты» в Москве.

7 июля 1686 года маньчжуры высадились на берег под стенами острога. Казаки во главе с Бейтоном и при поддержке артиллерии со стен крепости смешали ряды атакующих и чуть не сбросили их обратно в Амур. Лантаню потребовалось применить всё своё умение, чтобы не допустить паники среди своих воинов и оттеснить русских обратно в острог. Стало ясно, что быстрым приступом взять крепость не удастся. Маньчжуры встали лагерем на острове посреди Амура, а острог окружили тремя рядами земляных валов. На них установили пушки для обстрела города. Началась длительная осада.

Албазин постоянно подвергался обстрелам тяжёлой артиллерии. Все строения острога были разрушены, защитники были вынуждены укрываться в землянках и подземных убежищах. Чтобы ослабить огонь вражеской артиллерии, до октября русские предприняли несколько вылазок в стан противника, пытаясь поджечь пороховой склад и повредить орудия. Маньчжуры отвечали массированными штурмами, раз за разом терпящими неудачу. Война велась в полном соответствии с самыми свежими для XVII века представлениями о военной тактике. Маньчжуры даже устроили подкоп под стену крепости, чтобы подорвать её большим зарядом пороха, но «слухачи» вовремя обнаружили эту хитрость и нарушили планы землекопов. Последний решающий штурм произошёл в октябре 1686 года. Маньчжуры использовали дровяные валы, которые постепенно передвигали к крепости, чтобы обрушить их в ров и по ним перейти на стены. Защитникам удалось поджечь один вал и разрушить второй — попытка штурма снова провалилась.

К началу зимы Лантань потерял около 2,5 тысячи солдат и понял, что все попытки взять город приступом бессмысленны и нужно привлечь на свою сторону время, которое рано или поздно убьёт всех защитников острога. К этому моменту русские потеряли непосредственно в боях только 150 человек, но теперь в дело вступали холод, голод и страшная цинга. Уже к декабрю из первоначального русского гарнизона в 800 человек остались в живых немногим более сотни, и только около полусотни могли нести караульную службу. Остальные «оцынжали», оголодали и лежали больными. Среди них и сам Бейтон, принявший командование обороной после смерти Толбузина. Каждый день он на костылях обходил посты на стенах и пытался поддерживать боевой дух защитников.

Бейтон

«Мы, русские, своих крепостей сдавать непривычны!» — именно так Афанасий Бейтон, немец, перешедший на службу русскому царю и руководивший обороной Албазинского острога, ответил маньчжурам на предложение сдаться. Эта фраза зафиксирована в официальных документах того времени.

Маньчжуры чутко следили за состоянием защитников острога, всё ещё надеясь одним решительным штурмом захватить крепость. Лекари, посланные Лантанем в качестве «жеста доброй воли», вернулись ни с чем — Бейтон не впустил их за ворота, уверив, что «в Албазине служилые люди милостию великого Бога все здоровы». К маю 1687 года в живых осталось всего 66 защитников города. Они испытывали великую нужду, голодали и страдали от цинги, но не собирались сдаваться. На Пасху Лантань получил от русского военачальника пшеничный пирог весом в один пуд и окончательно убедился, что измором русских взять не получится.

Всё это время судьбу Албазина решали на высшем уровне. Посольство стольника Фёдора Головина провело несколько раундов переговоров с маньчжурскими представителями. 27 августа 1689 года в Нерчинске был заключён мирный договор, определявший границы Российского государства и империи Цин и подводивший черту под противостоянием двух держав в XVII веке. Русские покинули Приамурье, но и маньчжуры клятвенно обязались не заселять эти земли, сделав из них своеобразную буферную зону между двумя государствами.

Оценка этого договора обеими сторонами неоднозначна до сих пор. Но точно можно сказать одно — если бы не героическое сопротивление Албазина, маньчжуры не постеснялись бы предъявлять претензии на куда большие земли и лучшие условия для себя. Оборона горстки русских воинов на самых дальних рубежах своей Родины доказала соседям, что решение противоречий с помощью военной силы будет обходиться слишком дорого.

Русские покинули Албазин только в октябре 1689 года после подписания Нерчинского договора, по условиям которого пришлось срыть все укрепления острога и покинуть эти благодатные земли.

Но русские ушли с Амура не навсегда. Через 170 лет, в 1859 году, в ходе одного из знаменитых сплавов графа Муравьёва-Амурского, на берегу Амура среди сохранившихся следов земляного вала Албазинского острога был проведён торжественный молебен и заложена церковь в память о павших защитниках. Тогда же здесь была основана казачья станица, существующая и по сей день.

Обо всём этом и рассказывается в документальном фильме «Албазинские скаски», который стал логичным продолжением археологической экспедиции по изучению Албазинского острога.


Съёмки, реконструкция и песня про острог

«Нам хотелось рассказать об этой уникальной истории как можно большему числу людей. За шесть лет нам удалось с помощью публикаций в региональных и федеральных СМИ вывести эту тему на весьма заметное место… но в итоге мы решили, что этого недостаточно, и как-то постепенно органично пришли к идее создания документального фильма», — рассказывает учёный секретарь фонда «Петропавловск» и идейный вдохновитель «Албазинских скасок» Андрей Черкасов.

Андрей подготовил предварительный сценарий фильма, режиссёром стала Мария Ховенко.

Находки Албазинской экспедиции

Wikimedia Commons

В июле 2016 года, в самый разгар полевого сезона раскопок, съёмочная группа приехала в Албазино. Операторы Дмитрий Протопопов и Олег Смольков снимали интервью с археологами и местными жителями, отсняли найденные артефакты и даже записали несколько казачьих песен, которые помнят местные старожилы. Большой интерес у жителей села и местных пограничников вызвал квадрокоптер, с помощью которого делали панорамные съёмки окрестностей и получили потрясающие виды острога с высоты птичьего полёта.

На роль ведущего планировалось пригласить профессионального актёра, но в ходе первых съёмок в Албазино и Благовещенске режиссёр Мария Ховенко приняла решение доверить эту работу Андрею Черкасову. Он в полной мере знал историю Албазина, мог передать все чувства и впечатления, которыми он проникся в процессе изучения русского освоения Приамурья. С помощью археологов, историков, специалистов по оружию и снаряжению XVII века ведущий погружает зрителя в захватывающий сюжет этой дальневосточной эпопеи.

Однажды в ходе съёмок интервью Черкасова группа шла по берегу Амура, и интервьюер неожиданно обратился к стоящему на берегу рыбаку с вопросом об албазинских казаках. Рыбаком оказался наказной атаман Албазинской казачьей станицы Алексей Лобанов. Это был реальный экспромт, и короткий комментарий Лобанова вошёл в фильм.

В июле 2017 года фонд «Петропавловск» выиграл президентский грант на завершение съёмок документальной ленты. На эти деньги удалось провести натурные съёмки в Санкт-Петербурге в музее Эрмитаж, где хранится албазинская печать, в Киренске Иркутской области, где произошло то самое убийство илимского воеводы, в этнографическом музее «Тальцы» на Ангаре под Иркутском. В планах съёмочного графика стоял даже Вашингтон, где в Библиотеке Конгресса хранится одна из китайских гравюр, посвящённых осаде Албазина. Но в итоге решили ограничиться лишь её цифровой копией, сделав выбор в пользу более насущных съёмок в Москве и Благовещенске.

Большое кино

История обороны Албазинского острога так и просится на большой киноэкран. 800 русских воинов против 10-тысячной маньчжурской армии — это сюжет посильнее знаменитых 300 спартанцев царя Леонида. В 2015 году фонд «Петропавловск» с помощью краудфандинговой платформы Boomstarter собрал деньги на создание сценария художественного фильма об остроге. Сценаристом выступил Александр Ерюхин из Архангельска, победивший в конкурсе среди более чем 20 других авторов. Работа шла долго в тесном сотрудничестве со специалистами экспедиции и историками-консультантами. Андрей Черкасов говорит, что им не хотелось превращать будущий фильм в «развесистую клюкву» и боевик в исторических декорациях, поэтому к исторической достоверности подошли максимально ответственно. Финальный вариант сценария уже готов, но о съёмках речи пока нет — это совсем другие деньги, и в одиночку фонд потянуть этот проект не сможет.

На средства гранта съёмочная группа наняла профессионального композитора и звукорежиссёра, художника, создавшего анимационные заставки и компьютерную графику для фильма. Удалось арендовать качественное оборудование и провести профессиональный монтаж.

Большой удачей стало сотрудничество с командой фестиваля «Времена и эпохи». Летом 2017 года в московском музее-заповеднике «Коломенское» воздвигли почти точную копию Албазинского острога для реконструкции пограничных сражений XVII века. Агентство «Ратоборцы», запустившее этот фестиваль, разрешило провести съёмки прямо внутри острога. Это позволило воссоздать сцены обороны Албазина с участием живых персонажей. Добровольными актёрами выступили члены клуба исторической реконструкции «Владычный полк» из Саранска.

«Албазинские скаски» завершает песня про острог. Во время одного из полевых сезонов экспедиции её мелодия и слова буквально приснились Андрею Черкасову. Выяснилось, что ночью у костра пела одна из сотрудниц экспедиции Ксения Губина. Так эта песня и голос Ксении вошли в фильм.

Монтаж был закончен к осени 2018 года, а местом премьеры выбрали столицу Амурской области — Благовещенск, где ежегодно проходит фестиваль кино и театра «Амурская осень». В зале на 220 человек не хватило мест всем желающим. Школьные учителя осаждали создателей фильма просьбами прислать им ссылку на картину, чтобы показывать её ученикам. Андрей Черкасов без устали ходил по студиям местных телеканалов и радиостанций, раздавая интервью. «Скасками» заинтересовалось Министерство образования и науки Амурской области и пообещало распространить их в школах в качестве дополнительного учебного пособия по истории.

Позже фильм презентовали в Москве, Хабаровске и Биробиджане, его ждёт прокат на телевидении, участие в фестивалях документального и исторического кино, выход на DVD-дисках, которые помогут «Албазинским скаскам» добраться до отдалённых сёл Амурской области, где ещё нет скоростного интернета.

Создатели картины надеются, что им удастся донести её до всех амурчан, наследников этих героических событий, и до всех людей, интересующихся этим удивительным периодом нашей истории. Логичным продолжением проекта стало создание YouTube-канала, на который будут выкладываться материалы, не вошедшие в фильм, а также новые интервью, лекции и зарисовки, рассказывающие об Албазине и истории первопроходческого движения в Сибири и на Дальнем Востоке XVII века. Первым роликом, выложенным на этот YouТube-канал, стал сам фильм, теперь его могут увидеть все желающие.

Создатели фильма разрешили разместить его на DV.land. Теперь посмотреть «Албазинские скаски» можно прямо в этой статье:

Рекомендуемые материалы
Первые крылья
Как гражданская авиация пришла на Дальний Восток
«На отдалённом Востоке нашего Отечества…»
205 лет со дня рождения человека, превратившего Сахалин в остров
Оленья кавалерия, или Битва за Ламское море. Часть III
Жизнь и смерть в первом русском поселении на берегу Тихого океана