Битва за Хоккайдо

Зачем Сталину был нужен остров Хоккайдо и почему высадка советского десанта в Японии не состоялась

Василий Авченко
29 октября 2020
9 августа 1945 года Советский Союз вступил в войну против Японии. За считаные дни в Маньчжурии была разбита Квантунская армия. Советские войска освободили Южный Сахалин, заняли Курилы, высадились в корейских портах. В эти же дни планировалась высадка на Хоккайдо — втором по величине японском острове. Василий Авченко рассказывает о том, зачем Сталину был нужен этот десант и почему он так и не состоялся.

«Включить в район сдачи… советским войскам северную половину острова Хоккайдо»

Обязуясь в соответствии с решениями Ялтинской конференции вступить в войну против Японии через два-три месяца после капитуляции Германии, СССР не только выполнял долг перед союзниками, но и защищал собственные интересы. Стояла задача ликвидировать опасные очаги у дальневосточных границ, вернуть территории, утраченные в ходе Русско-японской войны 1904−1905 годов, усилить позиции на Тихом океане.

Хоккайдский десант — одна из самых загадочных страниц скоротечной кампании 1945 года. Порой пишут, что Сталин будто бы хотел присоединить Хоккайдо к СССР или же создать красное государство-сателлит наподобие КНДР, однако никаких подтверждений этому нет.

15 августа 1945 года, после заявления императора Японии Хирохито о капитуляции, президент США Трумэн разослал главам государств-союзников проект Общего приказа № 1 генерала Дугласа Макартура, возглавлявшего союзные силы на Тихом океане. День спустя Сталин, отвечая Трумэну, предложил включить в район сдачи японских войск советским северную половину Хоккайдо, проведя демаркационную линию между городами Кусиро и Румои. «Японцы в 1919—1921 годах держали под оккупацией своих войск весь советский Дальний Восток. Русское общественное мнение было бы серьёзно обижено, если бы русские войска не имели района оккупации в какой-либо части собственно японской территории», — мотивировал Сталин. Трумэн это предложение отклонил, выдвинув встречное: предоставить США один из Курильских островов под авиабазу. Сталин ответил отказом:

Требования такого рода обычно предъявляются либо побеждённому государству, либо такому союзному государству, которое само не в состоянии защитить часть своей территории.

17 августа генерал Кузьма Деревянко, представитель Главнокомандования советских войск на Дальнем Востоке при штабе Макартура, получил директиву из Ставки за подписями Сталина и начальника Генштаба Алексея Антонова. В ней говорилось: «Американское правительство предложило… следующие районы, в которых… японские силы должны сдаться советским войскам, — Маньчжурия, Сахалин (Карафуто) и Корея севернее 38 градуса северной широты… Советское правительство приняло указанное предложение с оговоркой, что оно считает Ляодунский полуостров с портами Дайрен (он же Далянь, Дальний — прим. DV) и Порт-Артур входящим в пределы Маньчжурии, и дополнительно потребовало следующие районы, в которых все… японские силы должны сдаться советским войскам, — Курильские острова (притом что передача Курил Советскому Союзу была оговорена ещё в феврале 1945 года в Ялте — прим. DV) и северная половина острова Хоккайдо севернее линии, идущей от г. Кусиро до г. Румои, включая оба указанных города в советский район. Вы обязаны настаивать перед генералом Макартуром на выполнении этого требования советского правительства».

Японские солдаты сдают оружие после подписания капитуляции Японией

ТАСС

Речь шла не столько о порядке капитуляции японцев, сколько о зонах послевоенного влияния. СССР и антифашистский Запад, ещё оставаясь союзниками, уже стали противниками. Упомянутая оговорка и сам тон директивы свидетельствуют о том, что Сталин уже не доверял американским друзьям.

И небезосновательно. Политическая ситуация на Дальнем Востоке была крайне напряжённой. Хотя отправной точкой холодной войны принято считать фултонское выступление Черчилля 5 марта 1946 года, де-факто она шла как минимум с апреля 1945 года, когда Франклина Рузвельта на посту президента США сменил Гарри Трумэн. Запад и СССР уже вовсю соперничали за влияние в новом — послевоенном мире.

Вот лишь несколько свидетельств, передающих накал этой борьбы. Из сообщения закордонного агента НКГБ от 5 июня 1945 года стало известно: римский папа принял японского посла Хараду и предложил Японии заключить сепаратный мир с США. «Папа понимает, что разгром Японии ослабит союзников и развяжет руки России на Дальнем Востоке», — передавал агент*. 11 июля вице-министр иностранных дел Великобритании Орм Сарджент, заявив, что «США и Советский Союз… начнут борьбу за душу и тело Китая», предложил «приостановить политические злодеяния России» путём «более смелого, но всё ещё дружественного дипломатического воздействия со стороны Великобритании и США». В том же месяце начальник погранвойск НКВД Приморского округа генерал Павел Зырянов доложил: самолёты США нарушали морскую границу 79 раз, на американском острове Малый Диомид в Беринговом проливе установлена «военизированная группа» местных эскимосов, занимающихся разведкой. 18 августа английское посольство в США докладывало начальству о настроениях в Америке: «Быстрота продвижения русских в Маньчжурии и на Сахалине… отмечалась со смешанным чувством восхищения и опасения». В тот же день американский резидент НКГБ передал: несмотря на то что Япония капитулирует, США намерены наращивать выпуск стратегических бомбардировщиков В-29, которые 6 и 9 августа нанесли атомный удар по Хиросиме и Нагасаки (ряд современных историков считают эту бомбардировку не чем иным, как демонстрацией Трумэном Сталину военной мощи США). В Кремле отмечали: генерал Макартур «не считается с нашим мнением и игнорирует интересы общего дела»…

Ещё воюя против Японии, союзники фактически боролись друг с другом. Разгром Японии был вопросом решённым, куда больше беспокоила новая политическая конфигурация планеты.

* Использованы рассекреченные документы из сборника «Органы государственной безопасности СССР во Второй мировой войне. Победа над Японией…» под ред. д. и. н. О.Б. Мозохина. М., 2020.

«От операции по десантированию… на остров Хоккайдо необходимо воздержаться»

Несмотря на жёсткую позицию Трумэна, Сталин пока не оставлял планов проведения десантной операции по взятию Хоккайдо. Было решено доставить войска в Румои из портов юга Сахалина — сразу после их освобождения. 20 августа главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Василевский доложил Сталину: «В настоящее время я и командование первого Дальневосточного фронта серьёзно заняты подготовкой десантной операции на остров Хоккайдо… Ведём морскую разведку, готовим авиацию, артиллерию, пехоту и транспортные средства». Маршал добавил, что полагает начать операцию «немедленно после занятия южной части Сахалина», ориентировочно — 22 августа. Получив одобрение Сталина, Василевский в тот же день дал приказ командующему 1-м Дальневосточным фронтом маршалу Мерецкову, командующему 2-м Дальневосточным фронтом генералу Пуркаеву, командующему Тихоокеанским флотом адмиралу Юмашеву и командующему ВВС главному маршалу авиации Новикову: «Используя благоприятную обстановку в районе порта Маока (ныне Холмск — прим. DV), немедленно и ни в коем случае не позднее утра 21.8.45 г. приступить к погрузке 87 ск (стрелкового корпуса — прим. DV), с тем чтобы в предельно минимальные сроки сосредоточить его в южной части Сахалина в районе порта Отомари (Корсаков — прим. DV) и гор. Тойохара (Южно-Сахалинск — прим. DV)… При планировании десантной операции учесть одновременную переброску на остров Хоккайдо не менее двух пехотных дивизий в два-три эшелона каждую».

По данным доктора исторических наук Вячеслава Зимонина, первым на японский берег должен был ступить 354-й отдельный батальон морской пехоты. «Чёрным бушлатам» предстояло взять под контроль порт Румои и обеспечить успех высадки головной 355-й дивизии 87-го корпуса. Проливы Сангарский и Лаперуза к югу и северу от Хоккайдо блокировали подводные лодки ТОФ, в Приморье стояли в готовности бомбардировщики и истребители.

«Срок начала операции… будет дополнительно указан Ставкой Верховного Главнокомандования», — говорилось в приказе Василевского. Это значило: отмашку даст Сталин.

Александр Становов/ТАСС

Однако уже 22 августа Василевский приказывает наркому ВМФ Кузнецову и командующему ТОФ Юмашеву: «От операции по десантированию наших войск с острова Сахалин на остров Хоккайдо необходимо воздержаться впредь до особых указаний Ставки».

Возможно, с десантом решили повременить потому, что Сахалинская операция завершилась не 22-го, как ожидалось, а только 25 августа. Вместе с тем переброску 87-го корпуса на Сахалин, указывал маршал, следовало продолжать. В последние дни августа в Маоку из Приморья прибыли конвои с частями 355, 342 и 264-й дивизий.

Но десант так и не состоялся — операцию отменили. А 27 августа пришёл запрет («во избежание конфликтов с союзниками») посылать корабли и самолёты к Хоккайдо…

Хотя ни один советский солдат не ступил на территорию Хоккайдо, без жертв не обошлось. С началом боевых действий на Южном Сахалине японцы начали эвакуацию гражданского населения. Как стало известно лишь много лет спустя, советские подлодки Л-12 и Л-19, обеспечивавшие десант на Хоккайдо (в приказе значилось: «Вести разведку района порта Румои и морских коммуникаций… вести очистку района от вражеских военных кораблей»), 22 августа потопили японские суда «Тайто-мару», «Огасавара-мару» и «Синко-мару-2», везшие беженцев из Отомари в Отару. Вероятно, их приняли за военные транспорты, тем более что минный заградитель «Синко-мару-2» числился в ВМФ Японии. Погибло и пропало без вести 1708 человек. А уже 24 августа пропала без вести и Л-19, получившая приказ идти к Сахалину.

…Если в последнюю декаду августа было уже понятно, что крах Японии — вопрос нескольких дней, зачем Сталину был нужен Хоккайдо? И можно ли было добиться здесь успеха силами двух-трёх дивизий?

Ответ на оба вопроса заключается в том, что десант мыслился операцией не столько военной, сколько политической. Своя зона оккупации, как в Германии, позволяла надеяться на усиление позиций СССР в Японии и вообще в регионе. Силы десанта были сравнительно невелики именно потому, что воевать здесь вообще не предполагалось. Была задача занять территорию, принять капитуляцию японских войск — и остаться на какое-то время. Если сначала десант, возможно, был отложен по военным соображениям, то отменён — уже сугубо по политическим. Битва за Хоккайдо между США и СССР состоялась, но носила чисто дипломатический характер.

Вот итог большой геополитической игры: СССР вернул Южный Сахалин, присоединил все Курилы, вновь получил контроль над военно-морской базой Порт-Артур, портом Дальним, Китайско-Восточной железной дорогой. Япония попала под контроль Штатов, разместивших здесь военные базы. В Корее зоны советской и американской оккупации сошлись на 38-й параллели, которая до сих пор остаётся границей между двумя корейскими государствами. В Китае, освобождённом от японцев, продолжилась гражданская война; в 1949 году победили коммунисты Мао Цзэдуна, была учреждена Китайская Народная Республика.

1945 год определил расклад сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе на много десятилетий вперёд. А противостояние Сталина и Трумэна на Тихом океане, в том числе вокруг Хоккайдо, можно рассматривать как первый или «нулевой» раунд холодной войны, начавшейся задолго до появления самого этого термина.

Рекомендуемые материалы
Самая короткая граница. Часть вторая
160 лет назад началась история 17 километров российско-корейской границы
Первые лица на дальневосточной границе. Часть третья
Три визита «дорогого Леонида Ильича» на Дальний Восток — от встречи с президентом Северной Кореи до встречи с президентом США
Человек и пароход
250 лет назад родился капитан Крузенштерн, возглавивший первое русское кругосветное плавание