Герои морских глубин

Как подводные силы Тихоокеанского флота укрепляли позиции страны на востоке

Алексей Суконкин
22 февраля 2017
История подводных сил Тихоокеанского флота (ТОФ), насыщенная и грандиозными победами, и страшными драмами, насчитывает более 100 лет. За эти годы подводные силы России на Тихом океане прошли путь от «отряда миноносцев» до оперативно-стратегического объединения, имеющего на вооружении атомные подводные ракетоносцы и выступающего ядерным гарантом неприступности российской территории. DV вспомнил ключевые события в судьбе подводных сил ТОФ

Как всё начиналось

В начале XX века революционную идею сразу нескольких учёных-мыслителей — скрыть боевой корабль под водой — осуществили практически: были созданы и приняты на вооружение многих флотов мира примитивные, но работоспособные подводные лодки. Российский военно-морской флот не был исключением. В 1904 году Балтийский завод приступил к выпуску опытных и серийных «миноносцев» (именно так в то время называли подводные лодки), часть из которых по железной дороге направлялась на Дальний Восток, чтобы войти в состав Сибирской флотилии, базирующейся во Владивостоке, и укрепить военно-морское могущество России на Тихом океане.

Есть исторические упоминания о доставке подводной лодки Джевецкого в Порт-Артур и попытках привлечь её к боевым действиям в 1904 году. Но лодка так и не стала боеспособной и перед сдачей крепости была затоплена на внешнем рейде. Однако определённый переполох в японских штабах она совершила: японской разведке удалось установить наличие подводных лодок в составе порт-артурской эскадры, и когда броненосцы «Ясима» и «Хацусе» подорвались на морских минах, японские моряки сочли эти подрывы за атаку подводной лодки.

В те годы Россия только-только юридически закрепила своё присутствие на Дальнем Востоке, обозначились и экономические выгоды от прямого выхода на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона — поэтому на китайском берегу Жёлтого моря и был создан форпост военно-морских сил Российской Империи в виде портовых городов Порт-Артур и Дальний, находившихся на удалении в две 2500 километров от Владивостока. Стремление России к выходу на Тихий Океан пришлось не по нраву Японии, была развязана русско-японская война, в ходе которой российский флот понёс серьёзные потери и был зажат японской эскадрой в гавани Порт-Артура. Именно в таких тяжёлых условиях командование российского флота решило усилить флот новым видом морского оружия — подводными лодками. Тогда ещё никто не знал, как бороться с кораблями, способными наносить удар из-под воды, противники подводных лодок испытывали перед ними по-настоящему мистический ужас.

29 сентября 1904 года по железной дороге во Владивосток была доставлена первая подводная лодка — «Форель». 2 октября она официально вошла в состав Сибирской военной флотилии, став первой российской по-настоящему боевой субмариной на Тихом океане. «Форель» построили на верфи Круппа в Киле в 1903 году и продали России. Её характеристики были таковы: водоизмещение — 18 тонн, возможность погружения на глубину до 30 метров, запас надводного хода — 20, а подводного — 15 миль. Экипаж лодки состоял из четырёх человек. Вооружение — два наружных торпедных аппарата.

Простояв всю зиму на берегу, в марте 1905 года лодка была спущена на воду, к этому моменту были привезены и боевые торпеды, после чего «Форель» начала выходить в море.

Чтобы «Форель» беспрепятственно доставить в Россию, в документах её обозначили «передвижным предохранительным буем» — видимо, уже тогда существовали определённые запреты на передачу оружия и технологий другим государствам.

В декабре 1904 года во Владивосток прибыли ещё четыре лодки: «Налим», «Скат», «Касатка» и «Фельдмаршал граф Шереметьев». Позже, весной 1905 года, они начали выходить в море, нарабатывая морскую практику и опыт.

«Миноносцы» базировались в бухте Улисс — более удобной с точки зрения оперативного выхода на морской простор. Бухта оказалась настолько подходящей, что и поныне служит пристанищем для подводных лодок.

23 декабря 1904 года в Сибирской флотилии в составе Владивостокского отряда крейсеров был сформирован «отдельный отряд миноносцев» (подводных лодок), начальником назначили лейтенанта Александра Плотто. Фактически это первое соединение подводных лодок в российском военно-морском флоте. Вскоре отряд располагал уже десятком вполне боеготовых подводных лодок, которым вскоре пришлось сыграть серьёзную роль в войне с Японией.


Первый бой

29 апреля 1905 года из Владивостока вышли три подводные лодки — «Дельфин», «Касатка» и «Сом», их задачей было патрулировать прибрежный район с целью обнаружения вражеских кораблей. Лодки шли в надводном положении, и вскоре экипаж «Сома» заметил два японских миноносца, идущих пересекающимся курсом. Командир подводной лодки лейтенант Владимир Трубецкой принял решение атаковать и отдал команду на погружение. В этот момент японцы засекли подводную лодку и обстреляли её из малокалиберных пушек, правда не попали.

Первая российская подводная лодка «Дельфин»

«Корабли проходят испытания», 1985 год

Этот случай стал единственным боевым столкновением российской подводной лодки с японскими кораблями, и хотя он не принёс боевого результата — вражеский корабль не был потоплен, всё же японское военно-морское командование сделало для себя неутешительные выводы, убедившись, что у русских на Дальнем Востоке есть боеспособные субмарины. Командирам кораблей рекомендовали не приближаться к российскому берегу — что можно назвать замечательным оперативным достижением русского флота, направленным на сдерживание японцев от действий в прибрежной полосе.


МСДВ

Средние подводные лодки типа «Щ» — «Щука» — имели подводное водоизмещение 700 тонн, развивали подводную скорость 8 узлов, могли погружаться на глубину 90 метров. Длина корпуса составляла 59 метров. Вооружены шестью торпедными аппаратами с общим боезапасом 10 торпед, двумя 45-мм пушками и двумя пулемётами. Экипаж лодки состоял из 38 человек. Автономно лодка могла действовать 20 суток.


Малые подводные лодки типа «М» — «Малютка» — имели подводное водоизмещение 200 тонн, развивали подводную скорость 7 узлов, могли погружаться на глубину 60 метров. Длина корпуса составляла 38 метров. Вооружены двумя торпедными аппаратами без запасных торпед, 45-мм пушкой и пулемётом. Экипаж состоял из 17 человек. Автономность не превышала 10 суток.


Подводные минные заградители типа «Л» — «Ленинец» — имели подводное водоизмещение 1400 тонн, развивали подводную скорость 8 узлов, могли погружаться на глубину 100 метров. Длина корпуса составляла 85 метров. Вооружены восемью торпедными аппаратами с общим боезапасом 18 торпед, одним 100-мм орудием, одной 45-мм пушкой, могли принимать на борт 18 морских мин. Экипаж заградителя состоял из 56 человек. Максимальная автономность не превышала 45 суток.


Средние подводные лодки типа «С» — «Эски» — имели подводное водоизмещение 1090 тонн, развивали подводную скорость 10 узлов, могли погружаться на глубину 100 метров. Длина корпуса составляла 78 метров. Вооружены шестью торпедными аппаратами с общим боезапасом 12 торпед, одним 100-мм орудием, одним 45-мм орудием и двумя крупнокалиберными пулемётами ДШК. Экипаж лодки состоял из 46 человек. Автономность боевого выхода достигала 30 суток.

Морские силы Дальнего Востока (МСДВ) — под таким названием в 1932 году во Владивостоке было создано военно-морское объединение нашей страны на Тихом океане.

Уже летом 1932 года на судостроительные заводы в Хабаровске и во Владивостоке по железной дороге разобранными на секции направляются 12 подводных лодок типа «Щ», где их собирают и вводят в строй. Следом по железной дороге на Дальний Восток прибывают 28 подводных лодок типа «М», которые вступают в строй к 1935 году. А в 1939 году Тихоокеанский флот располагает 13 подводными минными заградителями типа «Л». Кроме того, к началу Великой Отечественной войны владивостокский «Дальзавод» строит шесть подводных лодок типа «С».

Таким образом, флот получил лодки разных типов, чтобы выполнять разные боевые задачи. Параллельно началось строительство береговой инфраструктуры для базирования морских сил. Если говорить о дивизионах и бригадах подводных лодок, то они появились не только в «колыбели» тихоокеанского подводного флота в бухте Улисс, но и в заливах и бухтах Золотой Рог, Абрек, Разбойник, Конюшкова, Павловского, Восток, Находка (Америка), Владимира, Постовая (Советская Гавань), Де-Кастри, Нагаева, в Николаевске-на-Амуре и даже на Камчатке в бухте Крашенинникова. В пунктах базирования были сооружены причальные комплексы, береговые объекты, склады горюче-смазочных материалов, вооружения и имущества. То есть были созданы условия для нормальной повседневной работы. Также развернулось строительство судостроительных и судоремонтных заводов, на которых в будущем построят и отремонтируют много подводных кораблей — как обычных, так и атомных.


Диверсия

18 июля 1942 года в порту Николаевска-на-Амуре в результате диверсии случилась трагедия с подводными лодками Щ-118 и Щ-138 — и погибло 43 военных моряка.

Ранним утром во втором отсеке подводной лодки Щ-138, где находились запасные торпеды, произошёл сильнейший взрыв — погибло 35 человек, а корпус лодки утратил герметичность. Субмарина опустилась на дно — прямо возле причала. Стоявшая бортом к ней Щ-118 тоже получила серьёзные повреждения и тоже затонула — на её борту погибло 8 моряков. Получила повреждения и затонула загруженная снарядами и баржа «Славянка». Оставшиеся в живых подводники и персонал военно-морской базы испытали сильнейшее потрясение: никто не думал, что люди и подводные лодки могут погибнуть прямо на базе, за тысячи километров от зоны боевых действий. Последовавшее затем расследование установило, что взрыв мог произойти только в результате диверсии, так как все другие версии после тщательного анализа фактов и следственных экспериментов оказались несостоятельны. В 2005 году в Николаевске-на-Амуре был установлен памятник погибшим морякам.

Подводная лодка Щ-138

Военно-исторический журнал Минобороны РФ


Усиление

С началом Великой Отечественной войны действующим флотам потребовалось усиление, и было принято решение перевести шесть подводных лодок (Л-15, Л-16, С-51, С-54, С-55, С-56) с Тихоокеанского на Северный флот. Подводная лодка С-56 в течение 153-суточного перехода прошла 16 632 морские мили и практически сразу включилась в боевую работу Северного флота. Всего к концу войны С-56 совершила 8 боевых походов, в которых 13 раз атаковала транспортные корабли противника, выпустив по ним 30 торпед. В результате были потоплены два транспортных судна, танкер, тральщик и сторожевой корабль, что сделало С-56 самой результативной советской подводной лодкой по числу достоверно уничтоженных целей. Лодка стала гвардейской, была награждена орденом Красного Знамени, а её командир Григорий Щедрин получил звание Героя Советского Союза.

Краснознаменная гвардейская подводная лодка «С-56» возвращается с боевого задания

Фотохроника ТАСС

Через девять лет после войны С-56 совершила Северным морским путём межфлотский переход обратно во Владивосток, тем самым завершив кругосветное путешествие. После выведения из боевого состава флота лодка некоторое время была то плавучей зарядной станцией в бухте Постовая, то учебно-тренировочным комплексом в заливе Владимира, и в 1975 году гвардейская Краснознамённая С-56 была установлена в качестве памятника-музея на набережной Владивостока возле штаба Тихоокеанского флота.

Сегодня лодка входит в мемориальный комплекс, у которого проходят военные парады и торжественные мероприятия. Ежедневно на ней проводится церемония поднятия и спуска военно-морского флага.


К-129 и операция «Дженнифер»

В первое послевоенное десятилетие подводные силы ТОФ в основном были представлены лодками, построенными ещё во время войны, их значительная часть уже выработала свой ресурс (что заставило командование флота вернуть назад лодки, во время войны ушедшие на Северный Флот). Судостроительный завод в Комсомольске-на-Амуре серийно выпускал лодки новых типов, созданных по опыту боевого применения, — укрепление флота этими лодками началось в пятидесятые годы. Тогда же появились и лодки принципиально нового типа — носители ракетного оружия. Одна из них, Б-62 проекта 611, 6 сентября 1958 года впервые на Тихоокеанском флоте произвела пуск баллистической ракеты на дальность 150 км, успешно поразив назначенную цель.

Подводная лодка К-129 проекта 629

Архив Центрального разведывательного управления США

В 1959 году в состав Тихоокеанского флота принята дизельная подводная лодка К-129 проекта 629. В период с 1964 по 1967 годы на «Дальзаводе» во Владивостоке её модернизировали и она стала носителем трёх баллистических ракет, которые вертикально размещались в рубке. Фактически лодку превратили в ракетоносный подводный крейсер. В феврале 1968 года под командованием капитана первого ранга Владимира Кобзаря с экипажем в 97 человек она вышла на боевую службу в район Гавайских островов. На борту находилось три баллистические ракеты с термоядерными головными частями и две ядерные торпеды. Боевая служба К-129 состояла в том, чтобы при получении соответствующего приказа произвести пуск ракет по назначенным целям. 8 марта лодка перестала выходить на связь. Её искали более полугода, но так и не нашли. Тем не менее разведка ТОФ установила, что в первые дни после пропажи К-129 американцы скрытно завели в док атомную подводную лодку «Суордфиш» для выполнения корпусных ремонтных работ. Это дало повод предположить, что произошло столкновение нашей и американской субмарин, в результате которого К-129 затонула. Предположение дополнительно подтвердилось в 1974 году, когда США провели уникальную операцию «Дженнифер» по подъёму советской подводной лодки с помощью специально построенного судна «Гломар Эксплорер» — откуда-то ведь американцы знали точное место гибели К-129. Весь ход операции контролировался кораблями 38-й разведывательной бригады особого назначения Тихоокеанского флота.

В различных источниках операция называется «Дженнифер», в то время как этим кодовым словом называли помещение, где разрабатывалась операция по подъёму подлодки. Подлинное название операции, Проект «Азориан», стало известно в 2010 году.

Исследовав остатки корпуса, которые удалось поднять (часть лодки так и осталась на месте гибели), американцы выдвинули версию, что гибель К-129 объясняется несанкционированным запуском двигателя одной из ракет при закрытой крышке ракетной шахты. Отчасти это подтверждало версию столкновения двух субмарин. Поднятые тела шести погибших советских моряков были погребены со всеми положенными воинскими почестями, а кинозапись захоронения в 1992 году была передана президенту России Борису Ельцину.

Длительное время на Родине гибель К-129 хранилась в большом секрете. В Приморье, на территории 29-й дивизии атомных подводных лодок в населённом пункте Ракушка, был установлен памятник погибшей лодке и экипажу Владимира Кобзаря. Сегодня территория заброшена, памятник разрушается и только старожилы помнят, что он символизирует.


К-56. Столкновение у берега

Атомная ракетная подводная лодка К-56 проекта 675 ещё на этапе строительства стала гвардейской — ей были переданы регалии знаменитой гвардейской и Краснознамённой подводной лодки С-56.

Подводная лодка проекта 675

Архив пресс-службы ТОФ

Что представляли собой лодки проекта 675? Это двухкорпусная подводная лодка, разделённая на 10 отсеков. Общая длина лодки — 115 метров, водоизмещение — 5700 тонн. Два реактора и две паровые турбины создавали мощность в 39 тысяч лошадиных сил, обеспечивая полную скорость подводного хода в 29 узлов (54 км/ч). Лодка могла погружаться на глубину 300 метров. Автономность лодки ограничивалась запасами технических жидкостей, воды и провизии для экипажа (137 человек) и составляла 50 суток. На вооружении лодка имела 20 торпед калибра 533 и 400 мм, а также 8 противокорабельных крылатых ракет П-6. АПЛ К-56, получив «авансом» столь почётное гвардейское звание, включилась в несение боевой службы, обеспечивая неприкосновенность рубежей нашей страны.

Но судьба уготовила лодке и её экипажу серьёзные испытания: в 1973 году Тихоокеанский флот потрясла катастрофа «навигационного» характера, она унесла жизни 27 моряков.

13 июня 1973 года гвардейская ракетная атомная подводная лодка К-56 проекта 675 в сопровождении крейсера «Владивосток» и большого ракетного корабля «Упорный» следовала в надводном положении прибрежным фарватером в бухту Павловского из полигона в Японском море. Пройдя мыс Поворотный, лодка вошла в полосу плотного тумана, и старпом приказал включить навигационную радиолокационную станцию, что и было немедленно выполнено, но, пока ламповая станция нагревалась, всё уже было решено. Из тумана появилось рыбопромысловое судно «Академик Берг», которое спустя мгновение практически перпендикулярно ударило своим ледокольным форштевнем в стык первого и второго отсеков.

Архив пресс-службы ТОФ

Вода хлынула внутрь лодки. Во втором отсеке вода залила аккумуляторную яму, от испарений хлора погибли все 27 моряков, кто находился в отсеке — ещё до полного его затопления. В первом отсеке оказались отрезанными от остальной лодки 20 человек. Благодаря действиям экипажа лодка была выведена к берегу и посажена на мель. Это спасло моряков от гибели, так как вода, поступившая в отсеки, угрожала затоплением всего корабля. Как только лодка ткнулась носом в берег у мыса Гранитного, экипаж смог перевести дух. Выжили.

Расследование показало, что столкновение произошло из-за небольших ошибок, каждая из которых не вела к аварии, но их наложение оказалось роковым для 27 моряков-тихоокеанцев.

Через шесть месяцев гвардейская атомная подводная лодка К-56 вернулась в строй и прослужила до 1992 года, после чего была выведена из состава ТОФ и поставлена на отстой в ожидании утилизации.


Подземный дворец

В 70-х годах командование советского ВМФ решило на всех флотах строить подземные укрытия для подводных лодок, которые могли бы защитить несколько субмарин от ядерного удара. Наиболее известный объект такого рода — сооружение в Балаклаве (Республика Крым), оно открыто для туристов и превращено в музей. На Тихоокеанском флоте строительство объекта развернулось в небольшой бухте Павловского в Приморье. Московские метростроевцы несколько лет занимались проходческими работами, попутно из образовавшегося скальника выкладывая защитный мол и тем самым делая бухту Павловского закрытой от морских волн. В середине 80-х годов объект был практически построен. Он представлял собой центральную галерею арочного типа, которая имела длину порядка 650 метров и могла вместить до 5 атомных подводных лодок проектов 675, 670, 671 и более ранних проектов. Параллельно основному каналу шел ещё один, где размещался судоремонтный завод и системы жизнеобеспечения. Вход и выход имели массивные ворота, способные выдержать ударную волну ядерного взрыва.

Но ввести в эксплуатацию этот объект не удалось: в соответствие с договором с США сооружения подобного рода как в СССР, так и в Америке были отделены от моря (путём обустройства дамбы перед входом) и обесточены. Последующий развал СССР принёс разграбление объекта на металл. Тем не менее после многих лет безразличного отношения к сооружению флот, похоже, обратил на него своё внимание, и сегодня пройти в тоннель уже нельзя, так как он стал охраняться и в некоторой степени облагораживаться.

Центральная штольня на базе подводных лодок в Балаклаве

Андрей Лемешко

Однако это далеко не единственное подземное сооружение на Тихоокеанском флоте, которое тем или иным способом обеспечивало деятельность подводных сил.

В частности, в районе военно-морской базы «Ракушка», в бухте Владимира, существует подземное торпедохранилище подковообразной формы, с двумя входами, с системой жизнеобеспечения и общей длиной центрального коридора порядка 450 метров. Стеллажи предусматривают размещение на них 196 единиц торпедного вооружения. С 1994 года, когда была расформирована 29-я дивизия атомных подводных лодок, объект не охраняется и разворовывается охотниками за металлом. Рядом с ним есть несколько подземных сооружений поменьше, где хранились ядерные боевые части для торпед и ракет подводных лодок проекта 675, они находились на вооружении дивизии к моменту её расформирования.

Подобные сооружения также есть в бухтах Конюшкова, Улисс, Крашенинникова и ряде других.


К-314. В атаку на авианосец

Крейсерская атомная подводная лодка К-314 проекта 671 В была построена в Ленинграде специально для тихоокеанского театра военных действий и, в отличие от своих собратьев по проекту, имела усиленное ракетно-торпедное вооружение (всего лодка могла нести 18 единиц вооружения включая новейшие на то время ракето-торпеды «Вьюга»). Ядерный реактор мощностью 31 тысячу лошадиных сил позволял разгонять подводную лодку до 33 узлов (61 км/ч). Лодка имела длину 92 метра, водоизмещение 6 тысяч тонн и могла погружаться на глубину 320 метров. Мощный гидроакустический комплекс позволял экипажу атомохода обнаруживать лодки врага на дистанции в несколько десятков морских миль. Экипаж состоял из 76 человек.

Подводная лодка проекта 671

Лодка была передана в состав Тихоокеанского флота в мае 1974 года, после того как вместе с атомной ракетной подводной лодкой К-201 проекта 670 совершила 107-суточный трансокеанский межфлотский переход из Западной Лицы (Мурманская область) на базу в Вилючинске (Камчатка), обогнув Африку и по пути посетив с деловым визитом порт Бербера в Сомали. По прибытии на Камчатку К-314 приступила к выполнению задач боевой службы. В 1980 году в районе полигона боевой подготовки К-314 обнаружила американскую подводную лодку, которую более 11 часов гоняла на скорости 30 узлов, пока не загнала подо льды Охотского моря. Кстати, с 2014 года Охотское море признано внутренним морем России, что закрепило запрет на нахождение там иностранных боевых кораблей без разрешения российских властей. В 1982 году К-314 переходит в состав 26-й дивизии атомных подводных лодок и базируется в бухте Павловского в Приморском крае, откуда периодически выходит в Японское море на боевое патрулирование.

В конце марта 1984 года мировые СМИ запестрели сенсационными сообщениями: в Японском море советская атомная подводная лодка протаранила американский авианосец «Китти-Хоук», пропоров ему днище. В те дни многие ожидали начала Третьей Мировой войны — настолько была накалена ситуация вокруг этого события. На самом же деле получилось так, что 21 марта 1984 года, осуществляя слежение за американским авианосцем, участвующим в международных учениях «Тим Спирит — 84», командир советской подводной лодки увлёкся невидимостью и, прорвав противолодочное охранение, подошёл к «Китти-Хоуку» на предельно близкое расстояние. В процессе маневрирования К-314 на встречных курсах соударилась с днищем корабля, повредив себе ограждение рубки, лёгкий корпус, правый стабилизатор и фактически потеряв гребной винт. Из отсеков на командный пост доложили, что поступления воды внутрь лодки нет, но идёт биение вала гребного винта. В борту авианосца образовалась 40-метровая пробоина, через которую корабль потерял огромное количество топлива. Тогда обошлось без жертв. Впоследствии из корпуса «Китти-Хоука» были извлечены элементы гребного винта советского атомохода.

Американский авианосец «Китти-Хоук»

Архив Центрального разведывательного управления США

После всплытия к советской подводной лодке подошел БПК «Владивосток», с которого произвели внешний осмотр. Стало ясно, что самостоятельно лодка дойти до базы не сможет, и на судоремонтный завод в Чажме К-314 пришла на буксире. Уже в августе лодка вышла из ремонта на ходовые испытания.

Оба командира — и советской лодки, и американского авианосца — были сняты со своих должностей, чем, собственно, и ограничились обе стороны происшествия.

29 декабря 1985 года во время межбазового перехода была обнаружена течь первого контура реактора. Ремонт своими силами не принёс результата, и на подводной лодке сложилась серьёзная радиоактивная опасность. Лодка была поставлена в отстой и в 2011 году утилизирована.


К-431. Маленький «Чернобыль»

Если на К-314 в результате радиоактивной аварии никто особо не пострадал, то на атомной ракетной подводной лодке К-431 проекта 675 ядерная авария оказалась сравнимой с чернобыльской катастрофой.

Лодки проекта 675 строились для выполнения единственной задачи — нанесения ракетного удара по американским авианосцам, для чего они вооружались восемью ракетами П-6 и были включены в систему «Успех», в которую также входили самолёты разведки и целеуказания, чьей задачей было передавать на подводную лодку координаты вражеских кораблей. К-431 вошла в состав Тихоокеанского флота в 1965 году и приступила к выполнению боевой службы. В частности, известно, как К-431 провела более трёх месяцев в Индийском океане, осуществляя слежение за американскими кораблями.

Аварийная К-431 в бухте Павловского

Международное экологическое объединение Bellona

В 1985 году лодка встала на ремонт в 30-й судоремонтный завод в бухту Чажма, на юге Приморского края. Именно здесь 10 августа случилась трагедия, названная специалистами «тренировкой перед Чернобылем». Во время перезарядки активной зоны реактора при, казалось бы, выполнении рутинной работы из-за мелкой ошибки произошла невиданная ранее катастрофа. Когда краном поднимали крышку реактора, случайно подцепили и приподняли решётку с компенсирующими стержнями, отчего в активной зоне реактора началась цепная реакция. «Ядерный котёл» мгновенно вскипел, приведший к тепловому взрыву с разрушением активной зоны и выбросом радиоактивных материалов наружу. Крышка реактора, весившая более 10 тонн, была переброшена на борт стоящего неподалёку судна. На месте погибло 10 человек, ещё более тысячи получили радиоактивное облучение различной степени тяжести. Несколько месяцев ушло на ликвидацию последствий ядерной аварии. Тела погибших были кремированы, а прах захоронен на территории береговой технической базы в бухте Сысоева.

Всего в результате аварии пострадали 290 человек. Из них десять погибли в момент аварии, у десяти зафиксировали острую лучевую болезнь, а ещё у тридцати девяти — лучевую реакцию.

По одной из версий проведённого расследования, разгон реактора произошёл из-за того, что плавучий кран, которым поднимали крышку «ядерного котла», качнулся на волне от проходящего рядом буксира. Однако экспериментально эту версию подтвердить не удалось — ни при какой качке компенсирующие стержни не выходили из активной зоны на высоту, достаточную для начала ядерной реакции. Комиссия пришла к выводу, что взрыв стал возможен из-за грубых нарушений регламента проведения работ: в нужный момент рядом просто не оказалось специалистов, способных оценить возможные последствия.

К-431 была отбуксирована в бухту Павловского, где и простояла 25 лет в ожидании утилизации.

По ущербу, нанесённому в результате аварии, это была самая страшная катастрофа из тех, что происходили с подводными лодками на Тихоокеанском флоте.


К-152. Трагедия «Нерпы»

После развала СССР судостроительная промышленность буквально замерла на месте. Прекратилось строительство многих заложенных субмарин, началось списание атомоходов — даже тех, которые ещё не выработали свой ресурс. В таких условиях появление вновь построенной лодки было настоящим праздником. В 2006 году на судостроительном заводе города Комсомольска-на-Амуре на воду была спущена атомная подводная лодка К-152 «Нерпа», её решили передать в лизинг Индийским ВМС сроком на 10 лет. Для этого лодка прошла модернизацию и 8 ноября 2008 года вышла в море на выполнение очередного этапа государственных испытаний, имея на борту 208 человек, из них только 81 были военными моряками, остальные гражданские специалисты. Поздно вечером на борту атомохода во втором отсеке несанкционированно включилась объёмная система пожаротушения. Как позже выяснит следствие, химический состав огнегасителя, которым были заправлены баллоны пожарной системы, на две трети содержал смертельно опасный тетрахлорэтилен. При нормальной, штатной заправке этого вещества в системе пожаротушения быть не должно. В результате отравлений погибли 20 человек (трое военных и 17 гражданских). Прокуратура пыталась привлечь к ответственности командира корабля капитана 1-го ранга Дмитрия Лаврентьева и моряка-контрактника Дмитрия Гробова, но они были дважды оправданы присяжными заседателями. В итоге, как полагают многие журналисты, освещавшие процесс, истину никто искать не стал, и найти виновных в том, как в баллонах оказалось ядовитое вещество, никто не захотел.

Церемония передачи подлодки К-152 индийским ВМС

Ajai Shukla

23 января 2012 года в торжественной обстановке АПЛ «Нерпа» была передана индийскому экипажу, её переименовали в «Чакру», и подводная лодка убыла к новому месту несения службы.


Подводный флот сегодня

Атомная подлодка «Владимир Мономах» в акватории базы Северного флота в городе Гаджиево

Лев Федосеев

Сегодня подводные силы Тихоокеанского флота сведены в две дивизии (10-ю и 25-ю) атомных подводных лодок, одна имеет на вооружении ракетоносцы стратегического назначения (в том числе два новейших крейсера проекта 955 «Владимир Мономах» и «Александр Невский»), а другая — корабли двух типов: атомные подводные многоцелевые истребители проекта 971, предназначенные для ведений крейсерских действий на коммуникациях противника и борьбы с вражескими ракетоносцами, а также многоцелевые атомные ракетные лодки проекта 949А, основная задача которых — борьба с авианосными соединениями противника. Кроме того, в бухте Улисс базируется 19-я бригада дизельных подводных лодок проекта 877.

Ежегодно подводники участвуют в различных морских учениях с реальной стрельбой. Стратегические ракетоносцы выполняют задачи боевой службы, находясь в районах боевого патрулирования в готовности нанести по врагу ядерный удар, если приказ на это поступит от Верховного Главнокомандующего.

Рекомендуемые материалы
Так говорят моряки
Тест на знание морского сленга
Совершенный
В состав Тихоокеанского флота вошёл новый корвет
Крылья над морем
Морская авиация ВМФ России отмечает 101-ю годовщину со дня основания