Новатор и патриот

Трагическая судьба адмирала Степана Макарова

Алексей Суконкин
21 февраля 2018
С именем Степана Макарова в русском флоте связывают самые серьёзные перемены, произошедшие в морском оперативном искусстве на рубеже XIX и XX веков. Макаров и великолепный учёный, и глубокомысленный теоретик, и отважный практик. Его теоретические разработки внесли в русский флот много новшеств, впоследствии подтвердивших свою незыблемость. Его активность на посту командующего 1-й Тихоокеанской эскадрой вселила в военных моряков уверенность в своих силах, в способности противостоять японскому флоту. И только его преждевременная гибель негативно отразилась на ходе всей Русско-японской войны.

Новатор

Степан Макаров родился в семье кадрового морского офицера — штабс-капитана Осипа Макарова. Как у потомственного моряка, сомнений, как строить свою жизнь, у младшего Макарова не было — окончив Мореходное училище в Николаевске-на-Амуре (туда перевели служить отца Степана), он получил специальность штурмана.

Два года Степан Макаров ходил в море на учебных судах Морского кадетского корпуса, после чего получил звание мичмана — первое офицерское звание на флоте в то время.

Пытливый ум исследователя кипел в нём, и, будучи ещё воспитанником училища, он написал свою первую статью — «Инструмент Аткинса для определения девиации в море». Там моряк подробно рассказал о работе нового по тем временам технического устройства, которое позволяло исчислять отклонения в движении судна. Статья была опубликована в «Морском сборнике» и заинтересовала специалистов штурманского дела.

Броненосная лодка «Русалка» и её команда

В 1869 году Макарова назначили на броненосную лодку «Русалка» — новый тип корабля береговой обороны, который сочетал в себе пару новаторских идей: бронирование корпуса и размещение орудий главного калибра во вращающейся башне. В первом же походе на этом корабле штурман невольно стал участником неприятной ситуации: следуя в узких шхерах, корабль напоролся на подводный камень и принял много воды. Чтобы спасти судно, командир принял решение посадить его на мель, после чего в дело включились водолазы.

Внимательно и дотошно изучив причины, способствовавшие затоплению корабля, Степан Макаров в следующем году явил миру новую теоретическую разработку: в «Морском сборнике» он опубликовал статью «Броненосная лодка „Русалка“. Исследования плавучести лодки и средства, предлагаемые для устранения этого качества». В этой работе мичман Макаров предлагал меры, которые позволяли улучшить плавучесть и живучесть кораблей. Морское министерство с ними согласилось.

Основой его труда было разделение корабля на непроницаемые перегородки — это позволило бы сохранить плавучесть даже при затоплении нескольких отсеков. Ещё Макаров предложил устанавливать на кораблях стационарную систему откачки воды — чтобы оперативно удалять воду, поступившую через пробоины в корпусе.

В 1876 году, в период подготовки к войне с Турцией, Морское министерство стало привлекать на военную службу гражданские пароходы. В частности, быстроходный пароход «Великий князь Константин» поступил под командование Макарова, который тут же предложил переоборудовать его в минный транспорт — носитель миноносных катеров. Кроме установки на пароход орудий среднего калибра, мичман спроектировал места для установки шестовых мин и паровых минных катеров — четыре таких катера составляли, по замыслу Макарова, главную ударную силу парохода. Он даже дал им имена: «Чесма», «Синоп», «Наварин» и «Сухум».

Минный транспорт «Великий князь Константин»

Активные морские действия в войне с Турцией начал именно Степан Макаров — возглавляемый им «Великий князь Константин», ставший уже полноценным боевым минным транспортом, первым из русских кораблей вышел в море на боевую задачу. Во время патрулирования кавказского побережья Макаров встретил в море турецкий бриг «Османие», который вскоре пошёл ко дну. Отметился «Великий князь Константин» и возле Босфора, где уничтожил четыре торговых судна. Также пароход перевозил войска, грузы, эвакуировал раненых, конвоировал невооружённые суда. Однако Макаров считал главной миссией своего корабля другое — постановку минных заграждений (пассивное, но довольно опасное оружие в морской войне). Торпеды, или, как тогда говорили, самодвижущиеся мины, — тоже изобретение Макарова. Спущенный с его «Великого князя Константина» минный крейсер произвёл первую в русском флоте торпедную атаку вражеского корабля.

После окончания Русско-турецкой войны Макаров некоторое время в составе специальной экспедиции занимался организацией снабжения водным путём из Астрахани в Красноводск. Генерал Михаил Скобелев, знаменитый российский полководец, руководитель так называемой Ахал-Текинской экспедиции, даже обменялся с Макаровым Георгиевскими крестами, что для георгиевских кавалеров было неким дружеским «братанием».


Исследователь

Впоследствии Степан Макаров командовал пароходом «Тамань», стоявшим стационером (корабль постоянного военно-морского присутствия) в Константинополе. Корабль почти не двигался, что позволяло Макарову исследовать течения в проливе Босфор. Написанный в результате этих исследований труд «Об обмене вод Чёрного и Средиземного морей» получил премию Российской академии наук.

«Витязь» на Дальнем Востоке

Затем он командовал фрегатом «Князь Пожарский», а уже будучи капитаном первого ранга получил под своё управление корвет «Витязь». Судно стало одним из последних военных кораблей «переходного периода», то есть было совершенным парусником и одновременно имело самую лучшую и мощную для того времени паровую машину — могло развивать скорость до 14 узлов (26 км/ч). Первым из русских кораблей, «Витязь» целиком был построен из судостроительной стали и имел бронированную палубу, был вооружён десятью 152-мм орудиями и тремя торпедными аппаратами.

В августе 1886 года корвет «Витязь» отправился в кругосветное путешествие. Маршрут его пролегал вначале через Атлантический океан, затем, после посещения Рио-де-Жанейро, он обогнул Южную Америку и в марте прибыл в Иокогаму. Спустя почти год, после длительного ремонта в японском порту, корабль прибыл во Владивосток, где вошёл в состав Тихоокеанской эскадры.

На всём пути экипаж корвета под руководством своего неутомимого командира выполнял колоссальный объём исследовательских работ. Каждые четыре часа, независимо от погоды и времени суток, моряки измеряли температуру и удельный вес морской воды, промеряли глубины, исследовали морские течения, определяли другие параметры.

«Я очень рад, что встретил в господах офицерах большое сочувствие к различным гидрологическим и метеорологическим наблюдениям. Доктор медицины Шидловский работает с ареометром, мичмана Кербер и Шаховский считаются хозяевами: первый — барометра, второй — анемометра, что же касается старшего штурманского офицера подпоручика Розанова, то он работает с флюктометром, заведует добыванием воды и ведёт общий журнал всем наблюдениям, приводя поправки, и вообще наблюдает за всеми работами», — писал позже Степан Осипович.

В середине ноября ситуация резко изменилась. Из Морского ведомства пришёл приказ, согласно которому корвет «Витязь» получил особое задание. В связи с обострением обстановки на Дальнем Востоке и возможным разрывом отношений с Японией Макарову было предписано исследовать береговую линию материковой части Японского моря с тем, чтобы организовать стоянки для кораблей Тихоокеанской эскадры. В результате полугодовых исследований впервые на карте появились ранее не отмеченные бухты, небольшие острова, мысы, банки, глубины.

Офицеры корвета «Витязь» проводят научные измерения

На правах первооткрывателей команда по своему усмотрению давала названия этим географическим объектам — названия эти живы и по сей день. Обстоятельные отчёты, представленные Макаровым в Морское ведомство, стали основой планов многих строительных работ военного характера, предпринятых впоследствии на Дальнем Востоке.

20 мая 1889 года корвет «Витязь» бросил якорь там, откуда началось его почти трёхлетнее кругосветное путешествие.

Принимая во внимание огромные заслуги Степана Осиповича в деле географических исследований, Русское географическое общество в 1880 году наградило его Малой золотой медалью, а в 1895 году — Золотой медалью, но это будет уже позже.

В 1890 году Макарова назначают младшим флагманом Балтийского флота и производят в контр-адмиралы. В следующем году он принимает должность главного инспектора морской артиллерии, где также проводит огромную теоретическую работу по определению мер, способных прибавить боевой эффективности этому виду морского вооружения. В частности, он разрабатывает специальные наконечники для бронебойных снарядов, которые были приняты на вооружение уже после его смерти, но обессмертили имя своего создателя, — «макаровские колпачки».

Справка

Макаров активно пропагандировал идею «безбронного судна», считая, что многочисленное вооружение, в том числе торпедное, а также высокая скорость важнее, чем броня.

В 1894 году Макаров командует эскадрой в Средиземном море, держа флаг на броненосце «Николай Первый». В 1895-м он переводит эскадру во Владивосток, где уже вовсю кипели страсти по явно предстоящей войне с Японией. В связи с агрессией Страны восходящего солнца против Китая (1894−1895 годы) он предлагает начальнику Морского министерства (бывшему начальнику эскадры Тихого океана) адмиралу Павлу Тыртову меры по укреплению Тихоокеанского флота на случай войны. В отличие от многих высших петербургских сановников и военно-морских чинов, Степан Макаров, зная ситуацию «изнутри», предвидел возможность столкновения с Японией и отчётливо представлял трудности этой войны.

Результатом раздумий флотоводца-учёного над проблемой боевой готовности русского флота стал его капитальный труд «Рассуждения по вопросам морской тактики», который был издан в 1897 году. В этом труде с эпиграфом «Помни войну» он изложил основы ведения эскадренного боя кораблями броненосного флота. Также большое внимание уделялось анализу роли морального фактора в морских сражениях. Свои мысли о подготовке к войне вице-адмирал Макаров отстаивал в комиссиях по обсуждению судостроительной программы и вооружению приморских крепостей (Владивосток и Порт-Артур). Он настаивал на разработке плана ведения возможной войны на Дальнем Востоке, на скорейшем укреплении Порт-Артура и Владивостока, но Военное и Морское министерства действовали очень медленно, не поручая энергичному адмиралу ни новых дел, ни новых постов.

Книга, написанная Макаровым о ледоколе «Ермак»

Предчувствуя скорую войну с Японией, Макаров сожалел, что ему не поручают дальневосточных дел. «Меня не пошлют, — писал он осенью 1903 года своему другу моряку Фердинанду Врангелю, — пока не случится там несчастия; а наше положение там крайне невыгодно».

В 1896—1898 годах он командует Практической эскадрой Балтийского моря. В декабре 1899-го Макарова назначают главным командиром Кронштадтского порта и губернатором Кронштадта.

Время от времени эпизоды его «чистой» военной службы перемежаются с научной деятельностью, которую адмирал Макаров никогда не оставлял. Его очень интересовал Северный морской путь — как возможный маршрут для быстрого перехода на Дальний Восток. Для этого он занимается теорией ледокольных судов, и под его руководством формируется техническое задание при строительстве ледокола «Ермак». Командуя этим ледоколом, в 1901 году адмирал осуществляет экспедицию на острова Земли Франца-Иосифа.

Макаров по-прежнему много писал, в 1903 году он издал труд «Без парусов», в котором изложил свои взгляды на обучение и воспитание личного состава парового военного флота.


Новый вызов

Русско-японскую войну адмирал Макаров встретил в должности главного командира Кронштадтского порта, и после нескольких неудач в командовании Тихоокеанской эскадры его кандидатуру признали наиболее подходящей для того, чтобы возглавить воюющую эскадру.

Прибыв в Порт-Артур 24 февраля 1904 года и на месте ознакомившись с ситуацией, Макаров начал энергично действовать. Практически сразу своим приказом он вводит в действие целый ряд ранее невиданных на русском флоте инструкций и боевых наставлений. Так, в Порт-Артуре появились инструкции по организации сигнальной связи, перекидной стрельбы, разведению котлов дежурных сил, также появилась инструкция по организации морского боя силами имеющихся на эскадре броненосцев. Свой флаг Степан Осипович поднял на броненосце «Петропавловск» — не самом мощном, надо сказать, корабле эскадры.

Вслед за инструкциями, разосланными по эскадре, Макаров приступил к практическому обучению экипажей. Командующий организовал регулярные выходы эскадры в море для производства маневрирования и стрельб, ведение тщательной разведки противника, постановку минных и других заграждений в Порт-Артурской гавани, траление мин противника на внешнем рейде. Молодые морские офицеры с энтузиазмом встретили эти действия адмирала, а после нескольких морских стычек с кораблями противника, в ходе которых врагу был нанесён урон, поверили в своего командующего и свои силы — разговоры о превосходстве японского флота, нередко ранее звучавшие в эскадре, сами собой затихли, экипажи поверили в себя!

Макаров настаивал на необходимости переброски по железной дороге в Порт-Артур восьми миноносцев и сорока 20-тонных миноносок (в разобранном виде), но эта просьба Морским министерством была оставлена без внимания. Всё же благодаря усилиям командующего Тихоокеанский флот оживал, в нём появился дух бодрости. Дважды Макарову активными действиями своих кораблей удалось предотвратить попытки японского флота адмирала Того запереть русскую Тихоокеанскую эскадру на внешнем рейде и заблокировать Порт-Артур. В этих боевых действиях командующий принимал участие. Понятно, что личный пример видела и обсуждала вся эскадра. Авторитет Макарова стал незыблемым.

Гибель броненосца «Петропавловск»

30 марта 1904 года Степан Осипович выслал отряд миноносцев в разведывательный рейд, а на следующее утро, узнав, что миноносец «Страшный» ведёт неравный бой с японцами, выслал ему на выручку крейсер «Баян», после чего и сам вышел в море, держа флаг на броненосце «Петропавловск». Отогнав неприятеля и преследуя его, Макаров встретил главные силы японского флота и повернул назад, в Порт-Артурскую гавань. В двух с половиной милях от берега «Петропавловск» подорвался на якорной мине, от взрыва которой произошла детонация боезапаса в носовом артиллерийском погребе. В результате нового мощного взрыва корабль быстро затонул. Вице-адмирал пропал без вести и был признан погибшим.

На известие о гибели Макарова откликнулся японский поэт Исикава Такубоку:

Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи,
Не наносите яростных ударов,
Замрите со склонённой головой
При звуках имени его: Макаров.
Его я славлю в час вражды слепой
Сквозь грозный рёв потопа и пожаров.
В морской пучине, там, где вал кипит,
Защитник Порт-Артура ныне спит.


С гибелью любимого командующего офицеры и матросы поняли, что утеряна последняя надежда на улучшение положения. И в действительности, узнав из русских газет о гибели Макарова, японцы резко активизировали свои действия на море и суше.

В 2006 году китайскими водолазами, обследовавшими погибшие корабли в гавани Порт-Артура, были найдены останки шести тел, на одном из которых были частично сохранённые адмиральские знаки различия. Останки были переданы китайским властям, которые захоронили их в братской могиле, на месте укрепления «Литеры Б», но так как экспертиза по идентификации останков не проводилась, имя адмирала осталось неизвестным.

В декабре во время третьего яростного штурма ценой огромных людских потерь они овладели Порт-Артуром, затем в Цусимском сражении нанесли поражение 2-й Тихоокеанской эскадре, фактически полностью её уничтожив. Поражение России в той войне стало неизбежным.

Степан Макаров погиб в 55 лет, честно защищая свою родину. В его честь был назван броненосный крейсер, в Кронштадте и Николаеве соорудили памятники. Моряк оставил потомкам свыше пятидесяти научных работ.

Сегодня имя адмирала Макарова носит военно-морское училище во Владивостоке, которое готовит достойных последователей великого русского моряка-учёного.

А фраза флотоводца «Помни войну» была и остаётся главным его историческим наследием — как предупреждение.



В материале использованы фотографии капитана 2-го ранга Константина Шульца (1864−1904), под командованием Макарова принимавшего участие в кругосветном плавании «Витязя» и походе ледокола «Ермак» публикуются по архивам Георгия Копытова; Wikimedia Commons

Рекомендуемые материалы
Голос Дальнего Востока
Как начиналось дальневосточное радиовещание
Первые русские
Как выходцы из Древней Руси и с Кавказа появились на дальневосточных землях
Кавалер № 1
Трагедия советского маршала Василия Блюхера