Сердце Баневура

Правда и вымысел о приморском партизане времен Гражданской войны

Иван Егорчев
8 августа 2017
Ожесточённая борьба между «красными» и «белыми» длилась на восточной окраине России до 1922 года. И в самом финале этой схватки появилась трагическая история, почти легенда, о погибшем от рук белогвардейцев приморском комсомольце. Официальная версия звучала так: 20-летний парень был связным в партизанском отряде, но близ села Кондратеновка его захватили каппелевцы. После допросов и пыток Виталий Баневур, не выдавший секретов, был зверски убит — у него вырезали сердце. Через несколько дней партизаны перезахоронили героя. Теперь на его могиле недалеко от города Уссурийска стоит памятник

Эта история была широко известна в советское время. Именем Виталия Баневура называли школы и пионерские отряды, улицы и речные суда. Своего пика популярность героя достигла через 30 лет после его гибели: в 1953 году издан роман Дмитрия Нагишкина «Сердце Бонивура». Книгу автор писал долго, с 1944 года, но получилась она интересной — в основном благодаря собранному историческому материалу о приморских партизанах. В 1969 году на экраны вышел снятый по мотивам романа одноимённый четырёхсерийный фильм. Главную роль в нём сыграл актёр Лев Прыгунов. И в книге, и в фильме личность Виталия Баневура показана масштабно-героической.

По воле Дмитрия Нагишкина и согласно идеологическим установкам того времени рядовой комсомолец вместе с опытной соратницей сумел восстановить подпольное движение во Владивостоке. В 1920 году Виталий присутствовал на III съезде комсомола в Москве и слушал речь самого Ленина, что произвело на героя огромное впечатление. Затем по решению партии он устроился работать в депо станции «Первая Речка», где белые собирали бронепоезда для Японии (100-процентная выдумка). Бонивур организовывал стачки и даже аварии, чтобы помешать производственному процессу. Потом был откомандирован в партизанский отряд и там участвовал в боях, диверсиях и агитационной работе.

В плен Виталий попал после того, как его предал один из партизан. Он сообщил белогвардейцам о намеченном в селе Кондратеновка съезде крестьян, на который прибыл Бонивур. Комсомольца схватили, пытали несколько дней, требуя сведений о руководителях подполья, но он ничего не сказал. Тогда Бонивура вывели за околицу и устроили показательную казнь для устрашения местного населения: ему разрубили грудь и вырвали сердце. Свидетели рассказали о случившемся партизанам, вскоре прибывшим в село, и те поклялись отомстить. Что, собственно, и случилось в финале книги и фильма. Так ли всё происходило на самом деле, историки и краеведы спорят до сих пор.


Правда и неправда

Понятно, что в круговерти событий Гражданской войны никто не вёл протоколов и летописей. Каппелевцы (и японцы) действительно жестоко истязали попавших к ним партизан: сжигали живьём, вырезали им звёзды на спине и груди, отрубали головы и фотографировались с этими головами. То есть случай с Баневуром-Бонивуром вполне мог быть реальной историей. Произошла ли она именно с этим человеком, именно близ Кондратеновки — большой вопрос. Уже упомянутый Лев Прыгунов позже рассказывал, что Виталия Бонивура в реальности вообще никогда не существовало, а фильм не что иное, как «фантом, выдуманный советской пропагандой».

Актёр Лев Прыгунов в роли Бонивура, 1969 год

«Дмитрий Нагишкин… просто наткнулся на фамилию Банивур в каких-то документах. Фамилия ему понравилась. Он в ней изменил букву „а“ на букву „о“, а всё остальное выдумал — таково мнение Льва Прыгунова. — Когда вышла книга, она очень плохо расходилась. Потом комсомольцы за неё зацепились и начали раскручивать. Им нужен был новый герой. А в 1968 году неожиданно начались съёмки фильма по этой книге… Когда вышел фильм, он получил совершенно невероятную популярность! И тут же появились родственники командира партизанского отряда Топоркова и его бойцов. Тут же нашлась деревня Банивурово. Выяснились ещё какие-то „исторические“ подробности. И это нормальная советская мифология».

Тут следует заметить, что ещё в 1925 году писатель Виктор Кин излагал несколько иную версию гибели Баневура (то есть этот персонаж не «выдуман» Дмитрием Нагишкиным). Он был инструктором Никольск-Уссурийского райбюро комсомола, расположенного в Кондратеновке. Однако на селение налетели казаки, и Виталий, который пытался спасти пишущую машинку, был схвачен, выведен за околицу и убит. Вырезанное сердце у Виктора Кина тоже упоминалось. Поскольку статья появилась в газете «Комсомольская правда», практически официальном издании, вряд ли это была фальсификация событий. А вот сколько общего у легенды с реальностью, можно теперь только гадать.


Документы врать не умеют

В существовании самого Виталия Борисовича Баневура историки не сомневаются. Он родился в Варшаве в начале 1902 года. Его отец Борис Залманович был ювелиром и социал-демократом; мать Анна Наумовна — врачом, но занималась только семьёй. У Виталия была сестра-двойняшка Лидия. Есть воспоминания её подруги по Владивостоку, Елены Громоковской, в которых она отмечала, что брат с сестрой были мало похожи друг на друга с самого детства. Виталий — шатен среднего роста, отличался большой активностью в общественных, а позже и в политических делах. Лидия — миловидная голубоглазая блондинка, слегка полноватая, добродушная и мягкая по характеру.

В 1915 году Баневуры перебрались из Варшавы в Москву. По словам Лидии, события первых месяцев 1917 года увлекли Виталия, он «носился как угорелый из одного района Москвы в другой, бывал на митингах, собраниях, приносил полные карманы брошюр и воззваний и всё это буквально глотал». 15-летний подросток противился отъезду из Москвы, но матери удалось настоять на переезде. Она надеялась переждать на окраине волнения и вернуться, если победит власть, которая обеспечит им прежнюю небедную жизнь, а в противном случае уехать из страны. Для временного пребывания была выбрана восточная, наиболее отдалённая от центра часть России, и в августе 1917 года Баневуры уехали во Владивосток.

Лидия поступила в 7-й класс «коричневой» женской гимназии (так её называли по цвету формы девочек) и вскоре подружилась с Еленой Громоковской. Виталий учился во Владивостокской мужской гимназии, но больше увлекался «политикой». Сохранилась копия удостоверения от 8 апреля 1918 года, выданного «члену Союза учащихся социал-интеллигенции В. Баневуру на право распространения билетов в городской театр среди рабочих». В это время он оканчивал 7-й класс гимназии; учась в 8-м (1918−1919 годы), Виталий уже увлекался настоящей подпольной деятельностью. Поэтому экзамены за 8-й класс он не сдал и всё лето занимался со студентом-репетитором.

Владивостокская мужская гимназия

Выпускной аттестат Виталия Баневура свидетельствует, что юноша «был отличного поведения» и показал следующие знания: алгебра и латынь — «хорошо», геометрия, физика, история, география, русский и французский языки — «удовлетворительно». Окончив гимназию, Виталий решил учёбу не продолжать. Лидия после 7-го класса выдержала дополнительные испытания по программе 8-го класса мужской гимназии и в 1919 году поступила в местный политехнический институт на экономическое отделение. Она, по воспоминаниям Елены Громоковской, была трудолюбивой и способной ученицей, но совершенно не интересовалась политикой и не участвовала в школьной общественной жизни.


Разные судьбы

Итак, увлёкшись борьбой с интервентами и белогвардейцами, Виталий Баневур отдалился от семьи, а позже действительно примкнул к приморским партизанам, в конечном итоге став комсомольским секретарём батальона имени Карла Либкнехта. Правда, документов, что он участвовал в боях, не найдено, как и нет его фамилии в списках делегатов съезда в Москве. А вот организационной и агитационной работой, в том числе написанием текстов листовок, он точно занимался, тем более что гимназическое образование позволяло — особенно если учесть полуграмотную партизанскую и крестьянскую среду. Его отца к тому времени уже не было в живых, а мать и сестра явно не разделяли взгляды Виталия.

Накануне прихода «красных» они всё же решились уехать в США, а оттуда добраться до родной Польши. Анна Наумовна и Лидия Баневур покинули Владивосток в июне 1922 года на судне «Алмерия». Они, наверное, не могли и предположить, что больше никогда не увидят Виталия — до его гибели оставалось около трёх месяцев. Конечно, проводить их, покинув партизанский отряд, он не пришёл, да и вряд ли знал об отъезде. Позже, когда Лидия добралась до Варшавы, она сообщила в письме Елене Громоковской, что «скоро поедет учиться в медицинский институт в Германию». Но мечты и планы — это одно, а суровая реальность — совсем другое. Особенно в 1920-х годах.

Владивосток в 1920-е годы

По некоторым данным, в конце 1960-х годов среди моряков ходили рассказы, что в одном из портов Канады они встречали старую женщину, которая расспрашивала их о Владивостоке и жизни в СССР. Она говорила, что её сын, Виталий Баневур, погиб незадолго до прихода «красных» и похоронен именно там, где теперь находится его официальная могила. Только в надписи вместо буквы «а» написали «о». Было это правдой или выдумкой — теперь уже не проверишь. Конечно, сомнительно, чтобы мать рассталась с дочерью и осталась в Америке, а Лидия Баневур всё же попала в Польшу, и свидетельством этому — не только письмо Елене Громоковской с обратным варшавским адресом.

Имя Лидии встречается в мемуарах профессора математики Бориса Розенфельда. Его дядя после окончания Гражданской войны в России вернулся в Польшу и в городе Лодзь женился на студентке медицинского факультета Лиде Баневур. То есть в Германию она не попала, но врачом всё же стала. Далее Борис Розенфельд вспоминает: «Тётя Лида часто рассказывала мне о своём отце Борисе Залмановиче Баневуре. Он был социал-демократом, и при царе его сослали в Восточную Сибирь, куда к нему приехала жена и где родились Лида и её старший брат Виталий… После Февральской революции семья Баневура переехала во Владивосток, чтобы возвратиться в Польшу морским путём». Лидия с фамилией по мужу Есельсон жила в Москве и умерла в 1939 году.


Смерть и бессмертие

Но вернёмся к самому Виталию с его реальной жизнью, которой было так мало. Некоторые авторы утверждают, что он был партизанским связным; другие авторы пишут, что встретился с казаками случайно, пробираясь в соседнюю деревню к «своей девушке». Скорее всего, это домыслы, поскольку документально известно только одно. В газете «Красное знамя» 14 октября 1922 года была опубликована такая статья (текст приводится дословно).

«Ещё одна молодая жертва революции. Зверски замучен и вырван из наших рядов белобандитами молодой стойкий борец Виталий Баневур.

Тов. Баневур — старый работник организации РКСМ и незаменимый организатор. В 21 году т. Баневур съездом был избран кандидатом в облком РКСМ Приморья и являлся делегатом этого съезда, тогда же был руководителем Владивостокской городской организации и являлся делегатом IV Всероссийского съезда РКСМ от Приморья.

В 1922 году облбюро Приморья направило т. Баневура в Никольск-Уссурийский район и назначило членом райбюро РКСМ Никольска, где он и вёл союзную работу до 17 сентября, проявив себя хорошим и стойким работником.

17 сентября налётом белобандитов на деревню Кондратенково т. Виталий был захвачен в плен, и через два дня после ухода бандитов его труп был найден в нескольких верстах от деревни. При поднятии трупа присутствовали врач и крестьяне. Тов. Баневур оказался зверски замученным. Отрезана голова, раздроблена прикладами; сердце вырвано из груди, и против сердца вырезана пятиконечная звезда.

По сведениям крестьян, т. Баневур был раскрыт как комсомолец и подвергнут жестоким пыткам, но, несмотря на это, т. Баневур никаких сведений капелям не выдал.

20 сентября состоялись торжественные похороны.

Опуская т. Баневура в могилу, все присутствовавшие партизаны дали торжественную клятву ещё крепче сжать винтовки в руках, чтобы нанести последний сокрушительный удар белобандам.

Эту клятву мы исполним, дорогой товарищ».

Бюст на предполагаемой могиле Баневура

Wikimedia Commons

Это сообщение было перепечатано в хабаровском журнале «На рубеже», № 5 за 1937 год. Так что о том, будто Виталий Баневур — выдуманная личность, говорить не приходится. Вряд ли всё это нафантазировали в 1922 году; в 1930-х уже создавались советские героические легенды, но, как мы видим, сам факт гибели был письменно зафиксирован через месяц после неё. Что же касается романа Дмитрия Нагишкина, то не следует забывать, что это художественное произведение, в котором вымысел автора — обязательная часть повествования. А вот где находится настоящая могила Баневура — точно неизвестно. Так, в 1932 году та же газета «Красное знамя» сообщала, что он был похоронен на кладбище села Кондратеновка.

Вполне возможно, что сам мемориальный комплекс под названием «Могила Виталия Бонивура» — просто памятник, и захоронения там нет. Но сам поступок был.

Есть хорошая песня со словами «От героев былых времён не осталось порой имён. Те, кто приняли смертный бой, стали просто землёй и травой». Однако бывало и другое: оставалось только имя, а вокруг него слагались легенды, в чём-то даже противоречащие историческим фактам. Видимо, это как раз такой случай.

Сейчас вокруг стелы с бюстом Баневура-Бонивура близ села Кондратеновки простираются луга с высокой травой. Прямо как в песне… Приезжал сюда и всемирно известный профессор Борис Розенфельд. В своих воспоминаниях он написал: «В 1922 г. Баневур во время партизанских боёв попал в плен к белогвардейцам и был замучен ими. На его могиле под Уссурийском поставлен памятник, на котором написано „Виталий Баневур 1902−1922. Герой-комсомолец. Патриот Родины. Воин революции“. Когда я приезжал в Уссурийск, мне показали памятник на могиле Виталия Баневура, и я поклонился брату моей тёти Лиды».

Памятники Виталию Баневуру есть во Владивостоке, в городе Советская Гавань и в приморском посёлке Ливадия. В его честь названы железнодорожная станция «Баневурово» и село Баневурово в Приморском крае.


Рекомендуемые материалы
США атакуют Сахалин и Курилы
Как американцы и японцы воевали за ныне российские земли
Первые лица на дальневосточной границе. Часть третья
Три визита «дорогого Леонида Ильича» на Дальний Восток — от встречи с президентом Северной Кореи до встречи с президентом США
Первые лица на дальневосточной границе. Часть вторая
История визитов руководителей государства на Дальний Восток — от Николая II до Брежнева