Кавалер № 1

Трагедия советского маршала

Алексей Суконкин
9 ноября 2018
Василий Блюхер — один из самых ярких персонажей Гражданской войны в России. Он был и жестоким военачальником, за самоуправство которого заплатили жизнями тысячи наших солдат, и блестящим командиром. А был ли он изменником Родины, до сих пор остаётся загадкой. DV рассказывает о судьбе кавалера первого советского ордена Красного Знамени

К 1920 году молодая Советская республика, разгромив Деникина, Колчака и Юденича, на некоторое время обрела покой, а наступающая на восток Красная армия остановилась на рубеже озера Байкал. Положение на Дальнем Востоке оставалось очень противоречивым. С одной стороны, там велась революционная работа, активно действовали партизанские отряды.

Василий Блюхер в 1919 году

Фотохроника ТАСС

С другой стороны, никто не исключал, что оккупационные войска японцев могут пойти на полный захват территорий. На фоне разрухи, голода и экономической блокады война на два фронта для Советской России была смертельно опасна.

Японцы обещали сохранить нейтралитет и не вмешиваться в русские дела, если на Дальнем Востоке не будет объявлена советская власть. Руководство Страны Советов принимает решение о создании буферного государства — Дальневосточной республики (ДВР).

Правда, это решило вопрос лишь временно — уже через год белогвардейцы, скопившиеся по мере своего отступления с западной части страны во Владивостоке, внезапно захватили территорию до Спасска, свергли правительство ДВР и установили «Приморское правительство» под началом купца и фабриканта Меркулова.

Причём японцы активно содействовали этой акции. Кроме того, империалистические державы, используя белогвардейцев, бандитов атамана Унгерна и сибирских кулаков, планировали провести внезапное выступление в Забайкалье, Приамурье и Сибири. Чтобы замаскировать подготовку предстоящей агрессии, японское правительство согласилось на проведение мирных переговоров с ДВР в Дайрене.

Силы ДВР не могли оказать должного сопротивления, а дальнейшее распространение белогвардейцев в глубь территории России означало бы возобновление кровавой гражданской войны. В этих тяжёлых условиях Ленин потребовал от Красной армии принять все меры по укреплению армии ДВР, и на пост главнокомандующего Народно-революционной армией был назначен Василий Блюхер.

«…движимые единым желанием победить…»

Не в лучшем виде кавалер № 1 (орденом Красного Знамени № 1 Блюхера наградили в 1918 году) принял Народно-революционную армию ДВР. При штатной численности в 198 тыс. человек, в действительности в подразделениях армии было лишь 76 тыс. Более того, ДВР не располагала ни финансовыми, ни материально-техническими средствами для содержания даже имеющихся сил.

Тяжёлым оставалось положение на транспорте, без которого невозможно было решать вопросы экономики и обороны. Например, среднесуточный пробег поездов составлял всего 100 км: поезд из Читы в Хабаровск в то время шёл три недели.

И когда на счету был каждый грамм хлеба, ДВР выделят полностью укомплектованную дивизию и 2,3 млн рублей.

Приняв командование, в первую очередь Блюхер занялся реорганизацией войск: решил сократить общее количество полков, бригад и батарей. В итоге к августу 1921 года в армии ДВР была одна стрелковая и одна кавалерийская дивизии, три стрелковые и две кавалерийские отдельные бригады, 24 артиллерийские батареи, 9 бронепоездов, танковый отряд и три авиаотряда (из имеющихся 15 самолётов исправными были только два).


1921 год. Блюхер планирует наступление на части Молчанова

Wikimedia Commons

Помимо укрепления боевых позиций, Блюхер участвовал и в дипломатической миссии — как руководитель делегации ДВР он прибыл на русско-японскую конференцию в Дайрен (ныне Далянь) и начал переговоры с японской стороной о выводе их войск из Приморья, Николаевска-на-Амуре и с Северного Сахалина. На конференции он получил шифрованную телеграмму: белоповстанческая армия генерала Молчанова перешла в наступление на станцию Уссури и заняла её.

Разгром войск Молчанова начался после того, как его продвижение было остановлено на железнодорожной станции Ин. Генерала закрепился в районе Волочаевки (Еврейская автономная область). Командование НРА понимало, что бой за «дальневосточный Верден», как назвали волочаевский плацдарм белогвардейцы, будет решающим — от его исхода зависит дальнейшая борьба за Дальний Восток.

Блюхер оценил обстановку и разработал план действий, который позволил 4 февраля 1922 года захватить Ольгохту — станция была ключом к получению Волочаевки.

О боях под Волочаевкой Блюхер писал: «В снегу, на морозе, полуголодные, после шести суток, проведённых под открытым небом, залегли наши цепи перед искусно устроенными заграждениями противника… движимые единым желанием победить или умереть…»

Полководец под псевдонимом

Осенью 1924 года Василий Блюхер отправился в Китай, чтобы при штабе Чан Кайши заняться реорганизацией китайской армии. Военачальника отправили туда после обращения Сунь Ятсена к советскому руководству. Он решил создать Военный совет при Центральном исполнительном комитете Гоминьдана, в состав которого вошли Ляо Чжункай, Ху Ханьминь, генералы Сюй Чунчжи, Чан Кайши, Ян Симинь. В качестве советника туда был включён и Блюхер (только под фамилией Уральский).

Василий Блюхер, главный военный советник революционного правительства Китая (кантонской армии) и военный советник С.В. Шалфеев во время первого восточного похода

Wikimedia Commons

В начале 1925 года был подготовлен план проведения Восточного похода, который реализовали в феврале-марте того же года. Во время этой операции войска Народно-революционной армии освободили территории юго-востока Китая, одержав крупнейшую победу, подтвердив тем самым свою возросшую боеспособность.

Из-за болезни летом Блюхер вернулся в Союз, а после года лечения в мае 1926-го был направлен в Китай, но уже в должности главного военного советника и под псевдонимом Зой Всеволодович Галин. Там он участвовал в планировании грандиозного Северного похода, в ходе которого предполагалось взять города Ухань, Шанхай и Нанкин. Поставленную задачу Народно-революционная армия выполнила с блеском, и Василий Блюхер уехал в Москву.


«…умереть за дело пролетариата, защищая наши границы»

До 1929 года он служил в «курортном» месте — был помощником командующего Украинским военным округом и, как сам вспоминал, «залечивал раны». А его звёздный час пробил 6 августа 1929 года, когда военачальника направляют в Особую Дальневосточную армию, перед которой была поставлена задача решительно прекратить провокации белокитайцев на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД).

Дело в том, что с зимы 1926 года правящая клика Маньчжурии, возглавляемая Чжан Сюэляном, заняла резкую антисоветскую позицию, постоянно провоцируя конфликты с СССР. Дошло до того, что в мае 1929 года было разгромлено советское консульство в Харбине и дипломатические и торговые представительства в других городах. В июле было захвачено несколько принадлежавших СССР объектов КВЖД. Маньчжурские войска начали сосредоточение на границе с Советским Союзом.

1926 год. В центре В.К.Блюхер, справа от него Л.М.Каганович и И.В.Сталин

Фотохроника ТАСС

К сентябрю 1929 года в их распоряжении находилась Мукденская армия численностью около 300 тыс. человек, плюс 70 тыс. было в белогвардейских отрядах, а также Сунгарийская речная флотилия, в которой было 11 боевых кораблей. По численности китайско-маньчжурские войска превосходили советские в пять раз.

По замыслу Блюхера, вначале нужно было уничтожить Сунгарийскую флотилию, что в будущем позволило бы успешно действовать на всём фронте. Для её уничтожения Василий Блюхер выделил восемь кораблей Амурской речной флотилии и два стрелковых полка, с воздуха их должна была прикрывать авиация.

12 октября назначенные силы совершили дерзкий налёт на Лахасусу, где базировалась китайская флотилия. Артиллерийским огнём было уничтожено пять вражеских кораблей, остальные ушли в Фугдин. В тот же день корабли и стрелковые части вернулись назад. На китайцев это никак не повлияло — провокации и обстрелы нашей территории продолжились.

Тогда Блюхер реализовал второй этап операции — уничтожить базу в Фугдине. Корабли Амурской флотилии с десантом на борту, преодолев 70 км по замерзающей Сунгари, 31 октября ворвались на рейд Фугдина. Восемь советских самолётов, осуществлявших воздушное прикрытие, помогли уничтожить оставшиеся боевые корабли китайцев, после в деревню высадился десант. Эта операция позволила полностью уничтожить Сунгарийскую флотилию, но не остановила китайских провокаторов.

Бойцы РККА с трофейными знамёнами Чжан Сюэлянa, 1929 год

Wikimedia Commons

Разведка доносила, что враг собирает на границе с СССР две мощные группировки — одну на Забайкальском направлении, другую на Приморском. Операция позволила уничтожить обе группы: погибло больше 3 тыс. белокитайцев, более 8 тыс. было взято в плен, а также советскими солдатами оказалось захвачено большое количество боевой техники и все знамёна соперника.

Такой решительный разгром заставил наконец-то китайскую сторону сесть за стол переговоров, после которых положение КВЖД было восстановлено.

За умелое руководство войсками во время проведения этих двух операций командующий Особой Дальневосточной армией Василий Блюхер был награждён орденом Красной Звезды № 1.

«Позвольте заверить вас, что, если в будущем повторится новая попытка помешать нашему социалистическому строительству, попытка напасть на наши границы, Красная армия сможет с еще большей решительностью, с ещё большим энтузиазмом, с полной готовностью умереть за дело пролетариата, защищая наши границы», — выступал с трибуны Василий Блюхер во время XVI съезда партии в 1930 году.

В счёт будущих заслуг

К 1937 году Дальний Восток становится большой строительной площадкой: создаются заводы, предприятия химической и металлургической промышленности, развивается сельское хозяйство, высокими темпами идёт возведение жилья. Такое экономическое укрепление Дальнего Востока требовало и его надёжного военного прикрытия от врага, который особо и не скрывал своих намерений.

Владивосток, 1937 год. Командующий Тихоокеанским флотом Григорий Киреев, командарм 2-го ранга Михаил Левандовский и командующий Особой Краснознаменной Дальневосточной армией Василий Блюхер (слева направо) во время учений Тихоокеанского флота.

Николай Назаров/Фотохроника ТАСС

25 марта 1935 года Блюхеру доставили документы с соответствующими планами, которые нужно было изучить и отдать распоряжения в войска. Решение о группировке войск по дальневосточным направлениям Блюхер принял только спустя месяц.

Начальник штаба маршал Егоров доложил Ворошилову, что тот «заболел известной вам болезнью». Под этим выражением подразумевался запой, в который Блюхер всё чаще уходил в тридцатые годы. Рапорт маршала Егорова стал одним из первых документов, где упоминается о пристрастии военачальника к выпивке, позже подобная информация появлялась всё чаще и чаще.

В конце года в Советском Союзе вводится новая система воинских званий, и Блюхер становится одним из пяти маршалов Советского Союза. В то время поговаривали, что командарму Блюхеру это звание было дано скорее авансом — в счёт будущих заслуг, поскольку его штатная должность не предполагала столь высокого воинского чина.

Однако до «заслуг» Блюхер оказался в списке старших офицеров, которых заподозрили в заговоре, а именно в подготовке свержения существующего режима. Аресты и последующие допросы 1936 года привели к организаторам, после чего под стражей оказался и маршал Михаил Тухачевский. Для рассмотрения дела было создано Специальное судебное присутствие под председательством Василия Ульриха. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила обвиняемых к смертной казни.

А.И.Корк (второй слева) М.Н.Тухачевский, С.М.Буденный, А.И.Егоров и В.К.Блюхер среди делегатов XVII партсъезда от РККА

Фотохроника ТАСС

Под впечатлением была вся Красная армия. После судебного процесса над Тухачевским и смертного приговора, который фактически вынесли соратники обвиняемого маршала, Блюхер поставил перед Сталиным вопрос о доверии, но тот настаивал: оснований для беспокойства нет.

Политическая карьера Блюхера пошла в гору: в декабре 1937 года он был избран депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва по Ворошиловскому избирательному округу Дальневосточного края (территориально округ можно приравнять к городу Уссурийску Приморского края), позже избран членом Президиума Верховного Совета СССР.

15 июля 1938 года Ниси, японский поверенный в делах в СССР, обратился к советскому правительству с официальным требованием вывести советских пограничников с высот Безымянная и Заозёрная в районе озера Хасан на Дальнем Востоке и передать указанную территорию японским представителям. Также он дал понять, что, если эти требования не будут выполнены, высоты захватят силой.

В конце июля нарком обороны издаёт директиву о приведении войск в боевую готовность, но Блюхер втайне от собственного штаба отправляет на Заозёрную комиссию, которая в результате проведённого расследования установила, что в возникновении конфликта виноваты наши пограничники. Якобы они самовольно переставили столб на три метра в глубь японской территории. Блюхер направляет Ворошилову телеграмму, где требует ареста начальника погранотряда, как виновного в провоцировании конфликта.

По мнению западных газет, Советский Союз перед всем миром был выставлен «в самом идиотском виде».

Последний бой

Рано утром 29 июля 1938 года два японских отряда перешли советскую государственную границу и стали подниматься на сопку Безымянную, где начался бой. После вмешательства 119-го стрелкового полка японцы были выбиты с сопки. Но через два дня, усилив натиск, они снова заняли Безымянную и Заозёрную, быстро подготовившись к обороне.

В планах по отражению агрессии всё было чётко, но в реальности всё пошло наперекосяк… Началось с того, что с поступлением от пограничников информации о вооружённом прорыве госграницы и захвате высоты Блюхеру долго не могли сообщить — он снова «заболел известной болезнью». В итоге к солдатам отправился начальник штаба фронта комкор Григорий Штерн.

Правда, на место событий Блюхер всё же выехал.

«При этом более странном руководстве он не ставит войскам ясных задач на уничтожение противника, мешает боевой работе подчинённых ему командиров <>; дезорганизует работу фронтового управления и тормозит разгром находящихся на нашей территории японских войск. Выехав к месту событий, всячески уклоняется от установления непрерывной связи с Москвой, несмотря на бесконечные вызовы его по прямому проводу народным комиссаром обороны», — говорилось в протоколе заседания Главного военного совета, прошедшего практически сразу после хасанских событий.

Конечно, в итоге Красная армия победила японцев, вернув себе обе высоты, но цена этой победы оказалась высокой: 960 человек погибли или пропали без вести, ещё 3279 оказались в полевых госпиталях.

Чувствуя предстоящий «разбор полётов», Блюхер уехал в пансионат «Бочаров ручей», где его «приняли» чекисты. За 18 дней, проведённых на Лубянке (во внутренней тюрьме НКВД), его допросили более 20 раз (и семь из них лично Лаврентий Берия). В подписанных Блюхером показаниях содержится признание в участии в «антисоветской организации правых» и «военном заговоре», а также в саботаже в военной сфере, пьянстве на рабочем месте и моральном разложении.

Маршал умер 9 ноября 1938 года в комнате тюремного врача. Официальная причина смерти: закупорка лёгочной артерии тромбом. Его дело было закрыто через два дня после смерти.

Семья Василия Блюхера. Стоят: домработница Анна Дмитриевна, родной брат Василия Павел, приемная дочь Блюхеров Катя. Сидят: Василий Блюхер с дочерью Зоей, его жена Галина с сыном Всеволодом. Почти все они пострадали от рук госбезопасности

Фотохроника ТАСС

На основании его показаний от рук госбезопасности пострадало огромное количество людей. Девочку Катю, которую Блюхер удочерил вместе с первой женой Галиной Покровской, в марте 1939 года приговорили к расстрелу. Та же судьба была и у второй супруги маршала Галины Кольчугиной. И всё — за недоносительство о контрреволюционной деятельности Василия Константиновича. Расстреляли и брата Блюхера, Павла — командира авиационного звена при штабе ВВС Дальневосточного фронта.

Так закончилась жизнь прославленного полководца Гражданской войны, человека во многом неординарного и непонятного, окутанного слухами и домыслами. Спустя 18 лет после смерти его имя реабилитировали.

Рекомендуемые материалы
Красная черта вдоль Уссури
158 лет назад, 14 ноября 1860 года, Приморье стало частью России
Оленья кавалерия, или Битва за Ламское море
Как 380 лет назад казаки задумали самочинный поход к Тихому океану
«Да будет лёгок как пух для вас прах родной земли…»
Крейсер «Варяг» и его павшие герои в истории российского Дальнего Востока