Батарея просила огня

История Ворошиловской батареи, не пустившей на юг Дальнего Востока японцев в период Второй мировой войны

Иван Егорчев
24 марта 2017
Одно из уникальных фортификационных сооружений в мире — башенная батарея № 981 или Ворошиловская батарея — расположилось в укромном распадке между сопками острова Русский, на высоте 53−54 метров над уровнем моря. Под стволами её орудий — весь Уссурийский залив. Во многом именно благодаря ей японский флот не рискнул приблизиться к берегам южной части Дальнего Востока

Знаменитая Владивостокская крепость дореволюционной постройки занимала в целом площадь около 200 квадратных километров, а её бетонные форты охватывали полукольцом весь город со стороны суши. С Японского моря Владивосток был надёжно прикрыт крупным островом Русским — дальневосточным Кронштадтом. Как составная часть всей крепости, Русский имел и береговые батареи, и противодесантные капониры, и несколько фортов с артиллерией, но после окончания Гражданской войны они были разоружены. Однако к началу 1930-х годов заметно возросла вероятность будущей войны с Японией, и на оборону Владивостока, как главного опорного пункта СССР на тихоокеанском побережье страны, было обращено особое внимание Москвы.

Вид на Ворошиловскую батарею

Юрий Смитюк / ТАСС

В мае 1931 года Реввоенсоветом было решено укрепить Приморье от нападения с моря, разместив в различных пунктах его дальнобойные батареи. Практические меры были приняты незамедлительно: в июне того же года побывавшая на месте специальная комиссия во главе с наркомом по военно-морским делам Климентом Ворошиловым наметила места для позиций новых артустановок по всему берегу Японского моря. В апреле 1932 года правительство СССР приняло решение о создании Морских сил Дальнего Востока (МСДВ); в этом же месяце было утверждено техническое задание на сооружение двухбашенной 305-мм батареи № 981. Два года, с 1932-го по 1933-й, прокладывались дороги, производились масштабные подготовительные работы: в основном скальные, подземные и бетонные.

Строительством в целом руководил опытный военный инженер I ранга Александр Васильков, автор проекта 29-й береговой артбатареи в районе Керчи на четыре 180-мм орудия, занимавшийся также и достройкой 305-мм башенных батарей № 35 и 30 в Севастополе. К сожалению, его судьба оказалась трагичной. 17 марта 1938 года Александр Васильков был арестован; он сознался в шпионаже в пользу Японии и в передаче её разведке схем новых батарей в заливе Восток и на мысе Красный в Уссурийском заливе. 15 сентября 1938 года Военная коллегия Верховного Суда СССР по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации приговорила его к смертной казни. В тот же день Александр Васильков был расстрелян. Он был полностью реабилитирован в июне 1957 года.


«Полтава», «Фрунзе», остров Русский…

Новую батарею было решено вооружить двумя трёхорудийными броневыми башенными установками, снятыми с линкора «Михаил Фрунзе» (он же «Полтава»). История тут довольно длинная: линкор «Полтава» был заложен в 1909 году на Адмиралтейском заводе в Санкт-Петербурге и вступил в строй действующих в 1914 году. Находился в составе Балтийского флота, в октябре 1918 года был отправлен в Петроград для консервации. А 24 ноября 1919 года, во время стоянки у стенки родного Адмиралтейского завода, на линкоре вспыхнул сильный пожар. В результате полностью выгорели центральный артиллерийский пост, нижняя и верхняя боевые рубки, коридоры электропроводов. Диверсия в ходе расследования была исключена, но линкор в итоге был полностью выведен из строя.

В начале 1920-х годов возникали различные проекты перестройки корабля. Один из них предполагал превратить линкор в авианосец с 50 самолётами на борту, но так и не был реализован. В июне 1925 года было решено восстановить линкор и вновь ввести его в строй; в 1926 году он был переименован в «Фрунзе». Однако в декабре 1928 года работы были прекращены из-за нехватки финансов. В 1931 году окончательно решили использовать оборудование и вооружение линкора для других кораблей. В то время и начался демонтаж двух его средних башен для отправки на Дальний Восток с целью применения их в береговой обороне. Переделка корабельных артустановок «под берег» была поручена военному инженеру Андрею Флоренскому с Ленинградского металлического завода.

Юрий Смитюк / ТАСС

Башни бывшей «Полтавы» были разобраны, их защитные свойства значительно усилены (в том числе «чужой» бронёй, с недостроенных крейсеров типа «Измаил»). Затем они были погружены на платформы, тщательно замаскированы и в обстановке особой секретности по железной дороге доставлены во Владивосток вместе со стволами орудий. Сам линкор ещё долго пытались применить хоть с какой-то пользой. Так, с 1941 года его, лёгшего на борт в Морском канале после немецкой бомбёжки, использовали для корректировки артогня, а сам корпус — как базу сторожевых катеров на подступах к Ленинграду. В 1944 году корпус был поднят и в 1946 году окончательно разрезан. Башни и орудия для 30-й батареи Севастополя тоже взяли с этого же линкора.


Строили мы, строили…

Части башен и стволы орудий непосредственно на Русский (в бухту Новик) перевозили из Владивостока баржами. Для транспортировки этих, самых тяжёлых конструкций, внутри острова к месту строительства проложили специальную железнодорожную ветку, начинающуюся от мыса Полонского бухты Новик, где выстроили здание депо для паровозов. Другие механизмы и части батареи, как и все необходимые стройматериалы, доставляли в основном по льду, используя самодельные тракторные волокуши, а то и людскую силу. Необходимо было также привезти во Владивосток и другое оборудование: 100-тонные краны из Севастополя и Кронштадта, динамо-машины, котлы, даже отдельные станки — по железной дороге.

Башни устанавливались на массивные бетонные монолиты, составлявшие со скальным основанием единое целое. Примерные размеры котлованов составляли 40×40×15 метров, а предварительный объём бетонной массы был определён в 12 тысяч кубометров. Хотя строительство велось с большими трудностями и постоянными переделками, 1 февраля 1934 года государственной комиссией была принята первая башня, через два месяца — вторая. По мнению специалистов, такие сроки свидетельствовали о значительной скорости работ; заслуга в этом принадлежит не только Александру Василькову и его инженерам, но и сотням простых рабочих разных специальностей, а также матросам и солдатам, выполняющим всё, что требовалось на стройке.

Владимир Саяпин / ТАСС

В октябре 1934 года были проведены испытательные стрельбы в присутствии командующего Особой Дальневосточной армией Василия Блюхера. 11 ноября 1934 года батарее присвоили имя наркома обороны СССР Климента Ворошилова; первым её командиром стал майор Николай Арсеньев. Главная её особенность в продуманном расположении: с моря огневая позиция не видна. Наведение на цели осуществляется с двух отдельных командных постов, соединённых с батареей подземными кабелями связи. Главный расположен на горе Вятлина на высоте 107 метров, в 1575 метрах от башен; вспомогательный — на горе Главной на высоте 279 метров. Батарея и ведущие к ней дороги были замаскированы высадкой деревьев, в полутора километрах от основной создана ложная позиция.

Батарея имеет шесть 305-мм орудий, по три в двух башенных установках МБ-3−12, плюс шесть запасных стволов. Внешний вид мощных башен высотой около трёх метров весьма впечатляет, но главное расположено под землёй, невидимое глазу. Фактически это — только самый верх пятиуровневого подземного сооружения глубиной залегания до 15 метров. Под каждой из башен имеются все необходимые жилые, технические, вспомогательные помещения и склады боезапаса, занимающие три этажа. Башни соединяются между собой через потерну (подземный ход) глубокого заложения длиной 250 метров. Ещё есть собственная силовая станция на уровне 5-го подземного этажа, хотя батарея была соединена с общей энергосистемой острова Русского.


Батарея, огонь!

Башни могут поворачиваться на 360 градусов, обстреливая не только акваторию Уссурийского залива, но и сухопутные цели полуострова Муравьёва-Амурского, на котором стоит Владивосток. Вес одной башни — 1200 тонн, её вращающейся части — 900 тонн, она опирается на 144 стальных шара, лежащих в основании. При этом механизм привода позволял поворачивать эту махину и вручную, для чего нужно было не более 10−12 человек. Толщина бетонного покрытия башенного блока — 2,8 метра, фронтальной стены — 4 метра, боковых и тыльных стен — 1,5 метра. Броня башен выдерживала артиллерийский или ракетный удар и даже попадание авиабомбы. Они также имели защиту от химического и бактериологического оружия (по нормативам 1930-х годов, конечно).

На батарее были артезианские скважины глубиной 45 метров. Кроме того, для водоснабжения и пожаротушения батареи было создано искусственное озеро объёмом до шести тысяч тонн воды, для чего возвели плотину на ручье, протекающем вблизи огневой позиции. Магистральный водопровод, входящий прямо в подземные помещения, соединял водохранилище с батареей. В погребах обоих башенных блоков одновременно хранилось 360 дальнобойных снарядов, 360 бронебойных, 240 полубронебойных и 240 фугасных. Вместе они составляли полный боекомплект батареи — 1200 снарядов. Стрелять можно было одним, двумя, тремя стволами или обеими башнями сразу. Такой соединённый залп мог, согласно расчётам, мгновенно потопить корабль типа авианосца.

Юрий Смитюк / ТАСС

Верхняя часть каждой башни и палуба нижнего этажа вращались одновременно, что позволяло без всяких сложностей подавать снаряды к орудиям. Ещё несколько цифр: вес каждого ствола — 51 тонна, длина — почти 16 метров, углы наклона стволов — от -5 до +25 градусов. Максимальная дальность стрельбы достигала 35 км, скорострельность — один выстрел в 40 секунд, вес одного снаряда — от 314 до 470,9 килограмма в зависимости от его типа. Благодаря снарядам с дистанционным взрывателем была возможность поражать и воздушные цели на большом удалении. Состав пороха и технология его производства, созданные в Научно-исследовательском институте № 6 Наркомата боеприпасов СССР (был и такой), до сих пор считаются секретными.

Главной задачей батареи № 981 была оборона от неприятельских линейных кораблей на ближних подступах к Владивостоку со стороны Уссурийского залива, дополнительной — защита Амурского залива. В мирное время одну башню по штатному расписанию обслуживали 75 человек, а численность всего личного состава батареи достигала 400 военнослужащих. А вот сведения о том, что «при выстреле в ближайших поселениях от взрывной волны разбивались окна, поэтому в дни учебной стрельбы жителей предупреждали о ней, и окна закрывались матрацами» — скорее всего, расхожая байка. Вряд ли всем обитателям Русского сообщали об этом из соображений секретности, да и стёкла в домах, по сведениям очевидцев, оставались в целости и сохранности.


Война без войны

Впрочем, достраивалась батарея вплоть до 1941 года. После начала Великой Отечественной войны её доукомплектовали личным составом. Во время войны в каждой башне служило по 4 офицера и 93 человека — младшего командного состава и рядовых. Вокруг батареи оборудовали пулемётные огневые точки и заложили управляемые фугасы, по проволочным заграждениям пропустили ток. В 1942 году были заменены стволы на обоих башнях, для чего приезжали специалисты с Ленинградского металлического завода. Почти весь военный период батарея № 981 поддерживала 30-минутный срок готовности к открытию огня. Приведём отрывок из воспоминаний Анатолия Коротченкова, в годы Великой Отечественной войны жившего на острове Русском:

«Остро врезались в память учебные стрельбы Ворошиловской батареи. Производились они обычно вечером или ночью, велись залпами, и от этих залпов содрогался весь остров. Небо озарялось резкими сполохами, за которыми следовал тяжкий удар, стёкла в окнах дребезжали. В 1950-х годах эти стрельбы стали проводится редко». Именно эти отблески, заметные с моря, могли в ночное время демаскировать батарею, поэтому впоследствии её позицию в документах стали называть «полузакрытой». Возможно, в то же время ей присвоили народное наименование «Змей Горыныч», наряду с другим, тоже неофициальным, но более корректным — «сухопутный линкор». В конце войны из Великобритании были доставлены радиолокационные станции наводки, которые в боевых действиях так и не приняли участия.

В мае 1945 года Владивостокский сектор береговой обороны, в состав которого входила Ворошиловская батарея, был переименован в Островной, а Владивосток стал называться Владивостокским морским оборонительным районом — в целях подготовки к войне с Японией. А в июне 1945 года 961-я батарея впервые в истории береговой обороны СССР провела успешную учебную стрельбу по невидимой цели с помощью радиолокатора. Надо отметить, что не только сама крепость Владивосток, но и конкретно батарея № 981, о боевых возможностях которой японцы, конечно, знали, уберегли город от нападения. Кстати, на одном из фортов полуострова Муравьёва-Амурского находился главный командный пункт, из которого велось управление всеми видами войск во время войны против Японии.


История не кончается

В 1960-х годах батарея № 981 по личному указанию Никиты Хрущёва была законсервирована, однако после ухудшения отношений с Китаем её вновь привели в боевую готовность. В 1985 году башню № 1 использовали как съёмочную площадку художественного фильма «Моозунд». Говорят, что после залпа оператор вместе с камерой был сброшен ударной волной под откос и оглох на некоторое время… В последний раз батарея стреляла в 1992 году. Как рассказывает последний её командир, а ныне сотрудник музея Георгий Шабот, тогда попали в бочку диаметром два метра на удалении пяти морских миль, то есть девяти километров. Батарея оставалась в строю действующих вплоть до июля 1997 года, когда в рамках сокращения Вооружённых Сил она была расформирована и частично расхищена местными охотниками за цветным металлом.

Юрий Смитюк / ТАСС

С 1998 года Ворошиловская батарея — филиал Военно-исторического музея Тихоокеанского флота. На ней можно посетить одну из башен, воочию увидеть боевые снаряды, оценить мощь всего комплекса и даже пострелять из 45-мм пушки, установленной прямо на левом стволе башни № 1 бывшего линкора. Кроме того, помещения батареи используются для экспозиций на военно-историческую тему. Так, в феврале 2014 года тут открылась выставка, посвящённая гибели миноносца № 208 Сибирской флотилии, который подорвался на мине недалеко от берега острова Русского в 1904 году. Он затонул на глубине 32 метров, но был найден членами подводной экспедиции Русского географического общества — Общества изучения Амурского края, и теперь поднятое ими со дна можно посмотреть.

Сохранённая для потомков Ворошиловская батарея, ставшая уникальным туристическим объектом, действительно даёт её гостям реальное, зримое представление о былой мощи защитников Владивостока.

Рекомендуемые материалы
«…быть пионерами русской науки на крайнем Востоке»
Как создавался первый дальневосточный вуз
Крепостной строитель Алексей Шошин
История создателя одной из самых мощных приморских крепостей мира
ДВР: «Довольно весёлая республика»
Как отбить Дальний Восток у интервентов и любовницу у Маяковского