«Выиграет в силе света…»

Как электрическое освещение пришло на Дальний Восток

Алексей Волынец
7 июля 2017
Читатели DV уже знают, как на Дальнем Востоке появились телеграф и радиовещание, когда в регионе добыли первую нефть и начали первые пассажирские полёты. Но, при всём разнообразии техники, отнюдь не каждый современный человек ежедневно сталкивается с этими явлениями. Есть лишь одна техническая деталь нашего быта, которой мы сегодня все пользуемся многократно каждый день, — электрический свет. Специально для DV историк Алексей Волынец расскажет, как привычное нам электроосвещение впервые появилось на Дальнем Востоке

«На пять мостов приходится четыре фонаря…»

В нашем мире большинство технических новинок раньше всех появляются у военных. Не стал исключением и электрический свет — на земле Дальнего Востока он впервые вспыхнул во Владивостокской крепости, где в 1885 году на береговых батареях для обеспечения ночной стрельбы установили электрические прожекторы, которые тогда по старинной привычке всё ещё называли «боевыми фонарями».

Электричество для первых «боевых фонарей» Владивостока давали несколько генераторов, работавших от паровых машин. В том же году электрический свет вспыхнул и в «Минном городке» Владивостока. Сегодня на его территории, возле Луговой улицы, располагается парк, а век назад находились подземные склады морских мин и артиллерийских снарядов — именно для их освещения в 1885 году построили ещё одну электроустановку. Её генератор, мощностью всего несколько киловатт (чуть больше, чем сегодня потребляет одна домашняя микроволновая печь), так же работал от паровой машины, а сама «электростанция» находилась в специально построенном деревянном сарае.

Владивостокская крепость первой на Дальнем Востоке получила электричество

Военную новинку в деле освещения быстро заметили и оценили гражданские, тем более, что на улицах Москвы и Петербурга электрический свет горел уже несколько лет. В 1890 году в газете «Владивосток», первом городском СМИ столицы Приморья, появилась статья, впервые предложившая электричество для освещения владивостокских улиц. Автор короткой заметки доказывал, что «с введением электричества для освещения город выиграет в силе света и мало потеряет в своём бюджете».

Но в то время для Дальнего Востока, ещё даже не соединённого железной дорогой с остальной Россией, такое предложение казалось слишком фантастичным. Владивостокские улицы в 1890 году освещали всего 139 керосиновых фонарей, которые давали свет едва на десяток шагов. Фонарщики — часто это были нанятые городскими властями китайцы — с переносными лестницами и бидонами керосина являлись непременной фигурой на городских улицах вечером и в предрассветные часы.

Каждую лампу приходилось зажигать и гасить отдельно, кроме того, фонари надо было заправлять керосином. Время их работы ежемесячно устанавливали городские власти в зависимости от продолжительности светового дня — например, в августе уличные фонари Владивостока должны были гореть с 19:40 вечера до 4:30 утра. Но горожане постоянно жаловались, что эти требования не соблюдались.

При этом Владивосток с его 139 фонарями считался тогда вполне освещённым городом, по сравнению с иными поселениями Дальнего Востока. Например, в Благовещенске в 1890 году имелась лишь дюжина уличных фонарей, освещавших ночью семь деревянных мостов, устроенных в городе через ручьи и овраги.

Не лучше обстояло дело и в Хабаровске, столице всего российского Дальнего Востока, где размещалась резиденция Приамурского генерал-губернатора, управлявшего огромной территорией, включавшей весь северный берег Амура, всё побережье Охотского моря, Приморье, Сахалин и Камчатку с Чукоткой. Как писал в 1890 году проживавший в «столичном» Хабаровске коллежский советник Сергей Бабиков: «На пять мостов приходится четыре фонаря, поэтому в ночную пору седок вынужден вылезать из экипажа и на ощупь переводить оный через мост. Идя по улицам, освещённым чрезвычайно скудно, можно налететь на невыкорчеванный пень или упасть в рытвину, не говоря уже про топи в оврагах…»

Мукомольное предприятие Отто Линдгольма

Но при всех трудностях отдалённого региона технический прогресс был неумолим: спустя всего шесть лет после первого появления электричества у военных, новинка в области света приходит и в гражданскую жизнь Дальнего Востока. Здесь первопроходцем стал «купец 1-й гильдии» Отто Линдгольм. Бывший финский шкипер, сколотивший капитал охотой на китов возле Шантарских островов, к концу XIX века он стал одним из богатейших коммерсантов и судовладельцев Приморья. Ещё в 1879 году в селе Никольск-Уссурийское (ныне город Уссурийск Приморского края) Линдгольм построил первую на Дальнем Востоке паровую мельницу — её мука успешно конкурировала с мукой, завозимой из Калифорнии, и продукцией с мельницы бывшего китобоя тогда снабжались все военные части Приморья. Именно здесь в 1891 году вспыхнуло первое «гражданское» электричество Дальнего Востока. Генератор, вырабатывавший ток для освещения «мукомольного предприятия Линдгольма», работал от паровой машины мощностью 75 лошадиных сил.


Свет для кинематографа и золотых приисков

В самом городе Владивостоке пионером электрического освещения стал знаменитый торговый дом «Кунст и Альберс», построивший свою электростанцию в ноябре 1893 года. Генератор мощностью 125 киловатт работал с помощью парового «локомобиля» и освещал расположенный на Светланской улице двухэтажный торговый комплекс, являвшийся в то время самым крупным магазином города. «Локомобилем» век назад называли передвижной паровой котёл — фактически, паровой трактор на железных колёсах. Всё оборудование и устройство электрического освещения крупнейшего на Дальнем Востоке «универмага» обошлось в очень внушительную сумму — 435 00 рублей.

Однако немецкие коммерсанты из фирмы «Кунст и Альберс» не прогадали: электрический свет стал не только прекрасной рекламой их торговли, он сразу же заинтересовал потенциальных потребителей. Мощность первой в городе гражданской электростанции позволяла освещать не только «универмаг» на Светланской улице, но и многие городские здания. И следующим, после торгового дома «Кунст и Альберс», частным потребителем электроэнергии стал первый в городе кинотеатр.

Вид на центр Владивостока. В середине кадра — электростанция Кунст и Альберс

В мае 1897 года газета «Владивосток» опубликовала необычное рекламное объявление: «Честь имею уведомить почтенную публику, что в построенном мной павильоне на углу Светланской и Суйфунской при электрическом освещении будет мною демонстрироваться ежедневно с 1 июня кинематограф — движущиеся фотографии и два фонографа. 300 самых новейших пьес как русских, так и иностранных. Начало фонографов с 2 дня до 6 вечера и кинематографа с 7 ч. вечера до 11 ч. ночи. Демонстратор А.П. Хегберг».

Электроэнергию для первого на Дальнем Востоке кинотеатра поставлял именно «Кунст и Альберс» — это был и первый опыт сбыта электроэнергии на Дальнем Востоке. И спустя всего несколько месяцев, в декабре 1897 года, представители фирмы «Кунст и Альберс» обратились во Владивостокскую городскую управу за разрешением подключать к своей электрической сети всех желающих.

Гостиница «Золотой рог» на Светланской улице

Таковых в городе было уже немало: желание осветить свои помещения электричеством выразили Владивостокский окружной суд, гостиницы «Тихий океан» и «Золотой Рог», типография и редакция газеты «Дальний Восток» и многие другие. Завести электроосвещение желала даже одна из первых городских кондитерских.

Чиновников в городской управе Владивостока этот необычный запрос привёл в растерянность — подобной практики восточнее Байкала в России ещё не было. Поэтому только через год торговому дому «Кунст и Альберс» не без труда удалось получить от городских властей разрешение устанавливать на улицах и во дворах Владивостока электрические столбы с проводами и начать подключение первых «абонентов».

На заре XX века «электрическими услугами» от «Кунст и Альберс» пользовались примерно десяток жилых домов и магазинов, оплачивая по 40 копеек за киловатт в час. Если примерно перевести эту сумму в современные деньги, то получится около 600 рублей за киловатт — в 175 раз дороже, чем платит сегодня житель Владивостока за электроэнергию.

В начале прошлого века электрический свет был ещё очень дорогой и сложной новинкой. Позволить его себе могли лишь самые богатые, например, золотопромышленники Дальнего Востока. Новые технологии света давали возможность «мыть золото» круглосуточно, поэтому уже в 1894 году электричество для освещения горных разрезов впервые применили «Верхне-Амурская золотодобывающая компания», работавшая на берегах реки Зеи, и «Амгуньская золотопромышленная компания», осветившая электричеством богатейший прииск Покровский в низовьях Амура.


«Преимущество электрического света…»

В 1896 году благовещенский купец Мокей Захарович Буянов, один их крупнейших пароходовладельцев Амура и Уссури, построил на верфи в посёлке Иман (ныне город Дальнереченск в Приморском крае) новый корабль. Пароход, названный «Благовещенск», отличался от прежних наличием электрических ламп, освещавших его палубы и каюты. Летом того же года пароход купца Буянова пришёл в Хабаровск, чтобы, как писали местные газеты, продемонстрировать жителям «преимущество электрического света».

Винокуренный завод купца Лукина

В том же 1896 году в Амурской области на реке Зея вспыхнули электрические лампочки, осветившие винокуренный завод купца Лукина. Они получали ток от динамо-машины, которую приводил в движение небольшой паровой котёл, мощностью всего 16 лошадиных сил. В следующем 1897 году в столице Амурской области, городе Благовещенске, электролампы осветили здание «Амурского общества пароходства и торговли» и чугунно-литейную фабрику купца Першина.

Глядя на эти новшества, в 1898 году проживавший в Благовещенске статский советник Станкевич обратился с докладом к военному губернатору Амурской области, жалуясь на плохое керосиновое освещение городских улиц, на которые «ночью даже опасно выходить». По мнению Станкевича, «давно бы следовало в Благовещенске, как и в других городах страны, устроить электрическое освещение». Статский советник, конечно же, имел в виду большие мегаполисы европейской части России, так как в городах Восточной Сибири и Дальнего Востока ничего подобного ещё не было.

Начало XX столетия улицы всех дальневосточных городов встретили исключительно с керосиновыми фонарями, не имея ни одного электрического. Накануне русско-японской войны в Хабаровске насчитывалось 380 уличных фонарей, во Владивостоке — 335, в Благовещенске — 200, в Никольске-Уссурийском — 100, в Николаевске-на-Амуре — 94.

Тусклый керосиновый свет безраздельно господствовал на улицах, но на отдельных территориях уже появлялись первые яркие пятна электрического освещения.

В 1899 году электролампами оснастили пристань «Красная речка» под Хабаровском, чтобы обеспечить круглосуточную погрузку и разгрузку амурских пароходов и вагонов Уссурийской железной дороги. В следующем 1900 году началось строительство большой электростанции в военном порту Владивостока. Она начнёт работу в ноябре 1904 года, освещая дуговыми фонарями и лампочками накаливания всю территорию порта и ремонтные цеха. В Хабаровске к тому времени уже два года как при помощи электричества освещались помещения крупнейшего в городе завода «Арсенал» (будущего завода «Дальдизель», проработавшего вплоть до начала XXI века).

На станции Первая Речка в вагоноремонтных мастерских пущена электростанция

На два года раньше военного порта, в декабре 1902 года, электричество появилось на железной дороге Владивостока — электролампами тогда осветили здание городского вокзала и посадочные платформы. Вскоре электрическим светом оснастили и паровозное депо с железнодорожными мастерскими на станции Первая Речка, бывшей тогда самой дальней окраиной Владивостока.

Надо отметить, что всё электрическое оборудование, применявшееся тогда на Дальнем Востоке, было импортным. Если для хабаровского «Арсенала» его закупили у фирмы американского изобретателя Томаса Эдисона, со временем превратившейся в знаменитую на весь мир General Electric, то для Владивостокского порта электрооборудование приобрели у немецкой «Всеобщей компании электричества» — процветающей и ныне компании AEG. Динамо-машины для освещения крупнейших в регионе Сучанских угольных копей в 1902 году купили у немецкой фирмы Siemens&Halske — сегодня это знаменитый на весь мир производитель электротехники Siemens.


«Признано предметами городского благоустройства…»

К началу XX века электричество на Дальнем Востоке уже освещало отдельные дома и фабричные территории, но ещё полностью отсутствовало на улицах. Однако идея осветить городские пространства электричеством постепенно овладевала умами. С 1896 года во Владивостокскую управу стали поступать различные предложения и проекты такого рода от русских и иностранных предпринимателей — предлагали и уличное освещения лампами накаливания, и даже электрический трамвай.

Первое заседание городской думы Владивостока, специально посвящённое вопросу электричества, состоялось 1 февраля 1897 года. Увы, властям города пришлось констатировать, что в бюджете столицы Приморья банально не хватает денег на освещение улиц при помощи модной и удобной технической новинки. Тогда Городская дума обратилась к правительству Российской империи с просьбой выделить средства из царской казны на устройство электрического освещения. Из далёкой столицы последовал отказ — верхи России в те годы, стремясь закрепиться южнее Приморья на землях китайской Маньчжурии, активно тратили деньги на обустройство военной базы Порт-Артура и города Дальний, а на Владивосток казённых средств уже не хватало.

«Электрический утёс» в Порт-Артуре

Фотохроника ТАСС

Понимая, что в ближайшие годы денег из Петербурга на электрический свет ждать не приходится, военный губернатор Приморской области Николай Чичагов в ноябре 1899 года добился от правительства разрешения устроить «электрическую концессию», то есть отдать вопрос электрификации улиц Владивостока на откуп частным коммерсантам. Обосновывая своё предложение, Приморский губернатор обращался к правительству с такими словами: «Мы не должны отставать в культурном отношении от других городов России, и то, что сегодня предлагает наука и техника, давно уже перестало считаться роскошью и признано предметами обыкновенного городского благоустройства…»

Получив разрешение правительства, в апреле 1900 года власти Владивостока опубликовали в газетах объявление о конкурсе на устройство электрического освещения улиц. Кроме того, городская управа обратилась к местным властям Севастополя, Тамбова и Орла, уже освоившим уличное электричество при помощи частных коммерсантов, с просьбой поделиться опытом.

К тому времени в самом Владивостоке уже работало пять маленьких частных «электростанций» — электричество всё ещё оставалось дорогой и сложной затеей и принадлежало во Владивостоке лишь самым состоятельным: фирмам «Кунст и Альберс» и «Чурин и К°», Русско-Китайскому банку, и двум богатейшим в городе коммерсантам, «первогильдейским» купцам Циммерману и Скидельскому.

Здание универмага «Кунст и Альберс» на Светланской улице

«Кунст и Альберс» и его конкурент «Чурин и К°» на тот момент были крупнейшими торговыми сетями в Приморье и Приамурье, электричество им требовалось для освещения и фактически для рекламы их универмагов. Русско-Китайский банк, созданный Министерством финансов Российской империи и богатейшими банкирами Парижа и Петербурга, на тот момент был самым крупным на нашем Дальнем Востоке — поэтому он легко мог позволить себе электричество для освещения своих офисов и контор.

Любопытными личностями были и владивостокские купцы, к началу XX века имевшие в городе собственные «электростанции». Купец 1-й гильдии Давид Циммерман, крупнейший в регионе оптовый торговец мясом, по праву мог считаться коренным жителем русского Дальнего Востока, так как родился на берегах Амура в семье одного из первых переселенцев. Циммерману в столице Приморья на улице Светланской принадлежала шикарная гостиница «Тихий Океан», одна из лучших в городе. Помимо собственного электричества, при гостинице был настоящий большой театр на 775 зрителей, так же освещавшийся электрическими люстрами.

В отличие от Циммермана купец 1-й гильдии Хаим Скидельский переселился во Владивосток из европейской части России уже в почтенном возрасте, обладая столь же почтенным капиталом. В Приморье оборотистый купец смог в разы увеличить свои богатства, став одним из ведущих подрядчиков при строительстве Уссурийской железной дороги. Полученные прибыли коммерсант вкладывал в недвижимость Владивостока, скупая землю и строя новые дома. В частности, Скидельскому принадлежала гостиница «Забайкальское подворье», расположенная на Океанском проспекте и к началу XX века оснащённая собственной электростанцией.


Болгарский след дальневосточного электричества

Спрос на электричество в начале XX века активно рос. Об этом свидетельствуют данные Владивостокской городской управы, в которую с 1902 по 1905 год поступили десятки заявлений домовладельцев и коммерсантов с просьбами подключить их здания к электростанциям торговых домов «Кунст и Альберс» и «Чурин и К°».

Однако частные фирмы не горели желанием связываться с электрификацией улиц Владивостока. Объявив в апреле 1900 года конкурс на новое освещение, городская управа полтора года потратила в бесплодной переписке с различными коммерсантами, как русскими, так и иностранными. Например, уже знаменитая на весь мир фирма Siemens запросила только за командировку во Владивосток одного своего инженера аж 6 000 рублей — платить такие внушительные деньги город не стал.

Только к весне 1902 года наметилось соглашение с фирмой «Комптон и Швабе», работавшей в Москве и Петербурге, но основанной выходцами из Германии. Предполагалось, что фирма оснастит улицы Владивостока двумя сотнями электрических фонарей и в течение 21 года будет получать за них плату от властей города. Наметили даже место для строительства общегородской электростанции — в Жариковском овраге (в наши дни там расположен одноимённый сквер на улице Металлистов).

Коммерсантам уже выплатили залог в размере 5 000 рублей, но неожиданно в процесс вмешалось Министерство внутренних дел и депутаты городской думы — их смутили предполагаемые столбы и электрические провода над всей Светланской улицей. В итоге у фирмы «Комптон и Швабе» потребовали, чтобы электропроводка шла под землёй. Коммерсанты возразили, что так выйдет дороже и предложили увеличить срок «концессии» до 38 лет. Споры по переписке затянулись до 1904 года, пока начавшаяся русско-японская война не отодвинула все планы по благоустройству Владивостока.

Строительство первой хабаровской электростанции

В итоге первым дальневосточным обладателем общегородской электросети стал не Владивосток, а Хабаровск. Однако, и там, на берегах Амура, первая электрификация не обошлась без проблем.

Инициатором нового освещения в Хабаровске стал полковник Симеон Николаевич Ванков — человек необычайной судьбы. Родившись в далёкой Болгарии, он в рядах русской армии добровольцем участвовал в войне с турками за освобождение Балкан. Когда же спустя несколько лет новое болгарское правительство повело враждебную России политику, Симеон Ванков, будучи убеждённым «русофилом», покинул родину, чтобы стать офицером русской армии. Так уроженец Болгарии оказался на берегах Амура — в 1902 году именно он занимался устройством электрического освещения военного завода «Арсенал», тогда крупнейшего предприятия Хабаровска. С тех пор офицер-артиллерист Ванков стал убеждённым сторонником новой техники.

Осенью 1905 года, когда завершилась русско-японская война, полковник Ванков предложил устроить электрическое освещение штаба Хабаровского гарнизона и дома командующего войсками Приамурского военного округа. Для этого требовалось 17 тысяч рублей. Но высшее командование после неудачной войны отказалось выделять деньги на новый свет. И тогда Ванков обратился в городскую думу Хабаровска с идеей построить общую электростанцию.

Полковник предложил властям города и местным купцам, собрав деньги, учредить «Товарищество на вере по электрическому освещению города». Идея нашла отклик, чему как раз способствовал опыт недавней войны с Японией, когда дальневосточные города ощутили дефицит керосина — главного средства освещения тех лет. Добыча нефти на нашем Дальнем Востоке ещё не была налажена, керосин в регион возили за тысячи вёрст с Кавказа. И в 1904−1905 годах из-за начавшейся войны его доставку морем перекрыли вражеские корабли, а доставку по Транссибу затруднили массовые военные перевозки.

Хабаровская городская дума, 1909 год

Фото Эмиля Теодора Нино

Электростанция, для которой требовались лишь дрова амурской тайги и местный уголь, была лишена таких недостатков. И 13 декабря 1905 года Хабаровская городская дума постановила:

«1. Принципиально признать устройство в Хабаровске электрического освещения желательным.

2. Отвести учреждаемому товариществу необходимый для предприятия участок земли на определённых условиях.

3. Вступить в это товарищество, приобретая 20 паев на сумму 10 000 руб.»

Помимо властей города, четверть от требуемого на строительство электростанции — 25 тысяч рублей — внёс 72-летний купец Василий Плюснин, один из старейших коммерсантов Хабаровска. В феврале 1906 года городская дума утвердила проект электростанции Симеона Ванкова и выделила для неё земельный участок на берегу Амура — сегодня это территория парка имени Муравьёва-Амурского, напротив Комсомольской площади.

Любопытно, что хабаровские власти долго не могли понять, какой городской орган должен заниматься электротехнической новинкой, и в итоге работу с электричеством поручили «Канализационно-водопроводной комиссии».


Электричество выходит на улицы

Полковник артиллерии Ванков оказался не только хорошим организатором, но и умелым «пиарщиком» своего проекта. Весной 1906 года он большим тиражом напечатал рекламную брошюру «Общие условия пользования электрической энергией из центральной станции Товарищества на вере по освещению Хабаровска электричеством». Со страниц брошюры рассказывалось, что «электроэнергия будет подаваться всякому заявителю независимо от его общественного положения» с 16 часов вечера до 4 часов утра. А после накопления желающих будет введена круглосуточная подача электричества. Стоимость электроэнергии для освещения определялось в 40 копеек за киловатт.

Оборудование для первой на Дальнем Востоке городской электростанции заказали у германской фирмы «Всеобщая компания электричества» (AEG). Строительство здания электростанции начали в мае 1906 года и вели ударными темпами. Уже в начале лета 1906 года издававшаяся в Хабаровске газета «Приамурские ведомости» сообщала читателям: «Постройка электрической станции быстро продвигается вперёд. Кирпичная кладка стен уже заканчивается и начинают приступать к кладке трубы…»

Рабочие и инженеры около здания хабаровской электростанции

Сооружение высокой кирпичной трубы в то время было нетривиальной задачей. Оказалось, что ни в Хабаровске, ни во всём Приамурье просто нет нужных специалистов. И тут Симеона Ванкова выручил случай. Летом 1906 года из Маньчжурии всё ещё возвращались тысячи бывших солдат, демобилизованных по окончании русско-японской войны. Среди них полковник Ванков нашёл нескольких каменщиков, ранее работавших в Донбассе и строивших трубы для металлургических заводов. Демобилизованные солдаты, не знавшие, чем расплатиться за хлеб на городском вокзале, получили от полковника щедрое предложение: построить трубу для хабаровской электростанции за 1600 рублей.

К середине осени 1906 года труба уже возвышалась над зданием станции, полностью готовой к монтажу оборудования. И тут случился ещё один непредвиденный казус — на железной дороге, перевозившей закупленное в Германии оборудование, перепутали Хабаровск с Харбином (который тогда тоже был, по сути, русским городом). Чтобы не сорвать уже объявленный срок первой подачи электричества, Симеону Ванкову пришлось срочно оснащать станцию временным оборудованием, работающим от парового «локомобиля».

Несмотря на все трудности, точно в заявленный срок, 1 ноября 1906 года, электрический свет впервые осветил улицы дальневосточного города. На следующий день газета «Приамурские ведомости» так писала об этом событии: «Вчера, в 6 час. вечера, Муравьёво-Амурская улица осветилась электричеством. Таким образом, вопрос об электрическом освещении в Хабаровске из области предположений перешёл в область действительности».

Электрические мачты на Муравьёво-Амурской улице в Хабаровске

Показательно, что первый электрический свет на улицах Дальнего Востока отметила и издававшаяся в столичном Петербурге всероссийская газета «Правительственный вестник». В сообщении от 11 января 1907 года отмечалось, что «в городе Хабаровске введено электрическое освещение компанией полковника Ванкова».

Первые электрические фонари зажглись в Хабаровске не только на улице Муравьёво-Амурской, но также возле резиденции Приамурского генерал-губернатора на Алексеевской улице (ныне улица Шевченко, дом 16). В следующем 1907 году на электростанции, наконец, смонтировали заказанное в Германии оборудование, и её мощность позволила расширить уличное освещение. Помимо Муравьёво-Амурской улицы электрический свет появился на других главных артериях города — Тихменёвской (ныне Серышева) и Барановской (ныне Ленина) улицах, а также на дорогах, ведущих к железнодорожному вокзалу и рынку.

Спустя четыре года после ввода в эксплуатацию первая электростанция Хабаровска обеспечивала током 12 тысяч лампочек в домах города и 50 уличных фонарей. Для сравнения: сегодня на всех улицах Хабаровска каждую ночь зажигается в 400 раз больше — свыше 20 тысяч осветительных приборов.


«Преимущества электрического освещения перед керосиновым таковы…»

Вслед за Хабаровском электрическим освещением улиц озаботился ещё один город на берегах Амура — Благовещенск. В сентябре 1906 года, когда в Хабаровске уже достраивалась электростанция, благовещенская газета «Амурский вестник» опубликовала объявление о создании «Товарищества по эксплуатации электрической энергии в г. Благовещенске».

К тому времени местные власти уже определились, что строить первую электростанцию будет российский филиал немецкой корпорации «Всеобщая Компания Электричества» (AEG). Необходимо было собрать средства в размере 250 тысяч рублей, для чего и создавалось «Товарищество». И к концу 1906 года необходимый капитал был сформирован — самыми крупными пайщиками, то есть акционерами «Товарищества по эксплуатации электрической энергии», стали городские власти, торговый дом «И.Я. Чурин и К°» и крупный золотопромышленник Павел Мордин (настолько разбогатевший на амурском золоте, что смог купить себе замок во Франции и с тех пор именовал себя «де Морден»).

Однако в ходе строительства электростанции собранных денег не хватило, и городу пришлось срочно искать дополнительные 85 тысяч рублей. В итоге вся станция, заработавшая в декабре 1908 года, полностью перешла в муниципальную собственность, а при городской управе был создан специальный «Электрический отдел».

Благовещенская электростанция, 1908 год

Первая электростанция Благовещенска была построена возле амурского берега на улице Буссевской (ныне это перекрёсток улиц Ленина и Шимановского). Уже через три года после ввода в эксплуатацию станция обслуживала 826 абонентов и приносила городскому бюджету ощутимую прибыль, уступавшую только налогу на недвижимость.

Накануне Первой мировой войны на электростанции Благовещенска трудились почти семь десятков человек, и по количеству работающих на постоянной основе она была крупнейшим промышленным предприятием города. Зарплаты здесь тоже были значительно выше: рабочему на городской электростанции ежемесячно платили 70 рублей — почти в три раза больше, чем в среднем получали рабочие на других заводах и фабриках Приамурья. Заведующему же электростанцией полагалось очень внушительное по тем временам жалование — 350 рублей в месяц, ровно столько тогда получали депутаты Государственной думы и армейские генералы.

Дольше всех крупных городов Дальнего Востока свою электростанцию пришлось ждать Владивостоку. Большому портовому городу, разбросанному на высоких сопках, требовалась мощная станция и обширная электросеть. По утверждённому в декабре 1907 года проекту стоимость электрификации Владивостока оценивалась в 646 195 рублей. Таких денег в городском бюджете не было, зато к властям постоянно обращались жители с просьбами решить давно назревшую проблему электричества. Городские архивы сохранили, например, такое коллективное прошение: «Преимущества электрического освещения перед керосиновым таковы, что о них не приходится много говорить, но пользоваться им могут не многие из нас из-за той высокой цены, которую просят владельцы частных электростанций…»

Первые электрические фонари на Светланской улице во Владивостоке

Лишь в начале 1911 года Владивостокская городская управа сумела получить кредит в «Сибирском торговом банке» на 564 тысячи рублей и возле Безымянной батареи на улице Тюремной (ныне улица Западная) приступили к строительству. Уже через год состоялись первые испытания оборудования и электросети, а 18 февраля 1912 года заработала самая мощная электростанция на Дальнем Востоке.

Новый свет быстро распространился по домам и улицам столицы Приморья. Если в первый год работы электростанции она обслуживала 980 абонентов, то к 1914 году — уже 1785. Накануне Первой мировой войны в городской электросети Владивостока каждый вечер зажигалось 32 133 лампочки и 848 уличных фонарей.

Хотя накануне Первой мировой войны уже все крупные города Дальнего Востока имели электрическое освещение, новые технологии света оставались ещё слишком дорогими и недоступными для большинства населения. Всё электрооборудование было импортным — до 1914 года его закупали в основном в Германии, а после начала мировой войны в Приморье впервые появилась японская электротехника.

Чуть более века назад установить в доме одну лампочку стоило 10 рублей, при средней зарплате рабочих на заводах и фабриках Дальнего Востока около 30 рублей в месяц. Не удивительно, что даже во Владивостоке, где работала самая мощная электростанция, сто лет назад электричеством пользовалось не более 10% горожан. По иным дальневосточным городам этот показатель был ещё меньше — около 5%.

Первое электричество Якутии и Камчатки

В 1914 году первый электрический свет пришёл даже в такие глухие окраины Российской империи, как Якутия и Камчатка.

На берегах Лены впервые задумались об электричестве ещё девятью годами ранее, когда Павел Юшманов, городской голова Якутска, на заседании городской Думы впервые озвучил эту идею. Тогда же подсчитали, что жители Якутска за год используют более 40 тонн свечей и почти 10 тонн керосина на общую сумму 65 тысяч рублей, в то время как строительство электростанции обойдётся в 100 тысяч.

Первая электростанция Якутска

Отдалённость северного города сказывалась на стоимости освещения: если в Москве керосин продавался по 70 копеек за пуд, то в Якутске за него платили куда дороже, по 4 рубля 40 копеек за пуд. Так что электростанция, способная работать на местных дровах, обещала быть выгодным делом.

Но у бюджета небольшого северного города, с населением около десяти тысяч человек, просто не было возможности единовременно найти 100 тысяч рублей. Решили просить кредит у государства. Несколько лет якутский губернатор Иван Крафт слал прошения в Петербург, и только 8 марта 1913 года царь Николай II разрешил выдать городу Якутску казённую ссуду в 20 тысяч рублей. Глядя на решение царя, недостающую сумму в 80 тысяч тут же выделил Иркутский генерал-губернатор.

Строительство первой в Якутии электростанции началось в конце апреля 1913 года. В самом начале следующего года по «зимнику», льду реки Лены, привезли немецкое электрооборудование, купленное в Москве за 81 900 рублей. Пробное испытание станции и электросети состоялось 23 июля 1914 года, а 9 августа жители Якутска впервые смогли воспользоваться электрическим светом.

Торжественный пуск описала официальная газета «Якутские областные ведомости»: «Была провозглашена здравица за Государя императора, за якутского губернатора Крафта, министра финансов Коковцова, иркутского генерал-губернатора Князева, а также за всех тех, кто помогал в строительстве. Станция была пущена, и электроэнергия была подана в магазины Кушнарёвых, Коковина-Басова, Никифорова, Громовых, Силиных. Примерно в 200 домах впервые зажглось электричество. Многие улицы давно были подготовлены к подключению электричества и на глазах изумлённой публики засветились ярким электрическим светом… Радости и удивлению не было конца».

Петропавловск-Камчатский в 1912 году

В том же августе 1914 года первая электростанция заработала на две тысячи вёрст восточнее — в Петропавловске-Камчатском. Она была совсем маленькой и маломощной (её электричества хватило бы лишь на 4−5 привычных для современных квартир микроволновых печей), её построил секретарь Камчатского губернатора Аполлон Журавский, мечтавший показывать на полуострове кинофильмы.

Электростанция Журавского в Петропавловске приступила к работе на 5 дней позже станции в Якутске — 14 августа 1914 года. Она освещала несколько магазинов и частных домов на центральной в городе Большой улице (ныне ул. Ленина) и позволяла демонстрировать «синематограф» в здании первого на Камчатке театра.


Архивные фотографии предоставлены РАО Энергетические Системы Востока

Рекомендуемые материалы
Первые лица на дальневосточной границе. Часть вторая
История визитов руководителей государства на Дальний Восток — от Николая II до Брежнева
Красная черта вдоль Уссури
157 лет назад, 14 ноября 1860 года, Приморье стало частью России
Первые лица на дальневосточной границе. Часть первая
История визитов руководителей государства на Дальний Восток — от Николая II до Брежнева