Генпрокуратура направила в Верховный суд дело мэра Владивостока Игоря Пушкарёва

20 октября, 14:14

Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение по делу арестованного мэра Владивостока Игоря Пушкарёва, сообщила пресс-служба ведомства.

Пушкарёв обвиняется в злоупотреблении должностными полномочиями, коммерческом подкупе и взяточничестве. Его предполагаемый сообщник бывший директор МУП «Дороги Владивостока» Андрей Лушников также проходит по делу о пособничестве в передаче взятки.

По версии следствия, с 2008 года по 2015 год Пушкарёв за взятки на общую сумму 75 млн рублей препятствовал коммерческим организациям участвовать в муниципальных конкурсах на строительство дорог. Он обеспечил победу предприятия Лушникова в конкурсе и заключил с ним контракты на сумму 1,2 млрд рублей для поставки материалов у компании «Востокцемент», которую возглавляет родной брат мэра Андрей Пушкарёв.

В совокупности родственники мэра получили от предприятия 471,7 млн рублей, 45 млн рублей — лично Пушкарёв, утверждает следствие. «Дороги Владивостока» потеряли от покупки материалов по завышенным ценам 143,6 млн рублей. Генпрокуратура уже подала иск о взыскании 671 млн рублей. При этом само предприятие потребовало прекратить уголовное преследование Пушкарёва, заявив, что не понесло потерь.

Ранее Федеральная антимонопольная служба выиграла дело, которое легло в основу обвинения против Пушкарёва. Суд признал действия мэра и сообщников картельным сговором, хотя до этого дважды счёл доводы ФАС незаконными.

Игоря Пушкарёва, его брата и директора «Дорог Владивостока» Андрея Лушникова задержали летом прошлого года. С тех пор мэр находится в московском СИЗО «Матросская тишина». Он не признаёт вину. Обязанности главы города исполняет Константин Межонов, бывший заместитель и советник Пушкарёва.

Рекомендуемые материалы
Боуи, Коэльо и Роллинз на большой дороге
Воспоминания известных иностранцев о путешествии по Транссибу
Загнанные в Зелёный Угол
Писатель Василий Авченко — о том, почему эпоха праворульных автомобилей на Дальнем Востоке уходит в прошлое
«Доброе утро, чат»
Как мессенджеры на Дальнем Востоке заменили людям социальные сети, газеты и институты местного самоуправления