Человек-остров: Игорь Фархутдинов

История губернатора Сахалина, которого японцы прозвали «ястребом»

Виктория Антошина
5 октября 2017
20 августа исполнилось 15 лет со дня авиакатастрофы, унесшей жизнь губернатора Сахалинской области Игоря Фархутдинова — редкого волевого политика. О главе региона, принимавшего непопулярные, но судьбоносные решения, вспоминает DV

Сахалинская область — регион России, пожалуй, с самой непростой судьбой. В царские времена его населяли ссыльные и каторжане, в советское время (после возвращения острова под нашу юрисдикцию) — заключённые лагерей ГУЛАГа и японские военнопленные. С середины 50-х годов прошлого столетия сюда ехали исключительно за заработками и по распределению, чтобы провести безбедную старость на территории материковой России. На протяжении веков Сахалин и Курилы воспринимались как временное место пребывания. Пришедший к власти к концу XX века губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов пытался преодолеть «дух временщиков». Политик считал, что перешагнуть тяжёлое наследство прошлого необходимо, чтобы выстроить достойное будущее.

«Посмотрите, как выглядят наши города и посёлки! Совсем не так, как населённые пункты в западных территориях России. Там живут веками, передавая дома из поколения в поколение, соответственно относясь к внешнему виду построек, к любым мелочам, украшающим быт. Я, например, хоть и был тогда мальчишкой, запомнил на всю жизнь, какие ворота были у дома моего деда в Сибири. Не ворота — произведение искусства! У нас эти традиции только предстоит создать», — мечтал Фархутдинов.


Закалённый Сибирью

11 февраля 2017 года глава правительства страны Дмитрий Медведев подписал распоряжение, по которому пять ранее безымянных островов Курильской гряды получили названия. Им присвоены имена известных людей: генерал-лейтенанта Кузьмы Деревянко, генерал-лейтенанта Алексея Гнечко, дипломата Андрея Громыко, губернатора Сахалина в 1995—2003 годах Игоря Фархутдинова и первой в СССР женщины-капитана Анны Щетининой

Игорь Фархутдинов родился в 1950 году в Новосибирске в семье коренной сибирячки и татарина. Спустя несколько лет после рождения ребёнка Фархутдиновы переезжают в Красноярский край. С детства мальчишка увлекался спортом: лёгкой атлетикой, хоккеем — и даже стал чемпионом города по конькобежному спорту. В школе любил точные науки и неоднократно побеждал в математических олимпиадах. После окончания средней школы Игорь Фархутдинов поступает в Красноярский политехнический институт на специальность «инженер-экономист». В вузе продолжает активно заниматься различными видами спорта. В частности, играет в регби в команде мастеров.

Окончив в 1972 году институт, молодой специалист берёт направление в самый отдалённый регион из предложенных на распределении. Так, 22-летний юноша, ещё, вероятно, того не подозревая, посвящает всю свою дальнейшую жизнь Сахалину. Интересно, что одного из родственников Фархутдинова судьба также связала с островом — дед по материнской линии воевал на Сахалине в Русско-японскую войну.


Карьера без «блата»

Первые пять лет на острове Фархутдинов работает в Тымовском районе на электростанции. За эти годы он от инженера дорос до должности начальника цеха. С 1977 года Игорь Фархутдинов увлекается политикой и делает успешную карьеру в комсомоле. Сначала он второй, затем — первый секретарь Тымовского райкома комсомола Сахалинской области, потом заведующий отделом молодёжи Сахалинского обкома ВЛКСМ и инструктор Сахалинского обкома КПСС.

Николай Малышев / Фотохроника ТАСС

Комсомолец устраивал все культурные и спортивные районные мероприятия. Фархутдинов не только приглашал артистов из других городов, но и сам участвовал в концертах самодеятельности. Его коронный номер — исполнение песни «Есть только миг» из фильма «Земля Санникова». Любил Фархутдинов и спортивные соревнования, в частности лыжные марафоны. Помимо прочего организовывал турпоходы: в 70-е в компании комсомольцев совершил восхождение на самую высокую гору Сахалина — гору Лопатина.

В Тымовском Фархутдинов влюбился в уроженку Сахалина Валентину. Они поженились, и вскоре у них родился сын Максим. В 1985 году семья переезжает в город Невельск, где Игоря Фархутдинова назначают на должность председателя Невельского горисполкома, то есть мэра города. Поначалу невельчане встретили нового главу настороженно, однако довольно быстро молодой чиновник завоевал расположение горожан. В первую очередь градоначальник заботился о комфорте жителей Невельска: строил дороги, облагораживал и озеленял город. Практически все работы Игорь Фархутдинов контролировал лично. Коллеги председателя горисполкома отмечали, что требовательного чиновника не столько боялись, сколько уважали.

Бывший замдиректора невельской школы и экс-депутат Сахалинской областной думы Любовь Шубина делилась воспоминанием, что,

несмотря на высокий пост, который занимал Фархутдинов, его семья жила довольно скромно и никогда не стремилась воспользоваться «блатом». Так, в конце 80-х в городе на многие продукты ввели талоны, и супруга градоначальника Валентина вместе со всеми невельчанами стояла в очередях, не пытаясь в обход получить дефицитные товары.

В 1991 году Игоря Фархутдинова переводят на работу в областную столицу и назначают председателем Южно-Сахалинского горисполкома. В декабре 1993 года политик пытается выйти на федеральный уровень — он баллотируется в депутаты Государственной думы по Сахалинскому двухмандатному округу. Фархутдинов понимал, что, находясь ближе к Правительству РФ, ему будет легче отстаивать интересы островитян. Однако на выборах он терпит неудачу и занимает последнее, шестое место.


«По пути реформ»

В 1995 году преждевременно по личному желанию уходит со своего поста губернатор Сахалинской области Евгений Краснояров. На вакантную должность депутаты областной думы выдвигают политически амбициозного Игоря Фархутдинова. Президент России Борис Ельцин одобрил кандидатуру, и в конце апреля 1995 года новым главой Сахалина становится Фархутдинов.

Игорь Фархутдинов и глава МЧС Сергей Шойгу проводят оперативное совещание по организации спасательных работ в Нефтегорске, май 1995 года

Роман Денисов / ТАСС

В мае, буквально спустя месяц после назначения губернатора, на Сахалине случилась трагедия. 28 мая землетрясение магнитудой 7,6 по шкале Рихтера полностью разрушает город Нефтегорск. Жертвами стихии стали 2040 человек. Ещё сотни за одну ночь лишились родных и близких.

Прибывший на место трагедии глава региона возглавил оперативный штаб и наряду с прилетевшими из Москвы федеральными чиновниками делал всё возможное для поиска людей и спасения их из-под завалов. Игорь Фархутдинов позаботился, чтобы семьям погибших и пострадавших были выплачены материальные компенсации и выданы сертификаты на предоставление жилья. Губернатор неоднократно обращался за помощью к правительству России: ведь в то время региону было тяжело не только справиться с ударами стихии, но и реализовывать важнейшие социальные проекты за счёт своего бюджета.

Глава Сахалинской области честно говорил, что одна из главных целей его визитов в Москву — добиться дотаций.

Фархутдинов с президентом Борисом Ельциным после победы на выборах, 1996 год

Владимир Мусаэльян / ТАСС

«Да, я каждый раз сюда приезжаю, прошу деньги. Но я каждый раз делаю все, чтобы экономическая самостоятельность от Москвы у нас появлялась, чтобы мы наконец-то стали самодостаточным регионом», — признавался Фархутдинов в интервью 1998 года радиостанции «Радио Свобода».

Сделать регион профицитным губернатор собирался прежде всего за счёт освоения нефтяного шельфа Сахалина. Пожалуй, эта идея стала основным пунктом в избирательной кампании 1996 года на первых демократических выборах главы области, где он одержал уверенную победу.

«Сахалинцы и курильчане — реалисты, не верящие в пустопорожние обещания… Лично я не сулил им мгновенных перемен, а предложил поступательные движения по пути реформ», — комментировал Фархутдинов итоги выборов.


Сахалинский шельф

Самым необходимым шагом на пути к самостоятельности региона губернатор называл развитие и освоение сахалинского шельфа, богатого углеводородным сырьём. Руководитель области был ярым лоббистом закона, предусматривающего соглашение о разделе продукции (СРП), который позволил бы региону привлечь миллиарды долларов инвестиционных вложений в разработку проектов сахалинского шельфа. Суть СРП такова: зарубежный инвестор вкладывает средства в поисково-разведочные работы и разработку месторождений, а взамен получает часть добытой продукции и определённые соглашением гарантии государства, в частности налоговые послабления. Тогда многие федеральные чиновники обвиняли губернатора в продаже родины, но Фархутдинов сумел доказать, что только иностранные компании способны реализовать столь затратный проект. Во многом благодаря дару убеждения политика закон был принят и вступил в силу в 1996 году. На условиях СРП реализованы два нефтегазовых проекта, «Сахалин-1» и «Сахалин-2», осуществляли которые международные концерны (американские Exxon, McDermott, Mobil Oil, Texaco, японские SODECO, Mitsui, Mitsubishi, англо-голландская Shell и российская «Роснефть»).

Строительство оснований нефтегазовых платформ по проекту «Сахалин-2»

Владимир Саяпин / ТАСС

В то время как федеральные чины скептически относились к проводимым в регионе экономическим реформам, островитяне верили Фархутдинову. В 2000 году политика избрали на очередной губернаторский срок. Надежды сахалинцев и курильчан оправдались.

Уже по итогам 2001 года область заняла второе место в России (после столицы) по объёму иностранных инвестиций, опередив даже Санкт-Петербург. Игорь Фархутдинов с гордостью отчитывался, что в 2001 году доход региона составил более 8 млрд рублей, 3,2 млрд рублей из этой суммы были перечислены в федеральный бюджет. Таким образом, бюджет дальневосточных островов впервые стал профицитными.

Всего за время реализации СРП (то есть с начала 1990-х) к 2002 году Сахалинская область пополнила свой бюджет на сумму около $180 млн. Это позволило построить на островах часть необходимой инфраструктуры: дороги, школы, больницы, жилые дома и т. д.


Спорные острова

Игорь Фархутдинов был также одним из редких региональных чиновников, кто вёл внешнюю политику. Губернатор имел жёсткую позицию в территориальном споре с Японией из-за островов Курильской гряды. Он считал, что эти острова исконно русские «по праву открытия и по праву заселения».

Симпозиум «Отношения между Хоккайдо и Сахалинской областью в ХХI веке», ноябрь 1999 года

Владимир Солнцев / ТАСС

«Это у них есть претензии. Пусть они и ищут пути договориться. У меня нет претензий к Японии. Я не претендую на их острова», — резко отвечал Фархутдинов на возможную передачу островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и группы островов Хабомаи Японии. Японцы оценивали главу Сахалинской области как достойного соперника. Политики страны восходящего солнца с уважением называли Фархутдинова «ястребом» за его настойчивость и непоколебимость решений.

Между тем губернатор всегда вёл конструктивный диалог с японскими политиками и добивался создания на территории Курил особой экономической зоны. Игорь Фархутдинов выступал за совместное освоение и развитие островов Курильской гряды, что, по его мнению, позволило бы странам сблизиться и забыть о спорах. Тем не менее глава региона ясно давал понять, что выступает против смены суверенитета над островами.


На взлёте возможностей

Игорь Фархутдинов руководил регионом в не самое простое для России время: забастовки шахтёров, веерные отключения электричества, удары стихии, морское браконьерство, контрабанда, безработица…

Но политику удалось сделать постперестроечные годы на островах временем реализации возможностей. Губернатор много времени проводил в командировках, предпочитая из первых уст узнавать о проблемах островитян.

Одна из рабочих поездок закончилась трагически.

20 августа 2003 года на Камчатке пропал вертолёт Ми-8, на борту которого находился губернатор Сахалинской области и его команда. Вертолёт в 05:40 по московскому времени вылетел с площадки «Излучина» в направлении Северо-Курильска (остров Парамушир Курильской гряды). Руководство области планировало проверить готовность города к отопительному сезону, однако машина к месту назначения не прибыла. Экипаж вертолёта перестал выходить на сеансы связи.

Траурная церемония захоронения жертв катастрофы вертолета Ми-8

Иван Семёнов / ТАСС

На протяжении трёх суток, что шли поиски воздушного судна, родные пропавших вместе с островитянами жили надеждой. Но чуда, увы, не случилось. 23 августа были обнаружены обломки вертолёта. Причиной падения стал поздно замеченный из-за облачности выступ сопки. Пилоты пытались резко набрать высоту, в результате чего винтовые лопасти отрубили хвостовую балку. Вертолёт упал с высоты 1300 метров. Погибли все 17 пассажиров, в том числе губернатор Сахалинской области, и 3 члена экипажа.

Игоря Фархутдинова похоронили в Южно-Сахалинске на территории Воскресенского кафедрального собора. На церемонию прощания прилетел президент России Владимир Путин. Подчёркивая заслуги политика, глава государства заметил, что Фархутдинов «умел спокойно, без лишней суеты отстаивать интересы своего региона и делал это достойно и профессионально».


Память

О своей работе Игорь Фархутдинов образно говорил: «Приходится зашивать штаны белыми нитками — рвутся на ходу». Губернатор Сахалинской области прекрасно понимал, что принятые им решения и проведённые реформы островитяне смогут оценить лишь спустя годы. И это время пришло.

Танкер «Губернатор Фархутдинов»

Петр Цырендоржиев / ТАСС

Проекты по освоению нефти и газа стали фундаментом для сегодняшнего финансового благополучия островного региона. Пришедшие на остров зарубежные компании дали тысячи рабочих мест для островитян, реализация соглашений обеспечила топливом соседние регионы, позволила перевести Южно-Сахалинскую ТЭЦ на газ, построить и ввести в строй завод по производству сжиженного газа, начать работу по газификации острова. Кроме того, ежегодно тонны нефти и газа экспортируются в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, что приносит бюджету Сахалина основной доход.

В честь Фархутдинова названы пассажирский теплоход, нефтеналивной танкер, улица в Южно-Сахалинске, дом культуры в селе Буюклы. О бывшем губернаторе написаны две биографические книги — «Игорь Павлович Фархутдинов: страницы жизни» и «Неоконченный реквием. Игорь Фархутдинов и его команда». Ежегодно на Сахалине проводится лыжный марафон имени экс-главы региона. В феврале 2017 года прежде безымянный остров в составе Малой Курильской гряды был назван в честь политика. Кажется, непоколебимый и жёсткий характер губернатора получил своё природное отражение. Остров Фархутдинова практически неподступный — его берег окружает множество подводных скал.

Рекомендуемые материалы
Сталинизм по-японски. Часть вторая
Как японцы строили социализм на Южном Сахалине в 1945−49 годах
Спорная жизнь Николая Буссе
Как гвардеец-семёновец в 30 лет стал начальником Амурской области
Большая нефть Сахалина
Судьба дальневосточной нефти в первой половине XX века