Дальневосточная Франция

Как приморец Сергей Куречко экспериментирует с виноградом и создаёт новые вина

Анастасия Сытько
4 июня 2018
Гастрономическое Приморье по традиции ассоциируется с морепродуктами. Некоторые вспомнят о таёжных дикоросах. И лишь единицам на ум придёт вино, которое вот уже около десяти лет фермер Сергей Куречко с семьёй готовит на территории собственного Майхинского хозяйства. Там у него гектар земли, где растут виноград и ягоды, а гостей встречает пёс Уголёк с разноцветными глазами — красным и синим

Первопроходцы и авантюристы

Когда-то давным-давно первопроходец Прокоп Огиенко с семьёй приехал на Дальний Восток. Тогда ещё на месте привычных сегодня дорог шумела непроходимая тайга, кругом ходили амурские тигры и медведи. Прокопу удалось обосноваться на дикой земле, а его потомки продолжили осваивать местами до сих пор необжитую местность.

Праправнук Прокопа Сергей Куречко не оставил традицию деда — быть одним из первых. И в 2006 году он решил взять участок и открыть единственную в Приморье винодельню.

Сергей Куречко на своей ферме

— Долго ездил по краю, искал, где можно взять землю. Когда приехал сюда, понял, что мне это место нравится. Соседей нет, хороший микроклимат, горы. И ни разу меня этот участок не подводил. Первые годы я наполнял его своей любовью, а сейчас он отдаёт мне её сполна. В 2006-м мы взяли этот гектар, спустя год начали строиться, в 2015-м я сюда переехал, — вспоминает Сергей.

Интерес к виноделию у фермера появился в Крыму. В 90-х годах Сергей работал на полуострове, где успел оценить вкус эталонных вин. Вернувшись на малую родину, винодел понял, что здесь с вином что-то не так.

— Сложные технические вкусы мне не нравятся. И я подумал, почему бы не сделать хорошее местное вино у нас, в Приморье. Мы, конечно, живём не в Крыму и не во Франции, но тем не менее почему бы не основать у нас производство ягодных вин. Все стесняются и думают, что ягодные вина не очень вкусные. Что они всегда проигрывают виноградному аналогу. Но я нашёл в себе смелость, начал изучать мировой опыт северных регионов Европы: Германии, Прибалтики, Скандинавии. У них не растёт виноград в достаточном изобилии, и они делают ягодные вина. На севере России делают ягодные вина. А у нас богатейший край, дикоросов полно. У нас и северные ягоды растут, и южные в тайге — юг с севером объединились. Почему бы не сделать из них хорошее местное вино, — считает Сергей.


Напитки любви

На ферме растут настоящие таёжные дикоросы: амурский виноград, лимонник, малина, кишмиш. Основная задача Сергея Куречко, говорит он сам, — искать лучшие формы винограда и выращивать их. Для этого на винодельне каждый год проходит настоящий конкурс красоты. Фермер выбирает самую удачную лозу и прикапывает её, чтобы она пустила корни. Стандарты красоты тут своеобразные: растение не должно болеть, а его плодам необходимо быть сладкими и сочными. У победительницы 2017 года, например, сахаристость была 25%.

Сергей называет амурский виноград не просто настоящей гордостью Приморья, а «целой нефтяной скважиной». Это растение ценно не только своими вкусовыми качествами. Оно выдерживает местные суровые морозы и даже не требует специального укрытия.

На ферме растет не только виноград, но и малина, смородина и приморские дикоросы

— Однажды к нам сюда приехал сомелье из Франции. Он дегустировал наш виноград и был очень скромен, но сказал самые главные слова: «Если бы с этим виноградом поработал профессионал, получилось бы очень милое вино». Я считаю это высочайшей оценкой. Наш виноград стоит отдельно в мировой классификации. Русские учёные-селекционеры пытаются сделать из него русский, морозостойкий виноград. Чтобы он мог расти в северных районах. Успешных экспериментов пока не так много, — говорит Сергей.

Не весь виноград на ферме предназначен для производства вина. Чуть в стороне расставлены шпалеры со столовыми сортами — их можно просто есть. У этих ягод хрящеватая мякоть и много аромата. Причём собрана селекция буквально со всего мира — из США, Европы и, конечно, из Приморья.

Вдоль забора на винодельне растёт 150 метров малинника. Из него на ферме тоже делают вино. А малиновое вино, уверен Сергей, напиток любви. И его необходимо пить тем, кому не хватает этого светлого чувства. Отличное красное полусладкое получается из жимолости, которую также выращивает семья Куречко. Ягод не всегда хватает, и фермер приобретает их в соседних городах. Но всё же старается использовать только собственное сырьё.

Виноград Сергей выращивает самых разных сортов, в том числе — местный амурский

Из смородины Сергей тоже готовит вино. Однажды, вспоминает он, купил в магазине бутылку аналогичного немецкого. Попробовал и сразу же вылил — напиток напоминал скорее техническую жидкость.

— Я удивляюсь, почему у нас никто ничего этого не выращивает. У нас много дикоросов — кишмиш, виноград, лимонник. Должны быть плантации. Мы можем всё это отправлять куда-то, делать напитки. Как китайцы. Лимонник у них на втором месте по своим свойствам. А мы довольствуемся малым. Мы можем поить местным вином весь Дальний Восток и половину Сибири. Можем сделать маленькую дальневосточную Францию, — говорит Сергей.

Однако фермер отмечает, что его продукция в большинстве своём — это винный напиток. От вина его отличают вода и сахаросодержащие вещества в составе. Причина тому — высокая кислотность ягод. Главное, по словам Куречко, добиться необходимого баланса во вкусе.

Ещё одно отличие майхинских вин — отсутствие химических добавок. Обычно в вино добавляют диоксид серы. Это консервант, препятствующий образованию грибков и микроорганизмов в напитке. У многих людей диоксид серы вызывает аллергические реакции: зуд, покраснение.

Белое вино на Майхинской винодельни делают из актинидии

При этом каждый урожай вина получается уникальным. Причина как раз в отсутствии «химии», которая делает вкусы разных напитков похожими друг на друга.

— Диоксид серы используют при производстве вина несколько раз. Сперва, когда сок только отжали, это вещество добавляют для стерилизации. Потом туда попадают искусственно созданные винные дрожжи, стойкие к диоксиду серы. В конце, когда вино выбродило, добавляют ещё серы, чтобы напиток стабилизировался.

— Мы пользуемся естественными дрожжами, которые живут на ягоде, и сера их убивает. Дикие дрожжи дают характерные, великие вина. Но на производстве должно быть всё регламентировано и управляемо. И люди не рискуют использовать дикие дрожжи. Поэтому вина в магазине иногда похожи друг на друга — искусственные дрожжи создают похожую ароматику, — делится винодел.

Главный секрет вина от Сергея Куречко — особая кахетинская технология. Вино две недели настаивают на мезге — виноградной мякоти. Именно в ней все красящие, ароматические, питательные вещества. «Вино без мезги как дитя без матери», — говорят грузины.

— Здесь, в Приморье, нет культуры потребления. Мы относимся к вину очень прохладно. Поэтому и хочется показать людям, каким может быть этот напиток, — отмечает Сергей.


Овощные грядки и тигриные тропы

Помимо ягод и фруктов на ферме растут овощи, зелень, живут куры и гуси. Есть и непрошеные гости — тигры с медведями. Косолапые обычно приходят на пасеку за мёдом и, заполучив лакомство, уходят обратно в лес. Тигры себя практически не выдают — на живность не претендуют, проходят мимо, следуя своими тропами.

На овощной грядке также растут саженцы винограда. Фермер называет этот небольшой участок «школкой». Сергей с семьёй высаживают там разные виды лозы, а потом следят, какая из них будет лучше всего себя вести, чьи плоды окажутся самыми сочными.

— Кроме вина мы занимаемся производством чая. Берём травы, растущие в Анисимовке, ферментируем и делаем зелёный или красный чай. Всё для него собираем сами, — рассказывает Сергей о Майхинской чайной компании.

Майхинский чай

Процесс ферментации достаточно длительный и требует определённых знаний. Сначала будущий чай вялят около 12 часов. После перемалывают. Благодаря этому сок взаимодействует с ферментами, которые находятся на поверхности листа. После на сырьё накладывают ферментатор, и при определённой температуре ферменты начинают работать. Их задача — расщепить водонерастворимые вещества на водорастворимые. После получившуюся массу высушивают. Благодаря всей проделанной работе вкус ферментированного чая полностью раскрывается и становится в разы богаче по сравнению с обычным сушёным листом.

Ещё одна особенность винодельни — кабинет министра по сельскому хозяйству. Так Сергей называет крытую теплицу, в которой растут теплолюбивые растения. В холодное время года она превращается в зимний сад, где, по словам фермера, курицы и гуси принимают солнечные ванны. Они переходят в теплицу из курятника по специальному крытому проходу.

Ворота фермы Сергей называет «выходом в другое измерение». И действительно — там раскинулся прудик с настоящими карпами, в двух шагах тайга, а на горизонте виднеются горы, покрытые дымкой.

— Сюда зайдёшь вечерочком, споймаешь двух карпов — и на сковородку, пока они свежие, сладкие, — улыбается Сергей.

За небольшим озером фермер планирует высадить кедровый островок. И не важно, что деревья увидят только его внуки. Ведь можно делать красоту рядом с собой, уверен он.

Посетители на ферме бывают самые разные. Это и жители края, решившие познакомиться с местной гастрономической культурой, и туристы (в основном из Китая), и даже высокопоставленные чиновники — в своё время отведать майхинских вин заехал и бывший губернатор края.

Сергей сам наливает вино гостям винодельни

— Очень приятно смотреть на китайских туристов, которым говоришь, что всё можно пробовать, они хватают в охапку помидоры, едят и говорят, какие они вкусные, — говорит Сергей.

Туристический потенциал у хозяйства огромный. Уже сейчас фермер сотрудничает с турфирмами, которые возят туда как иностранцев, так и местных. Свой проект он сравнивает с небольшими европейскими винодельнями. И туристы со всего мира едут во французские или немецкие провинции, чтобы попробовать редкий напиток.

В планах у фермера — получить лицензию на реализацию алкоголя. Тогда он сможет продавать свою продукцию и знакомить с местной культурой всех желающих. Для этого в первую очередь необходимо зарегистрировать виноградник. После чего можно будет открыть и своё кафе, в котором посетители смогут перекусить после дороги.

Сергей намерен расширять хозяйство. Он уже оформил дальневосточный гектар — он находится буквально за забором от нынешней фермы. На участке он планирует также высаживать амурский виноград.

— Всё только начинается, — улыбается он.


Чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью

Рекомендуемые материалы
Подкова на старость
Как обеспечить безбедную старость на ковке изделий и разведении страусов. Инструкция по применению
Люди земли
Как осваивают первые бесплатные гектары на Дальнем Востоке
Инвестиционный конвейер
Что происходит на территориях опережающего развития Дальнего Востока