«Город — это диалог»

Как урбанисты-общественники меняют городские пространства на Дальнем Востоке

Анна Шестак
18 сентября 2017
«Тургеневская лестница»
Сетевая организация Центр Прикладной Урбанистики появилась в Омске как городская инициатива урбаниста и социального инженера Святослава Мурунова. Сам Мурунов от слова «организация» открещивается, называя ЦПУ способом работы и решения основных задач. Основа работы Центра — кооперация и обмен опытом. Сейчас узлы ЦПУ существуют в более чем ста городах, в том числе и на Дальнем Востоке. DV поговорил с активистами из трёх дальневосточных городов и выяснил, как они меняют общественные пространства, привлекая местные администрации и жителей города

Хабаровск, Василий Кропоткин

Хабаровский узел Центра прикладной урбанистики запустили три человека. Заявку на создание центра подавал я осенью 2014 года, спустя некоторое время к работе подключились Александр Колбин и Евгений Мишталь. Сейчас нас значительно больше.

Основная цель ЦПУ как в России, так и в Хабаровске — развитие городов силами самих городов. Мы занимаемся социальным проектированием. Сегодня деятельность ЦПУ в Хабаровске заключается в поиске субъектов развития, настройке диалога между ними, передаче знаний и технологий по реализации городских проектов и созданию сложных, устойчивых команд, чтобы работа этих людей была более эффективной и качественной.

Фестивали урбанисты организовывают так, чтобы вовлекать людей в коллективную деятельность

Александр Колбин

Изначально необходимо найти субъекты изменений — тех, кто хочет, чтобы город менялся, становился лучше, развивался. Часто они скрыты от глаз и осуществляют свою деятельность в своём дворе или районе, а возможно только в подъезде. Они проявляются в виде результатов своей деятельности — украшенные подъезды, дворовые территории, газоны, подстриженные деревья во дворе, убранный мусор и так далее. Чаще всего эти люди неохотно идут на диалог. Это люди дела и они говорят «не мешайте нам, мы хотим чтобы стало лучше и делаем».

Также через различные форматы исследований мы считываем проблемы, которые необходимо решить в городе, запросы и потребности жителей. Это необходимо, чтобы городские проекты (в том числе и творческие) носили не умозрительный характер, а были направлены на решение конкретных задач. Важно сказать, что сбор данных проходит в том числе через «исследование действием». Например, если мы делаем городской фестиваль, то он проходит не в формате зрелища, а направлен на вовлечение людей в коллективную деятельность. В ходе проекта мы понимаем, какие у людей потребности и конфликты со средой; что они готовы делать для города (и готовы ли); какие городские субъекты активны, а какие нет; какие сложности возникают при выстраивании диалога и так далее. То есть активности создаются по модели вовлечения, а не потребления.

Свиристельник, повторяющий дизайн известных в городе зданий

Александр Колбин

В данный момент у нас около двадцати реализованных проектов. Их мы в скором времени упакуем и создадим методички по реализации подобных проектов. Есть малые: высадка деревьев и проведение открытых мастерских по сборке скворечников (мы назвали их «свиристельниками», делая отсылку к названию местной птицы Свиристель Амурский).

Средние проекты были немного сложнее, а людей в них участвовало больше. Например, мы проводили «уличный квартирник», посвящённый хабаровскому музыканту Деду Матвею, а затем это событие стало отправной точкой для приведения в порядок сквера (который в народе получил название «Сквер Деда Матвея»), также по мотивам всей этой истории была создана скамейка, которая сейчас стоит в том самом сквере. Были проекты по росписи фасадов домов в городе — через синтез и взаимодействие жителей этих домов, горожан и профессиональных художников. Так в городе появилось несколько уличных работ, которые отсылают нас к истории, культуре и природным особенностям Хабаровского края.

В категорию крупных проектов входит «Тургеневская лестница» — проект, который был реализован более чем за два месяца, а задействованы в нём были более 150 человек, которые просто по собственному желанию принимали участие в различных работах, связанных с этим. Речь идёт о широкой пешеходной лестнице, которая ведёт с улицы Тургенева на Амурский бульвар. Ходить по ней, прямо скажем, может быть опасно — бетонные ступени раскрошены, до нашего проекта лестница выглядела заброшенной, хотя это популярный пешеходный маршрут. Администрация озвучивала планы провести там ещё одну автомобильную дорогу, чтобы разгрузить улицу Серышева. Мы на собственные средства ЦПУ и на энтузиазме жителей города организовали раскраску этой лестницы в локальные мотивы: сначала забелили перила, а затем при участии более чем сотни человек нанесли разностилевые рисунки. Это решает сразу несколько задач. Во-первых, лестница, по которой ежедневно ходят сотни человек, теперь не вызывает ужаса, а ровно наоборот — это своего рода достопримечательность. Во-вторых, это хороший пример гражданской самоорганизации для целей улучшения городской среды — то, чем мы стараемся заниматься.

{{current + 1}} / 7

«Тургеневская лестница», Александр Колбин

«Тургеневская лестница», Александр Колбин

«Тургеневская лестница», Александр Колбин

«Тургеневская лестница», Александр Колбин

«Тургеневская лестница»

«Тургеневская лестница», Александр Колбин

«Тургеневская лестница», Александр Колбин

«Тургеневская лестница», Александр Колбин

Ещё один крупный проект, в котором принял участие хабаровский ЦПУ, — брендинг Комсомольска-на-Амуре. В этом проекте участвовали представители сразу трёх узлов ЦПУ: Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре и Санкт-Петербург. ЦПУ выступил в роли методолога, предоставлял технологию «Портфель брендов», организовывал и модерировал процессы, необходимые для проектирования портфеля брендов, выстраивал диалог между жителями города, создавал концепцию и ключевые компоненты. Работой над графической частью занимались уже профильные специалисты.

Жители города активно принимают участие в деятельности ЦПУ. Но важно отметить, что ЦПУ — это не какая-то закрытая команда. ЦПУ — это сеть. Можно сказать, что это социальная сеть в оффлайне, со своими ценностями, целями и технологиями. У нас всегда открытые оргкомитеты, поэтому любой желающий может включаться в работу над любыми проектами или предлагать свои.

С городскими администрациями мы, конечно, взаимодействуем. Сотрудничаем со всеми городскими субъектами. Здесь, наверное, стоит отметить, что город — это диалог. Диалог власти, бизнеса и городских сообществ. Что касается последних, то в идеале должно появиться некое активное ядро, собранное из пока что разрозненных субъектов — активных команд, небезразличных отдельных жителей, организаторов различных событий, представителей креативного бизнеса, локальных экспертов и остальных. Только если все стороны договорятся, родятся сценарии, действительно учитывающие все интересы и направленные на развитие города. Мы готовы выступать модераторами. В Хабаровске (да и в других городах Дальнего Востока и России) нет единой платформы с общими целями и ценностями; нет коммуникации и взаимодействия; нет общего понимания того, как решать проблемы. Причём таким образом, чтобы эти решения впоследствии стали ещё и технологиями, которые можно экспортировать.

Мы придерживаемся позиции, что основные параметры качественного городского пространства такие: открытость, разнообразие, комфорт, доступность. Когда заходит речь об общественных пространствах, мы часто говорим, что люди должны там знакомиться, взаимодействовать и получать эмоции. Также важно понимать, что необходимо создавать именно место, а не дизайн пространства. Дизайн — это уже визуализация философии пространства, в основе которой лежат результаты коллективной деятельности.

Исходить нужно из потребностей тех, кто будет приходить в общественное пространство. Это значит, что перезагрузкой пространств явно должны заниматься не только большие начальники, ведь часто они создают их на своё усмотрение, толком не понимая, чего хотят горожане (из окна кабинета или машины это не очень хорошо видно). Именно поэтому в тех же парках или на площадях появляются странные заборы, непонятные людям монументы, неудобные лавки; всё закладывается брусчаткой, что неудобно для мам с колясками, роллеров и велосипедистов. А на парковой дорожке может вдруг ни с того ни с сего появиться поворот под углом 90 градусов. Но люди ведь не ходят, как солдатики в компьютерной игре, правда?

ЦПУ предлагает свою модель перезапуска общественных пространств. Сначала необходимо внимательно и аккуратно разобраться, кто живёт в городе; выявить, какие есть запросы, скрытые ресурсы и возможности внутри самого города. Активные субъекты должны вовлекаться в проектирование общественных пространств и создавать технические задания, а затем участвовать и в создании сценариев общественных пространств. В итоге получается место, которое интересно людям, а от этого выигрывают все — и власть, и бизнес, и горожане.

Например, мы сотрудничали с правительством Хабаровского края и принимали участие в проектировании зимнего варианта площади имени Ленина в Хабаровске. Запрос был примерно следующий: хотим переосмыслить концепцию площади, сделать её немного живее — для человека. Мы предложили идти в два этапа: в первый сезон (2016−2017) считать запросы горожан (выявить конкретные проблемы и предложить решения), вовлечь их в проектирование, проверить гипотезы (всё это в рамках очень ограниченного бюджета, практически без него), а в следующем (2017−2018) собрать уже полноценную концепцию, подготовить проект и реализовать его.

Зимняя площадь Ленина в Хабаровске

Александр Колбин

Наши модераторы в два такта провели проектную сессию с горожанами. Результаты можно посмотреть в нашей презентации. Для начала мы выяснили, что люди в принципе делают на площади. По итогам экспресс-анализа в качестве основных можно выделить следующие сценарии:

Гуляю, смотрю на фигуры, фотографируюсь, кого-нибудь жду. Площадь — очевидное место для встреч. Но холодно. Клею монетки на ледовые фигуры. Прохожу мимо по тротуару. Там скользко и холодно. Привожу детей, жду пока они наиграются. Подхожу к ёлке. Фотографируюсь. Привожу гостей города на экскурсию. Прохожу по диагонали, обхожу горы неубранного снега. Паркуюсь и жду в машине.

То есть на площади вообще-то особо нечем заняться, а если бы и было чем, то нужны места для обогрева. После этого наши модераторы решили узнать причины неудовлетворённости, «вскрыть» проблемные точки городского пространства:

На площади нет туалета или указателей, где он находится. Поэтому приходится терпеть. Многие впервые услышали, что туалет рядом, оказывается, есть. Холодно. Сильный ветер. Нет места для обогрева, где можно попить чего-нибудь горячего. Скользко. Особенно остро эта проблема стоит, когда на улице сильный ветер — шансы упасть увеличиваются. А дует на площади сильно и часто. Здесь вся роза ветров. Площадь «бесконтактная». Мало функциональных объектов. Смотреть можно, трогать нельзя. Грязно. Почему-то поверхность чистят до брусчатки (которая, кстати, очень скользкая), а потом скидывают грязный снег прямо к ледовым фигурам. Кучи неубранного снега.

Люди также высказали свои пожелания. И там, надо сказать, не было чего-то невероятно сложного и «космического»:

Большая горка. Каток. Игра в снежки. Чай. Греться. Просвещение — узнавать на площади о городе и крае. Место для монеток. Навигация. Снежная крепость своими силами. Школа юного скульптора. Урны возле фигур. События с вовлечением, активности, интерактив. Стенды с информацией о том, что зимой есть интересное в городе. Писать на трёх языках. Красивое и «тёплое» освещение. Нужен качественный проект по иллюминации. Карта с экскурсиями и заданиями.

Это наиболее частые запросы.

На площади Ленина установили экспериментальную снежную скульптуру

Александр Колбин

Конечно, в первом сезоне удовлетворить все потребности было сложно, но часть запросов была отработана. Решение в первом сезоне выглядело так. Управляющая структура засыпала площадь искусственным снегом, чтобы было нескользко. На территории появились горки, на которых всегда было достаточно много детей. Скульпторы в качестве эксперимента сделали одну фигуру, специально предназначенную для того, чтобы на неё клеить монеты. Поставить торговые точки в минувшем сезоне было невозможно, но дизайнеры городской среды сделали информационные стенды и навигационные указатели, которые сообщали, где находятся ближайшие точки общепита, а также интересные городские объекты (музеи, театры, каток на набережной и так далее) — то есть площадь стала ещё и своеобразным путеводителем по Хабаровску, ведь гости города часто первым делом идут именно на площадь имени Ленина. Установить туалеты на площади в сезоне 2016−2017 тоже оказалось проблематично, но на тех же информационных стендах было указано, где находятся ближайшие. Теперь остаётся надеяться, что в следующем сезоне администрация будет привлекать горожан к трансформации площадного пространства.

Сеть — это, в первую очередь, обмен опытом и технологиями. Мы взаимодействуем с другими городами, консультируемся с ними. Например, источником вдохновения для создания акции «Свиристелинг» стала деятельность ярославского узла. Также мы передаём свои кейсы жителям других городов. Кроме того, представители хабаровского ЦПУ запустили два узла на Дальнем Востоке — в Комсомольске-на-Амуре и Благовещенске. Эти команды постепенно разворачивают деятельность, а мы им в этом всячески помогаем.

Мы не «привлекаем горожан к совместной с нами работе», а вовлекаем их в деятельность, направленную на развитие города. Мы вдохновляем и мотивируем (конкретными действиями), передаём знания, компетенции и технологии, которые помогают в реализации сложных проектов и формировании устойчивых команд. Город — это диалог субъектов, поэтому участвовать в развитии территории должны все заинтересованные стороны.

Договариваться, признавать проблемы и приходить к общим решениям. Иначе всё это будет похоже на конфигурацию «лебедь, рак и щука». Но местные жители, безусловно, должны выходить из потребительской позиции — самоорганизовываться, договариваться, принимать решения.

Пока же ситуация такова, что многие сообщества (даже те, которые по отдельности занимаются развитием) не могут или не хотят строить между собой диалог и сотрудничество. В итоге имеем примерно такую ситуацию: автомобилисты недолюбливают пешеходов и велосипедистов, пешеходы — велосипедистов и автомобилистов, а велосипедисты — автомобилистов и пешеходов. А ведь они могли бы сначала договориться между собой и коллективно решить, как сформировать среду, при которой число конфликтов сведётся к минимуму, а затем выйти с инициативой (или даже техзаданием) на администрацию и бизнес и принять комплексное решение, при котором выигрывают все стороны.


Благовещенск, Игорь Кольцов

Благовещенский узел сети ЦПУ был запущен в феврале 2017 года при участии Игоря Кольцова и Николая Рыбака. Учитывая совсем короткий срок работы, можно сказать, что на данном этапе всё ещё идет формирование команды местного ЦПУ. Из активной деятельности можно отметить образовательную: идёт курс лекций среди студентов о том, что такое урбанистика, что такое город, общественное пространство и как со всем этим работать. Финансово экономический колледж и лидеры самоуправления высших учебных заведений, а также студенты кафедры дизайна Амурского государственного университета уже попросили провести для них отдельный воркшоп. Мы планируем провести подобные встречи со всеми учебными заведениями. В центре культуры «Подвал-04», расположенном в подвале Краеведческого музея, мы провели несколько мероприятий. После состоявшихся там в марте лекции и воркшопа на тему социального проектирования общественных пространств к кураторам «Подвала» потенциальные партнёры начали обращаться с идеями и предложениями для совместной работы.

Благовещенский ЦПУ изучает сейчас самое популярное место в городе — набережную реки Амур. Мы опрашиваем жителей города о проблемах набережной и о том, какие решения они могут предложить. Уже удалось выявить главные проблемы: на набережной нет бесплатного туалета и навигации, а молодым мамам, которые гуляют с детьми, негде покормить и перепеленать ребёнка. Сейчас наша команда совместно с отозвавшимися мамами разрабатывают проект «Дома матери и малютки» — небольшого помещения, где можно осуществить необходимые процедуры.

Несмотря на то, что обустройство городского пространства исключительно силами граждан города невозможно ввиду законодательства, и власть обязательно будет вовлечена в этот процесс, основная идея ЦПУ в том, что жители могут менять город сами, а не ждать, пока администрация сделает всё за них.

Активных граждан привлекают в процесс ещё на стадии разработки концепции общественных пространств.

В целом городское пространство Благовещенска в хорошем состоянии. Но есть проблема в социальном взаимодействии — проблема заключается в том, что различные городские сообщества не знакомы друг с другом. Горожане с одинаковыми проблемами пытаются решить их только собственными силами, но если бы они объединились. это было бы гораздо эффективнее. Наша задача состоит в том, чтобы наладить коммуникацию между ними.


Комсомольск-на-Амуре, Алексей Ларин

Комсомольский филиал ЦПУ возник осенью 2016 года. Сначала прошёл форум «Амур», где выступал основатель сети Святослав Мурунов и ребята из хабаровского узла ЦПУ. Затем был Молодёжный экономический форум.

Сперва деятельность комсомольского ЦПУ сводилась к небольшим шагам. Установка переносной доски в публичных местах, на которой горожане могли мелом написать, чего бы им хотелось — такая спонтанная коммуникация между людьми в месте и форме, непривычных для них. Потом мы установили пару книжных шкафов для бук-кроссинга: это традиционно привело к тому, что шкафы стихийно стали возникать в разных уголках города уже без непосредственного участия урбанистов. Впрочем, так же активно их иногда и утаскивают — как и во многих городах, судьба подобных акций одинакова.

Использование бренда Комсомольска-на-Амуре в городской среде — в виде мозаики на стене дома

Рендер из официального брендбука

Затем мы вместе с хабаровчанами подумали, что в коллаборации можем потянуть более серьёзные и крупные проекты. Так мы выиграли конкурс на разработку бренда Комсомольска. Для решения задачи мы проводили исследования, анкетирования, проектную сессию с активистами, художниками, бизнесменами и чиновниками, уйму встреч и интервью — чтобы все это не превратилось в обычное «мы наняли дизайнера и он что-то нарисовал по мотивам статьи в Википедии». Результат получился отличным, но пока только на наш взгляд. Работа завершена и принята.

Так, мы сейчас ведём переговоры с местными властями и местным бизнесом о работе по нашим технологиям над городской средой. Это может быть целый парк или небольшой сквер. Если всё будет хорошо, то без применения созданной городской айдентики там не обойдётся.


Нужно признать, что комсомольский ЦПУ пока чаще всего работает вместе с Хабаровским. Впрочем, тут дело не в нашей несамостоятельности, а скорее в том, что у нас случилась удачная творческая и проектная коллаборация. Мы также иногда включаемся и в хабаровские или краевые проекты. Вместе же успешнее, чем по отдельности.

Реакция горожан в основном позитивная. Ненавистники, разумеется, есть везде и всегда. Но мы пока получаем похвалы и от чиновников, и от бизнеса, а иногда даже от тех, от кого не ожидаем, — кто обычно ругает в силу каких-то личных причин. Впрочем, и с такими можно работать — в какой-нибудь проект они рано или поздно вовлекутся, поймут, что всё это не самопиар — что всё реально и имеет вполне измеримый результат.

С властями трудность вполне известная: государство и его муниципалитеты — большие, сложные, часто неповоротливые махины, устройство которых просто нужно научиться понимать. Ну, и, конечно, их склонить к взаимопониманию. Если говорить о брендинге Комсомольска, то сперва нас воспринимали как инородное тело, непонятно устроенное, говорящее странные незнакомые слова. Теперь, нас постепенно стали слышать, поняли, что мы пришли в первую очередь не денег заработать и принести пользу городу, что занимаемся этой деятельностью вполне осмысленно и в конечном итоге выдаём результат достаточно высокого уровня. Сейчас власти это понимают и сами искренне хотят, чтобы мы участвовали в каких-то проектах в дальнейшем. Дальше вопрос только в том, как «поженить» нашу технологию работы с теми целями и задачами, которые ставит перед собой город. Это переговорный процесс.

Бренд Комсомольска-на-Амуре, созданный ЦПУ

За довольно небольшой срок нашей работы координация с главным узлом сети и узлами в других городах происходила, как минимум, дважды. Во-первых, на проектную сессию по брендингу Комсомольска мы привезли основателя сети Свята Мурунова. Он читал лекции об устройстве городов и в целом модерировал семинар. В процессе работы он выступает в качестве консультанта.

Главная проблема российских городов в том, что они забыли, как вообще устроены, как функционируют и какова в жизни города роль самого человека и человеческих сообществ. Поэтому создавая что-то в городе, людей часто просто не спрашивают, что им нужно и как. Это происходит на любом уровне. И в случае с бизнесом: открыли кафе, а людям здесь не хватает парикмахерской. И в случае с крупными государственными или муниципальными проектами: построили бассейн, а местным жителям просто погулять в тенёчке негде. Общественные слушания проводить и модерировать никто не умеет.

Использование бренда Комсомольска-на-Амуре в городской среде

Рендер из официального брендбука

Разговаривать с людьми — тоже тонкое искусство. В итоге предложение часто не соответствует запросу, это порождает озлобленность, нелюбовь к среде, в которой живёшь, повышает риск вандализма, а также порождает ощущение, что ты здесь ничего не решаешь, ни на что не влияешь и вообще никто.

Когда вас вовлекают в изменение среды — вы потом совсем по-другому к этой среде начинаете относиться, у вас возникает эмоциональная привязка к этому месту, оно становится для вас своим. И что-то сломать там, испачкать, испортить уже сложнее. А если вас к этой среде не подпускают или делают это исключительно формально — для вас это не ваш двор, не ваш подъезд, не ваш лифт, не ваша площадь и весь город — совершенно не ваш. Дома моё: я там обои подбирал, молотком стучал, старался, придумал всё, друзей на помощь позвал. А за порогом этого не происходит.

Такая постановка проблемы и лежит в основе всей деятельности ЦПУ. Если мы хотим изменить какое-то место или событие (мы ведь не только про дворы, площади или парки, но и про праздники, например, форумы, День города, который горожанам в каждом городе давно уже наскучил), то нужно к этому привлечь людей — чтобы выяснить у них, в чем они нуждаются и как готовы в этом участвовать. Это бывает сложно. Люди зачастую не привыкли к такому. Им часто просто лень, или им кажется, что они не умеют, или думают, что их пытаются эксплуатировать. Но на самом деле, у каждого в городе есть свои интересы, и в любом проекте их можно учесть. Это создаст привязанность. А привязанность — это и есть, если хотите, патриотизм. Не декларативный, состоящий из надиктованных телевизором лозунгов, а исходящий изнутри. И у каждого он может быть своим, особенным. Но в конечном счёте это всё равно любовь. А ЦПУ — это именно про счастье и про любовь.

Рекомендуемые материалы
С баллончиком краски в руках
Как развивается уличное искусство граффити на Дальнем Востоке
Удар с востока
Как дальневосточные бойцы панкратиона покоряли октагоны Южной Кореи и Великобритании
Как пройти до Безымянной?
Тест, который покажет, что вы знаете о дальневосточных улицах