«Мог бы в этот день миллион в лотерею выиграть, но пошёл в тайгу»

Как охотнику без ружья повезло уцелеть в смертельной схватке с медведем-шатуном

Светлана Шерстобитова
10 февраля 2020
Зимой все приличные косолапые мирно спят в своих берлогах, однако в тот злополучный день охотнику Александру Деменкову выпало повстречать шатуна. Хищник бросился на человека не раздумывая, а единственное оружие, которое было при себе у нашего героя, — охотничий нож.

Александр Деменков — бывший военный, пять лет назад вышел на пенсию и занялся любимым делом — охотой. У него свои угодья в таёжных окрестностях села Нижняя Тамбовка Хабаровского края, где он промышляет по лицензии мелкого пушного зверя: соболя, белку.

— Денег это занятие особо не приносит, больше для души, — рассказывает Александр. — Для меня выезд на охоту — как отдых от повседневности, от городской суеты, в тишине и подальше от людей.

За пять лет регулярных многодневных выходов в тайгу видеть медведя ближе чем на расстоянии ста метров Александру не приходилось. Эти встречи — а они случались не один раз и только в тёплое время года — доселе заканчивались тем, что оба, человек и хищник, увидев друг друга, спешили удалиться.

Но 12 декабря 2019 года Деменков столкнулся с косолапым нос к носу, и тут уж разойтись миром не получилось.

В тот день Александр только-только заехал в тайгу, планируя оставаться здесь до самого Нового года. С утра занимался тем, что переносил в зимовье продуктовые запасы, оставленные в снегоходе. Подъехать к избушке на нём невозможно, приходится оставлять его за перевалом, в шести километрах пути, и ходить туда-обратно на лыжах.

— Поднялся я на перевал вторым рейсом, еду уже вниз, под гору — хорошо, быстро, — вспоминает Деменков.

Впереди поворот, не видно, что там. Завернул — и здрасте: медведь в нескольких метрах от меня, идёт по протоптанной лыжне, спиной ко мне. Зверь на голодного не был похож, жирный, лоснился, но, видимо, сам меня очень испугался, оттого и напал. Ну, представьте: шёл-шёл, никого не трогал, и тут откуда ни возьмись, из-за поворота на скорости вылетает непонятное существо, то есть я. Заревел и скачками ко мне.

Ружьё у Александра, конечно, имеется. Но в этот момент оно оставалось в снегоходе за несколько километров — не стал брать: говорит, лишний вес не хочется туда-сюда таскать. К счастью, нож у охотника всегда при себе. И Александр успел выхватить его из ножен на поясе. Но сначала, всё ещё надеясь на то, что мишка просто пытается его напугать, поднял руки и заорал что есть мочи. Тот даже не притормозил. «Раз уж драки не избежать — бей первым» — и Александр всадил нож в нападавшего.

— Не думаю, что есть такие люди, которые в подобной ситуации не испытывают ужаса. Страшно было и мне, очень страшно, — делится охотник. — Промелькнула мысль, что вот она, смерть. Подумал о близких — как же они будут жить без меня. Но шанс всегда есть, и нужно его использовать.

Свой шанс Александр использовал. Бил ножом не наугад: прицелился в область сердца, чуть левее серединки, где не кости, а соединяющие их хрящи, — самое уязвимое место.

— Анатомия животного мне знакома: раньше приходилось разделывать туши лося, свиней, у всех она примерно одинаковая, — говорит охотник. — Видимо, мне сразу удалось попасть медведю в сердце, потому что кровь полилась ручьём.

Смертельно раненный и тем ещё больше разъярённый, шатун всей тушей упал на человека, остервенело рвал его зубами и когтями, а тот не выпускал нож и продолжал наносить удары противнику — но уже не целенаправленно, а куда попало. Рукоятка от крови стала скользкой, и Александр повредил себе лезвием три пальца на правой руке. Левая в это время была в зубах у медведя. Зверь разодрал человеку бедро, живот, разорвал и сломал кости левой руки в трёх местах, вырвал кусок плоти на лице.

— Живот пострадал меньше всего: площадь большая, зверю неудобно кусать. А вот руку он держал в пасти и трепал меня за неё, как котёнка, — рассказывает Александр.

Постепенно зверь затих. Александр кое-как выполз из-под остывающего трупа, потихоньку смог встать на ноги, вернее, на лыжи — что удивительно, они остались целыми. Убедился, что может переставлять ноги, побрёл, придерживая болтающуюся как кисель и истекающую кровью руку, в зимовье — от того места, где произошла схватка с косолапым, до него примерно два с половиной километра. Голова от кровопотери и боли кружилась, в глазах темнело, но охотник смог добраться до спасительной избушки, успев ещё и обморозить обе кисти рук — варежки были утеряны.

Александр Деменков

Фото Светланы Шерстобитовой

Использовал все имеющиеся в аптечке бинты, разорвал на полосы простыню, перемотал раны, кровь удалось остановить. Телефон у Александра был при себе, но сотовая связь в этом таёжном уголке недоступна — чтобы её поймать, необходимо подниматься на перевал, а это ещё несколько километров. К тому же впереди ночь, и нужно было отдохнуть и набраться сил.

— Поспать мне, конечно, не удалось — ни сесть, ни лечь, всё дико болит, — рассказывает Александр. — Хорошо, что у меня с утра уже был сварен суп. Есть, конечно, совершенно не хотелось, я запихивал его в себя, чтобы были силы, пил воду с сахаром.

Промаявшись до рассвета, Александр пошёл на перевал — звонить друзьям, которые хорошо ориентируются в этой местности. Дозвониться удалось сразу же, и спустя несколько минут те перезвонили, велели выйти на открытое место, чтобы его было заметно сверху, с воздуха — на помощь отправили вертолёт.

— Мне повезло, что на авиастроительном заводе в тот день проходили учебно-тренировочные полёты, и поэтому наготове был дежурный вертолёт с поисково-спасательной командой на борту. Друзья каким-то образом на них вышли, — рассказал Деменков.

Вертолёт не сажали — он висел в воздухе, пока спасатели грузили пострадавшего в салон. Спустя час Александр Деменков лежал на операционном столе в больнице № 2 Комсомольска-на-Амуре. Врачи заштопали раны, а кости «собирать» сразу не стали: сочли хирургическое вмешательство сомнительной затеей, потому что раны могли воспалиться. Нужно было дождаться, чтобы «мясо» зажило.

На сегодняшний день раны благополучно затянулись, но Александр снова на больничной койке, уже в Хабаровске: 5 февраля ему сделали операцию, поставили на место локтевой сустав, заново сломав для этого кость в предплечье.

Несмотря на всё пережитое, Александру по-прежнему «охота на охоту». Он ждёт полного выздоровления, чтобы вновь отправиться в тайгу: надо поскорее наводить порядок в зимовье, где всё разбросано и пропитано его кровью, а то «потеплеет, начнёт пахнуть, и тогда остальные медведи сбегутся». Удивительно, но встречи с ними Александр не боится — уверен, что такого случая больше не будет. А то, что произошло, научило его более философски смотреть на жизнь.

— Проще стал — какие-то бытовые неурядицы уже не угнетают, как прежде. Да, они возникают, но всё решаемо — я живу, и значит, я могу справиться с делами и проблемами, — считает Деменков. — А то, что я смог уцелеть в поединке с медведем и справиться с ним только ножом, так это мне крупно повезло — видимо, это был мой день. Был бы умнее, лотерейный билет бы купил — наверняка бы миллион выиграл. Но я в тайгу пошёл, такие дела.

Рекомендуемые материалы
С осьминогами на равных
Как дальневосточные дайверы ищут затонувшие корабли
Отец дальневосточной науки
В этот день родился знаменитый ботаник Владимир Комаров
Задача для «Камчатских хацкеров»
Какие решения разработали участники хакатона «Цифровой прорыв» на Дальнем Востоке