На «Барракуде» в дебрях Колымы

Новейшие книги о Дальнем Востоке и его окрестностях — в обзоре от DV

Василий Авченко
23 сентября 2020

XIX век дал такие классические книги о Дальнем Востоке, как «Фрегат «Паллада» Гончарова и «Остров Сахалин» Чехова. В ХХ веке написаны «Дерсу Узала» Арсеньева, «Разгром» Фадеева, «Женьшень» Пришвина, «Колымские рассказы» Шаламова, «Территория» Куваева… О книгах дальневосточной тематики, вышедших в свет в последние год-два, рассказывает владивостокский журналист и прозаик Василий Авченко (в прошлом году он выпустил «приморский» роман «Штормовое предупреждение» в соавторстве с московским коллегой Андреем Рубановым, а также биографию геолога и писателя Олега Куваева, написанную в соавторстве с нижегородским филологом Алексеем Коровашко).


Самая историчная: «Роза ветров» Андрея Геласимова

Роман столичного писателя, сценариста, филолога с иркутским и якутским бэкграундом вышел в издательстве «Городец». Книга посвящена походам морского офицера Геннадия Невельского, который в 1849 году, действуя на грани авантюры, доказал: Сахалин — остров, устье Амура судоходно, а китайцев там нет. Эти открытия стали предпосылкой для скорого бескровного занятия Россией Приморья и Приамурья. «Розу ветров» критики называли романом то историческим, то авантюрным, соотнося её с написанным более полувека назад «Капитаном Невельским» Николая Задорнова. В прошлом году Андрей Геласимов с «Розой ветров» стал лауреатом литературной премии «Дальний Восток» имени В.К. Арсеньева в номинации «Большая проза». Кстати, 30 сентября объявят лонг-лист Арсеньевской премии второго сезона.


Самая фантастичная: «Остров Сахалин» Эдуарда Веркина

Роман, название которого повторяет заглавие знаменитой книги Чехова, вышел в «Эксмо». Эта взрослая книга, написанная известным детским писателем, — постапокалиптическая антиутопия. Мир погиб в ядерном пожаре, устроенном Северной Кореей, уцелела лишь Япония. Сахалин стал чем-то вроде буфера между ней и охваченной «мобильным бешенством» Евразией. Автор рисует собственный Сахалин, который инфернальнее даже чеховского: это уже не каторга — натуральный ад.


Самые старые и английские: «Плавание «Барракуды» Джона Тронсона и «Тщета» Уильяма Джерхарди

Новое — хорошо забытое или же вовсе неизвестное старое. Записки британского моряка Тронсона, увидевшие свет в Лондоне в 1859 году, изданы по-русски лишь теперь, 160 лет спустя, владивостокским издательством «Рубеж». Автор описывает дальневосточные походы английского корабля «Барракуда» 1854−1856 годов. Идёт Крымская война, Приморье и Приамурье — ещё не российские. У тихоокеанских берегов рыскают англичане и французы, соперничая за рынки и гавани…

Английский корабль «Барракуда»

Wikimedia Commons

Тронсон описывает сожжение союзниками Петропавловского порта на Камчатке. Прозорливо пишет о русских селениях на Амуре: они «приобретут бо́льшую значимость по мере… освоения природных запасов усердным трудом и упорством неукротимого русского народа». Именно Тронсон первым описал место, где через несколько лет появится пост Владивосток. Бухте, которую русские в 1859 году назовут Золотым Рогом, англичане ещё раньше дали имя Port May.

«Тщету» Джерхарди отечественный читатель тоже не знал, пока роман не вышел по-русски во владивостокском издательстве «Валентин». Автор родился в Петербурге, попал в Россию во время Гражданской войны как британский интервент. Книга, снабжённая подзаголовком «Роман на русские темы» и впервые вышедшая в 1922 году, — его дебют, биография главного героя сходна с авторской. Часть действия происходит во Владивостоке: «Когда мы прибыли во Владивосток, лило как из ведра, и порт, каким мы наблюдали его с борта, выглядел серым и безнадёжным, как и всё положение в России». Джерхарди описывает антиколчаковский мятеж белочешского генерала Гайды в 1919 году, занятие Владивостока красными и «японское выступление» 1920 года. Заметна едкая ирония автора по отношению как к интервентам, так и к белым. Не обошлось без непременных «русских страстей» — цыгане, романсы и прочая «тоска сибирских равнин».


Самая подводная: «Последний фокстрот» Юрия Крутских

Это вторая книга из цикла «Камрань», изданная «Рубежом» (первая называлась «Невыдуманные приключения подводников во Вьетнаме»). Камрань — советская военно-морская база, действовавшая во Вьетнаме в 1979—2002 годах. Бывший офицер-подводник Тихоокеанского флота Крутских, прозу которого сравнивают с произведениями Александра Покровского, рассказал о Камрани первым. «Фокстрот», если что, — название советской дизель-электрической субмарины 641-го проекта по классификации НАТО.


Самые таёжные: «Последний Робин Гуд» Василия Солкина и «Поцелуй тигрицы» Павла Фоменко

Солкин и Фоменко — дальневосточные таёжники, экологи, коллеги. Первый — журналист, фотограф, создатель документальных лент о приморской тайге. Второй — биолог, охотовед, один из создателей системы сохранения амурского тигра и дальневосточного леопарда.

Юрий Смитюк/ТАСС

В книгу «Последний Робин Гуд», вышедшую во Владивостоке, включены, помимо заглавной повести, художественные, документальные, публицистические произведения: «Год дикой лошади», «Леопарды, с которыми лично знаком» и др. С мудростью и юмором Солкин размышляет о месте человека на Земле.

«Поцелуй тигрицы» Фоменко, изданный «Эксмо», продолжает традиции русской охотничьей прозы — начиная с Аксакова, Тургенева, Пришвина… Рассказы Фоменко — настоящая таёжная энциклопедия. Среди героев — удэгеец, бич, промысловик с участком в пол-Франции, охотовед, сама тайга и тигры — грозные и беззащитные. Недавно Павел едва не погиб от лапы тигрицы. Это добавляет веса его словам о том, что без тигров «тайга — не тайга».


Самая холодная: «100 дней Антарктиды» Андрея Островского

Эта документальная книга, вышедшая во Владивостоке, родилась в результате похода приморского журналиста Андрея Островского к шестому континенту на судне Дальневосточного морского пароходства «Василий Головнин».

Дизель-электроход «Василий Головнин»

Юрий Смитюк/ТАСС

Автор достойно продолжает и развивает традиции русской маринистики — от Бестужева-Марлинского до Конецкого. Пишет главным образом не о железе, а о «моряках, морячинах, мариманах». Здесь есть всё: история, репортаж, лирика, монологи, описание будней «ничейного континента» — от особенностей швартовки к ледовому барьеру до жаргона полярников.


Самая чучхейская: «К северу от 38-й параллели» Андрея Ланькова

Исследование, посвящённое одной из самых загадочных стран — КНДР. Автор — профессиональный востоковед — описывает северокорейскую повседневность: быт, семья, работа… Доказывает: представления о том, что КНДР — страна коммунистическая и антирыночная, устарели. «Частный сектор играет огромную роль в экономике страны… Практика работы под государственной крышей… является стандартной для… северокорейского бизнеса», — пишет Ланьков. Страна, по сути, давно живёт в режиме государственно-частного партнёрства: фирмы регистрируются как казённые предприятия.

В книге, изданной «Альпиной нон-фикшн», есть масса других интересных сведений: северокорейская операционная система, интернет в рамках отдельно взятой страны («Кванмён»), чёрный рынок древнего фарфора… И критики, и симпатизанты Пхеньяна найдут аргументы как в защиту, так и в опровержение своей позиции, что доказывает: автор выдержал меру объективности. Его задача — не выстроить пропагандистскую конструкцию с тем или иным знаком, а понять механизмы, по которым живёт северокорейское общество. Не исключено, что «ковидный» опыт сделает КНДР чуточку понятнее для мира: эта страна живёт в режиме самоизоляции, боясь проникновения заразы извне.


Самая военная: «Бансу» Ильи Бояшова

В своё время Карен Шахназаров снял по книге петербургского прозаика Ильи Бояшова мистико-метафорическую военную драму «Белый тигр». Новая книга Бояшова, вышедшая в издательстве «Лимбус Пресс», опять посвящена войне — и тоже очень кинематографична. Автор рассказывает об Алсибе — действовавшей в 1942—1945 годах воздушной трассе по перегону ленд-лизовских самолётов с Аляски в СССР по сложнейшему маршруту: Фэрбанкс — Уэлькаль — Сеймчан — Якутск — Киренск — Красноярск. Сюжет построен на том, как штурман Демьянов, везущий разведданные, выпадает над Аляской из бомбардировщика; к его поиску приступают и русские, и американцы.

Подготовка самолёта на аэродроме Фербенкса, Аляска

Wikimedia Commons

Подобный случай имел место в реальности: в 1943 году штурман Константин Демьяненко выпал из бомбардировщика А-20 над Аляской, приземлился на парашюте и был спасён лишь месяц спустя. «Бансу» — это ещё и книга о пострусской Аляске, где алеуты служат православными священниками, а полицейского зовут Фрэнк Данилов.


Самая сибирская: «Дебри» Алексея Иванова и Юлии Зайцевой

Уралец Алексей Иванов славится разнообразием жанров и приёмов: фантастика, социальные романы о современности, историческое фэнтези, мистический эпос, нон-фикшн… «Дебри», вышедшие в Редакции Елены Шубиной (АСТ), — документальная основа ивановского романа «Тобол» о петровской Сибири. Это очерки о покорении Зауралья: от Ермака до Атласова, присоединившего Камчатку. Неистовый протопоп Аввакум, драматическая история Албазинского острога… Иванов, что интересно, не идеализирует первопроходцев, сообщая о них в том числе «неудобные» факты: Хабаров за дело отбывает срок, Дежнёв не прочь запустить руку в казну… Но теперь-то нам важно не это — а то, что они совершили для страны.

Иванов, оттолкнувшись ногой от Урала, неотвратимо, подобно первопроходцам XVII века, движется к Тихому океану. Не удивимся, если в скором времени его героями станут путешественник Беринг, дипломат Резанов или тот же капитан Невельской.


Самая детская: «Волшебная Колыма» Андрея Усачёва

Книга прекрасного детского писателя Андрея Усачёва, проиллюстрированная замечательным художником Игорем Олейниковым, — пример успешной, как сказали бы раньше, «творческой командировки». Побывав на Колыме, Усачёв и Олейников настолько вдохновились, что создали книгу, которая вышла в магаданском издательстве «Охотник». В книге излагаются колымские легенды: «Почему киты больше не подходят к берегу», «Почему горбуша идёт на нерест», откуда взялось Озеро Танцующих Хариусов и т. д. «Почему Колыма? Большинство… ничего не знает об этом крае, кроме как о „лагерной“ территории… А это необыкновенно красивый, живописный край. Мне захотелось исправить однобокое представление о нём», — откровенничал Усачёв.

Нерест горбуши

Юрий Смитюк/ТАСС

Из других новинок «Охотника» отметим серию мемуаров колымских геологов, рассказывающих о том, чем жил «валютный цех страны» с 1930-х годов до нашего времени. Авторы — ушедшие и здравствующие геологи, открывшие немало месторождений золота и других металлов: Борис Вронский, Дмитрий Березский, Виктор Володин, Анатолий Сидоров, Игорь Флёров и другие.


Самая меткая: «Снайперский удар» Алексея Суконкина

Приморский прозаик, бывший спецназовец Алексей Суконкин выпустил в «Эксмо» литературный боевик о работе снайперов морской пехоты Тихоокеанского флота в Сирии. Книга, известная в интернете под названием «Деривация», — одно из первых художественных произведений о начавшейся в 2011 году сирийской войне. Фактурой с автором делились сами участники боевых действий. Среди прототипов — погибшие в Сирии российские офицеры: полковник Валерий Федянин, служивший во Владивостоке заместителем командира бригады морской пехоты ТОФ, и генерал Валерий Асапов, командовавший 5-й армией в Уссурийске.

Рекомендуемые материалы
Борьба невольного стиля
История создателя самбо Василия Ощепкова, легендарного спортсмена и разведчика
Три родины Валерия Перелешина
Литературовед Евгений Витковский и славист Ян Паул Хинрихс о последнем крупном поэте «русского Китая»
С осьминогами на равных
Как дальневосточные дайверы ищут затонувшие корабли