Обойдёмся без нервов

Приморские челюстно-лицевые хирурги научились сохранять мимику пациентов при сложных операциях

17 августа 2018
В медицинском центре ДВФУ впервые для региона применили специальную методику при операциях на лице. Основной риск при таких операциях — повреждение нерва, отвечающего за все мимические жесты. Больной может разучиться улыбаться, поднимать брови, жмуриться. Новый способ помогает хирургу точно определить границы нервов, чтобы их не задеть.

Тест на улыбчивость

Медицинский центр ДВФУ. Больничная палата. На кушетке сидит пациент — плотный мужчина по имени Василий Матвеев. Вчера ему сделали сложную операцию — удалили крупную доброкачественную опухоль на околоушной слюнной железе (на боковой части лица немного впереди уха). Новообразование достигло в длину трёх сантиметров. Сейчас на этом месте большой кусок пластыря.

Каждая такая операция — риск. Хирурги могут задеть нерв, отвечающий за всю двигательную активность лица. Удаление образования у Василия Матвеева прошло гладко, однако об общем успехе говорить пока рано. Сначала пациенту дают отдохнуть, а затем просят выполнить несколько простых упражнений.

Василий Матвеев выполняет простые упражнения под наблюдением врача

Пресс-служба Медцентра ДВФУ

— Закройте глаза и сильно сожмите веки. — Доктор даёт задание и внимательно смотрит на пациента.

Мужчина старательно жмурится.

— А теперь покажите зубы. Очень хорошо! А брови поднимете? Получается? — Врач задает вопрос за вопросом и оценивает результаты лечения. Наконец он готов озвучить решение. — Не вижу никаких осложнений. Лицевой нерв выполняет работу в полном объёме. Василий Иванович, операция прошла успешно.

Повышенное внимание к Василию Матвееву неспроста. Мужчина — один из трёх пациентов медицинского центра ДВФУ, которым провели операцию на лице при помощи нейрофизиологического интраоперационного мониторинга. Методика позволяет отслеживать точное местонахождение двигательных нервов, таким образом практически исключая возможность их повреждения. Раньше такие операции в центре делали на глаз. Теперь появилась альтернатива.


Речь о миллиметрах

Медицинский центр ДВФУ стал первым учреждением здравоохранения в Приморье, где начали применять интраоперационный нейрофизиологический мониторинг. Методику уже использовали при операциях на спинном мозге и щитовидной железе. Теперь с её помощью проводят и операции на околоушной слюнной железе — там, где находится лицевой нерв.

Валерий Толмачев

Пресс-служба Медцентра ДВФУ

«Есть множество вариантов, где этот нерв может проходить и как выглядеть, — объясняет челюстно-лицевой хирург Центра оториноларингологии и челюстно-лицевой хирургии медицинского центра ДВФУ Валерий Толмачев. — На глаз отделять нерв от других волокон и сосудов очень сложно. Его легко не заметить».

Повреждение лицевого нерва грозит опасными последствиями. Каждая его ветвь отвечает за какую-либо двигательную активность на лице. Не будет ветви — не будет и движения.

«Повредишь нерв, хоть его веточку, и мимика части лица исчезнет. Человек не сможет двинуть бровью, улыбнуться. Потом начнутся гравитационные изменения, мягкие ткани будут опускаться. Пациент не может закрыть глаз, у него повисает уголок рта. Такими могут быть последствия операции», — отмечает Валерий Толмачев.

Аппарат для нейрофизиологического мониторинга

Пресс-служба Медцентра ДВФУ

Врач во время операции вводит в рану электроды, по которым подаётся электрический импульс. Специалист следит за сигналом, его проводимостью, интенсивностью. Все показатели высвечиваются на экране аппарата для нейрофизиологического мониторинга. На нём отчётливо видно, есть ли в проверяемом месте двигательные нервы.

«Как электрик определяет наличие проводов в стене при помощи специальных электродов, так и мы определяем, есть ли в тканях, которые мы собираемся рассекать, нервы», — уточняет Валерий Толмачёв.

Нейрофизиологический мониторинг может осуществлять только специально подготовленный врач, уточнил хирург. В медцентре ДВФУ это невролог.

«Использование данной методики требует командной работы. Нужен человек, который будет находиться рядом с аппаратом для нейрофизиологического мониторинга и управлять им. Управлять может хирург, может невролог, но в любом случае специалиста нужно дополнительно обучить», — замечает Валерий Толмачёв.


Безопасно и перспективно

Методика абсолютно безвредна. Противопоказаний нет. Применяют её как к пациентам пожилого возраста, так и к детям. Никакие препараты внутрь не вводятся, поэтому и аллергикам она тоже разрешается.

Время диагностики зависит от состояния пациента и места, в котором располагается опухоль.

«Образование может появиться в железе, контактировать или не контактировать с прилежащими структурами, быть ближе к стволу лицевого нерва или дальше от него. Все эти факторы влияют на длительность операции», — замечает Валерий Толмачев.

Реабилитационный период после удаления доброкачественного новообразования на лице с применением нейрофизиологического мониторинга длится обычно не более полугода. Всё это время врачи следят, чтобы не было рецидивов.

«После операции на протяжении определённого времени мы наблюдаем за пациентом, поскольку это всё-таки опухолевый процесс, хоть и доброкачественный. Если нет нейромышечных повреждений, следим, чтобы не возник рецидив», — подчеркнул Валерий Толмачев.

Методику успешно применяют в различных областях хирургии и травматологии в США, странах Европы и Юго-Восточной Азии.

«Во многих странах нейрофизиологический мониторинг давно стал стандартом для проведения операций на околоушной слюнной железе. Методику в обязательном порядке используют для определения местонахождения лицевого нерва», — подчеркивает Валерий Толмачев.

Следить за состоянием пациентов врачам в Медцентре ДВФУ помогают технологии

Пресс-служба Медцентра ДВФУ

В России её стали активно использовать в последние три года и то пока только в крупных городах, замечают эксперты. С помощью мониторинга проводят операции на околоушной слюнной железе, щитовидной железе и даже на головном мозге.

Оперируя какой-либо участок мозга, хирурги тоже сильно рискуют. Речь идёт о миллиметрах: три вправо — моторная зона, отвечающая за речь человека. Если она будет повреждена, пациент впоследствии онемеет. Взять чуть ниже или выше — человек перестанет понимать обращённую к нему речь.

При операциях на щитовидной железе хирурги рискуют задеть гортанные нервы, а значит, пациент может лишиться голоса.

«Применение такого мониторинга позволяет уменьшить число осложнений и побочных эффектов уже после операции. Наши доктора только начинают его осваивать. Поэтому можно предполагать, что в будущем они станут использовать его не только на околоушной слюнной железе, но и, к примеру, на щитовидной железе, что, конечно, можно только приветствовать», — заявил DV ректор Тихоокеанского государственного медицинского университета (ВГМУ, Приморский край), доктор медицинских наук Валентин Шуматов.

Хирурги уверены, что методику следует утвердить в качестве обязательного стандарта при проведении ряда операций и в Приморье.

«К сожалению, нет операций без осложнений. Поэтому, если мы можем уменьшить их количество, это нужно делать. На сегодняшний день мы, хоть и имеем дело только с доброкачественными образованиями, часто сталкиваемся с запущенными формами. Да и небольшие опухоли при глубоком залегании создают высокие риски для повреждения лицевого нерва. Поэтому я надеюсь, что в скором времени и у нас все операции на околоушной слюнной железе станут проходить только с использованием нейрофизиологического мониторинга по стандарту», — подчеркивает Валерий Толмачев.

Рекомендуемые материалы
Дома из водорослей и соломы
Инженеры ДВФУ разработали новый тип жилья, поддерживающий экологию
Приключения Баха в столице «Тотального диктанта»
Как Владивосток на один день стал городом диктаторов
Гитарист и программист
Как незрячий студент ДВФУ разрабатывает новые соцплатформы и космические спутники