Первооткрыватели и просветители

Прошлое и настоящее старейшего исследовательского общества на Дальнем Востоке

Мария Альмиева
8 февраля 2019
Экспедиция Владимира Арсеньева, члена ОИАК
Обнаружение артефактов с тысячелетней историей, открытие крупных месторождений, создание географических карт, описание растительного и животного мира — похоже на перечисление фронта работы крупного научного заведения. Однако раньше всем этим на Дальнем Востоке занималась лишь одна небольшая группа энтузиастов, объединившихся под эгидой Общества изучения Амурского края. В День российской науки DV узнал о том, как появилась старейшая в регионе исследовательская организация и чем она занимается в наши дни

Основа дальневосточной науки

Амурский край конца XIX века. Таинственные, малоизведанные земли современного Приморья, юга Хабаровского края, Сахалина, Амурской и Магаданской областей. Идеологическим и культурным центром этих мест был Владивосток — форпост России на берегах Тихого океана и база Сибирской флотилии. В поисках богатой и интересной жизни сюда стремились как земледельцы и предприниматели, так и служилые люди. Некоторые из них вышли за привычные рамки своей профессии и создали организацию, изменившую представления о Дальнем Востоке не только в России, но и во всём мире.

Музей Общества изучения Амурского края

Принято считать, что история Общества изучения Амурского края началась со статьи в одном из номеров газеты «Владивосток» за 1883 год. Уловив идею, давно витавшую в воздухе, флотский механик Александр Устинов призвал создать в городе музей. Это предложение объединило интеллектуальную верхушку Владивостока. В те годы в ней не было профессиональных учёных, однако служивших здесь чиновников, офицеров, купцов, врачей и учителей сплотил интерес к удивительным местам, где им было суждено оказаться.

Понимая важность всестороннего исследования новой территории, энтузиасты решили не ограничиваться музеем и создали во Владивостоке Общество изучения Амурского края. После утверждения устава в апреле 1884 года оно стало одной из первых научно-исследовательских организаций Дальнего Востока. О его задачах сказано в первой главе устава, действующего и по настоящий день:

«Общество имеет целью всестороннее изучение р. Амура, русского побережья Восточного океана и сопредельных местностей и ознакомление с ним посредством собрания коллекций и разных сведений по всем отраслям естествознания, географии, этнографии и археологии, и научной разработки собранных материалов, равно посредством составления библиотеки из сочинения об указанном крае, не ограничиваясь какой-либо специальностью».

Общество отличала многофункциональность исследований. Первый председатель организации Фёдор Буссе, начальник переселенческого управления Южно-Уссурийского края, как никто другой понимал практическую важность освоения новых территорий. Будучи чиновником, он способствовал направлению средств на прикладные исследования неизведанных земель, которые в будущем помогли бы новым жителям этих мест.

— Буссе был государственно мыслящим человеком, руководящим чиновником, и как администратор он знал, какие направления работы необходимо развивать в первую очередь, — рассказывает Алексей Буяков, действующий председатель Приморского краевого отделения Русского географического общества (РГО) — Общества изучения Амурского края. — Поэтому координация управления исследованиями в те годы отчасти была лучше, чем сейчас. Решались практические вопросы, связанные с земледелием, ростом посевных культур, изучением месторождений угля и других полезных ископаемых. И роль Буссе в этих исследованиях огромна.

По словам Алексея Буякова, свидетельством этой роли стали многочисленные научные труды Буссе: «Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край в 1883—1893 гг.» (работа удостоена большой Золотой Константиновской медали Императорского Русского географического общества), «Южно-Уссурийский край в Маньчжурии» (статья на немецком языке), «Очерк условий земледелия в Амурском крае» и другие.

В первые годы существования под эгидой Общества были сделаны и другие важные научные открытия. Среди них — находка артефактов неолитической культуры (3−2 тысячелетие до н.э.) в Приморье на полуострове Песчаный педагогом и вторым по счёту председателем Общества Василием Маргаритовым. Несмотря на «любительский» характер раскопок, позднее это открытие вошло во все научные труды по археологии.

— Артефакты экспедиции попали в коллекцию музея Общества изучения Амурского края. Это были очень ценные находки. Ранее считалось, что заселение территории Приморья началось только во 2−3 веке, но, как оказалось, его история уходит в тысячелетия до нашей эры, — уточняет Буяков.

Спустя несколько лет Василий Маргаритов сделал уже не археологическое, но геологическое открытие, обнаружив крупное месторождение каменного угля на территории сегодняшнего Партизанского района. В то же время особого уважения среди исследователей Маргаритов добился благодаря своему вкладу в изучение коренных народов Дальнего Востока. Этнографический материал, собранный в ходе его экспедиций, также пополнил коллекцию музея Общества изучения Амурского края.

Владимир Арсеньев (в центре) и его экспедиция в костюмах удэгейцев

Не менее многофункциональный характер носили экспедиции другого известного члена Общества — Владимира Арсеньева. В начале ХХ века, сначала будучи военным топографом, а затем уже самостоятельным исследователем, Арсеньев собрал большой научный материал о рельефе, геологии, этнографии флоре и фауне на территории современных Приморского и Хабаровского краёв. Часть экспедиций исследователя впоследствии была описана им в художественных книгах, наиболее знаменитая из которых — «Дерсу Узала».

— Задач по изучению Приморья в те годы стояло очень много, и экспедиции были призваны помогать в их решении, — поясняет председатель Общества. — О некоторых районах по-прежнему было мало известно: какой там ландшафт — как там расположены хребты, горы, какие протекают реки и ручьи. Эти знания были необходимы в первую очередь с военной, прикладной точки зрения: ведь нужно знать, где можно напоить лошадей, разбить военный лагерь, где провести с минимальными затратами работы по строительству оборонительных сооружений. Поэтому организовывали маршрутные экспедиции. Вот этим члены экспедиций Арсеньева также занимались — исследовали и территории, прилегающие к сопредельным государствам.

Особо важно освоение дальней окраины Российской империи было потому, что это укрепляло власть и позиции государства в регионе, в том числе в недавно приобретённых владениях, отошедших к России по Айгунскому договору в 1858 году и Пекинскому трактату в 1860 году. И в этом также была немалая заслуга членов Общества изучения Амурского края.

Закладка здания музея ОИАК в присутствии великого князя Александра Михайловича. Владивосток, 30 июня 1888 г

Вместе с тем, как отмечает Алексей Буяков, выделить наиболее яркие открытия Общества в первые десятилетия его существования практически невозможно. Каждая из экспедиций давала массу ранее неизвестных данных о Дальнем Востоке, которыми первооткрыватели делились как с другими членами организации, так и с широкой общественностью. С этой целью в 1888 году во Владивостоке был открыт музей Общества. В то же время начался выпуск собственного периодического издания «Записок Общества изучения Амурского края». Этнографические коллекции, экспонаты и издания организации выставлялись на Всемирной выставке в Париже в 1900 году, где Общество получило две медали.

Средства на пополнение музейных коллекций, покупку научной литературы и печатание изданий жертвовали как предприниматели, военные и чиновники Приморья, так и особы царских кровей, включая цесаревича Николая Александровича, будущего императора России. С 1892 года до 1917 года Обществу покровительствовал великий князь Александр Михайлович.

— В первые десятилетия быть членом Общества считалось особенно престижно — как попасть в закрытый или полузакрытый интеллектуальный клуб, — резюмирует Алексей Буяков. — И это неудивительно, учитывая роль Общества в истории и жизни региона. Наука Дальнего Востока в годы советской власти, которую мы сейчас знаем, основывалась на исследованиях общественных деятелей, и в частности — членов Общества изучения Амурского края. Собранный ими материал стал основой дальнейших фундаментальных открытий, сделанных уже в советское время.


Экспедиции и испытания

За свою долгую историю Общество изучения Амурского края не раз претерпевало различные изменения. В 1894 году, спустя 10 лет абсолютно независимого существования, организация стала отделением Приамурского отдела Императорского Русского географического общества. Но, несмотря на получение небольших государственных субсидий, приморскому Обществу удалось сохранить своё название и относительную автономию.

После революции организация вновь оказалась независимой, но уже в 1923 году необходимость подчинённости какому-либо центральному органу вернула её в реструктурированное Русское географическое общество. С тех пор, как правило, в печати употребляется двойное название организации, которое сейчас звучит как Приморское краевое отделение РГО — Общество изучения Амурского края.

Особенности исторического развития Общества, безусловно, наложили отпечаток на его деятельность. С другой стороны, организации удалось сохранить традиции, образовавшиеся ещё до вступления в РГО. На это, в частности, указывает исследователь научных и культурно-просветительских обществ 19−20 веков Светлана Баубекова, заведующая археографической лабораторией научно-исследовательского отдела научной библиотеки Дальневосточного федерального университета и действующий член Общества.

1965 год. Здание Приморского филиала Географического общества СССР

— Общество изучения Амурского края прошло опыт организации как региональной, так и филиала всероссийского общества, — говорит Светлана Баубекова. — Эта особенность до сих проявляется в его деятельности — в нём остаются черты самобытности, но также, конечно, всегда сказывалось влияние РГО. Оно (влияние — DV) давало поддержку и внимание государства и привлекало в него почётных членов, которые способствовали его развитию.

Среди традиций Общества, сохранившихся в нём с момента образования в XIX веке, — стремление делиться своими открытиями и знаниями в ходе лекций и других общедоступных мероприятий. Начиная примерно с середины ХХ века именно эта просветительская задача организации стала наиболее приоритетной.

— В советские годы функционально всё немножко поменялось, — рассказывает Алексей Буяков. — Проводилось больше общественных экспедиций, работа пошла по определённым секциям, которые объединили не администраторов и предпринимателей, а общественных деятелей: преподавателей, учителей, исследователей. Другими словами, это были и есть кружки по интересам, где люди делились знаниями — как с коллегами, так и со всеми желающими.

С развитием Дальнего Востока и появлением здесь фундаментальной научной базы в Общество изучения Амурского края вступили и профессиональные учёные. Для многих из них членство в организации дало и даёт возможность заниматься проблемами, не приоритетными для современной науки, но увлекающими лично их. При этом область интересов учёных в Обществе может существенно отличаться от их профессиональных изысканий.

Экспедиция ОИАК по северу Приморья, 2014 год

— К примеру, Владимир Иванович Калинин — химик по специальности, доктор биологических наук — сейчас возглавляет секцию Владивостокская крепость. По своей основной работе он далёк от Владивостокской крепости, но, будучи членом Общества, он и в этом направлении добился многого. Бывает и наоборот: у кого-то хобби совпадает с работой. Так, Пётр Фёдорович Бровко, доктор географических наук, профессор ДВФУ, руководит в Обществе секцией береговедения. И хотя его интересы больше распространяются на Сахалин, он прекрасно описал и водопады, и другие объекты Приморского края, — рассказывает председатель Общества.

К слову, как и столетие назад, члены Общества изучения Амурского края не сужают область своих исследований. Состоялись экспедиции сразу в несколько регионов Дальнего Востока. Совместно с коллегами на Сахалине они изучили морские берега и состояние гидротехнических сооружений, дав рекомендации по их сохранению. Также члены Общества участвуют в многоэтапной Амурской бассейновой комплексной экспедиции РГО. Летом этого года она проходила в Приамурье, где помимо фото- и видеосъёмки её участники занимались составлением географических карт.

Член ОИАК Федор Бровко в экспедиции на Сахалине, 2016 год

Вместе с тем экспедиции продолжаются и в Приморье. По старой традиции, их могут проводить также кандидаты в члены Общества: согласно правилам, перед вступлением в организацию в течение года «испытательного срока» заявитель должен делом доказать своё право на новый статус. Таким «делом» для пары молодых приморских журналистов стала фото- и видеоэкспедиция по новому национальному парку «Бикин», чья территория пока малодоступна для большинства из-за его удалённости.

— Конечно, человек с улицы стать членом Общества не может, — уточняет Алексей Буяков. — Помимо необходимости определённого исследовательского «задела» у нас есть негласное требование в виде рекомендаций от двух других членов нашей организации. И хотя правила приёма в РГО во всех отделениях едины, мы носим двойное название, а этим похвалиться могут далеко не все.

Место открытиям есть и сегодня. В частности, члены Общества занимаются поиском и изучением затонувших судов в Заливе Петра Великого, проводят исследования по химии и биологии в рамках грантов РГО, изучают родословные известных дальневосточников, восстанавливают страницы истории, связанные с гражданской войной и российской эмиграцией в страны рассеивания.

Все фотографии, использованные в материале, предоставлены Обществом изучения Амурского края

Рекомендуемые материалы
Дебри капитана Чжанге
Владимир Арсеньев, известный и неизвестный: эколог, историк, империалист, критик прогресса и мистик
Как раздавали дальневосточные земли в царской России
Казаки-первопроходцы, гендерная дискриминация переселенцев и участок размером с два Ватикана на одну крестьянскую семью
Дорога от Бури до Буни. Часть I
Во что верят современные коренные народы Дальнего Востока и почему крестились шаманы