Под землёй, под водой и под небом

Истории приморцев, предпочитающих оригинальное празднование Нового года

29 декабря 2017
Бой курантов, шампанское, оливье и «Голубой огонёк» — эти атрибуты новогоднего праздника актуальны далеко не для всех. Они опускаются на морское дно, поднимаются на горные вершины, ищут пещеры и таксуют — DV узнал истории четырёх приморцев, которые однажды не захотели праздновать Новый год дома и запомнили его на долгие годы

Хоровод на морском дне

Игорь Неупокоев, руководитель приморского водолазного клуба «Владскуба»

Уже около десяти лет наш клуб отмечает Новый год на морском дне. Всё началось с моей задумки встретить новогоднюю ночь подо льдом, но тогда никто на это не согласился. В качестве альтернативы мы решили устроить такой праздник в свободной ото льда бухте. Но вполне возможно, что однажды это всё-таки произойдёт, и я встречу новогоднюю ночь подо льдом.

Водолазный центр «Vladscuba"/ТАСС

Впервые праздник в особом режиме прошёл в бухте Щитовая — это хорошая, чистая бухта. И конечно, именно в первый раз эмоции от этого были просто «Вау!». При заходе в воду лицо моментально обжигает холодной водой, как будто кипятком, но уже через несколько минут про этот холод забываешь. Самое главное — собраться с друзьями и вместе встретить праздник так, чтобы это по-настоящему нравилось.

Обычно в погружениях участвует человек десять. Мы берём с собой маленькую искусственную ёлочку, устанавливаем её на морском дне, водим вокруг неё хоровод, открываем и пьём шампанское. Кстати, пить его под водой замечательно! На небольших глубинах с этим всё прекрасно, и можно сделать два глотка как минимум. Но под водой мы распиваем детское безалкогольное шампанское. Единственный недостаток: бутылка открывается чуть хуже, чем у обычного. После этого мы поём, вернее мычим вместе песню «В лесу родилась ёлочка».

С нами всегда Дед Мороз, он также участвует в погружении и ведёт праздник. А последние несколько лет с нами ныряет девушка, которая надевает костюм ангела — юбочку и крылышки. Пожалуй, это один из самых ярких элементов наших погружений в последнее время.

Чтобы погрузиться на морское дно зимой, необходим не маскарадный, а специальный тёплый гидрокостюм. Морская вода замерзает при температуре примерно -2 градуса, а в этих бухтах, как правило, температура около нуля, либо -1.

Погружение длится обычно 20-30 минут, но праздник на берегу идёт значительно дольше. На него собираются дайверы, наши друзья и родственники, обычно 30-40 человек. Мы ставим на берегу большие палатки, в них — газовые печи, а на берегу — большую искусственную ёлку. Так что хороводы мы водим не только под водой, но и на суше. В обязательном порядке — шашлыки, плов и запуск фейерверков.

Водолазный центр «Vladscuba"/ТАСС

Места проведения нашего праздника периодически меняются. В этом году мы хотели бы провести у мыса Иродова. Главное — это должна быть незамерзающая бухта.

Не знаю, проводятся ли подобные подводные праздники в других регионах России. Знаю, кое-где Новый год отмечают так в тропиках, но разве это настоящий Новый год — при температуре воды 27 градусов?! Вот когда на улице при минусовой температуре — это другое дело. И речь не только об эндорфинах от холодной воды. Самое главное — собраться и погрузиться под воду вместе именно зимой. Мы занимаемся этим в своё удовольствие! И пока не отметишь праздник именно так, Новый год по ощущениям и не начнётся.


«Почему бы не потаксовать в новогоднюю ночь?»

Мария Куценко, журналист из Владивостока

— Друзей у меня мало, а типичный Новый год с родителями — это бой курантов и на боковую. Такая ситуация была и накануне 2015 года — новогоднего настроения не было, и, казалось, единственное, что остаётся, — провести спокойный вечер с родителями и лечь спать.

Но за две недели до нового года ко мне пришла мысль: почему бы не потаксовать в новогоднюю ночь? Ведь многим в это время нужно перемещаться из пункта, А в пункт Б, но стоит это слишком дорого. Тогда у меня была новая машина, и мне нравилось ездить по ночному городу. Поэтому вопрос оплаты меня волновал мало — я решила, что пассажиры будут платить сколько могут.

Юрий Смитюк/ТАСС

На тот момент мне было 19 лет, и я боялась, что меня могут ограбить или отобрать машину. Поэтому я решила возить только друзей или друзей друзей. В своих социальных сетях я написала, что в новогоднюю ночь буду таксовать, а цену за поездку вы назначаете сами. Друзья стали откликаться, репостить и задавать уточняющие вопросы.

Днём 31 декабря я помыла машину и надела белое платье, чтобы быть немного похожей на Снегурочку. Потом встретила Новый год и в 00:15 выехала на первый заказ. Не могу сказать, что телефон разрывался от звонков, но их было много. В основном друзья и знакомые ездили друг к другу в гости. Конечно, все были навеселе, но с всерьёз «перебравшими» за всю ночь я не столкнулась.

Большинство знакомых спрашивали, почему я решила провести новогоднюю ночь таким образом. Я объясняла, что мне нравится помогать людям. Да и в новогоднюю ночь все становятся более открытыми и не прочь поговорить по душам. В эту ночь я встретилась с людьми, которых не видела много лет.

В конце поездки каждый оставлял столько денег, сколько мог. Дарили шампанское и шоколад. За рулём я была до 7 утра. И хотя из-за неэкономичности моей машины окупить потраченный на поездки бензин не удалось, я не расстроилась — это не было моей целью. Зато осталось ощущение, что новогодняя ночь прошла не зря.

«У вас есть шампанское? А у нас оливье. Давайте меняться?»

Ольга Махора, провизор из Владивостока

Самая яркая встреча Нового года для меня была на вершине горы Фалаза (она же Литовка, между Шкотовским и Патризанским районами Приморского края, высота 1279,4 метра — DV). Это было несколько лет назад, когда я заканчивала учиться в университете и подрабатывала туристическим гидом. Мы водили группы на наиболее известные в Приморье вершины. На тот Новый год мой жених был в армии, а я осталась одна во Владивостоке. У меня не было никаких планов, а организатор горных походов предложил подработать и провести новогоднее восхождение на Фалазу. Я согласилась.

У нас набралась целая группа, человек 15. Мы организовывали автобус с выездом 31 декабря из Владивостока. Подъехали к горнолыжной базе у подножья Фалазы и начали восхождение, которое в среднем занимает около трёх часов. Мы приехали в обед, было ещё светло, но по мере нашего подъёма солнце начало садиться, а температура опускаться.

Удивительно, но в группе были девочки в дублёнках и в сапогах на каблуках! Оказаться на горе в канун Нового года они не планировали — поддались на заманчивое предложение необычно провести время. Для них это был сюрприз.

На середине маршрута восхождения у нас была организовано место с костром и горячим чаем. Большую армейскую палатку специально грели для тех, кто устанет или замёрзнет. Там, собственно, и осталась половина группы. Их развлекали Дед Мороз и Снегурочка, а самые отчаянные, человек пять, продолжили подниматься с нами.

За оставшееся время в пути мы перезнакомились и перед вершиной уже держались друг за друга, когда это было нужно. Второй этап, более крутой, дался сложнее. И хотя я не раз ходила на Фалазу зимой, ночью это было впервые. Идти приходилось с фонарями, временами карабкаться. Нам нужно было идти: вернуться в палатку к Новому году мы бы не успели, поэтому отчаянно торопились подняться наверх.

Склон Фалазы

K19J2/ShutterStock

На вершину мы поднялись за пять минут до Нового года и неожиданно обнаружили там несколько палаток. Их владельцы, как и мы, приехали сюда, чтобы отметить праздник.

В суете мы сверяли время по часам друг друга: у кого-то оставалась минута, у кого-то уже была полночь. Один из членов нашей команды припас в рюкзаке шампанское. Мы открыли бутылку, стали пить, и к нам подошли наши соседи. «О, у вас есть шампанское? А у нас оливье. Давайте меняться?» Отдав остатки алкоголя, мы получили взамен немного салата. Так что необходимые атрибуты Нового года были при нас.

Мы пили шампанское, ели оливье и смотрели на салюты, которые запускали в ближайших населённых пунктах — Находке и Смоляниново. В тот момент о нелёгком восхождении все уже забыли. Было ощущение, что всё тяжёлое осталось там, внизу, а здесь ты стал свободнее.

Празднуя дома, под бой курантов, понимаешь, что Новый год — очередной рубеж. А здесь, на горе, чувствуешь это особенно остро: вот он, новый год, перед тобой открытое пространство, нет границ — непередаваемое чувство свободы!

Так мы встретили Новый год и скорее побежали вниз греться. Спускались мы уже с непередаваемым чувством эйфории. Как малые дети мы катались с горки на рюкзаках, подшучивая друг над другом. На половине пути нас ждали остальные члены группы. После все вместе мы поехали в баню, где взапой делились впечатлениями. Ещё не раз мы ходили в походы нашей новогодней компанией.

Я несколько раз хотела повторить тот Новый год, но вышла замуж, появились дети, и вырваться стало намного сложнее. Теперь жду, когда дети вырастут, чтобы снова встретить праздник на вершине, но уже с семьёй.

Мечта спелеолога

Алексей Кушнарев, стажёр Владивостокского городского клуба спелеологов

Встреча Нового года в пещере для спелеолога — вполне обычное дело. Тем более что в основном посещение пещер приходится именно на новогодние праздники, когда появляется свободное время. Сам я бывал в пещере на праздник дважды. Один раз — в 2006 году, а второй — в 2015-ом.

Впервые такой Новый год прошёл для меня в пещере Белый дворец в горе Приморский великан. Тогда я только начинал заниматься спелеологией, и многое было в новинку. Мы обустроили подземный базовый лагерь и в новогоднюю ночь здесь собралось около десяти человек — в том числе приезжие спелеологи из Хабаровска.

Но 2015-й был более запоминающимся, потому что 1 января мы открыли новую большую пещеру. В тот год мы с компанией из шести человек решили завершить год в поиске новых пещер в заповеднике «Кедровая падь». 31 декабря мы были на месте.

В первый день работы мы нашли лишь несколько гротов. Эти места ещё не были изучены спелеологами. Мы были первопроходцами, отмечая ранее неизведанные объекты на карте. Согласно режиму заповедника, остаться в нём на ночь мы не могли, поэтому новогоднюю ночь мы провели в селе Барабаш.

Владимир Смирнов/ТАСС

Здесь мы поставили зимнюю палатку с печкой, приготовили на газе ужин, обсудили грядущие вылазки. Читали инструкцию заповедника — на случай, если встретим тигра или медведя. Мы организовали ночные дежурства по топке печи. И хотя ночная температура опустилась до -18 градусов, внутри нашего домика было тепло. Мы понимали, что впереди сложный день, а поэтому обошлись без алкоголя — выпили чаю и легли спать.

В первый день нового года мы поначалу находили небольшие гроты и полости колодезного типа. Крики товарищей о находках новых «дыр» уже стали привычными. И к концу дня один из нас нашёл очередной объект. Мы были уверены, что это всего лишь грот. Но вскоре поняли — перед нами большая пещера!

Крик и суета в движениях, эйфория — такие явления я наблюдал среди своих коллег. Наконец мы нашли что-то серьёзное! Справившись с каменным завалом на входе, мы попали внутрь. Пройдя немного вперёд, мы увидели большой зал, который располагался на уровень ниже. На мокром глиняном дне не было следов от обуви. Мы понимали: это первопроход — пещеру до этого не посещали спелеологи или кто-то, кто интересуется подобными вещами.

Мы ходили по пещере около часа. Обнаружить пещеру, и тем более такую большую, — мечта для спелеолога! В это время мы совсем забыли о празднике, но когда вспомнили, что всё происходит в первый день Нового года, решили, что это — подарок, и пещера должна носить название Новогодней. Именно так она теперь значится в наших картах.

Отмечать новый год в пещере мы не хотели, да и на новых объектах необходимо быть предельно аккуратными: важно ничего не сломать и не испачкать, чтобы потом была возможность всё тщательно изучить.

Именно этот Новый год запомнится мне на всю жизнь!

Рекомендуемые материалы
Партизаны в небе
Как устроены нелегальные авиаперевозки в Якутии
Свидания с леопардом
История «фотографа-отшельника», познакомившего мир с дальневосточным леопардом