«Президент сказал, что вкусно»

Как в Амурской области делают мёд, который понравился Путину

Анна Ленская
20 сентября 2018
Если дальневосточный мёд — одна из визитных карточек региона, то местный крем-мёд с добавлением ягоды — пока не самый известный продукт. На семейной пасеке в Амурской области решились на эксперимент и наладили производство полезного лакомства с облепихой, брусникой и другой местной ягодой. Опыт оказался удачным. Приятный вкус подтвердили президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин. Они попробовали крем-мёд с черникой, который предприниматели привезли на Восточный экономический форум (ВЭФ).

«На самом деле президент пробовал несколько видов, — рассказала DV Татьяна Капустина, генеральный директор компании „Тайга Органика“ из Благовещенска. — Позже, уже без камер, Владимир Владимирович продегустировал ещё липовый и гречишный мёд. Сказал, что всё очень вкусно».

Внимание высоких гостей сыграло свою роль. Уже в первый день раскупили почти весь привезённый товар. Для благовещенских пчеловодов такая популярность стала приятным шоком.

«Мы ехали просто испытать себя — если бы знали, что нам так повезёт, взяли бы больше товара. Всё, что мы хотели показать на ВЭФ, у нас разобрали подчистую», — вспоминает Татьяна Капустина.


Со вкусом ягод

Крем-мёд — вкусный и полезный десерт, который уже давно распробовали в Канаде и странах Европы. В России продукт пока ещё не поняли. Впрочем, в пчеловодном хозяйстве Капустиных уверены: это ненадолго. Ведь такой десерт — полезный, натуральный и прост в производстве.

«Обычный мёд взбивают при низкой температуре с помощью специального оборудования, пока он не приобретёт нежную, кремовую консистенцию, — раскрывает секрет производства Татьяна Капустина. — Потом туда добавляют ягоды или орехи, тщательно перемешивают — и готово».

В таких специальных ёмкостях мёд перемешивают с ягодами и орехами

Татьяна Капустина

Предпринимательница с гордостью показывает небольшое хозяйство и результаты труда. Семья Татьяны владеет цехом пищевого производства — в маленьком помещении с утра до вечера кипит работа. «Медовый комбинат» оборудован несколькими механизмами, с помощью которых из сырья получается оригинальное лакомство.

Сначала пасечники загружают вынутый из сот мёд в систему фильтрации. С помощью специальных насосов сырьё перекачивают в ёмкость прибора, а затем пропускают через несколько сит — эта простая процедура убирает мелкие кусочки воска и побочные продукты деятельности пчёл.

Очищенный мёд отправляется в кремовалку. Польский прибор похож на большой блендер и служит для тех же целей: взбивает сырьё до нежной, воздушной консистенции. Непременное условие процедуры — низкая температура, не больше 12−14 градусов выше нуля. Если не соблюдать этот режим, мёд останется жидким и нужной структуры не получится. После взбивания в кремовую массу добавляют измельчённые ягоды или орехи и вновь взбивают до однородной массы. Так получается крем-мёд — оригинальное и полезное лакомство.

Добавки растут здесь же, в Приамурье. Клубника, малина, чёрная смородина и облепиха поступают от фермеров. Черника, брусника и кедровые орехи — традиционные таёжные дикоросы. Капустины закупают ингредиенты у местных поставщиков.

Прежде чем добавить во взбитый мёд тот или иной компонент, его необходимо подготовить. Ядрышки из кедровых шишек достаточно промыть и высушить. А вот с ягодами сложнее — для крем-мёда подходит лишь сублимированный ингредиент.

«Свежую ягоду в мёд добавлять нельзя: она даёт сок, начинает бродить. Наше сырьё проходит сублимацию — это такой способ сушки ягод, когда из плода испаряют ненужную воду, а все полезные микроэлементы и витамины при этом сохраняются. В меду есть незначительное количество воды. Попадая в него, ягодка „раскрывается“ и отдаёт свой вкус, аромат», — делится тонкостями Татьяна Капустина.

Розлив мёда по банкам производит специальный аппарат

Татьяна Капустина

Завершающий этап — фасовка. Готовый продукт необходимо разложить по баночкам, и для этого подключается разливальный аппарат. Точная немецкая техника работает без сбоев: достаточно указать нужный объём крем-мёда на порцию, и машина сама наполнит тару. Работникам нужно лишь вовремя менять ёмкости. После розлива баночки закрывают крышкой, наклеивают этикетку — и партия лакомства готова отправиться к заказчику. Точно так же в небольшом цеху разливают сортовой мёд.

Механизмами на маленьком предприятии управляют два сотрудника. В сезон, когда объёмы производства мёда возрастают, Татьяна нанимает ещё двоих рабочих. В семейном бизнесе задействованы и трое детей — вся семья Капустиных вовлечена в создание полезных сладостей.

«Иногда в выходные берём наших ребят с собой. Они складывают коробки из гофрокартона, собирают упаковку и этикетки. Детям очень нравится процесс, да и само участие в семейном бизнесе. Даже обижаются, когда мы не берём их с собой на работу — очень им нравится помогать», — рассказывает предпринимательница.

Сырьё на маленький завод поступает прямиком из Архаринского района: у семейства Капустиных своя пасека. Там же, на юге Амурской области, работают ещё шесть пчеловодческих хозяйств, у которых предприниматели закупают свежий мёд. Собственных объёмов уже не хватает.

В лесах установлены стационарные ульи. Пчёлы собирают нектар едва ли не со всех краснокнижных растений амурской тайги. А для получения сортового мёда пасечники пускаются на небольшую хитрость: ставят вблизи гречишных полей и липовых зарослей мобильные ульи. Осенью, когда сезон сбора нектара заканчивается, из маленьких домиков извлекают рамки с сотами и выкачивают сладкое сырьё. Добытый мёд отправляют в Благовещенск, а после обработки в цеху готовый продукт попадает на стол к потребителю.

Чан с ягодным мёдом

Татьяна Капустина

На семейном производстве Капустины выпускают крем-мёд с шестью ягодными вкусами (брусника, клубника, малина, облепиха, черника, чёрная смородина) и две вариации с орехами — грецкими и кедровыми. Кроме того, предприятие производит сортовой мёд — липовый, гречишный, «Разнотравье» (он же цветочный). Гурманам предлагают орешки в меду — фундук, миндаль, грецкие и кедровые орехи, а также микс.

Предприниматель уверена: именно на юге Амурской области получается самый вкусный и полезный в регионе мёд. По мнению Татьяны Капустиной, этому способствуют сразу несколько факторов.

«На юге Приамурья, где расположены пасеки, нет ни крупных заводов, ни грязных фабрик — только дикая тайга. И в сердце этой тайги мы вывозим ульи, добывается экологически чистый мёд без примесей. К нам на пасеку даже медведи заглядывают. Кроме того, в нашем регионе растёт чуть ли не вся Красная книга: элеутерококк, пустырник, женьшень, амурский бархат. Пчёлка летает по этим цветущим травам, собирает нектар, и всё это оказывается в меду. Это настоящее сокровище для иммунной системы человека», — рассуждает Татьяна.

Семейное дело

Капустины производят мёд под маркой «Тайга Органика» чуть больше трёх лет. Всё начиналось с маленькой пасеки: родственник семьи много лет занимался добычей мёда, но расширять своё дело не планировал. А вот Татьяна и её супруг взялись за дело — и постепенно преуспели.

«Дядя моего мужа много лет занимается пчеловодством. Долгое время его медовое дело работало на семью, иногда и друзей угощал. Так совпало, что мы с супругом 12 лет прожили в Китае, а вернулись в Россию — и случился кризис, рубль упал. Наши знакомые из КНР в это время начали обращаться ко мне: просили достать мёд. Почему-то именно тогда начался активный спрос на экспорт этого продукта. Мы с мужем посоветовались и решили: почему бы нет? Так маленькая пасека стала основой для нашего семейного бизнеса», — делится предприниматель.

Наладить производство экспериментального лакомства удалось не сразу: пришлось пройти путь проб и ошибок. Первая партия крем-мёда была забракована — в готовой продукции образовывалась пена. Как оказалось, всё дело в технических тонкостях приготовления.

«Мы неправильно загружали мёд в ёмкость кремовалки, и сырьё взбивалось с большим количеством воздуха. В результате на поверхности баночки образовывалась пена. Постепенно удалось наладить процесс, и больше у нас такого не происходит. Затем нашли оптимальную температуру хранения. Оставлять его в тепле нельзя — начнётся процесс разделения компонентов, ведь в нашем продукте нет эмульгаторов и консервантов. Лучше всего хранить крем-мёд в холодильнике. Срок годности — год», — объясняет Татьяна Капустина.

Татьяна Капустина демонстрирует крем-мёд

Анна Ленская

Со временем научились готовить лакомство. Наладили поставки ягод и орехов. Правда, в Амурской области нет производителей, которые занимались бы сублимацией пищевого сырья. Поэтому пасечница отправляет местную чернику, бруснику и облепиху на запад нашей страны, а затем получает её обратно — в высушенном виде. Сублимирование — довольно дорогостоящий процесс, но готовый продукт оправдывает самые взыскательные вкусы.

Сложно оказалось и с поставщиками. Это касается не только закупки ингредиентов (в том числе сублимированной ягоды): в регионе крайне непросто найти даже достойную упаковку для готового продукта.

«В регионе нет поставщиков, которые могли бы изготовить и доставить хорошую упаковку — коробки, баночки, этикетки. Мы везём всё с запада, и это большой минус: сроки большие, логистика дорогая. В среднем мы ждём упаковку около месяца. Нет упаковки — мы не можем отпускать продукцию заказчикам. А я придаю большое значение эстетике товара: для меня важно, чтобы этикетка была стильной, баночка — красивой, коробка — удобной и прочной. Хочу, чтобы мёд не стыдно было показать, взять в руки, подарить», — сетует Татьяна.

Производители разнообразной тары в Амурской области есть: на взгляд предпринимательницы, им не хватает должного вектора развития. Хорошим ориентиром могут послужить западные тренды — лаконичный дизайн тары, простота и выдерживание цветовой гаммы в разработке этикеток, хороший вкус. Упаковка должна подчёркивать достоинства продукта, а не отвлекать на себя внимание, уверена Татьяна Капустина.


Большая работа началась с Китая

Семейный бизнес Капустиных развивался нестандартно для пищевого производства. Обычно предприятие начинает с выхода на локальный рынок и поиска местного потребителя. Постепенно наращивая мощности, производитель выходит на новый этап: охватывает регион, а потом пробует себя в экспорте. «Тайга Органика» пошла другим путём.

Всё началось с отправки небольших партий сырья в КНР — от 500 килограммов до тонны. За три года маленькая компания существенно увеличила обороты: теперь одна поставка может достигать 50 тонн свежего мёда.

Анна Ленская

Семейный бизнес лишь недавно вышел на местный рынок: небольшие партии крем-мёда появляются в благовещенских магазинах. Кроме того, предприятие принимает частные заказы на свою продукцию — но объёмы в сравнении с теми, что идут в Китай, очень маленькие. Перспективы развития на российском рынке пока остаются слабыми: в сравнении с аналогичным продуктом из Башкирии амурский мёд совершенно не раскручен. А продвигать его за пределами региона сложно.

«Люди даже не знают о том, какой вкусный продукт производят в нашем регионе. Когда мы выставляли нашу продукцию на ВЭФ, многие посетители удивлялись: откуда в Амурской области взялся липовый мёд? Уверяли, что мы лукавим и покупаем сырьё в Приморье. Мы готовы пригласить кого угодно к нам и показать весь процесс производства. С ответственностью говорим: липовый мёд в Приамурье есть, и очень хороший. В Приморском крае он более жидкий, потому что в этом регионе высокая влажность», — объясняет Капустина.

Участие в Восточном экономическом форуме тем не менее толкнуло семейный бизнес вперёд. Внимание высоких гостей к продукции марки «Тайга Органика» обеспечило интерес местных предприятий. Теперь в маленькую компанию поступают новые заказы — уже не из Китая, а от земляков.


Дальше — больше

В ближайших планах пчеловодов — расширение ассортимента. Под семейным брендом Татьяна планирует выпуск ещё одной медовой линейки — с экстрактами лекарственных трав. На очереди варенье и пастила из дальневосточных ягод — по домашним рецептам, с минимальным содержанием консервантов или вовсе без них. А ещё предприниматель задумывается о линейке травяных чаев.

«Внимание президента России к нашей продукции — это огромный стимул развиваться и двигаться дальше. Буквально за считаные дни после ВЭФ нам звонили и писали многие наши партнёры — как местные, так и из Китая. Все поздравляли нас, уточняли условия сотрудничества. Собственно, сейчас мы развиваем отдел продаж — будем осваивать внутренний рынок сбыта, чтобы все попробовали наш, амурский мёд. У меня огромное количество идей, и мы надеемся их воплотить: хотим и дальше развиваться», — поделилась предприниматель.


Рекомендуемые материалы
Конкильони по-амурски
Житель Благовещенска производит «мягкие макароны» и продаёт через крупнейших в регионе ретейлеров
Инвестиции, Alibaba и мирный договор
Главные итоги Восточного экономического форума — 2018
Проект первостепенной важности
Как китайская угроза поспособствовала строительству Транссиба