Рыбья чешуя, мех яка и нанайцы

Как модельер из Хабаровска покорила Милан традициями Крайнего Севера

Алексей Петрук
26 июля 2018
Дизайнер Елена Рудермель завоевала Гран-при фестиваля моды в Милане. Вдохновением для коллекции стали традиционные образы коренных народов Дальнего Востока. Итальянскую публику покорили вещи из натуральных материалов: платье, подбитое мехом яка, куртка из рыбьей чешуи и костюм с нанайским орнаментом. DV узнал у модельера о том, что нужно нынешнему потребителю и как стать успешным кутюрье, не покидая родной город.

Фестиваль русской моды в Милане — главное событие для молодых дизайнеров стран бывшего СССР. В 2017 году было подано 970 заявок на участие со всего мира. В финал вышли 18 стилистов, и только двое из России — из Москвы и Хабаровска.

Для итогового показа Елена создала шесть образов по мотивам традиционных нарядов нивхов и нанайцев — народов, которые живут в нижнем течении Амура и на Сахалине.

«Эта коллекция полностью этническая, дальневосточная. Возможно, поэтому она и завоевала награду, — говорит модельер. — Основа — вещи народов Приамурья. Я изучала быт, культуру, вышивку нивхов. И благодаря Гродековскому музею в Хабаровске, где выставлены экспонаты местных народностей, увидела, с какой любовью эти люди декорируют свои изделия. Удивительно, с каким трепетом они создают свадебные платья, одежду и украшения для охотников. Ведь каждая вещь для них — это оберег. Одежда несёт серьёзное философское значение».

Елена предпочитает шить из натуральных материалов — меха яка, песца, хлопка, шерсти и шёлка. Пальто, костюм, куртка, три вечерних платья в пол — каждая вещь практически полностью сшита вручную.

«Фактурой куртка из рыбьей кожи похожа на шкуру рептилии, змеиную кожу. Но сам материал выкрашен в нежный мятный цвет, поэтому она так отличается от цвета нанайских шкур, от цвета охры. Чешуя на ощупь очень мягкая, из неё можно шить что угодно — юбки или платья»

«Впитав национальную историю, я разработала орнаменты по мотивам рисунков нивхов, по их коврам и смыслам, которые заложены в традиционных этнических изображениях, — отмечает дизайнер. — Внутри каждого изделия — шёлковый подклад, расписанный вручную. Опять же ручная вышивка бисером. Каждый шов обработан позолоченной цепочкой. Окантовка бархатом. Всё это очень тонкая, кропотливая работа».

Все вещи в коллекции созданы не только для показа — их можно носить в повседневной жизни. Чем обязательно воспользуются европейцы, которые устали от однообразности гардероба.

«Клиенты хотят покупать эмоции, — считает Елена Рудермель. — И сейчас выигрывают те бренды, которые предлагают концептуальные коллекции — со своей историей. Поэтому каждую коллекцию я тщательно продумываю и делаю не похожей на предыдущую. У каждой есть своя муза и своя история, в моём случае — дальневосточная».

Сейчас коллекция «У истока» выставлена в одном из миланских шоурумов — Società Italia. Рядом с нарядами — информация о дизайнере из Хабаровска.


Кутюрье-экономист

Рисует и шьёт Елена всю свою сознательную жизнь. Профессия и навыки модельера для девушки семейные: тётя работала технологом на швейной фабрике, бабушка — в ателье.

«Всё было предрешено временем: в моём детстве был сильный дефицит почти любых товаров, поэтому женщины во всех семьях умели шить, — вспоминает она. — Наблюдая с детства бурлящее вокруг меня мастерство, хотелось повторять за взрослыми и тоже создавать. Благо образное мышление и фантазия скучать мне не дают».

Первой вещью, которую Лена сделала в пять лет, стал сарафан для игрушечной пластмассовой лисы. Для этого пришлось пожертвовать маминой шерстяной юбкой.

«Кстати, мама, не зная, из чего сделан сарафан, меня похвалила: „О, какая ты молодец!“ А потом я захотела выкроить для себя жилетку, — продолжает дизайнер. — Не понимая, что нужно делать, я отрезала от той же юбки кусок ткани, вырезала две дырки под руки. Получилась ерунда. А когда жилетку увидела мама и поняла, в чём дело, — у нас был серьёзный разговор».

В восемь лет Лена попробовала сшить обувь. Девушке, вдохновлённой сказкой «Золушка», захотелось создать свою туфельку.

«Я предложила: „А давайте сделаем и начнём мерить?“ У тёти попросила фольгу, — рассказала модельер. — Девчонки достали плотный картон. Мы нарисовали на нём подошву, вырезали её и приклеили к фольге клеем. Когда собрали, получилось очень симпатично. Хотя она была неустойчивой, зрительно туфля выглядела прелестно. Но я не учла, что у нас были разные размеры ног. И вот я начинаю мерить туфлю, засовываю стопу — и, как Волк в „Ну, погоди!“, разрываю её».

Тогда же, в восемь лет, будущий модельер поступила в центр детского творчества на кройку и шитьё. С 12 лет девушка уже выставляла платья на сценах краевых профсоюзов, в городском Дворце культуры и других площадках.

«К девятому классу я уже четко понимала, что хочу связать свою будущую профессию именно с дизайном одежды», — отметила кутюрье.

Елена окончила Технологический колледж, после которого рассчитывала по целевому набору попасть сразу на третий курс в единственный на Дальнем Востоке университет, где готовят профессиональных модельеров. Однако именно в тот год вуз отменил целевой набор, и девушке нужно было поступать на общих основаниях, на первый курс. Елена расценивала это как трату времени — на первых курсах опять изучать то, что уже знает.

Поэтому она поступила на «мировую экономику» в хабаровский Тихоокеанский государственный университет (ТОГУ) на заочное отделение и продолжала творить.

«Это важная глава мой жизни, и приобретённые знания, опыт не пропали даром. Если мне нужно составить бизнес-проект или рассчитать рентабельность коллекции, я могу сделать это», — говорит модельер.

Пять лет Елена работала экономистом, составляя отчёты и документацию. И скоро поняла, что ей нужно вернуться в дизайн.

«Работа в офисе — не для меня. Я думала, что занимаю чьё-то место, и это было очень дискомфортно, — вспоминает девушка. — Душой желая создавать вещи и красоту, одевать женщин, я сижу и печатаю эти отчёты…»

Вскоре после выпуска Елена написала заявление на увольнение и посвятила себя творчеству.

New look by Rudermel

Первые крупные успехи Елены связаны с брендом, который сопровождает её уже семь лет, — New look by Rudermel.

«Если говорить о ДНК бренда, New look by Rudermel — это обязательно сложный крой, 70% ручной работы. Это интеллигентность в вещах и закрытая сексуальность. Не вульгарность, не гламур, скорее сдержанность, — объясняет Елена. — Это есть во всех моих коллекциях, в подаче, в структуре и механизме презентации. Женская фигура может быть закрыта „футляром“ ткани, но есть потаённая деталь — например, открытая спина. Или, если мы говорим о полупрозрачных платьях, они плотно декорируются, чтобы подчеркнуть всю грацию, но не открывать тело».

Свой бренд Елена впервые презентовала в Хабаровске в 2011 году. К показу она готовилась с музыкантами, видеографами, фотографами и моделями. И около месяца отшивала саму коллекцию.

«Это был симбиоз носибельных вещей и кутюрных. Коллекция называлась „Неотразимость“. Она была олицетворением моих клиенток, и я вдохновлялась тем, чем они занимались, — отмечает модельер. — Одна женщина увлекалась конным спортом, и для брюк я приготовила покрой со всевозможными кантами, отстрочками а-ля жокей».

Три девушки весь вечер демонстрировали коктейльные платья в стеклянных коробах. А под живую музыку дефилировали модели в брючных костюмах. И после показа гости скупили половину вещей. Так Елена набрала постоянную клиентскую базу.

Однако её клиенты не только хабаровчане. Один из самых необычных заказов пришёл с Камчатки.

«Год назад мне написала девушка, которая готовилась к свадьбе. Она отдыхала в Японии, и её самолёт летел транзитом через Хабаровск. Пересадка — часов 12. И за это время мне нужно было встретиться с невестой, снять мерки, предложить несколько вариантов, определиться, над чем работать. Затем быстро выбрать с ней материал, пошить макет и примерить его, — вспоминает дизайнер. — Это был такой нон-стоп, такой адреналин. В итоге всё получилось, и через месяц я отправила ей посылку с платьем. Оно село идеально, и на свадебных фотографиях было удивительно нежным и женственным. Таким, как я и представляла».


Коллекция «Минор»

С момента создания первой коллекции прошло десять лет. Одним из самых нашумевших стал прошлогодний выход на национальной Неделе моды в Сербии, в городе Нови-Сад.

Организаторы перекрыли одну из старинных городских улиц, пригласили симфонический оркестр. Выставлялись работы более 90 дизайнеров со всего света.

Елена была единственным приглашённым модельером из России, и именно она взяла Гран-при сезона.

«Организация была великолепной: красивый свет, качественный звук, приглашённые гости и СМИ из разных стран — от Италии до США, — вспоминает модельер. — Специально пригласили Тияну Богичевич — певицу, которая представляла Сербию на „Евровидении“. Заиграл оркестр, Тияна начала петь, и под этот фон вышли модели, одетые в мои вещи. Они были первыми, моя коллекция открывала Неделю! А на следующее утро, когда в номере я включила телевизор, по всем каналам показывали презентацию моей коллекции».

Коллекция называлась «Минор». Она состояла из нежных, лёгких вещей и была полностью сшита из шёлка и шифона.

«Это была женственная, летящая подборка. Пастельные, нюдовые тона. Много платьев в пол, много кружев. Сам образ моделей — очень натуральный. Растрёпанные волосы, как будто муза только что проснулась, накинула на себя лёгкое платье и пошла, — говорит дизайнер. — Я вспомнила, как в детстве мама одевала меня в белые носочки и чёрные туфельки. И всем моделям я выдала такие же носки и туфли. А ещё чёрные кружевные короткие перчатки и чёрные бантики. Мне хотелось сделать кукольный и в то же время очень нежный образ. И он пришёлся как нельзя кстати».


Как сложно создавать

Последняя выставка Елены завершилась в июле. Экспозиция размещалась в Гродековском музее Хабаровска. Она была посвящена черновой работе модельера и источникам вдохновения.

«Идея заключалась в том, чтобы показать творческий путь художника, начиная от момента зарождения идеи и процесса создания до готового продукта. Важно, что за каждым дизайнером стоит не просто отрисовка эскизов. Хотелось продемонстрировать на основе моих же работ, как сложно создавать, — говорит модельер. — Платье — конечный продукт. Но сначала мастер чем-то вдохновляется, придумывает технику, создаёт образы и зарисовки. Потом будущее цельное изделие собирается из деталей, скрепляется булавками на манекене. Подбираются ткани, фурнитура. Прежде чем образ будет готов, я прохожу огромный путь. И в музее были выставлены все творческие стадии».

Елена продемонстрировала вещи и эскизы каждой из своих 15 коллекций. Одну из экспозиций модельер посвятила коллекции, которую презентовала в Сербии.

«Для „Минора“ мы создали самый настоящий летящий лес, — рассказала Елена. — Берёзы, склеенные из бумагопластика, в высоту достигали четырёх метров. Подвешенные к потолку, они порхали на уровне полутора сантиметров от пола. На стволы наклеены бумажные листья. И если посмотреть на зону со стороны — возникала видимость густого леса. А внутри — манекены в платьях из коллекции. Создавалось ощущение, что в густом лесу сидят и ходят девушки».

Гостями выставки стали испанцы, французы и китайцы. Все оставили тёплые отзывы. За два месяца музей посетило больше восьми тысяч человек.


По кирпичикам к Олимпу

Говоря о своих коллекциях, Елена не выделяет самые значимые. Для неё все созданные вещи одинаково важны.

«Мой путь — не быстрый взлёт. По кирпичику я выстраиваю лестницу и поднимаюсь по ней. И каждый кирпичик — это один показ, одна презентация или выставка. Каждая — особенная для меня и играет особенную роль в моём становлении. И на мой взгляд, это хорошо. Когда человек быстро достигает своей цели, то очень сложно потом удержаться на Олимпе: ноги разъезжаются, и всё это быстро заканчивается», — говорит дизайнер.

Дизайн одежды Елена не воспринимает как работу или хобби. Она называет его своей жизнью.

«Работа — это что-то очень тяжёлое, то, что делаешь с неохотой. Но я приняла решение, что хочу творить, заниматься любимым делом. Это тот путь, то мастерство, которое увлекло меня ещё в детстве. И за этим делом я порой не замечаю, как улетает время, — рассказывает кутюрье. — Профессия позволяет мне путешествовать и познавать мир. Да, я чувствую себя счастливым человеком и занимаюсь делом, которое окрыляет меня».


Творческая лаборатория

Сейчас Елена разрабатывает коллекцию на 2019 год. Параллельно создаёт свадебные платья и вещи для своих клиентов. Скоро она запускает производство, с которым планирует выйти на азиатский рынок.

«Если взять Китай — очевидный для нас рынок — и посчитать экономику проекта, становится понятно, каким мультимиллионером ты можешь стать, зайдя в китайскую розницу. Но только если найдёшь своего потребителя: нужно сначала зарекомендовать себя на их площадке», — говорит модельер.

Кроме того, Елена планирует создать в Хабаровске учебный кластер по дизайну, макетированию и конструированию вещей.

«Это детская мечта. Хотелось бы открыть на Дальнем Востоке хорошую школу. Для неё я планирую собрать по крупицам вещи и детали гардероба XVIII, XIX, XX веков. Они есть на блошиных рынках Европы, — говорит Елена. — Эти вещи помогут студентам узнавать историю. Я вспоминаю свои учебные годы — мне так не хватало визуализации и тактильного ощущения костюмов и так хотелось этого. Поэтому я мечтаю о масштабной творческой лаборатории — о школе дизайна с музеем».


Рекомендуемые материалы
«Я был молод и знал, что смогу путешествовать»
Приморский гид покоряет самые сложные вершины на костылях
Конкильони по-амурски
Житель Благовещенска производит «мягкие макароны» и продаёт через крупнейших в регионе ретейлеров
«И дальше буду летать»
Как пилот из Якутии провёл пять дней в экстремальных условиях