Селфи позапрошлого столетия

Рассказываем (и показываем), как фотограф из Хабаровска делает снимки на стеклянной пластине по технологии XIX века

Анастасия Сытько
14 января 2019
В современном мире любую фотографию можно сделать за пару секунд — достаточно дотронуться пальцем до экрана смартфона. Но не всегда для фотографа главное в снимке — оперативность самого процесса. Например, Вадим Курик из Хабаровска вот уже полтора года занимается амбротипией — технологией фотографии, распространённой в XIX веке.

Амбротип представляет собой стеклянную пластинку с изображением. Само слово «амбротипия» состоит из двух частей: «амбротос» (в переводе с греческого — «вечность») и «типос» («отпечаток»). В 1850-х годах изобретатель Фредерик Арчер впервые представил миру этот процесс. Новая технология была удобнее и безопаснее предшествовавшей ей дагеротипии. Ведь при изготовлении дагеротипа использовалась ртуть, которая опасна для человека. К тому же амбротипия была дешевле. Так что теперь поход в фотоателье могли себе позволить не только богатые граждане.

Амбротипия получила широкое распространение в Европе и США. Многие снимки эпохи Гражданской войны в Штатах являются как раз амбротипами, а фотограф Роджер Фентон прославился такими снимками с полей Крымской войны. Большинство фотографий тех времён до сих пор сохраняют прежний вид. Ведь, в отличие от распечатанной фотографии, которая начинает выцветать уже через несколько лет, амбротип действительно вечен. Вадим Курик сравнивает эти стеклянные пластинки с янтарём, который хранит в себе насекомых миллионы лет.


Фотоалхимия

Вадим Курик занимается фотографией с детства. Сначала, как и многие советские дети, он ходил в кружки по фотографии. Первые снимки Вадим делал вместе с отцом, а позже осваивал фотоискусство уже самостоятельно. Сейчас он отлично владеет и «цифрой», и плёнкой. За спиной фотографа участие в международных выставках, награды и даже членство в Союзе фотохудожников.

Автопортрет Вадима в технике амбротипа — селфи из позапрошлого столетия

Вадим Курик

Амбротипией он заинтересовался спонтанно. Всю информацию собирал в интернете: на тематических форумах, в социальных сетях. Мастеров-амбротипистов в России не так уж много. Вадим Курик называет цифру в 20−30 человек. Оно и понятно, куда проще взять обычную камеру и тут же получить снимок, чем тратить время на поиск химикатов, оборудование, проявку. К тому же техника, необходимая для съёмки, занимает половину пикапа.

Процесс амбротипии Вадим называет алхимией: в обоих случаях при помощи таинственных порошков случается магия. И если древние алхимики так и не нашли рецепт вечной жизни, то амбротипия это проблему, кажется, решила: стеклянная пластинка с портретом человека или натюрмортом может жить десятки лет. Но главное, утверждает Вадим Курик, — у снимков, полученных благодаря этой старинной технологии, есть душа. Чего нельзя сказать о современных цифровых фотографиях, которые занимают гигабайты памяти у большинства владельцев смартфонов.


Охота за временем

Процесс получения изображения по технологии амбротипии достаточно сложен. Необходимые для этого химикаты Вадим Курик искал в течение пяти-шести месяцев по странам бывшего СССР. Многие вещества весьма небезопасны, так что просто так их нигде не купишь. Фотограф использует оригинальные камеры и объективы. На некоторых из них работали мастера-амбротиписты ещё в эпоху расцвета этой технологии.

Во времена появления амбротипии как раз был изобретён так называемый объектив Пецваля. Его автор, венгерский инженер Йозеф Пецваль, математически рассчитал, каким образом следует расположить линзы, чтобы получить более качественное изображение. До этого момента объективы представляли собой, грубо говоря, просто сложенные рядом стекляшки.

— Я обычно использую старинные объективы, среди них есть и объектив Пецваля. Картинка, получаемая с помощью современного, обычно довольно скучная. Да, там отличная резкость, фотография получается идеальной. Но не хватает той самой магии. Снимок, сделанный на старинный объектив, будет уникальным. Линзы на объективе могут быть неровными, но это и даёт тот самый неповторимый эффект на готовом изображении. И специалист всегда поймёт, на какой объектив сделана фотография, — говорит Курик.

Такой объектив помогает создать, как сейчас говорят, эффект боке — когда изображение за пределами фокуса слегка размыто и подёрнуто дымкой.

Оборудование Вадим ищет на японских барахолках и аукционах. Часто люди просто находят технику в куче барахла, оставшегося от пожилых родственников. Многие и не понимают ценности вещи и, желая хоть что-то выручить, выставляют её на интернет-аукцион. А там уже ценители начинают биться за «добычу».

— Один приятель купил на аукционе в Великобритании большой латунный объектив, который продавался как дверной глазок. То есть человек нашёл вещь и даже не понял, что перед ним на самом деле. Объектив хранился в ужасных условиях: он был покрыт ржавчиной, грибком, — рассказывает Вадим.

Обычно техника находится действительно в плохом состоянии. Фотоаппараты часто представляют собой обломки: их приходится восстанавливать, покрывать лаком. Но для ценителей это настоящее удовольствие.

— Интересно в первую очередь проникнуться духом времени, — говорит фотограф.


Формула вечности

Перед тем как приступить к съёмке, Вадим обрабатывает стеклянную пластинку: сначала протирает её спиртовым раствором, потом подсушивает и поливает раствором коллодия. Затем помещает стекло в серебряную ванночку. Через четыре-пять минут пластинка становится чувствительной к свету, и можно браться за фотоаппарат.

Процесс экспонирования, то есть время воздействия света на стекло, длится от семи до 20 секунд. Всё это время фотографируемый человек должен быть неподвижен, иначе снимок окажется смазанным. Для того чтобы зафиксировать портретируемого, придумали особое приспособление — копфгальтер, «держатель головы». Это устройство со страшноватой биографией. В XIX веке людей часто фотографировали посмертно. И трупы приходилось фиксировать с помощью этого устройства. В коллекции Вадима Курика тоже есть копфгальтер, его он сделал самостоятельно. Оригинальное же устройство стоит немало — около 500 евро.

Вадим использует оригинальные камеры и объективы — на некоторых из них работали мастера-амбротиписты ещё в XIX веке

Вадим Курик

После того как экспонирование закончилось, пластинку вынимают из аппарата и проявляют в тёмной комнате. Затем с неё смывают остатки проявителя и погружают в фиксаж. В итоге получается негативное изображение. Чтобы получить позитив, под стекло обычно подкладывают кусочек бархата. Готовое стекло Вадим Курик сушит и покрывает лаком из смолы марокканского дерева сандорак. Весь процесс занимает около 40 минут. В итоге получается уникальное изображение. И даже при всём желании результат нельзя будет повторить. Ветер, погода, свет — всё это имеет значение.

Зимой фотограф работает в собственной студии, а вот летом география съёмок значительно расширяется. У Вадима Курика есть мобильная лаборатория, которая защищает кассеты с пластинками от солнечного света. Так что получать готовые изображения можно даже на природе.

Многие с интересом относятся к амбротипии. Причина, главным образом, заключена в том, что процесс представляет собой нечто волшебное, малопонятное современному человеку: таинственные порошки, жидкости, благодаря которым в итоге получается вечное изображение. Для людей постарше амбротипия — это ностальгия. Процесс помогает окунуться во времена, когда снимки приходилось проявлять в домашних условиях в ванной комнате.

— Если вы не будете в школе учить физику и химию, жизнь будет полна чудес и магии, — смеётся Вадим Курик.

Рекомендуемые материалы
Арт-паломничество
Якутская графика, баухаус в Биробиджане и лэнд-арт на Чукотке — в путеводителе по современному искусству Дальнего Востока
С баллончиком краски в руках
Как развивается уличное искусство граффити на Дальнем Востоке
Карточки: что нужно знать о переносе столицы Дальнего Востока
Административный центр ДФО переехал из Хабаровского края в Приморье