Сёрф доброй Надежды

Как московский врач уволилась из больницы и уехала на Камчатку, чтобы учить детей с ДЦП сёрфингу в океане

Алёна Быкова
31 августа 2020
Врач ЛФК и спортивной медицины из Москвы Надежда Петунова развивает на Камчатке адаптивный сёрфинг — реабилитацию через катание на доске детей с последствиями ДЦП. В этот регион и в возможность за полчаса доехать из города до океана она влюбилась три года назад. В России адаптивного сёрфинга практически нет, и в проекте «Сёрф Надежды» Петунова пока одна. И ученик тоже один — мальчик Даня семи лет, который не хочет сидеть на месте и делать скучные упражнения из курса лечебной физкультуры. Корреспондент DV разыскала Надежду и узнала, как сёрфинг ставит на ноги и чем можно помочь проекту.

Не Бали

Адаптивный сёрфинг — это сёрфинг для людей с физическими ограничениями. «Я для себя разделяю их на две категории: люди, не имеющие с рождения либо потерявшие руку или ногу, и люди с неврологическими нарушениями, в том числе последствиями ДЦП, — с ними я работаю по своей основной специальности. Я занимаюсь с детьми с сохранным интеллектом, опыта работы с ментальными особенностями у меня нет», — рассказывает Надежда Петунова.

В проекте адаптивного сёрфинга дети не просто катаются на досках — хотя, говорит Петунова, уже одно это даёт терапевтический эффект.

«Моя идея — сделать занятия полноценной частью реабилитации, чтобы они проходили с постановкой определённой психомоторной цели. Нам нужно, допустим, чтобы ребёнок поднимал руку выше 90 градусов [к корпусу]. И мы не говорим ему: «Давай ручку разработаем«, — мы ставим ему цель освоить поворот на доске, который он сможет сделать, только включив эту руку. Это совершенно другая мотивация».

Надежда Петунова

Личный архив Надежды Петуновой

Адаптивный сёрфинг — это не только занятия на воде, но и теоретические уроки, и тренировки на берегу, в том числе в зале ЛФК: обучение вставать, удерживать положение и так далее.

«Я задумалась об адаптивном сёрфинге тогда, когда сама впервые встала на доску в 2014 году на Бали. Я тогда училась в ординатуре и уже работала с детьми с последствиями ДЦП. Мой первый инструктор предложил подумать о таких занятиях. Я вдохновилась, но совершенно не представляла, как осуществить это в России.

Существует много стереотипов о Камчатке и о сёрфинге здесь: холодно, далеко, дорого и так далее. Даже мой инструктор на Бали считал, что обучать детей нужно где-то, где тепло. Сёрфинг у нас в стране тоже на слуху только в последние годы, до этого его представляли себе как спорт для экстремалов», — говорит Надежда.

На Камчатку она впервые приехала в 2017 году, поселилась на берегу океана в лагере сёрферов. «И поняла, что не так всё ужасно, в гидрике (гидрокостюме — прим. DV) кататься тепло, океан в получасе езды от города — можно приезжать на выходные, как мы в Москве ездим на дачи. И тут есть местные дети, которым тоже нужна реабилитация. Я стала приезжать сюда в командировки, в отпуск и думать, как организовать такой проект».

Даня

Из блога Надежды Петуновой: «Продолжаю командировки на Камчатку в праздники, в свой отпуск. И вновь затем больница [в Москве] и никому не нужные потуги что-то делать: читала доклад на больничной конференции — мало кто проникся. Мало кто вообще осознаёт важность, масштабы и возможности ЛФК среди коллег в первую очередь. Вдогонку к общему фону настроения ещё квиток [с зарплатой] подоспел…»

Занятия на балансборде помогают улучшить координацию

Личный архив Надежды Петуновой

«Почти полтора года назад я уволилась из больницы и приехала работать сюда практически на полгода, в Камчатский центр протезирования и реабилитации Протект. Стала присматривать ребёнка, с которым можно было бы заниматься адаптивным сёрфингом. На Камчатке дети с неврологическими нарушениями очень тяжёлые. Много запущенных случаев, с реабилитацией в регионе всё не очень хорошо: есть иппотерапия, зимой работает проект Лыжи мечты“, а другой реабилитации и нет.

За месяц до окончания моей поездки — когда я уже стала раскисать, старалась морально собраться и вспоминать, для чего я здесь, — нашёлся мальчик Даня, родители которого с радостью согласились заниматься. Он попал ко мне спустя месяц после операции и в то время почти не опирался на прооперированную ногу. Мы с ним заново учились ходить».

Мальчик Даня ходит, пишет, он окончил первый класс. Просто делать скучные упражнения и лежать на кушетке в зале ЛФК он не хотел: сидел три секунды и пытался бежать исследовать всё вокруг. Его интересовал скейтборд, и в океан он тоже залезал. С ним всё сошлось: он и подходил для занятий, и хотел заниматься сам.

Внутренний туризм

Надежда и Даня начали заниматься в конце лета год назад, потом Надежда вернулась в Москву, а нынешним летом из-за пандемии начала занятия позже запланированного.

«Но в этом сезоне другая проблема: благодаря Юрию Дудю (фильму Дудя о Камчатке — прим. DV) и карантину сейчас огромный поток туристов на Камчатку, в сёрф-лагерь завтра заедут 80 человек (интервью было записано в начале августа 2020 года — прим. DV), тут не успевают шатры ставить для всех туристов. Мы договорились с сёрф-школой, чтобы нам давали оборудование бесплатно, но мне нужны ещё инструкторы в помощь, а их время этим летом очень сильно ограничено», — говорит она.

Сейчас Петунова — единственный постоянный сотрудник проекта, и на пути его развития две проблемы: как его раскрутить и как разобраться с трудностями, чтобы точно иметь оборудование и помощников.

«Знакомый экстремальный видеооператор Андрей сделал для меня видеоролик о наших занятиях. Его увидела в интернете семья аж из Мурманска, у них десятилетняя девочка с ДЦП. В следующем сезоне они тоже хотят приехать, так что в этом году моя задача — понять, где их размещать и как приглашать ребёнка из другого региона. А когда Андрей рассказал обо мне на студии звукозаписи «Фабрика шума«, её директор пригласил Даню играть на барабанах — тоже в качестве дополнительной реабилитации».

Петунова говорит, что изменения «до/после» занятий у Дани уже заметны, но надо понимать, что адаптивный сёрфинг — это бонус. Помимо доски они продолжают основную медицинскую реабилитацию.

Рекомендуемые материалы
Борьба невольного стиля
История создателя самбо Василия Ощепкова, легендарного спортсмена и разведчика
Три родины Валерия Перелешина
Литературовед Евгений Витковский и славист Ян Паул Хинрихс о последнем крупном поэте «русского Китая»
С осьминогами на равных
Как дальневосточные дайверы ищут затонувшие корабли