Шаманы, легенды и акробаты

Как работает Бурятский цирк, известный на весь мир

Елена Самбилова
30 июля 2019
Бурятский государственный цирк похож на знаменитый канадский Cirque du Soleil: здесь тоже нет животных и есть сложные акробатические номера. Все трюки артисты выполняют без страховки. Они демонстрируют своему зрителю безграничные человеческие возможности. Наш корреспондент Елена Самбилова поговорила с художественным руководителем цирка Туяной Догдановой о создании номеров и особенностях труппы.


Этот цирк появился в 2000 году. Первыми на арену вышли выпускники Бурятской национальной цирковой школы-студии под руководством народного артиста России Майдари Жапхандаева.

Спустя 20 лет здесь выступают акробаты-вольтижёры, акробаты на подкидных досках, воздушные гимнасты, жонглёры, клоуны. Труппа давала представления на сценических площадках Америки, Мексики, Саудовской Аравии, Италии, Болгарии, Монголии и Китая.


Каждый зависит друг от друга

— Это одна большая семья, где вклад каждого сотрудника неоценим. От каждого артиста зависит жизнь его коллеги. Если происходит «завал» трюка, то жизнь «верхних» — в руках пассировщиков, нижних акробатов, которые страхуют. Здесь нужна высокая степень взаимовыручки и поддержки.

Например, у какого-то артиста возникла проблема во время представления, травмировался. Его может заменить другой артист. Это объединяет коллектив, особенно во время больших, длительных гастролей. Когда идёт выматывающая работа, ты понимаешь, что каждый зависит друг от друга, здесь они понимают, насколько важно друг друга поддерживать. Этот момент отметил Валерий Акишин, основатель первого Музея клоунов в Москве, который приезжал к нам давать мастер-классы: «В вашем коллективе есть ансамблевость, уникальные артисты и труппа, с которой можно работать, люди, которые больны идеей, и в этом есть секрет успеха бурятского цирка».

Андрей Огородник

Мы не говорим, что мы такие единственные, мы знаем, что очень много цирков и других коллективов мирового масштаба, к профессионализму которых мы стремимся. Мы молодой коллектив, который начинает свой путь. Нам всего лишь 20. У нас есть стержень, есть цели, задачи и много работы. Ведь мы лицо нашей республики, которое мы достойно несём, находясь на гастролях в других регионах и странах.

Таланты и универсалы

— Артисты цирка не соревнуются, как спортсмены, завоевывая призы, а позволяют увидеть уникальные возможности человека и испытать при этом эстетическое удовольствие. Главное выразительное средство циркового искусства — трюк, он рассчитан на то, чтобы вызвать смех, удивление, испуг, восторг. В цирке можно увидеть синтез искусств: это и театр, музыка, кино, балет.

Цирковой артист — это человек, который ходит по лезвию ножа, не каждый выберет себе эту профессию. Они освоили, выпустили трюк и испытали большое удовлетворение и вдохновение. Они не видят уже себя в другой стихии, потому что нужен каждый день этот адреналин. Это красивая профессия. Это и гастрольная жизнь, путешествия по миру, море впечатлений. Ведь цирк не имеет языкового барьера: куда бы ты ни приехал, ты будешь понятен зрителям. Если ты владеешь всеми качествами и навыками, если ты влюблён, то уйти из этой удивительной профессии уже не сможешь.

Андрей Огородник

Сейчас в труппе цирка работают и те, кто стоял у истоков, и те, кто ещё совсем юн и молод. В Бурятии есть Республиканская цирковая школа, цирковое отделение в колледже искусств им. П.И. Чайковского и Государственный цирк Республики Бурятия. Но несмотря на это, мы испытываем кадровый голод.

Если в других цирках артисты работают над одним номером всю жизнь, доводя его до совершенства, то наш цирк имеет небольшой штат сотрудников, артисты осваивают сразу несколько жанров. И в программе работают от трёх и более номеров. В этом есть свои минусы и плюсы. Сейчас это может считаться радикальностью, но современные тенденции ведут к тому, что человек должен быть универсалом.

Во время гастролей мы смотрим многие цирковые студии, проводим мастер-классы для руководителей и учеников цирковых студий, коллективов. Мы, как один из двух профессиональных коллективов Дальнего Востока, должны поддержать и развивать цирковое движение.

Обычаи, эпос и бурятская самобытность

— У нас нет животных, мы очень мобильные, нас мало, и мы в тельняшках. 22 артиста плюс административно-творческий персонал, нас на выезде бывает не больше 30 человек. При этом мы даём полное представление. Многие цирковые труппы по количеству переваливают за 40, 50, 60 человек, и им тяжело экономически. Это и трансферы, и проживание, и суточные. Ещё одним нашим преимуществом является то, что у нас достаточно групповых номеров. Сейчас не все могут позволить себе большое количество артистов в одном номере.

Андрей Огородник

Цирковые номера стали сходить на трио, четвёрки в основном — это мировая практика. А мы можем задействовать 16−18 человек, для нас это не является проблемой, потому что мы получаем государственную субсидию и нам в этом плане легче. Можно рисовать крупные полотна, мы благодарны своим учредителям — министерству культуры, и поддержке правительства Бурятии.

Наша уникальность и оригинальность заключается в тематике номеров. Мы показываем мировому зрителю спектакли о бурятской культуре, традициях и обычаях, рассказываем о самобытности бурятского этноса. Мы всегда используем музыку местных композиторов. Например, на спектакль «Девять ветвей» нам писал музыку наш земляк — композитор Дмитрий Машков. Он сейчас работает в Москве. До сих пор его музыка не отпускает и завораживает наших зрителей в этом спектакле.

Легенды и традиции

— Сначала делают каркас номера: идея, сюжет, образ, костюм, музыка, пластика, трюковая часть может меняться от мастерства артиста. Таким образом несколько лет создавался спектакль «Легенды Байкала», с которым мы ездили в Москву, в Санкт-Петербург и на гастроли по Дальнему Востоку.

Это была программа, основанная на легендах и мифах бурятского народа. Сначала был репетиционный материал, мы сделали небольшую программу, рассказали о нескольких легендах, но потом соединили их в одно большое полотно.

Андрей Огородник

Первым был создан номер акробатов-вольтижёров «Танец орла». Это особый обряд в национальной борьбе. С помощью этого ритуала борцы показывают свою силу, энергию и превосходство над противниками. К этому номеру добавилась легенда о чёрной птице. Девушка и парень жили в лесу, и однажды молодой человек умер. Она очень тосковала по нему, съев его печень, превратилась в чёрную птицу, которая соблазняла одиноких путников, заманивала и околдовывала их. На основе этой легенды был создан номер «Воздушная гимнастика на полотне», где девушка на белых полотнах появлялась чёрной птицей.

А спектакль «Девять ветвей» мы создавали с московскими коллегами — режиссёром Еленой Петриковой, заслуженной артисткой РФ и артисткой Большого Московского цирка балетмейстером Натальей Новичковой. У нас сложилась хорошая режиссёрская группа. Спектакль основан на бурятских мифах и легендах, но это другая история, взгляд Запада на Восток.

Современная авторская хореография, оригинальная аранжировка музыки, оригинальный трюковой репертуар сделали спектакль успешным. Число девять несёт сакральное значение не только в бурятской, но и в других культурах. В этношоу представлено девять историй, знакомые легенды о птице, солнце, огне, охотниках, шаманах. В итоге получилась интересная, совершенно новая программа. Бурятская культура — это огромный кладезь, откуда можно черпать и черпать, создавая новые полотна.

Рекомендуемые материалы
Один против волн
Приморец проплыл более 1000 километров на сапборде без страховки и навигации
VR-выставка вместо зачёта
Видеомэппинг, нейронные сети и компьютерное зрение, сайнс-арт — как во Владивостоке учат студентов современному цифровому искусству
«Бомба» для интервентов
Футурист Николай Асеев издавал во Владивостоке книги, боялся чумы, боролся с ветрами и встречался с Сергеем Лазо