«Сироты знают, чего хотят от жизни. Но важно научить их жить»

Как работает первый проект наставничества для ребят из детских домов в Амурской области

Алёна Быкова
18 июня 2019
Педагог-психолог из Благовещенска придумала проект для детей-сирот, который поддержало правительство региона. Он называется «Ангел-хранитель» и с 1 июня реализуется в Поярковском центре содействия семейному устройству «Доверие» (ЦССУ, детском доме). Семь воспитанников как минимум полгода будут общаться с семью наставниками — обычными людьми разных профессий, не имеющими отношения к детдому и органам опеки.

Кто такой наставник

Врач, полицейский, сотрудник МЧС, начальник отдела кадров, юрист, массажист, бухгалтер. Все они решили стать наставниками для ребят из неблагополучных семей, которые живут в детском доме.

— У каждого из детей есть цель, приблизиться к которой поможет наставник: куда-то поступить, чему-то научиться и так далее, — рассказывает автор проекта Екатерина Баликоева.

Наставничество как форма взаимодействия с детьми в детдоме законодательно не закреплено. Это не гостевой режим, не опека и не усыновление. Старший товарищ проводит с ребёнком очно не больше восьми часов подряд, не забирает его ночевать, его задача — «помощь дружбой». В проекте «Ангел-хранитель» подопечные и наставники встречаются раз в месяц на шесть часов за пределами детдома в Благовещенске. В первые три часа по плану занятие по профориентации либо общее развлечение для всех (к примеру, в июле пойдут играть в лазертаг), а вторые три часа предназначены для личного общения в парах: беседы, прогулки, кафе, гости — как угодно. В остальное время наставник и ребёнок поддерживают общение по телефону и в мессенджерах.

Наставник — это тот человек, который делится своим опытом и помогает ребёнку в социализации

Принципиальный момент: наставники не возят в учреждение подарки, не дарят детям деньги и не задают вопросов, как те попали в детдом. Также в проекте есть тьютор — психолог детского дома, помогающий и подопечным, и взрослым.

— Кого выбирать для проекта, решали коллегиально администрация и специалисты детского дома. Взяли разновозрастных: троих выпускников, двоих предвыпускного возраста и ещё двоим по 13 лет. Сделали так, чтобы посмотреть, как сложится общение и у маленьких, кто ещё будет жить у нас, и у тех, кому скоро поступать в учебные заведения, — говорит Лариса Ксенофонтова, педагог-психолог ГАУАО ПЦССУ «Доверие». — Желающих участвовать было очень много, некоторым неважно было, кто будет наставником: «Мне бы хоть кого».

Дети младше 12 лет с наставниками не знакомятся. Баликоева объясняет: маленьким трудно объяснить, почему взрослый постоянно общается с ними, но не берёт их домой навсегда.

Если детей выбрал ЦССУ, то наставников собрала сама Екатерина. Единственное, что от них требовалось формально, — справки от психиатра и подтверждение отсутствия судимости.

— Практически все они уже ездили со мной именно в этот детский дом и видели детей раньше, — говорит она.


«Всегда помогала тем, кто младше и слабее»

Екатерина Баликоева по образованию педагог-психолог. Ей 30 лет, десять из них она общается с социальной сиротой, ныне уже взрослой. С прошлого года у Екатерины на гостевом режиме ещё одна девочка, она передвигается на инвалидной коляске. У Баликоевой есть и двое своих детей.

— Если бы мне не нужно было зарабатывать, то я вообще занималась бы, наверное, только благотворительностью. Можете даже галочкой выделить: у меня обострённое чувство справедливости. Я очень остро реагирую, когда кого-то обижают или пытаются добиться чего-то незаконным путём. Всегда помогала именно тем, кто младше и слабее. Так что дети — самые незащищённые люди, которые легко могут пострадать.

К моменту публикации этого материала Екатерина уволится с должности арт-директора одного из городских заведений общепита. Уходит, как говорит, из-за нежелания видеть, «как клиенты никому не нужны». До того работала в Управлении ГО и ЧС по Благовещенску и тоже, по её словам, ушла из-за непорядка. Ещё раньше, в 2012 году, Екатерину попросили в первый же рабочий день из детского отделения психоневрологического диспансера — когда она передала через журналистов просьбу всем миром собрать детям игрушки, предметы гигиены и одежду: «Им хочется играть, рисовать. А приходится сидеть в комнате с белыми стенами, где нет ничего, кроме телевизора».

Взрослый, даже с инвалидностью, при желании может помочь себе сам, а ребёнку тяжелее: он многого не знает о мире

Она устроилась в другое место и параллельно помогала общественным организациям как волонтёр. Была Снегурочкой на праздниках в кризисных семьях, ездила в детские дома фотографировать сирот для федеральной базы данных, организовывала сладкие столы. Год назад устроила для детей, в том числе из Пояркова, красивую фотосессию и подарила фотокниги. Частные пожертвования на необходимые расходы собрала через интернет, фотографов нашла на общественных началах.

С проектом «Ангел-хранитель» Баликоева выиграла первый в регионе правительственный акселератор кадрового резерва «Кадры решают». Как победитель она проведёт один рабочий день с губернатором Василием Орловым. Её конечная цель — чтобы понятие «наставник» в регионе закрепилось законодательно и наставничество было в разумных пределах доступно. Ещё она хочет договориться с предприятиями региона, куда можно было бы привести сирот и показать, как устроена работа.


«Сделаю для него всё, что могу»

Лариса Горбатюк — массажист, скоро ей исполнится 42 года. Её подопечному Диме (имена всех детей изменены автором) — 15, он хотел бы стать автомехаником или поступить в физкультурный техникум, а ещё научиться готовить. О своём прошлом до детдома Дима молчит. В прошлом Ларисы была история, после которой она воспринимает общение с Димой как подарок.

— У меня есть две прекрасные дочери, а в 1997 году родился сын и умер спустя полтора месяца, — рассказывает Лариса. — С тех пор я молилась о появлении мальчика и, знаете, всегда думала, что он у меня будет, не свой — так приёмный.

Мальчика в свитере в жёлтую полоску Лариса увидела, когда приехала с Екатериной вручать фотокниги. Ребёнок держался в стороне, и она не решилась спросить его имя. А потом увидела его в числе детей, отобранных в проект, и вызвалась стать наставником.

— Не знаю, как дальше сложатся наши отношения с Димой, но пока я счастлива и сделаю для него что могу. Пообещала, что мы объедем автосервисы, посмотрим, как работают механики, выясним насчёт поступления в техникум. И готовить я его тоже научу. Уже знаю, что он любит мясо больше рыбы и жареное больше запечённого.

У бухгалтера Юлии Гридиной тоже есть свои дети, но удочерившая её саму женщина научила, что растить чужого ребёнка как своего — нормально.

— Моя мама умерла, когда мне было два года, — говорит Юлия. — Маму мне заменили два человека: бабушка по отцу и вторая жена отца. Психологи говорят, что человек строит свою жизнь и семью по образу своих родителей. Так вот и я, видимо. По сути мачеха, которая для меня ещё и крёстная, была моим наставником. С моим отцом они прожили 17 лет и развелись, но отношения у меня с ней до сих пор близкие. Нужен совет — я звоню. Хочу попытаться стать для 13-летнего Серёжи таким же близким взрослым.

Начальник отдела кадров и юрисконсульт строительной компании Оксана раньше работала с детьми-инвалидами. У неё есть высшее педагогическое образование, есть дочери-подростки, но стать наставником она решилась не сразу.

— Я долго думала, так как это очень ответственный шаг, и сейчас, уже находясь в проекте, боюсь. Ведь это колоссальная ответственность за ребёнка, который за свою маленькую жизнь и так уже прошёл нелёгкие испытания, — говорит Оксана. — Моей подопечной Даше 13 лет, её родители лишены родительских прав. Пока мы говорим с ней обо всём и ни о чём, надеюсь, шаг за шагом станем ближе. Я хочу стать Даше другом, чтобы она знала, что есть тот, к кому можно всегда обратиться, кто поддержит её в быту, поможет поверить в себя.

Юрист в аудиторской компании Татьяна Лещенко, её муж и сын мечтают о маленькой девочке. Прошли Школу приёмных родителей, потом узнали о проекте наставничества и решили включиться. Но сблизились в итоге не с девочкой, а с выпускником Владом, уже окончившим девятый класс.

— Дети в этом детдоме воспитанные, целеустремлённые. Да, они где-то зажатые и закомплексованные, и им страшно выходить за стены детдома во взрослую жизнь, — рассказывает Татьяна. — Я спрашивала Влада, для чего он участвует в этом проекте, ведь он взрослый, поступит учиться и через два месяца переедет в студенческое общежитие.

Мне нужен человек, который помог бы мне понять, что делать. Если нужно в больницу, то в какую, надо подписать документы — хочу позвонить кому-то надёжному и спросить, подписывать или не подписывать. Даже элементарно — как и по каким маршрутам передвигаться по городу, я не знаю, — ответил Влад.

Выпускники получают довольно большую сумму подъёмных, и надо объяснить, на что нужно их потратить. Кажется, они знают, чего хотят от жизни, и если дать им какие-то азы, помочь социализироваться, то из этого выйдет что-то хорошее.


***

Наставничество — понятие широкое, так называют и кадровую работу, и менторство по учёбе, и «помощь дружбой», которая лежит в основе проекта «Ангел-хранитель». В нескольких регионах России действует общественная организация «Старшие Братья Старшие Сёстры»: волонтёры встречаются с подопечными из кризисных семей и учреждений каждую неделю, вместе играют, интересно проводят время, наставники учат детей готовить, ухаживать за собой, объясняют, как обращаться с деньгами, и т. д. Есть национальный ресурсный центр МЕНТОРИ (проект Рыбаков Фонда), аккумулирующий поддержку наставничества.

В феврале 2018 года в России прошёл первый общенациональный форум «Наставник», а в марте 2018-го — дальневосточный окружной форум на площадке ДВФУ, собравший более 800 участников.

— Мне кажется, если мы не будем помогать таким детям, то потом у нас будет больше воров и убийц. Многие из них оказываются не в лучшем обществе после выпуска, попадают под дурное влияние. Где есть лёгкие деньги — там выпускники детдомов и остаются, — говорит Екатерина Баликоева.

Рекомендуемые материалы
«Бомба» для интервентов
Футурист Николай Асеев издавал во Владивостоке книги, боялся чумы, боролся с ветрами и встречался с Сергеем Лазо
Деревянная глубина
В Приморье мастерят карты с 3D-эффектом. Они повторяют рельеф морского дна и суши
Группа крови — дальневосточная
История семьи Виктора Цоя