«Здесь нас Бог лучше слышит, а государство — нет»

Возможен ли для старообрядцев Дальнего Востока «рай на земле»

Ольга Агеева
27 апреля 2017
Старообрядческая Библия и лестовка XIX века
С конца нулевых семьи русских старообрядцев из Латинской Америки устремились на Дальний Восток, чтобы начать новую жизнь. Но в России они столкнулись с бюрократией и мошенничеством чиновников на местах. Часть из них, разочаровавшись, вернулись обратно. 25 апреля впервые за девять лет с начала миграции в Москве состоялся круглый стол о проблемах переселенцев с участием учёных, высокопоставленных лиц и самих староверов

«Нам кажется, что нас здесь Бог лучше слышит, а государство — нет», — говорят старообрядцы о своей жизни в России. «Это были годы унижений, мук, трагедий, разочарований и возвращения обратно в Латинскую Америку», — отмечает Ольга Ровнова, секретарь Комиссии по исследованию старообрядчества при Международном комитете славистов, старший научный сотрудник Института русского языка имени В.В. Виноградова РАН.

Если ситуация не изменится в корне, то переселение староверов в Россию оборвётся, а те, кто уже здесь, и вовсе вернутся в Латинскую Америку, считает журналист и руководитель фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский, который исследовал жизнь староверов: «Не стоит питать иллюзий, они не дураки».

Преследования старообрядцев начались сразу после раскола Русской православной церкви в 1650-х — 1660-х годах. В начале XX века часть из них бежала от советской власти в Китай, откуда они уже перебрались в Латинскую Америку.

Сейчас на Дальнем Востоке живут 126 староверов-переселенцев из Латинской Америки. Первые семьи приехали на Дальний Восток в 2009 году и поселились в Приморском крае. В 2016 году поселение староверов появилось в 10 км от города Свободный в Амурской области. Поля им передали в дар частные благотворители, они организовали два крестьянско-фермерских хозяйства и торгуют сыром и молоком. Своей техники у староверов нет. Они сдают поля в аренду местным фермерам, которые взамен помогают им засеять земли и собрать урожай.

Земля — главный источник существования старообрядческих общин. Они исконно живут уединённо и занимаются сельских хозяйством. Старовером необходимы обособленные территории по берегам рек. Конечно, переселенцы могут купить квартиры, но тогда они просто растворяться в городе и потеряют свою идентичность.

В Приморье часть староверов из Уругвая и Боливии живут в глухих сёлах Дерсу и Большой Кут. За шесть лет староверы Дерсу так и не получили поля в собственность. С «большой землёй» Дерсу соединяет только подвесной мост. Грузы туда можно довезти только зимой по льду реки. Электричество дают только на несколько часов в день. Недавно муниципалитет получил новую дизельную электростанцию, но чтобы её запустить, нужно менять линии электропередач.

Старообрядцы живут на натуральном хозяйстве

Виталий Иванов / ТАСС

«По закону Приморского края, фермерам положено бесплатно выдавать 300 гектаров. Но сформировать такой участок в районе невозможно: там затопляемые территории, болота и овраги», — объяснила глава Красноармейского района Наталья Пантелеева.

Сейчас приморские староверы арендуют участки и основали 12 крестьянско-фермерских хозяйств. Но с прошлого года арендная плата возросла в 5,5 раз из-за повышения кадастровой стоимости земель сельхозназначения. К тому же недавно местный ветеринар решил, что все 60 коров староверов Дерсу больные и рекомендовал их зарезать. Выяснилось, что он сам торгует молоком.

Вопросом жизни и смерти стала для староверов и проблема заготовки дров. Дело в том, что Дерсу примыкает к границам национального парка «Удэгейская легенда», где заготовка леса не предусмотрена. На земле лежат сотни кубометров валежника, но его нельзя заготавливать на дрова. А это проблема жизни и смерти, потому что зимой староверы не смогут отапливать дома.

Ни у одного из староверов-переселенцев из Латинской Америки нет даже начального образования.

«Мы русские и говорим по-русски, но не понимаем общий язык. Над нами смеются, как над малыми детьми», — рассказал глава общины староверов Ульян Мурачев.

Переселенцы прекрасно говорят на русском диалектном языке, испанском и португальском, но юридически они безграмотны. Они не понимают российских законов, им сложно заполнить документы, написать письмо или жалобу. Зарегистрировать юрлицо и вести бухгалтерский учёт — для них невыполнимая задача.

«Нам нужен юрист, который бы водил нас за рукав и всё показывал, чтобы мы обвыклись и научились жить в России», — указал глава общины.

Зачастую доверием и незнанием староверов пользуются недобросовестные чиновники. Так произошло с семьёй Реутовых, которые переехали в приморское село Любитовка из Боливии в 2015 году.

«Когда, я слышал рассказы о России, я не хотел сюда ехать», — вспоминает 23-летний Венедикт Реутов. Он изменил своё мнение, когда в 2014 году побывал с отцом в Приморье: «Я очень сильно захотел переехать сюда, было интересно начать всё заново».

Дети старообрядцев как правило либо не имеют никакого образования, либо учатся дома у старших

Виталий Иванов / ТАСС

В Боливии у Реутовых было богатое хозяйство, но они продали все земли и технику и решили поселиться в селе Малиновка. Глава поселения предложил им купить поля и обманул, похитив 5,3 млн рублей. «Сейчас он в тюрьме, но нам вернули только 500 тысяч», — рассказал Венедикт. Сейчас он с родителями, многочисленными братьями и сёстрами получили гражданство, оформили поля в собственность, разводят скот, выращивают сою и овощи.

Из-за отсутствия документов об образовании и кредитных историй староверам трудно получить займы на покупку сельхозтехники и гранты фермерам. В этом году посевная Реутовых оказалась под угрозой из-за невозможности взять в кредит 4 млн рублей. Весь их бизнес может прогореть.

Практически никто из староверов не может стать участником программы возвращения соотечественников. Нужно иметь, как минимум, среднее специальное образование. Разумеется, у староверов есть опыт и навыки сельского хозяйства, но дипломов об образовании нет.

Иннокентий Фефелов с женой и четырьмя маленькими детьми переехал в Амурскую область из Уругвая. Представители МИДа пообещали, что они могут въехать без визы и оформить документы на месте. На деле виза оказалась всё-таки нужна. И тогда Иннокентию с беременной женой пришлось срочно ехать в Финляндию (ближайшая страна, где можно было получить въездную визу).

На этом злоключения семьи не закончились. Когда у Фефеловых родился пятый ребёнок, ему не дали российское гражданство. Документы младенцу готов дать Уругвай. В посольстве семье заявили, что нужно прилететь с младенцем в Москву, сфотографировать и снять отпечатки пальцев. «Мы в замешательстве, никто не знает, что делать», — рассказали староверы.

Тяжело стоит и вопрос охраны здоровья старообрядцев. Недавно многодетный отец 29-летний Ефрем Мурачев пережил микроинсульт. «Там есть ещё больные молодые женщины, — рассказала Ольга Ровнова. — У нас не очень много времени, чтобы помочь им», — предупредила учёный.

Кроме того, нужно быть очень осторожными с образованием детей староверов. Они ни за что не отправят своих детей в сельскую школу. «В Дерсу школьный вопрос решён мягко: два раза в неделю к ним приезжает учительница, которая учит детей читать и писать», — отметила учёный.

Для помощи староверам нужно привлекать некоммерческие организации и благотворителей, подчёркивают эксперты. С покупкой коров пяти семьям уже помогли католики из немецкого центра «Каритас» при содействии фонда «Нужна помощь».

Быт старообрядцев

Виталий Иванов / ТАСС

На месте бывшей военной базы в приморском посёлке Раздольное есть детская деревня «Семейный очаг», где уже 14 лет живут многодетные семьи с приёмными детьми. «Для решения проблемы социализации мы можем создать культурный центр староверов, чтобы люди знакомились с традициями и не воспринимали их враждебно», — предложил руководитель проекта Александр Петрук.

«Мы переведём все предложения на язык государственных решений», — заверил после круглого стола министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. Он поручил Агентству по развитию человеческого капитала разработать дорожную карту содействия переселения и жизни старообрядцев. В ней будет утверждён план решения проблем с землёй, заготовкой дров, доступности кредитов и чиновничьих проволочек.

«То, что у нас чиновники работают не ради людей, а для себя — это правда», — указал министр. Он намерен обратится в Генпрокурору с просьбой расследовать все случаи мошенничества. Министр также поручил АРЧК открыть курсы повышения квалификации для госслужащих, объяснить чиновникам на местах особенности уклада жизни старообрядцев.

Для староверов создадут службу адаптации и помощи, проведут ликбез правовой и финансовой грамотности, вооружив знаниями практических вопросов: «Как оформить гражданство», «Как пойти учиться», «Как получить водительские права» и т. д.

Минвостокразвития предлагает создать отдельный закон «О старообрядчестве» по аналогии с законом «О казачестве», а также создать институт постоянного представителя по вопросам старообрядцев. «Нужен „человек-поводырь“, который бы постоянно занимался этой работой», — указал Галушка. Постепенно грамотные лидеры появятся в самих общинах: у староверов огромная культура самоорганизации.

Виталий Иванов / ТАСС

Для содействия переселению новых общин АРЧК должно разработать критерии оптимальной локации старообрядческой деревни, отметить подходящие места на карте и создать отдельную вкладку «Старообрядцам» на сайте НаДальнийВосток.рф.

«Старообрядцы были изгоями почти 300 лет и претерпели множество преследований, унижений, разрушение церквей. Но они готовы вернуться в Россию, простить обиды и честно трудиться», — говорит Митрополит Московский и всей Руси Русской Православной Старообрядческой Церкви Корнилий.

За рубежом живут порядка 8 млн староверов. «Это очень большая сила, и если хотя бы треть из них вернётся, это станет огромным подспорьем для Дальнего Востока», — подчёркивает Владимир Ионцев, доктор экономических наук, заведующий кафедрой демографии Высшей школы современных социальных наук МГУ.

Нерешаемых проблем старообрядцев нет. Если на Дальнем Востоке появятся условия для хорошей жизни, они устремятся туда толпами. За сотни лет гонений старообрядцы выработали поразительное умение адаптироваться и не жаловаться, отмечает Ольга Ровнова: «Они считают, что все испытания посылает им Господь, и ресурс этот неисчерпаем».

«Мы больше заинтересованы в том, чтобы наши переезжали сюда, чем власти. Кому не охота жить в своей святой России и славить Бога? — говорит глава приморской общины староверов Ульян Мурачев. — Но нужно, чтобы наши сюда стремились, а не бежали, как от палки».

Рекомендуемые материалы
Граф Муравьёв
Десять фактов из жизни легендарного генерал-губернатора Муравьёва-Амурского
«Научился? Докажи работодателю»
Эксперт ДВФУ — о демонстрационном экзамене как новом подходе к оценке практических навыков выпускников колледжей и вузов
«Поедете туда, где самое высокое дерево — это трава»
Дальневосточные дембеля — о приключениях на военной службе