Восхождение на четырёх лапах

Путешественник из Владивостока поднялся на Эльбрус со своей собакой

Наталья Ларкина
25 сентября 2019
Сиба-ину по кличке Деймос стал первым представителем своей породы на Эльбрусе. Его хозяин Владимир Чернышёв совершил восхождение на самую высокую гору Европы и рассказал DV о своём путешествии с лучшим другом.

Деймосу всего год, но он уже юный чемпион России, юный чемпион Российской кинологической федерации (РКФ) и многократный призёр соревнований.

«Деймос стал символом нашей группы и получил свой заслуженный сертификат покорителя Эльбруса, хотя на самой вершине он не побывал — это было слишком опасно. Пёс „взял“ скалу Пастухова (4700 м — DV). В любом случае сердца всех встретившихся нам на пути он точно покорил», — смеётся Владимир.


Тренировка для хвоста

За год до восхождения в гости к Владимиру и его жене Елене приехали друзья из Москвы. Рассказали, как им с первого раза Эльбрус не покорился, предложили присоединиться к их второй попытке — как раз есть год на подготовку.

Гора Эльбрус — высочайшая вершина Европы. Находится на Северном Кавказе. Со стороны Эльбрус напоминает двугорбого верблюда, поскольку имеет сразу две вершины. Восточная вершина достигает 5621 метров

«Мы с Деймосом — команда, поэтому у меня даже мысли не было оставить его дома. В момент, когда было принято решение ехать, я даже не сомневался в том, что он взойдёт на вершину. В общем-то, я и в себе не сомневался. Думал, что не зайду, а забегу. Такое глубокое заблуждение привело к тому, что я очень халатно отнёсся к подготовке. О чём я позже сильно пожалел. День восхождения стал самым сложным днём в моей жизни», — рассказывает Владимир.

Путешественник признаётся, что чувство соперничества тоже сыграло роль: друзья с первого раза не поднялись, а он поднимется, да ещё и без особых усилий.

Основной частью подготовки пса стали курсы послушания в Приморском краевом клубе служебного собаководства. Весной начались регулярные беговые тренировки — сначала сибе хватало 1 километра, но потом Владимир планомерно увеличил дистанцию до 5 километров, бегая два-три раза в неделю. Хозяин со своим питомцем даже приняли участие в соревнованиях по каникроссу, когда собака тянет за собой бегущего спортсмена.

«Сначала я ловил на себе удивлённые взгляды — как сиба может соревноваться с маламутами, хаски и самоедами? А мы доказали, что может, — заняли далеко не последнее место и получили приз зрительских симпатий», — рассказывает парень.

Деймос с хозяином на привале

Личный архив Владимира Чернышёва

Деймос готовился не только физически. Владимир приобрёл для него специальное снаряжение — горные очки с солнцезащитными линзами для собак. Это необходимый атрибут, чтобы не сжечь глаза — на ледниках Эльбруса на снег невозможно смотреть без очков. По словам хозяина Деймоса, чтобы собака чувствовала себя комфортно в очках, носить их начали за несколько месяцев до поездки. Сначала надевали очки с прозрачными стёклами — буквально на секунду, позже увеличивая интервал. Когда собака привыкла к очкам, поменяли прозрачные линзы на солнцезащитные — и по той же схеме, начиная с нескольких секунд.

«Деймос в горнолыжных очках произвёл фурор на Эльбрусе, такого там ещё не видели. Все хотели его погладить, сфотографироваться с ним, а он очень контактный — пальчиком поманишь, он бежит обниматься», — говорит Владимир.


С хозяином можно

Восхождение на Эльбрус было запланировано по классическому маршруту — с юга, на западную вершину (высота — 5642 м).

Сначала были акклиматизационные выходы, чтобы организм привыкал к разрежённому воздуху. Деймос каждый день сопровождал хозяина — собаке тоже необходима акклиматизация.

В первый день был намечен подъём на поляну Азау (высота — 2300 м) и на обсерваторию «Терскол». По ощущениям Владимира, маршрут был лёгким туристическим — наслаждаешься горными видами, общаешься. Поднялись и спустились обратно в предгорье.

На второй день была гора Чегет, где с самого старта начинается затяжной и достаточно крутой подъём. Уже минут через десять начинаешь ощущать, что это не просто прогулка. Как и в первый день, туристы отдохнули на вершине, затем спустились вниз.

На третий день «Шерстяные» (так назвали сами себя участники группы) собрали всё необходимое для восхождения на вершину. Это не только снаряжение, но и вода и еда для лагеря — что принёс с собой, то будешь есть, взять больше неоткуда. И отправились на подъёмнике на высоту 2800 метров.

«Надо было проехать на трёх подъёмниках, каждый, грубо говоря, по 1000 метров. Первые два прошли без проблем, а на третьем контролёр говорит: с собакой нельзя. В итоге после недолгой перебранки подключились гиды, контролёр позвонил своему вышестоящему начальству и озвучил — если собака с хозяином, то можно. То есть он представлял, что собака на Эльбрусе могла бы быть без хозяина», — смеётся Владимир.

Поднялись пешком ещё 88 метров в лагерь. Здесь уже начинается ледник и ощущается мороз.

Акклиматизационный выход на так называемый «Приют одиннадцати» на Эльбрусе состоялся в этот же день. Погода резко испортилась, видимость стала практически нулевой. «Идёшь час-два и не знаешь, сколько прошёл, сколько ещё идти. Думаешь, да где же этот „Приют“? А потом, как по мановению волшебной палочки, — он перед нами», — рассказывает Владимир.

Следующий акклиматизационный выход на скалы Пастухова, как позже оказалось, стал максимальным набором высоты для Деймоса.

«Мы поднимались часов пять-шесть. Собака чувствовала себя комфортно, идём — она идёт, на привале девчонки брали Деймоса на руки, он дремал. Идти по снегу ему нравилось больше, чем по тому же Чегету, — с удовольствием прыгал по сугробам, несмотря на разрежённый воздух. А на самих скалах Пастухова я обратил внимание, что собаку трясёт по непонятной причине, — говорит путешественник из Владивостока. — Когда спустились в лагерь, стали обсуждать, кто пойдёт на штурм Эльбруса на следующий день, а кто не чувствует в себе сил. И меня отговорили брать с собой Деймоса. Человек, если ему плохо, может сказать об этом. Может развернуться. Собака пойдёт с хозяином до конца, пока ей не станет так плохо, что может всё закончиться летальным исходом. Решили оставить Деймоса в лагере с женой. Лена, кстати, не собиралась покорять Эльбрус, она после первого акклиматизационного выхода сказала, что горы — не для неё».


Самый тяжёлый день в жизни

«Я даже описать не могу этого чувства, когда ничего не хочешь, не испытываешь ничего, кроме желания, чтобы всё, что происходит с тобой, закончилось прямо сейчас. Это не просто тяжело, а прям очень тяжело», — рассказывает Владимир.

Личный архив Владимира Чернышёва

Восхождение началось в час ночи. Ася (одна из тех, кто сподвиг Владимира на восхождение) отстала сразу, в районе скал Пастухова «ушёл» ещё один член группы — шёл-шёл и звездой упал в снег. Может, потерял сознание на мгновение, может, просто лёг, но, когда очнулся, дальше идти отказался.

«На седловине между западной и восточной вершинами есть небольшая снежная поляна, вот тут-то меня и накрыло. Я лёг в снег и проклинал себя за то, что подписался на такое. А когда в сотый раз подумал, что зря сюда приехал, Дамир (второй московский друг) сказал, что дальше идти у него нет сил. И тут я подумал: „Отлично. Раз ты сдался, то нужно проползти метров пять-десять, чтобы сказать, что я прошёл дальше“. Я был уверен, что до вершины не дойду. Не было ни сил, ни желания. Именно здесь я понял, что оставить Деймоса в лагере было лучшим моим решением», — рассказывает Владимир.

Из всей группы осталось четыре человека, кто пошёл дальше, не считая гида, который постоянно подбадривал: «Ещё немного, мы почти дошли». Владимир вместе с «шерстяной одногруппницей» Мариной (единственная девушка из группы, покорившая в этот раз Эльбрус) решили пройти столько, сколько смогут. Но дошли до конца!

«Это невероятное чувство. Победа над собой, над природой, над всем миром. Худший день моей жизни сразу перестал быть таким. Я до конца не верил, что дойду до вершины», — отмечает путешественник.


Путешественник по любви

«Когда только решил завести собаку, я знал, что это будет мой лучший друг, что впредь мы будем вместе во всех путешествиях. Ещё до того, как в нашей семье появился Деймос, часто получалось так, что мы с товарищами собираемся в поход, а в назначенный день — дождь или снег. Я такой человек, что от задуманного не отступаю, но многие ориентируются на погодные условия. В итоге все дома сидят. И я знал, что собака станет моим напарником и „соучастником“, даже когда обстоятельства будут влиять на всех остальных», — говорит Владимир.

Так Деймосу было практически предназначено стать путешественником. Между тем, по признанию собаковедов и кинологов, сиба-ину хоть и считается охотничьим псом, но гармоничнее смотрится в домашнем интерьере. Владимир этот стереотип сломал.

Личный архив Владимира Чернышёва

По словам хозяина, Деймос — путешественник не по принуждению, а по любви. Ему нравится активный образ жизни хозяина. Обычная картина: Владимир на мотоцикле, а за его спиной специальный рюкзак, в котором сидит сиба, наслаждаясь встречным ветром. Или так: парень стоит на SUP-борде, а пёс сидит на носу доски и наслаждается окружающей обстановкой, заглядываясь на чаек. Правда, купаться Деймос не любит.

«Из ближайших планов — хочу с Деймосом прыгнуть с парашютом. Если всё получится, то в октябре осуществим идею. Из долгосрочных и масштабных — восхождение на Килиманджаро. Высота больше, чем Эльбрус, но нет ледника, поскольку это Африка, и подниматься легче, не надо нести на себе всю зимнюю снарягу. Конечно, если решим, то пойдём с Деймосом», — заключил Владимир.

Рекомендуемые материалы
Отец дальневосточной науки
Со дня рождения знаменитого ботаника Владимира Комарова исполняется 150 лет
Борьба невольного стиля
История создателя самбо Василия Ощепкова, легендарного спортсмена и разведчика
Командир «Чёрного принца»
Капитан Вадим Терёхин — о жизни до и после 10-дневного противостояния советской подлодки К-324 и американских эсминцев в Саргассовом море