«Здесь проблема не в деньгах, а в решимости людей»

Губернатор Камчатки — об электричестве, туристах и талантливой молодёжи

Роман Фирсозовский
15 ноября 2016
В прошлом году в Камчатском крае была создана территория опережающего развития. Как надеются в регионе, она обеспечит приток новых инвестиций. Уже сейчас резидентами ТОР стали 16 компаний, и власти обещают создать им все необходимые условия для комфортной работы. Цель — преобразить Камчатку, вернуть людей, массово покинувших её в 90-е годы, а также создать новое качество жизни для населения. О том, какая работа ведётся сейчас на территории опережающего развития, и о том, каким станет полуостров через несколько лет, в интервью DV рассказал губернатор Камчатского края Владимир Илюхин

— Численность населения на Дальнем Востоке одна из самых низких в стране. Это связано не только с географическими особенностями региона, но и, в первую очередь, с оттоком населения, который произошёл в конце 90-х годов. Как вернуть людей?

— Самый главный вопрос, на который нужно ответить, возвращая людей в регион, — чем они будут здесь заниматься. Мы же не можем построить на Камчатке танковый или авиационный завод, куда приедут работать люди с материка. У нас своя специфика. Сейчас развивается горнодобывающая промышленность, туризм, сельское хозяйство. Особое место в экономике региона занимает рыбная отрасль — в год мы вылавливаем 1 миллион тонн рыбы. Существует ли ещё одна такая территория в России? Нет, мы единственные. Конечно, в идеале хотелось бы, чтобы в этих отраслях работали местные жители. Но это невозможно, и задача привлечения профессиональных кадров из других регионов для нас стоит особенно остро.

— А почему бы не открыть в местных вузах обучение каким-то высокотехнологичным профессиям?

Рабочий в штольне на заводе предприятия «Тревожное зарево», Елизовский район Камчатского края

Александр Петров / ТАСС

— Наши вузы ориентируются на спрос и со временем открывают новые специальности. К примеру, в камчатском государственном университете открыли обучение по специальностям горнорудной отрасли, но факультет небольшой и там принимают немного абитуриентов. Вот поэтому наши золотопромышленники привозят на работу вахтовым методом инженерно-технический персонал с материка. Вообще проблема нехватки персонала — это проблема всего севера: Магадана, Камчатки, Чукотки. Мы же во все времена были транзитной территорией: зарабатываешь благодаря северному коэффициенту и надбавкам и уезжаешь.

Хотя условия проживания для работников предприятий очень неплохие. Недавно был на горно-обогатительном комбинате «Аметистовый», там среди тундры построен современный рабочий посёлок со всей необходимой инфраструктурой и системой медицинского обеспечения. Ведь не секрет, что многие не хотят ехать в регион, опасаясь суровых условий, не готовы перевозить семью, так как не уверены в доступности медицинского обслуживания. Мы стараемся эту ситуацию переломить, и у нас это получается.

— Кстати о медиках. Недавно была информация, что Камчатка зовёт к себе несколько сотен врачей…

— Нам действительно сейчас не хватает порядка 250 врачей. Это детские хирурги, анастезиологи, гастроэнтерологи, онкологи, оториноларингологи, пульмонологи, а также неонатологи. Для восполнения кадрового дефицита решили отправить на обучение группу наших молодых ребят по целевому набору. Но пока они выучатся, пройдёт много времени, а медицина нуждается в кадрах прямо сейчас.

Скажу сразу, зарплаты медиков на Камчатке достойные и вполне могут конкурировать с зарплатами в других регионах страны, даже в центральных регионах.

Врачи получают у нас в среднем 102,5 тысячи рублей в месяц, средний медицинский персонал — 60,5 тысячи рублей

— Условия действительно хорошие. Есть желающие?

— За последние 3 года мы привезли с материка около 250 врачей, с начала этого года уже больше 60 человек приехали, и нам нужно ещё столько же. Правда, во всей этой истории есть одно «но». Те, кто приехал сюда заработать, очень часто сталкиваются с проблемой ментальности людей. Да, Камчатка принимает не всех. И некоторые люди, даже с учётом того, что здесь их обеспечивают жильём, всё-таки уезжают обратно.

Мы всегда рады тем, кто приезжает с открытым сердцем и готов здесь жить. Но люди, приехавшие на полуостров решить какую-то свою личную задачу, не приживаются.


«Мы ожидаем больших дивидендов для региона»

— Не так давно на Камчатке появилась ТОР (территория опережающего развития). Может быть, с её помощью удастся восполнить нехватку кадров?

— С развитием ТОРа к 2020−2023 году у нас должно появиться порядка 13 тысяч новых рабочих мест, причём треть из них — высококвалифицированные специалисты. Вот конкретно назвать вам перечень специальностей и заработные платы я сейчас не смогу, но, в первую очередь, это касается транспортной сферы, минерально-сырьевого комплекса и сферы гостеприимства.

— А на чём держится экономика на полуострове?

— Основа камчатской экономики — рыбная отрасль, в которой трудится значительная часть населения края. В сезон лососевой путины рыбопромышленники дополнительно вынуждены привлекать до 20 тысяч человек. Сколько из них привозят с материка — цифра плавающая, но существуют контракты с другими регионами. К примеру, с Бурятией и Алтайским краем.

Переработка рыбы лососевых пород на предприятии компании «Устькамчатрыба»

Александр Петров / ТАСС

У Камчатки есть особенности, нам нужны рабочие руки, способные выполнять нелёгкую работу. Часто это бессистемная, сезонная работа, урегулировать её сегодня практически невозможно. Но те предприятия, которые функционируют давно, нуждаются в квалифицированном труде, прежде всего, местного населения. Кроме того, существует ещё и добывающий флот. Кадры для него готовит технический университет, но молодёжь не очень охотно идёт на такую работу.

— Сколько сейчас резидентов у ТОР на Камчатке?

— Территория опережающего развития, включающая в себя сразу несколько направлений деятельности, создана в августе прошлого года. Прошёл год и мы достигли неплохих результатов: заявлено 16 резидентов. Общий объём их инвестиций составит порядка 8 миллиардов рублей. С учётом новых заявок эта цифра может увеличиться до 22 миллиардов рублей. Помимо ТОР на полуострове недавно появилось понятие «свободный порт» — в регионе уже четыре территории получили такие полномочия.

Порт Петропавловска-Камчатского

Александр Петров / ТАСС

Одна из них — Петропавловск-Камчатский. Границы ТОРа и свободного порта совпали, нам пришлось инициировать поправки в закон. Интерес у бизнеса к этой территории большой. В ближайшие дни будут подписаны соглашения с двумя первыми резидентами Свободного порта на Камчатке, на рассмотрении ещё несколько заявок. Кроме того, в зону свободного порта мы включили Елизовский район, где расположен аэропорт. Прилегающие к нему земли также интересны бизнесу.

— Какова задача властей региона в рамках ТОР?

— Наша задача в рамках ТОР — обеспечить инфраструктурой все земли.

— Камчатка с ней справится?

— Конечно, мы справимся. Ожидаем больших дивидендов для региона от реализации проектов на территории опережающего развития.


«Уровень иностранных инвестиций ещё далеко не такой, каким мы хотели бы его видеть»

— Стремятся ли зарубежные инвесторы на полуостров?

— Пока, конечно, уровень иностранных инвестиций ещё далеко не такой, каким мы хотели бы его видеть.

Исторически сложилось, что наш ключевой партнёр — это Япония, сегодня взаимный торговый оборот со страной восходящего солнца составляет порядка 100 миллионов долларов ежегодно

В основном это водно-биологические ресурсы. Также на Камчатке работает японский банк и очень активное сотрудничество ведётся в области возобновляемых источников энергии.

— Вопрос энергетики всегда был актуален для Камчатки…

— Безусловно. Последние три года мы реализуем проект по установке ветрогенераторов. Помните, не так давно «ветряки» появились на Командорских островах и в Усть-Камчатске. Так вот, система полностью себя зарекомендовала, и полученный опыт решили активно развивать ещё на семи площадках, в отдалённых районах края с изолированной энергосистемой.

Мутновская геотермальная электростанция

Игорь Буймистров / ТАСС

Возвращаясь к вопросу о международном сотрудничестве, хочу сказать, что в общей сложности, в том числе, благодаря японским инвестициям мы планируем перекрыть потребность в 1 мегаватте энергии. Наши партнёры изучают возможности вложения средств в развитие и других видов энергии.

В частности, первая геотермальная станция, которая была построена ещё в СССР, до сих пор работает. И японцы ею очень интересуются: ведь там есть большие возможности и для реконструкции, и для повышения эффективности. Ещё одна станция — Мутновская — замещает примерно 36% энергетических потребностей края. Не стоит забывать и про гидроэнергетику. У нас есть несколько ГЭС, которые дают возможность генерации в локальных районах и точках. Сейчас прорабатывается вопрос о строительстве Жупановской ГЭС в 150 километрах от Петропавловска.

— Позволит ли энергетический достаток снизить тарифы?

— Если мы говорим о промышленности, то, безусловно, да. Тем более что у нас в регионе мало энергоёмких предприятий и вопрос тарифов для бизнеса — самый острый. Регион выделяет субсидии для компенсации высокой цены электричества. Создание же новых мощностей станет огромной помощью для промышленности, а это, в свою очередь, позитивно отразится на стоимости жизни в целом.


«Часто под вывеской „Камчатский краб“ продают неизвестно что»

— Скажите, почему на прилавках магазинов в Центральной России так мало камчатских продуктов?

— В последнее время у нас сменились каналы реализации продукции. Если ещё три года назад только четверть всех добываемых у нас водно-биологических ресурсов шла на российский рынок, а три четверти — за рубеж, то сейчас всё наоборот. Но существует проблема с транспортировкой. Путь у нас один — через Владивосток. Но там в августе и сентябре, как правило, полный «аншлаг», и вот, к примеру, этой осенью нам пришлось уже готовую продукцию перенаправлять в Китай.

— А с чем связан этот «аншлаг»?

Камчатский краб в аквариуме одного из ресторанов Владивостока

Юрий Смитюк / ТАСС

— Прежде всего, с объёмами груза. Ещё раз повторю, логистика построена таким образом, что мы зависимы от Владивостокского порта, и то количество продукта, которое мы отправляем в их адрес, не успевают обработать и погрузить на «холодные поезда» в Центральную Россию.

— То есть проблема сугубо транспортная?

— Да, и над её решением давно думают и в Министерстве транспорта, и в РЖД. Будем надеяться, что в скором времени выработают оптимальное решение, и жители центральной России смогут увидеть на прилавках своих магазинов всё больше продукции с Камчатки. Наши производители в этом очень заинтересованы. И дело тут не только в деньгах: часто под вывеской «Камчатский краб» продаётся неизвестно что, тогда как мы очень хотим показать жителям Центральной России настоящий продукт. Мы заинтересованы также и в развитии Северного морского пути. В 2014—2015 годах наши поставщики отправляли пароходами отдельные партии продукции до Мурманска, чтобы ускорить доставку в центр страны.


«Каждый турист должен уехать с желанием вернуться сюда ещё раз»

 — За последние полгода турпоток на Камчатку вырос в два раза. Кто больше приезжает в край — соотечественники или иностранцы?

— Был очень продолжительный период, когда наша туристическая отрасль ориентировалась в основном на иностранцев. В последние годы тенденция переломилась и теперь на полуостров приезжает всё больше россиян. Долгое время в туристический бизнес никто не инвестировал. Сегодня запросы другие, поэтому для бизнеса это сигнал, что сфера развивается и в неё можно вкладываться. В 2014 году полуостров посетили свыше 56 тысяч туристов, а в 2015 году — уже 183 тысячи. Перед отраслью я всегда ставил задачу: каждый турист должен уехать с желанием вернуться. Мы стараемся повысить качество обслуживания. Очевидно, что необходимо обеспечить комфортное проживание, транспортную инфраструктуру, организовать оптимальную систему доступа к природным объектам. Но при этом не должна пострадать природа.

Камчатка — земля интересная во всех смыслах, здесь интересно побывать, можно поставить себе цель привезти сюда 15 миллионов человек

Но я несколько по-другому на это смотрю: мы должны щепетильно относиться к этому уголку природы и в погоне за туристами не забыть о сохранении животного мира, об экологии.

Туристы фотографируют кратер вулкана Горелый

Алексадр Пирагис / Shutterstock.com

— Но ведь есть же ещё и морской туризм…

— Да, и мы всегда работали в этом сегменте. Только в 2016 году к нам зашли 13 круизных лайнеров с туристами — это больше 5 тысяч человек. Вообще, у нас подписано соглашение на 62 захода, но даже то количество туристов, которое мы имеем сейчас, — очень хороший результат. В этом году заканчивается строительство морского вокзала в Петропавловске-Камчатском со всей необходимой инфраструктурой. Также в планах возвести новый терминал в аэропорту Елизово. То есть модернизация и увеличение пропускной мощности морских и воздушных ворот позволят повысить пассажиропоток. Я надеюсь, что наша туриндустрия справится с задачами и по строительству отелей. Кстати, один из инвесторов, с которым в ближайшее время будет подписано соглашение в рамках Свободного порта, как раз начал строительство новой гостиницы в центре Петропавловска. Конечно, мы вели переговоры и с представителями мировых отелей, но всех пугает сезонность и риски неокупаемости.

— Существуют ли какие-то специальные программы по привлечению иностранных туристов?

— С представителями японского бизнеса мы договорились о предоставлении им земли для строительства отелей и ресторанов, которые были бы рассчитаны именно на граждан этой страны. Аналогичные переговоры мы ведём с Китаем и Южной Кореей. Но есть проблема: летом мы работаем по чартерной программе. Китай готов обсуждать возможности организации туристических поездок для своих жителей, но стартовая отметка — 100 тысяч человек. Для нас пока неподъёмная история: инфраструктуры не хватает. Но пройдёт несколько лет — и появятся отели, которые будут способны принять такое количество туристов.

— Каким образом планируется развивать горнолыжный сегмент на Камчатке?

Горнолыжный спуск на Козельском вулкане

Александр Петров / ТАСС

— Сейчас в черте Петропавловска-Камчатского семь горнолыжных спусков. На Эдельвейсе и Красной сопке ведётся реконструкция, на горе Морозная в этом году все работы закончатся, там уже завершен монтаж современного кресельного подъемника. Проблема в том, что бизнес любит Камчатку, скажем так, на расстоянии. И не потому что здесь кто-то кого-то пугает. Просто, чтобы бизнес был тут рентабельным, нужно привезти не 45−50 тысяч человек в год, а 300 тысяч. Другой момент — это расстояние. Чтобы добраться до Камчатки, нужно сначала прилететь или приехать в Москву, а оттуда ещё девять часов лететь к нам, заплатив немалые деньги. Сегодня в «горячий» летний период семья из трёх человек на дорогу к нам и обратно должна потратить до 300 тысяч рублей. Честно говоря, не знаю, кто способен осилить такое путешествие. Программа льготных перевозок работает только для молодёжи и пенсионеров. Билетов по фиксированной цене на всех не хватает. А вот профессиональные спортсмены на Камчатку едут. В этом году сборная по горным лыжам готовилась у нас, тренировались китайская и южнокорейская сборные. Они прилетят и в следующем году, чтобы продолжить готовиться к Олимпиаде.


«Здесь проблема не в деньгах, а в решимости людей»

— Давайте поговорим о насущной для всей страны проблеме — о дорогах. Недавно прошла информация, что в регионе по японской технологии построили асфальтовый завод. Это история бизнеса или комплекса ЖКХ?

— Когда я стал губернатором, мы придумали программу, которую условно назвали «Три «д» — это дети, дома и дороги. По ней мы стали работать, построив несколько новых детских садов в отдалённых районах. Мы заново открыли спортивные школы, запустили пять жилищных программ. Дороги — тоже один из аспектов программы. В этом году мы уложили 300 километров нового асфальта и у нас осталось всего 12 километров дорог с ещё советским покрытием. Больше чем наполовину укатали трассу «Петропавловск — Мильково», для того, чтобы полностью заасфальтировать эту дорогу осталось реконструировать 30-километровый гравийный участок.

Активно реализуется программа по районным центрам, где асфальта вообще никогда не было. Там женщины получили возможность ходить на каблуках, а дети — кататься на скейтах

Для этого нам и нужен был асфальтовый завод, о котором вы спросили. Это история нашего благоустройства и создания комфортных условий для жизни наших граждан.

— Если заговорили о благоустройстве: что нового появится в Петропавловске-Камчатском?

— Есть несколько инвесторов, которые хотят реконструировать привокзальную площадь. В следующем году начнём строительство стадиона «Спартак» в центре Петропавловска; там, где была площадка Кухта, появится гостиница, городок и очень много интересного для туристов. В центральной части обустроим сопку «Никольскую». Планов много, но и трудностей тоже много. Но главная проблема здесь не в деньгах, а в решимости людей.

Вид на Петропавловск-Камчатский

Юрий Смитюк / ТАСС

— Конечно, такие перемены должны сыграть свою роль и в деле удержания людей в регионе, прежде всего молодёжи?

— Вообще, молодёжь на Камчатке очень талантливая и умная. Ребята со всех олимпиад привозят призовые места. Но вот недавно я встречался с такими одарёнными выпускниками школ и мы разговорились про планы на дальнейшую жизнь. Так 11 человек из 15 не связывают своё будущее с полуостровом и хотят уехать, потому что им здесь скучно. Сейчас мы думаем над тем, чтобы создавать молодёжи условия для досуга. В отличие от Владивостока и Хабаровска, Петропавловск-Камчатский застраивался хаотично, здесь никогда не думали о строительстве какого-то, к примеру, спортивного комплекса. Сюда приезжали заработать и уехать, поэтому мы оказались в неравных условиях с нашими соседями по Дальнему Востоку. Мы начали строительство нового театра кукол, новых физкультурно-оздоровительных комплексов с бассейнами. Постараемся сделать всё, чтобы ребята могли развиваться и отдыхать, создать для них хорошие условия.

— Ну, и конечно, соблюсти баланс между деятельностью человека и природой.

— Естественно. Мы делаем всё, чтобы не нарушать границы сосуществования мира людей и мира животных. А последний у нас, как известно, очень разнообразен. Не только туристы хотят посмотреть на животных, бывает, что порой звери сами выходят, посмотреть, что мы тут делаем.


Илюхин Владимир Иванович

Родился 25 июня 1961 года в селе Новониколаевка Красноярского края.

Окончил Хабаровский институт народного хозяйства и Дальневосточную академию государственной службы. Кандидат экономических наук.

С 1983 года работал начальником штаба комсомольской стройки Петропавловского горкома ВЛКСМ Камчатской области. Несколько лет был заведующим отделом обкома ВЛКСМ Камчатской области.

В 1990-х гг. занимался коммерческой деятельностью.

В 2000—2002 гг. — руководил управлением промышленности, предпринимательства, энергетики и минерально-сырьевых ресурсов администрации Камчатской области.

В 2002— 2007 гг. — главный федеральный инспектор в Корякском автономном округе.

С 2008 года — главный федеральный инспектор в Республике Саха (Якутия).

С 2009 года — главный федеральный инспектор по Камчатскому краю аппарата полпреда президента РФ в ДФО.

В 2011 году — избран губернатором Камчатского края.

13 сентября 2015 года переизбран губернатором на новый срок.

Рекомендуемые материалы
Взгляд из космоса
Захватывающие дух панорамы Дальнего Востока
Велосипедный детектив
90 лет назад на Камчатке стартовал фантастический велопробег
В одной упряжке
Собаки «Берингии». Фотогалерея