"

Прокрутите Вниз


Дальний Восток манит экстремалов непроходимыми территориями — горы, реки, север региона, полгода покрытый метровыми сугробами. На простом джипе не доехать до Камчатки и не добраться до отдалённых районов Чукотки. Для таких дальних бросков джиперы модифицируют сухопутные внедорожники под «амфибии» и ставят машины на гусеничный ход. При этом не все достигают поставленных целей: за некоторыми путешественниками, попавшими в таёжные ловушки, приходится отправлять спасателей. DV пообщался с джиперами и узнал, на каких автомобилях и куда направляются экстремальные экспедиции Дальнего Востока



«Вторая Камчатская экспедиция»


Даты: 16 января — 4 марта 2016 года


Маршрут: Магадан — Петропавловск-Камчатский — Магадан


Дистанция: 7000 км


Результат: Успешно, общее время в дороге — 49 дней


Уникальность этой экспедиции в том, что её участники за один зимний сезон преодолели путь от Магадана до Петропавловска и обратно. До 2016 года все маршруты направлялись только в одну сторону. Так, например, прошла «Первая Камчатская экспедиция», частично с теми же участниками.


Водители «Сузуки Эскудо» и «Тойота Лэнд Крузер Прадо» Сергей Яковлев и Владимир Стрельцов специально модифицировали свои джипы для этой экспедиции. Сергей Яковлев говорит, что подготовка к экспедиции длилась около двух лет. Его автомобиль стоит на трёх осях, к багажнику приварен металлический кузов. Шесть колёс нужны, во-первых, для лучшей проходимости, а, во-вторых, для большей грузоподъёмности.


— Дорога дальняя, требует серьёзных запасов, — говорит Сергей Яковлев. — Если брать дополнительно 100 литров топлива, то автомобиль на четырёх колёсах ехать отказывается. К тому же вместе с третьим мостом появился уют. В кузове просторно, можно спать в развалку, там стоит телевизор, автономный обогреватель, и всё, что вообще нужно для комфортного быта.


"

Прокрутите Вниз


Летом путь от столицы Колымы до центра Камчатки непроходим: территорию пересекают реки, некоторые из которых судоходные, и никаких плотов и мостов там, естественно, нет. Простой внедорожник этот путь и зимой не преодолеет.


Справка

Зимник — автомобильная дорога, эксплуатация которой возможна только в зимних условиях, при минусовой температуре. Для устройства зимника снег уплотняют и разгребают грейдерами, на реках намораживают ледовые переправы. Зимник может также проходить непосредственно по замёрзшему льду рек и озёр.


— Как таковой дороги в эти местах нет, — рассказывает Яковлев. — Кое-где между посёлками лежат зимники и грунтовые дороги, там ездят «Уралы» и «Камазы». Но в их колею не впишешься из-за габаритов машины. Зачастую проще было «бить» свой след. Иногда встречался снегоходный путь. Основная сложность была в массе крутых спусков и подъёмов. Кое-где нам нужно было пересекать разрезные ручьи шириной и глубиной два метра. Такой ручей зимой не замерзает. Приходилось забрасывать их снегом, подкладывать сходни под джипы и за счёт больших колёс пересекать ручьи. Но машины были готовы к таким трудностям. Пожалуй, самые сложные участки встретились возле камчатских военных полигонов, где мы двигались почти с нулевой скоростью. Машины ехали по кочке, проваливались в снег. Три раза из-за сильных морозов, постоянных ударов о кочку и перегрузок ломался прицеп. Приходилось ехать в ближайший посёлок за запчастями — нужны были токарные работы.


Вес пустой «Сузуки» — около 3,2 тонны, гружёной — 4,3. Машины были оборудованы колёсами с низким давлением диаметром 120 см и шириной 60 см.


Видео Сергея Яковлева


— Судя по видео, которое мы отсняли, ничего особенного: всего лишь едем по снегу, — продолжает Сергей. — Но снег там достигал в высоту двух метров. Мы выходили из машины, проваливались по грудь в снег и не чувствовали земли под ногами. Неподготовленный внедорожник не проехал бы больше 15 метров в таких условиях. Расход топлива доходил до 100 литров на 100 километров. Скорость передвижения местами была до того низкой, что GPS вообще её не фиксировал.


Серьёзных поломок в маршруте не было, кроме тех, что вызваны экстремальным холодом. Из-за мороза в 40−50 градусов лопались шланги, замерзала соляра.


— В МЧС за нами всегда следили по ГЛОНАСС, — вспоминает Сергей. — Порадовали камчатские спасатели: за нас беспокоились, постоянно предлагали помощь, показывали, по каким бухтам и рекам проехать быстрее и безопаснее. В сёлах приём всегда был тёплым, зачастую нас встречали главы районов и посёлков.


С собой джиперы брали книги, футболки и сладости для детей — на пути к Петропавловску много интернатов. Ребята были только рады пообщаться с путешественниками.


Оба экипажа выдвинулись из Магадана 16 января и вернулись 4 марта.



«Берингия»


Срок: 15 января — 4 марта 2016 года


Маршрут: Новосибирск — Якутск — Певек — Нутэпэльмен — Анадырь


Дистанция: 10 000 км


Результат: Конечной цели экспедиция не достигла, общее время в дороге — 50 дней


Целью экспедиции, которую организовывал новосибирский клуб «Офф Роад Мастер» (Off Road Master), была самая восточная точка России и всей Евразии — мыс Дежнёва. Колёсная техника не ходит туда регулярно ни зимой, ни летом. Достигнуть мыса экстремалам не удалось.


15 января экспедиция выехала из Новосибирска. Собралась команда из трёх машин. Новосибирский экипаж ехал на «Тойота Лэнд Крузер Прадо», московский — на «Ниссан Патрол», а эстонский — на «Тойота Лэнд Крузер 80».



24 января экспедиция в полном составе добралась до Якутска и отсюда, по сути, началось путешествие по снегам и зимникам. По федеральному зимнику «Арктик» движение сносное. Правда, чем дальше на восток — тем больше дорога напоминала кухонную тёрку. Местами автомобили ехали по кочкам, где одно колесо стояло на полметра выше другого. Но самое сложное ждало джиперов на Чукотке.


— Как мы и предполагали, самой трудной стала дорога по побережью Чукотского моря, — рассказывает организатор и участник экспедиции Станислав Ершов. — До мыса Шмидта мы дошли без особых проблем. В некоторых местах там нет зимника, но снег вполне проходимый. За мысом Шмидта на восток кончаются любые дороги, есть только направление. Когда-то давно в этих районах ходили гусеничные вездеходы, но сейчас на восток Чукотки по побережью не заходит никто. Вездеходы идут через тундру и горы, для них наш маршрут опасен: техника тяжёлая, вездеход может обломить льдину и уйти под воду. А для обычной колёсной техники эти участки непроходимы.


С мыса Шмидта экспедиция направилась по Косе двух пилотов.


— Это самая длинная коса, которую я когда-либо видел — полсотни километров. Место необыкновенной красоты, — вспоминает Ершов. — Больше всего проблем на Чукотке возникло из-за арктических возвышений курумника (скоплений каменных остроугольных глыб — DV). Автомобилю нужно переваливаться по камням, запорошенным снегом, это очень тяжело. Местами мелкий курумник переходил в огромные глыбы. Кроме того, всё побережье было заторошено и засыпано снегом.


"

Прокрутите Вниз


Команда уходила от побережья только в тех местах, где берег обрывался скалами и мысами, которые врезаются клиньями в море.


— По рекам и лагунам мы огибали сложные участки, — говорит Станислав. — Лагуны, торосы и курумник — специфика Чукотки. Но самым удивительным для нас стал снег, который невозможно утоптать. Мы ходили на Ямал, на Таймыр, в Якутию и ещё много куда на этих машинах. Нигде такого нет. Даже сдутые колёса топтать чукотский снег не позволяют. Он больше похож на рассыпчатую крупу.


14 февраля, после спуска в лагуну Пыныпельгин, машина Стаса застряла в снегу. Эстонский экипаж начал объезжать его «Прадо», но тоже «встал». Оказалось, что машины плюхнулись в снежную жижу — на фарах наледь, колёса в воде.


Позже выяснилось, что у одной из машин сломаны крестовина и редуктор. Чтобы вытащить внедорожник, из ближайшего посёлка Нутепельмен на следующий день приехал трактор. Но и он погряз в воде. На операцию по освобождению экспедиции и прибывшего трактора понадобилось три дня.


В Нутепельмене команда дожидалась вездехода ещё четыре дня и затем на буксире «Охары» направилась на запад — через Эгвекинот к Анадырю. Джиперы сменили направление из-за поломок. Вездеходу «Охара» пришлось тащить на себе один из внедорожников почти до посёлка Амгуэма. Дальше они двинулись своим ходом, но о достижении мыса Дежнёва уже не думали.


— На Чукотке больше всего меня поразило сочетание тундры и гор, — вспоминает Ершов. — Такого нигде больше не встретишь. Там огромные снежные скалы выходят прямо к морю. И это очень красиво.


4 марта два экипажа из трёх улетели из Анадыря в Новосибирск и Москву. Свои машины они оставили на севере до начала весенней навигации. Третий, московский экипаж решил добираться до дома своим ходом — так же, как и приехал.



«Шинтоп-трофи 2010»


Сроки: 1 — 27 июля 2010 года


Маршрут: Якутск — Сеймчан — Амбарчик


Дистанция: 4500 км по суше и 1750 км по реке Колыма


Результат: Успешно, общее время в дороге — 27 дней


Главная идея этой экспедиции: машина должна не только ехать по бездорожью, но и самостоятельно плыть по воде. Для этого дальневосточные и сибирские путешественники подготовили машины-амфибии. С собой они брали лодочные моторы и надувные «бананы», которые закрепляли по бокам автомобилей. Кстати, одну из таких амфибий сделали из УАЗика-«буханки».


— На воде машины развивали скорость до 4,5 узлов, — говорит участник экспедиции Артём Конивец. — Мой «Стремительный» на основе «Тойота Сурф» чуть меньше — 7,2 км/ч, это около четырех узлов. Но сами «амфибийные» свойства у машины лучше — она была свободнее в манёврах, к тому же колёса в воду были погружены ниже, что позволяло выехать на самый крутой берег.



До Якутска экипажи добирались по обычным дорогам из Владивостока, Новосибирска и Омска. Уже оттуда начались ухабы колымского тракта и сама река. Основной целью экспедиции была Колыма. В Сеймчане сухопутная часть пути завершилась, и джиперы навесили на машины надувные «гондолы». Один из батутов взлетел от порыва ветра, плюхнулся оземь и лопнул от простого удара о гальку. Экспедицию задержали на два дня. Там же, в Сеймчане, путешественники узнали от капитана одного из местных судов, что до них этот маршрут пыталась преодолеть польская экспедиция.


— Вместо «бананов» поляки использовали алюминиевые поплавки с жёстким корпусом по стандарту НАТО, они бы точно о гальку не лопнули. Общий бюджет той экспедиции составлял около двух миллионов долларов. В Якутск они летели на самолётах, — вспоминает Артём. — А наш бюджет не превышал трёх миллионов рублей, и шансов добраться до цели было куда меньше. Но поляки свалились в крутую стремнину, там переломали всю технику, и их машины эвакуировали вертолётом.

Навигация в то лето была сложная. В Сеймчане Артёму тот же капитан подсказал, как правильно пройти участок, где поляки ошиблись.


"

Прокрутите Вниз


— Пройдя 200 километров по течению реки, мы наткнулись на вилку: русло раздваивается, и основной поток резко меняет направление, — рассказывает Конивец. — Хочется плыть вперёд — кажется, что там основное русло, но это не так. Дальше по течению был резкий перепад высот, коренья, огромные завалы камней. Поляки туда и направились. Вспомнив о том, что мне говорили в Сеймчане, я быстро среагировал и крикнул штурману: «лево руля». Я шёл в головной машине и по рации тут же сказал своим, чтобы поворачивали налево. Вторая машина проскочила, а третий экипаж просто не поверил, что нужно поворачивать, поплыл прямо и там пристал к мели. Пришлось вытягивать их джип лебёдками.


Этот участок оказался самым опасным на всей дистанции. Вообще, река, по словам Артёма, постоянно пытается «обмануть»: на Колыме много развилок, побочных течений, куда можно свернуть и зайти в тупик. Это не говоря о порогах, перекатах и «расчёсках». А ещё путешественники отметили огромное количество гнуса. Вокруг машин всегда стояла плотная завеса комаров и мошки, так что из машин лишний раз старались не выходить. В конце июля путешественники подошли к Амбарчику, посёлку на берегу Восточно-Сибирского моря.


— Когда мы поднимались из моря обратно в реку, то потеряли трек, — говорит Артём. — Оказалось, что у Колымы в устье всего два фарватера и зайти методом тыка в реку очень сложно. В машинах оставалось всего по пять-семь литров бензина, был сильный отзывной ветер и отливное течение около двух км/ч. Если бы кончился бензин, нас унесло бы в океан, в льдины. Потом мы, конечно, со смехом вспоминали эти моменты, но тогда ужас был совсем рядом. Топлива могло не хватить, чтобы зацепиться за берег. В дельте реки (там, где она впадает в океан) часами можно ехать по берегу на колёсах, только изредка включая водный мотор. Ощущения невероятные: ты едешь по водной пустыне, а вокруг — ничего. Море упирается в горизонт, куда ни глянь, кругом сплошная вода. На севере красота связана с опасностью. Север вызывает чувство преодоления.


27 июля все экипажи добралась из Амбарчика в Черский и улетели из посёлка на самолётах домой.



«Битва за Магадан»


Сроки: 31 марта — 25 мая 2008 года


Маршрут: Петропавловск-Камчатский — Тиличики


Дистанция: 1200 км


Результат: конечная цель экспедиции не достигнута, общее время в дороге — 56 дней


Джиперы из камчатского «Квадратного колеса» каждую зиму ездят по непроходимому северу Дальнего Востока. Экспедиция 2008 года стала первой и неудачной попыткой достижения Магадана.


Ранним утром 31 марта 2008 года из Петропавловска выдвинулись три автомобиля с двумя санными прицепами: «Тойота Сурф», «Митсубиси Паджеро» и «Ниссан Террано». В Эссо «квадратники» вместо обычных колёс для асфальтовой трассы поставили пневматические самодельные колёса высотой в метр и шириной в 70 см. «Паджеро» «переобули» в гусеничные маттраки.


— Гусеницы нам предоствили в МЧС Камчатского края. Плюс в том, что установить их можно без проблем. Открутил колёса — прикрутил гусеницы, — поясняет участник экспедиции Константин Мурашов. — Траки показали себя на снегу превосходно, но были и минусы. Каждое такое устройство весит около 150 килограмм. Бывало, что они проваливались и застревали в снегу. И для маттраков нужны машины с мощными моторами, чтобы джип ехал как снегоход, вырывая из-под себя снег. Таких у нас не было. К тому же этим гусеницам противопоказана грязь. Каждое утро водитель «Паджеро» начинал с чистки каждого трака.


"

Прокрутите Вниз


На картах Камчатского края дорога лежит до Эссо. Дальше, к Тигилю, направляется зимник. На этом этапе трасса есть и, по словам путешественников, напоминает она «Дорогу жизни» на Ладожском озере. По краям — вешки, дальше — заснеженная целина или вода. Потеряешь ориентир — сразу окажешься в глубоком снегу. А на пути встречаются только грузовики с продуктами.


После Паланы маршрут экспедиции лежит по сложной гористой местности. Прицепленные к джипам нарты то и дело норовят утащить автомобиль в сторону. Крутые подъёмы и спуски отнимают массу сил. Машины здесь попадали в снежные ловушки, их вытаскивали, но те вновь снова застревали.


— В каждом прицепе — около полтонны груза. Сани — будто якоря, они сильно тормозили нас. Но без запаса топлива далеко мы бы не уехали, — говорит Константин. — Дорог, особенно в горах, вообще нет. Мы шли по направлению снегоходов и зимних саней. Кстати, попали как раз в те места, где идут гонки на собачьих упряжках «Берингия». Машины там не ходят, и территория очень сложная — часто приходилось сворачивать в леса.


В снежные ловушки машины попадали много раз. Но хуже было то, что от перегрузок рвались шины.


В посёлке Лесная местная детвора облепила машины. Трудно было не прокатить ребят по улицам родного посёлка. Ведь джипы участников экспедиции — единственная колёсная техника в тех краях!



Дальше — Карагинский перевал. Этой точки до «квадратников» не достигал никто. К вершине команда подобралась в начале мая. А подъезжая к Оссоре, путешественники узнали плохие новости: в тундре начали вскрываться реки и озёра. Начиная отсюда джиперам приходится преодолевать водные преграды чаще, чем снежные.


Возле Тиличиков «Паджеро» на гусеничном ходу ушёл под воду по самое лобовое стекло. На небольшом водоёме под весом траков джип проломил весенний лёд. Автомобиль оказался, в буквальном смысле, в подвешенном состоянии. Машину быстро разгрузили и стали готовить план спасения. В свете фар автомобиль напоминал изображение зажатого льдами «Челюскина» из школьного учебника. В течение трёх часов автомобиль поднимали при помощи специальных домкратов — «хай-джеков». Самую серьёзную проблему создали выручавшие на протяжении всего путешествия маттраки. Тяжёлая конструкция треугольной формы упёрлась в берег, не отпуская автомобиль. 


Путешественники только под утро вытянули джип из ловушки. Машину завели, и команда тронулась дальше.


Когда джиперы прибыли в Тиличики, весна окончательно пришла в Корякию и «открыла» тундру, с её многочисленными реками, озёрами и болотами. Ещё несколько раз автомобили завязли в грязи, и решено было отправляться назад.


Экспедиция продолжалась 56 дней. В следующем — 2009 году — «квадратники» учли ошибки, которые допустили в первой экспедиции, и добрались не только до Магадана, но ещё и до Владивостока. Тогда путешествие продлилось дольше: с 15 марта по 22 июня.



«Золотой рейд»

Сроки: сентябрь — октябрь 2002 года


Маршрут: Владивосток — Советская гавань


Дистанция: 1300 км


Результат: больше половины экспедиции пришлось эвакуировать морем, общее время в дороге — 40 дней


За почти 15 лет «Золотой рейд» по побережью Японского моря проходил шесть раз. Первый рейд в сентябре 2002 года стал пробным. Опытные приморские джиперы из клуба «Шатун» (Shatoon) пытались пройти по маршруту Владивосток — Терней — Амгу — Светлая — мыс Золотой в Советской гавани.


Экстремалы рассчитывали пройти по маршруту, о котором почти не было сведений. Вместо запланированных двух недель «Золотой рейд» продолжался больше месяца. Попытка не удалась — своим ходом обратно вернулись только восемь машин, остальных вывозили по морю.


"

Прокрутите Вниз


— До нас эту дорогу использовали только местные жители, — рассказывает один из организаторов экспедиции Николай Исаков. — В начале 1990-х годов там гнали скот из Хабаровского края в Приморский. Житель одной из деревенек на нашем маршруте в 2006 году сказал, что больше десяти лет не видел в тех краях машин. Непопулярность пути связана с тем, что там много засад: можно увязнуть так, что джипы вообще не вытащишь. Путь сильно зависит от сезона. Проходя побережье, нужно пересекать несколько рек, и по Самарге, например, можно на автомобиле уплыть по течению. Река Нельма тоже полноводная — около полутора метров глубиной, наши машины в ней тонули полностью, вместе с крышей. Приходилось вытягивать их лебёдками.


Причин неудачи несколько, но главная — отсутствие достоверной информации о дороге. На последнем этапе экспедиция прокладывала себе путь по болотам со скоростью не больше одного километра в день, не представляя, что ожидает её впереди.



— Маршрут через лес — это болота и мари. Все это усугубляется мошкарой. К тому же путь непредсказуемый. Русла речек у побережья меняются поле тайфунов, — говорит Николай Исаков. — Прямо сейчас этот маршрут непроходим вообще. Самаргу уже два года нельзя пересечь: река поменяла русло и ушла в узкую протоку. Глубина реки в фарватере — полтора метра, но проехать её невозможно из-за очень сильного течения.


Виталий Мушта из Хабаровска проезжал вместе с джиперами из Владивостока по «Золотому рейду» несколько раз. И дважды топил в Самарге автомобиль.


— Самарга — горная река с сильным течением, — рассказал Виталий. — Там я ждал 25 дней, пока вода уйдёт. А полностью экспедиция продлилась 40 дней. Некоторых из нас вертолёты забирали сразу с Самарги. Оставшихся увезли на пришедшем из Ванино судне.


В тот «Золотой рейд» вышло 22 автомобиля. И только восемь из них добрались до цели. Все последующие экспедиции прошли благополучно.


Кстати, в 2009 году Виталий Мушта вновь утопил свой джип в Самарге. Тогда дорогу обратно от реки отрезали ливни, которые не прекращались трое суток. Поэтому Виталий оставил автомобиль в реке, а его вместе со штурманом эвакуировали на вертолёте.