"

Прокрутите Вниз


Мощь этого монгольского оружия в Средние века позволила воинам Чингисхана покорить Евразию. Изготовление его — дело хитрое, у мастеров на работу уходит не меньше месяца. Лук состоит из многих частей, для него нужны дерево, шкуры, рога, сухожилия и клей. Даже в Бурятии и Забайкалье мало людей, которые смогут его правильно сделать. Корреспондент ТАСС Илья Баринов поговорил с мастером Баясхаланом Цыбенжаповым о том, как скручивать тетиву из кожи верблюда и зачем варить рога буйвола.

 


Режь, вари, точи


«Традиционные роговые луки мало кто делает: технология сложная, процесс кропотливый», — говорит Баясхалан Номтоевич, раскладывая на столе в мастерской компоненты будущего изделия.


Длина бурятского лука — 150–160 сантиметров. Его основание (называется «кибить») мастер делает из берёзы, для этого он берёт комель — толстую часть ствола сразу над корнем. Дерево сначала варят, чтобы размягчить, потом придают ему нужную форму, затем высушивают.



«Важно, чтобы эта часть лука не сломалась, была прочной», — объясняет оружейник.


Внутреннюю сторону основания и его концы покрывают тонкими пластинами из рогов буйвола или семилетнего быка. Чтобы эти пластины получились как надо, рог сначала вываривают до мягкости — Цыбенжапов делает это во дворе в железном корыте. Затем рог режут вдоль, получившиеся пластины распрямляют тисками над паяльной лампой (раньше это делали над костром), а затем обтачивают. Одного рога хватает на два лука.



Для эластичности лук с внешней стороны обклеивают сухожилиями коня или дичи — например, изюбря. Сухожилия берут со спинных мышц животных, когда разделывают тушу, тщательно высушивают и разделяют на длинные тонкие волокна, похожие на сушёных кальмаров. Скрученные волокна кочевники веками использовали вместо ниток. Полученные пряди обмакивают в клей и прокладывают на луке несколькими слоями.



«Клей использую органический, варю его из коровьих или бараньих шкур, — поясняет мастер. — Это как варить холодец, только ещё дольше. Полученный «студень» охлаждаешь и «накатываешь» из него шарики, которые потом, когда нужен клей, растапливаешь на водяной бане». Такой клей, добавляет оружейник, хорошо скрепляет части лука и устойчив к сырости.


Последний слой на луке — береста. Она защищает оружие от влаги, например, при стрельбе во время дождя.



Орлиные перья и сухожилия животных


К концам лука крепится тетива. Раньше её делали из кожи верблюда: срезали лентами со спины туши, скручивали, вытягивали и высушивали. Если нужна тонкая, то брали позвоночные сухожилия животных. «Тетива должна быть прочной и не растягиваться, — учит мастер. — Если толстая, то стрела летит на меньшее расстояние, но попадает точнее, если тонкая — то летит дальше, но точность падает».



Центральная часть тетивы называется «гнездом» — в него перед выстрелом вставляют стрелу. Чтобы стрела крепко держалась, не падала и не соскальзывала, на её окончании делают специальный вырез — его и вставляют в «гнездо», до щелчка.


Длина стрелы — 90–95 сантиметров. Её делают из берёзы, обтачивая рубанком до идеально круглой формы. Для оперения Цыбенжапов использует орлиные перья — говорит, их можно найти в степи в окрестностях посёлка. На изготовление одной стрелы у мастера уходит до двух часов.



«Перья орла служат дольше и не мокнут во время дождя, у них хорошая аэродинамика — стрелы с ними лучше летят», — добавляет мастер. Все лопасти оперения должны быть одинаковой длины и ширины, изгибаться в одну сторону — такая форма делает стрелу устойчивее во время полёта и обеспечивает его дальность. По традиции стрелы ярко раскрашивают.


Для спортивной стрельбы по бурятским правилам не используют острые наконечники. Их заменяют деревянными «бочонками» — булсуу. Ими стреляют не в мишени, а по специальным кеглям — сурам, подушечкам из плотной ткани высотой в 10 сантиметров, набитым шерстью. «Если такой стрелой в голову попадёт — не убьёт, но сознание потеряешь», — говорит Баясхалан Номтоевич.



Стрелять по правилам


Как пишет доктор исторических наук Михаил Константинов, с конца XIX века у бурят отпала необходимость в луке как боевом или охотничьем оружии. Их стали использовать как спортивные во время народных праздников. Раньше во время таких состязаний кочевники стреляли в сбруи, предварительно свёрнутые в клубки, их и заменили суры.


Со временем стрельба по сурам стала наравне с борьбой и конными скачками частью национального мужского троеборья — «трёх игр мужей». Для таких соревнований суры устанавливают на специальной площадке. Задача стрелков — сбить кегли за пределы этого поля. Во время народных праздников мужчины стреляют с 50 метров, но когда игры устраивают буддийские монастыри-дацаны, дистанция увеличивается до 60 метров.



Стрельба из лука — тот вид спорта, в котором больше всего забайкальцев. К примеру, трое из восьми участников основного состава мужской сборной России по стрельбе из классического лука — жители Забайкальского края. Ещё трое — из соседней Бурятии. По данным регионального Минспорта, стрельбой из классического лука в Забайкалье занимается 1,1 тысячи спортсменов, 60 из них — мастера спорта.


По словам начальника отдела развития национальной культуры и спорта администрации Агинского Бурятского округа Булата Бальжинимаева, почти в каждом бурятском селе есть секции, в которых дети занимаются классической стрельбой в мишени. Набирает популярность и традиционная стрельба: «Это доступный вид спорта, им чаще занимаются люди старшего поколения, но молодёжь тоже интересуется».



Представители сразу трёх регионов — Бурятии, Иркутской области и Забайкальского края — намерены предложить Министерству спорта России включить стрельбу из лука по бурятским правилам во всероссийский реестр видов спорта. «Для этого нужно создать федерацию, проводить общероссийские соревнования, — говорит Бальжинимаев. — В наших регионах уже это есть, теперь нужно объединиться и к 2020 году создать всероссийскую».


Баясхалан Цыбенжапов не только делает луки, но и учит молодёжь стрелять из них: он работает инструктором в региональном центре спортивной подготовки по национальным видам спорта. А за свою меткость получил десятки наград — грамоты, кубки и даже лошадей. «Главное качество хорошего лучника — внутреннее спокойствие», — поучает мастер.