"

Прокрутите Вниз


Ровно 114 лет назад — 9 февраля 1904 года — началась Русско-японская война и крейсер «Варяг» вступил в свой первый и последний бой, навсегда став легендой. Удивительно, но самый знаменитый крейсер нашего Дальнего Востока никогда не приходил к тихоокеанским берегам России под русским флагом. Впервые дальневосточная Россия встретилась с «Варягом» только спустя шесть лет после окончания той неудачной для нас войны с Японией, когда во Владивосток из Кореи привезли гробы с останками погибших матросов героического крейсера…



«Американец, строивший это совершенное чудо, обманул русский флот…»


Самый знаменитый крейсер Российской империи построили в Америке — это была распространённая практика, отечественная промышленность не справлялась с валом военных заказов, и царское правительство нередко покупало новейшие корабли за границей. Например, одновременно с «Варягом» для России строились новые броненосцы и крейсеры во Франции и Германии.


Строителем будущего «Варяга» стала компания из США William Cramp & Sons. Крейсер был построен к исходу 1900 года. Американская фирма почти на год затянула сроки сдачи корабля, хотя обещанная скорость постройки была важным фактором в выборе места строительства. Покупка обошлась России в 4,9 млн рублей золотом (более 2 млрд долларов в современных ценах).



Новый корабль получил имя «Варяг» — в честь легендарных морских воителей средневековой Балтики. Выкрашенное в ослепительно-белый цвет, новое судно, по отзывам очевидцев, было очень красивое, напоминая современникам скорее океанскую яхту, чем бронепалубный крейсер 1-го ранга. Отличала «Варяг» и высокая скорость, но в жертву ей была принесена надёжность механизмов и защита артиллерийских орудий — что ещё скажется в ходе исторического боя…


Пока же «Варяг» вызывал только восхищение — по прибытии в Кронштадт, в мае 1901 года новинку посетила царская семья со свитой придворных. Посетители были в восторге. Однако мать последнего русского царя Николая II, вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, в те дни всё же сделала в личном дневнике тревожную запись по итогам визита на крейсер: «Среди свитских чинов ходят слухи, что американец, строивший это совершенное чудо, обманул русский флот, и будто бы крейсер имеет некий ущерб и практически безнадёжен. Не знаю, верно ли говорят, но за трёхдневный визит мне не удалось заметить в экипаже крейсера никаких признаков привычной при технических неполадках суеты и тревоги…»



Русский американец в Корее


Новый русский крейсер американской постройки предназначался для усиления нашего Тихоокеанского флота. И вскоре «Варяг» покинул воды близ столичного Петербурга, чтобы отправиться на Дальний Восток. Пройдя три океана, в феврале 1902 года крейсер появился в Порт-Артуре, военно-морской базе, арендованной Россией у Китая. Именно здесь пройдёт вся служба «Варяга» почти до самого начала Русско-японской войны.


Лишь в декабре 1903 года крейсер получил приказ покинуть Порт-Артур и идти к берегам Кореи. Официально «Варягу», выражаясь языком вековой давности, предстояло служить в качестве «стационара» в корейском порту Чемульпо (ныне морской пригород Сеула, столицы Южной Кореи). «Стационарами» тогда именовались военные суда, стоявшие в иностранных гаванях для поддержки своих дипломатических представительств. В то время это была распространённая практика, и в порту Чемульпо рядом с нашими кораблями находились военные суда-«стационары» Англии, Франции, США и Италии, защищавшие свои посольства.


Рейд порта Чемульпо в 1904 году


Крейсер «Варяг» и приданная ему канонерская лодка «Кореец» в этих условиях гарантировали силовую поддержку нашего посольства в случае каких-либо провокаций. Ведь вокруг Кореи уже долгое время шла политическая борьба России и Японии за влияние на полуострове, что вскоре и приведёт к открытой войне.


Так что ещё до начала войны «Варяг» послужил русской дипломатии. Но для самого крейсера это обернулось бедой — начало вероятного конфликта он встречал в отрыве от основных сил нашего флота. Фактически «Варяг» оказался заложником дипломатических манёвров царя Николая II — российский самодержец, осознавая близость войны, считал, что инициативу начала боевых действий надо оставить японцам, дабы они выглядели «агрессорами», а Россия оказалась в «моральном» выигрыше, как защищающаяся сторона.


«Желательно, чтобы японцы, а не мы, открыли военные действия, поэтому если они не начнут боёв против нас, то вы не должны препятствовать их высадке в Южную Корею…» — писал царь Николай II российским властям на Дальнем Востоке. Япония не могла начать войну против России без успешной высадки своих войск на Корейском полуострове, а самым удобным местом для неё был именно порт Чемульпо, в котором и находился в качестве дипломатического «стационара» одинокий русский крейсер.



«Не сдадим крейсер и будем сражаться до последней возможности…»


В отличие от русского царя, японские самураи не стали руководствоваться «моральными» доводами, а решили ударить первыми. 6 февраля (все даты даны по новому стилю — DV) 1904 года Япония разорвала дипломатические отношения с Россией, но официально войны не объявляла. Через двое суток русская канонерская лодка «Кореец», вышедшая из Чемульпо, чтобы доставить в Порт-Артур донесение из нашего посольства, была атакована японскими миноносцами.



Они выпустили по ней две торпеды, но промахнулись. «Кореец» вернулся в нейтральный порт к «Варягу» с известием об агрессии японцев.


На рассвете 9 февраля команда крейсера «Варяг» во главе с капитаном Всеволодом Рудневым, не имея связи с высшим командованием, могла только догадываться о начале открытого военного конфликта. Ничего не знали на борту «Варяга» и о том, что прошлой ночью японские миноносцы, без объявления войны, атаковали нашу эскадру в Порт-Артуре. Ничего не знали русские моряки и о численности японских кораблей, идущих к Чемульпо. Однако хорошо понимали, что они явно превосходят боевые возможности «Варяга» и «Корейца».


Капитан Руднев обратился к команде: «Безусловно, мы идём на прорыв и вступим в бой с японской эскадрой, как бы она сильна ни была. Никаких вопросов о сдаче не может быть — мы не сдадим крейсер и самих себя и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови. Исполняйте каждый свои обязанности точно, спокойно, не торопясь».


Нашим морякам противостояли превосходящие силы противника — шесть крейсеров и восемь миноносцев. Позднее военные специалисты и историки подсчитали, что вес залпа (вес снарядов, выпущенных разом всеми орудиями корабля) японских крейсеров почти в четыре раза превосходил вес залпа «Варяга» и «Корейца».


В 12 часов 20 минут японцы открыли огонь по нашим кораблям. Через две минуты ответный огонь открыли «Варяг» и «Кореец». Превосходство в силах сразу же сказалось на ходе боя. Японцы буквально забросали «Варяг» тяжёлыми снарядами. Уже через 18 минут после открытия огня 152-миллиметровый снаряд с японского крейсера «Асама» поразил «Варяг», уничтожив передний дальномер и вызвав пожар.

 


«Там убивают наших братьев…»


«Жребий войны брошен. Вы слышите громовые раскаты пушечных выстрелов: там убивают наших братьев», — произнёс в эти минуты архимандрит Хрисанф, руководитель Русской духовной миссии в Корее, обращаясь к молившимся в небольшой православной церкви, недавно построенной в корейской столице. Морское сражение развернулось недалеко от побережья, и эхо взрывов хорошо слышали в Сеуле…


Японские матросы с крейсера «Нанива» 

ведут огонь по крейсеру «Варяг»


В общей сложности бой русских кораблей с японской эскадрой продолжался 55 минут. За это время «Варяг», получивший многочисленные подводные пробоины и охваченный огнём, потерял почти всё оружие. Из двенадцати 152-мм пушек на крейсере осталось только две, из двенадцати 75-мм — пять, все 47-мм пушки были выведены из строя. Сказались особенности конструкции лёгкого крейсера, когда в жертву теоретической скорости была принесена защита корабля.


Как выяснилось уже после боя, вызванные попаданиями вражеских снарядов пожары охватили шестую часть корабля. Из 570 человек команды «Варяга» непосредственно в ходе боя погибли офицер и 22 матроса. После боя в течение суток от ран умрут ещё 10 человек. Тяжело ранены были 27 человек, «ранены менее серьёзно» — сам командир крейсера Руднев, два офицера и 55 матросов. Ещё свыше сотни человек получили ранения мелкими осколками. То есть временно или постоянно была выведена из строя треть команды.


Поскольку японцы значительно превосходили русские силы, их потери и повреждения в том сражении были куда меньше. Потеря дальномера в самом начале боя от удачного попадания японского снаряда резко снизила возможности русского крейсера по ведению прицельного огня. В ходе боя с «Варяга» наблюдали попадание и пожар на крейсере «Асама», флагмане японской эскадры. Но и в ходе войны, и после японцы упорно отрицали какие-либо потери и повреждения у Чемульпо, хотя по возвращении их кораблей в Японию на берег было доставлено около 30 тел.



Горящий, едва слушающийся руля «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» отступили в порт Чемульпо. Здесь капитан Руднев, получивший в ходе боя ранение в голову и контузию, но не покинувший свой пост, принял решение уничтожить корабли, чтобы они не достались противнику. Канонерская лодка «Кореец» была взорвана командой и затонула. На «Варяге», после эвакуации на берег раненых и экипажа, открыли кингстоны, после чего крейсер с полыхающей кормой опрокинулся на левый борт и ушёл под воду.



«Der stolze Warjag ergibt sich nicht…»


Итоги боя «Варяга» с превосходящими силами японской эскадры позднее по-разному оценивались военными специалистами и историками. Не раз выдвигали умозрительные теории, что противнику можно было нанести больший урон. Но общественное мнение не только в России, но и в европейских странах сразу очень высоко оценило подвиг русских моряков, смело двинувшихся в неравный бой.


Действительно, зарубежная реакция на историю боя обречённых русских моряков оказалась бурной. Так, австрийский поэт Рудольф Грейнц, ранее далёкий и от России, и тем более от Дальнего Востока, уже в феврале 1904 года, узнав о героическом бое русского крейсера, под впечатлением храбрости команды «Варяга» написал песню, сразу ставшую, как сказали бы сегодня, «хитом»:


Auf Deck, Kameraden, all' auf Deck!

Heraus zur letzten Parade!

Der stolze Warjag ergibt sich nicht,

Wir brauchen keine Gnade!



Уже в апреле 1904 года песню «Der Untergang der Warjag» перевели на русский язык, и поныне эти слова известны почти всем в нашей стране:


Наверх, о товарищи, все по местам!

Последний парад наступает!

Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»,

Пощады никто не желает!


В тот год в России появится ещё несколько песен о подвиге «Варяга». Хотя ныне они куда менее известны, чем «хит» Рудольфа Грейнца, но тогда тоже были очень популярны в народе — например, песня «Плещут холодные волны». Её стихи были напечатаны в петербургской газете «Русь» уже через девять дней после гибели «Варяга» и «Корейца».


Одним словом, в общественном сознании нашей страны «Варяг» из драматического эпизода войны сразу превратился в легенду, в героический миф. Хотя Русско-японская война длилась ещё полтора года и имела немало выдающихся и страшных эпизодов, но именно «Варяг» в исторической памяти остался самым ярким её моментом.



Живые и мёртвые


Отдельно от легенды складывались судьбы людей из экипажа героического крейсера. Поскольку Корея и после начала русско-японских боёв формально считалась невоюющим государством, то оставшиеся в живых офицеры и матросы с «Варяга» и «Корейца», сошедшие вечером первого дня войны на берег у Чемульпо, через нейтральные страны вернулись в Россию уже к весне того года.


Их встречали с восторгом, торжественно принимали у царя в Зимнем дворце, всех выживших наградили Георгиевскими крестами. Примечательно, что для экипажа и самого капитана крейсера «Варяг» Всеволода Руднева такие почести оказались полной неожиданностью — они не считали свой неравный бой особо выдающимся подвигом, а многие офицеры «Варяга», возвращаясь в Россию, думали, что их ждёт разбирательство и даже суд за потерю новейшего боевого корабля в самом начале войны.


В Спасских казармах Москвы для героев-

матросов с «Варяга», которые вернулись

 на родину, были накрыты столы


Но самой неожиданной наградой командиру «Варяга» стал орден Восходящего солнца, присланный японским императором капитану Рудневу вскоре по окончании войны. Японцы решили подчеркнуть героизм бывшего врага, дабы весомее выглядела их победа. Капитан «Варяга» орден по совету дипломатов принял, но никогда не носил…


Итак, погибший у Чемульпо крейсер сразу стал легендой, а его выживший экипаж уже весной 1904 года вернулся в Россию. За пределами отечества остались лишь погибшие. Непосредственно в бою японские снаряды убили 23 человека. Вскоре после боя скончались 10 тяжелораненых. Ещё двое раненых, оставленных в госпитале Чемульпо, умерли через несколько дней. Большинство похоронили в корейской земле — кроме тех, чьи тела разрывами снарядов уничтожило или выбросило в море.


Выжившие, покидая Корею в феврале 1904 года, запомнили, как умиравшие после боя раненые просили похоронить их в родной земле. Пока шли боевые действия, это было невозможно. Но через несколько лет после окончания Русско-японской войны возобновило работу российское консульство в Сеуле и наши дипломаты подняли вопрос о перезахоронении павших героев с «Варяга». Их могилы тогда находились на так называемом Европейском кладбище на окраине Сеула без каких-либо надгробных памятников и должного ухода.



«Они до конца исполнили свой долг...»


Торжественная церемония переноса праха павших матросов «Варяга» началась в порту Чемульпо в два часа дня 25 декабря 1911 года. Вот как её описывал один из русских очевидцев: «Заблаговременно останки, кости и черепа, были помещены в гробы бархатного дерева (так называемый бархат амурский, или амурское пробковое дерево, распространённое на Дальнем Востоке — DV), запаяны в цинковых ящиках и затем помещены в особый вагон, бесплатно предложенный японским правительством для перевозки праха героев по Корее и южной Маньчжурии до русской станции… Всех гробов с останками 12, число же убитых в героическом бою при Чемульпо было выше 30 человек, но большинство из них были прямо погребены в море… Весь вагон и все гробы старанием русских были украшены цветами, хвоей и венками. Два венка были возложены японцами».


На церемонии присутствовали российские дипломаты, священники Русской православной миссии в Корее, представители японских властей и отряд японских солдат, отдавших воинские почести павшим. Присутствовало и множество корейцев, также принесших цветы к траурному поезду.



Архимандрит Павел, руководитель православной миссии, произнёс над осыпанными цветами гробами краткое слово: «Мы провожаем дорогие для нас останки героев. Они до конца исполнили свой долг и легли костьми в этой отдалённой и чужой стране. Над ними в полноте исполнилось евангельское: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя»… Если они исполнили свой долг по отношению к Отечеству и к нам, то исполним и мы свой долг по отношению к ним… Отправляйтесь же, дорогие останки героев, в пределы родной вам земли, за которую вы пролили свою кровь. Вас там встретят со славой и честью, которые вы заслужили. Да будет же лёгок как пух для вас прах родной земли, который навсегда покроет ваши многострадальные кости…»


30 декабря прах героев «Варяга» привезли в столицу Приморья. Здесь его встречало всё высшее руководство Дальнего Востока во главе с приамурским генерал-губернатором Николаем Гондатти и тысячи жителей Владивостока.


В тот день во Владивостоке были захоронены останки 12 моряков, павших в героическом бою «Варяга». Вот их имена и места рождения: Боркун Григорий Трофимович из Минской губернии, Гребенников Иван Иванович из Курской губернии, Журавлёв Михаил Фёдорович из Нижегородской губернии, Зрелов Кирилл Дмитриевич из Тверской губернии, Ковалёв Илья Дмитриевич из Санкт-Петербургской губернии, Мальцев Василий Дмитриевич из Ярославской губернии, Миронов Гавриил Тихонович из Самарской губернии, Островский Мартемьян Леонтьевич из Волынской губернии, Родионов Иван Васильевич из Московской губернии, Фирсов Андрей Андреевич из Воронежской губернии, Хохлов Фёдор Устинович из Саратовской губернии и Шарапов Дмитрий Артамонович из Вологодской губернии.


Шестеро из них погибли непосредственно в бою, другие шестеро скончались от ран вскоре после сражения. Из тела 24-летнего Дмитрия Шарапова хирурги сразу после боя извлекли 165 осколков, но не смогли спасти раненого матроса…



«Было бы крайне важно взорвать «Варяг»…»


Однако на памятнике, сразу возведённом на месте перезахоронения, и сегодня можно увидеть не 12, а 15 фамилий — в процессе создания мемориала было ещё не ясно, сколько останков смогут найти в Чемульпо. Поэтому на сером граните выбиты имена и троих матросов, чьи тела в действительности похоронило Жёлтое море у берегов Кореи: Капралов Степан Дмитриевич из Казанской губернии, Кочубей Даниил Филиппович из Полтавской губернии и Поснов Григорий Мануилович из Рязанской губернии.


Им, как и ещё двум десяткам павших на героическом крейсере, не суждено было вернуться на родную землю даже в виде праха… Но, по удивительному зигзагу истории, спустя всего пять лет после торжественной церемонии перезахоронения на Морском кладбище к берегам Владивостока пришёл сам воскресший «Варяг», чтобы вновь поднять на мачтах российский флаг.



Израненный крейсер, затопленный 9 февраля 1904 года в бухте Чемульпо, оказался слишком ценным трофеем для Страны восходящего солнца, чтобы оставить его под водой. После славы «Варяга», прогремевшей тогда по всему миру, японцы слишком хорошо осознавали его значение. Поднять знаменитый крейсер и поставить его под свой флаг ещё до конца войны стало бы мощным символом их победы, демонстративным и явным знаком превосходства их оружия над русским противником.


Поэтому работы по подъёму затопленного крейсера деловитые японцы начали уже в феврале 1904 года. Русская разведка в Корее отслеживала их ход, также хорошо понимая возможный пропагандистский эффект, задуманный противником. В секретных документах Морского министерства Российской империи тогда даже прозвучала мысль — «было бы крайне важно изыскать способ помешать этому предприятию и взорвать «Варяг»…»


Ввести трофейный корабль в строй японцы смогли только в начале 1908 года. Пленный «Варяг» получил новое имя — «Соя», так японцы называют самый северный мыс острова Хоккайдо, с которого в хорошую погоду виден Сахалин.



Возвращение «Варяга»


В японском флоте «Соя» использовался как учебный корабль для будущих офицеров. Победители в Русско-японской войне не преминули продемонстрировать свой трофей всем государствам на берегах Тихого океана — с 1909 по 1913 год бывший «Варяг» под флагом восходящего солнца побывал в портах США, Канады, Китая, Австралии и Филиппин.


Но после 1914 года Россия и Япония формально оказались союзниками в войне против Германии. В условиях затянувшегося мирового конфликта нашей стране срочно требовались корабли для защиты побережья Баренцева и Белого морей — сразу возникла мысль выкупить у японцев их русские трофеи прошлой войны. Первоначально переговоры шли о броненосцах, доставшихся японцам после падения Порт-Артура. Но, по легенде, сам царь Николай II внёс в список выкупаемых трофеев и знаменитый «Варяг».


Японский крейсер «Соя» — «Варяг» 

под флагом недавнего противника


За крейсер японцам заплатили почти 4 млн рублей золотом — немногим меньше, чем стоила его изначальная постройка в Америке. И 3 апреля 1916 года «Варяг» под японским флагом вошёл в бухту Золотой Рог. Тысячи жителей Владивостока встречали знаменитый корабль. На следующий день состоялась церемония передачи — японцев сменил русский экипаж, 592 офицера и матроса, специально прибывшие на Дальний Восток с Балтийского флота.


9 апреля 1916 года на крейсере прошёл обряд церковного освящения. Только тогда над кораблём подняли флаги и вымпелы русского флота. Следом на палубе крейсера православные священники отслужили панихиду по героям, 12 лет назад погибшим в Чемульпо. «Варяг» вернулся.


Следующие два с половиной месяца знаменитый крейсер провёл во Владивостоке, ремонтируя неисправности и готовясь к долгому походу на запад через три океана. Только 1 июля 1916 года «Варяг» покинул бухту Золотой Рог навсегда…


Нет, нельзя сказать «навсегда» — ведь и ныне бухты Владивостока принимают крейсер «Варяг», ракетный крейсер, флагман Тихоокеанского флота России.



В материале использованы фотографии Фотохроники ТАСС и Wikimedia Commons